Вторник, 06 сентября 2016 12:03

Hrizalida - Фетиш

Читать онлайн

Глава 1

Сколько Кир себя помнил, всегда любил хвосты — длинные, блестящие, мощные. Все начиналось вполне невинно: с восхищения русалками и русалами. Его отец, историк и ученый, был просто помешан на попытках доказать, что где-то тысячу-другую миллиардов лет назад эти существа действительно обитали на Земле. И не суть, что сейчас уже сороковой век на дворе, и никому эти исследования даром не нужны. Благо, была мать, настоящая бизнес-вумен, которая по какой-то невероятной причине влюбилась в этого историка и взяла его замуж. Да-да, именно замуж, потому что леди Аристина была мужчиной по характеру куда больше, чем ее оторванный от реалий жизни «муж». И вскоре на свет появился Кир. Так как мать была вечно занята тем, чтобы заработать денег – содержание семьи полностью легло на ее изящные плечики (Джозеф уже бы давно умер от голода, если бы продолжил зарабатывать статейками или заметками раз в полгода в каком-нибудь малопопулярном журнале), то Кир больше времени проводил с отцом. И Джозеф много рассказывал про русалок и русалов, показывал голограммы. Маленькому мальчику, еще не видевшему мир и почти ничего о нем не знавшему, трудно было остаться равнодушным. Так продолжалось лет до пятнадцати, и, скорее всего, все бы на этом и закончилось, потому как трудно постоянно поддерживать интерес к чему-то столь далекому и нереальному, но тут Земное правительство заключило соглашение с ашраи. Они были ожившей мечтой Кира: наги – полулюди с длинными змеиными хвостами, еще более красивыми, чем те, что были на голограммах у русалов. Сеть пестрила фотографиями ашраи, новостями об их чудесной силе и еще много о чем другом, что касалось этих поразительных созданий. Все эти события произошли в момент взросления Кира, совпав с пубертатным периодом. Что дало свои результаты – от одного взгляда на ашраи брюки сразу становились тесными. Заняться как-нибудь сексом с этим прекрасным созданием стало еще одной мечтой наравне с исследованиями различных нечеловеческих рас.

Какое-то время Кир пробовал заниматься сексом с людьми, но с женщиной такое времяпрепровождение было скучноватым, каким-то неестественным, а с парнем – даже весьма болезненным, хоть и вызывало куда больше эмоций…

Со временем Кир стал реагировать на хвостатых чуть-чуть спокойнее, перестал любоваться на их голограммы часами, но ашраи остались его ожившей сексуальной мечтой. Кира даже не смущало, что среди них были сплошь представители мужского пола. Он был одержим, как и его отец когда-то русалами, но склад ума он взял от матери и предпочел бессмысленному изучению голограмм и информации реальную возможность встретиться со своей мечтой. А для этого необходимо было сначала поступить в институт межгалактических отношений, выбрав верную специализацию, чтобы шанс попасть к ашраи был как можно выше.

Тщательное изучение досье на нагов помогло сузить варианты до трех: дипломат, повар и врач. Дипломатию Кир сразу отмел – встречи будут нечастыми, да и только смотреть издалека на них будет обидно. Люди с профессией повара и врача ценились представителями этой иноземной расы больше всего. Только повара-люди могли своими ловкими руками создавать истинные кулинарные шедевры, да и наговские предпочтения в еде были аналогичны человеческим. Что могло стать несомненным преимуществом среди других рас при собеседовании. А врачей было попросту мало – наги предпочитали военное дело всем остальным.

Поступив в институт межгалактических отношений и выбрав специализацию врача, Кир на шаг приблизился к желаемому. Второй шаг он сделал, выбрав в качестве места последипломной практики станцию ашраи. Киру повезло: у нагов произошла какая-то то ли стычка, то ли авария, точнее было неизвестно – их правительство держало все в тайне, но погибло много врачей, которых и так едва хватало, и Ашраи попросили союзников, среди которых была теперь и Земля, направить к ним квалифицированный медперсонал. Желающих полететь на базу к ашраи нашлось немного. Точнее, один Кир и желал, остальные выпускники с его курса всерьез побаивались этих существ. И третий шаг Кир сделал, когда ступил на планету Эвос, на которой и расположилась станция ашраи – Цешари.

Сама планета была довольно отдалена от центра галактики и основных торговых путей, почти пригодна для обитания и мало заселена. Значит, работы у нагов будет совсем немного, а если учесть их крепкое здоровье, то и у него ее будет – кот наплакал. А из этого было одно весьма приятное следствие – времени для общения будет предостаточно, а повезет – так и для чего-нибудь поинтереснее. Если слухи не врали, то люди для нагов, хоть и экзотические, но весьма привлекательные сексуальные партнеры. Кир вовсе не собирался прыгать в койку по первой возможности, но если получится с кем-то из ашраи завязать дружеские отношения, а сам Кир будет для этого кого-то интересен в определенном плане, то почему бы и нет? Почему не осуществить свою самую тайную подростковую мечту?

Между тем размышления и грандиозные планы совсем не отвлекали от пронизывающего ветра этой планетки. Как Киру сказали в институте, его обязательно должны были встретить. Он стоял на платформе перед входом на станцию в не слишком теплом плащике, пытаясь отыскать какую-нибудь панель для связи. Увы, ничего похожего на терминал или средство для вызова тут не было. Кир отличался терпением и умел ждать, однако, опять же, от холода это не спасало. Он не взял никакой одежды для прогулок по поверхности планеты, поскольку форма выдавалась на самой станции. Прошли добрые полтора часа, за которые Кир успел окоченеть так, что едва ли не зубами клацал, прежде чем панель отъехала в сторону, и из нее выполз ашраи и приблизился к Киру. Наг был значительно выше его, несмотря на то, что поднялся он даже не на половину длины хвоста, широкие плечи и накачанный торс не могла скрыть никакая форма. Кир, со своими ростом без пятнадцати два метра, выглядел невысоким, чуть ли не тонким и звонким, несмотря на имеющиеся мышцы. А еще у ашраи была бледная матовая кожа, светлые волосы, заплетенные в косу, и невероятно прекрасное лицо. Кир смотрел во все глаза и не мог насмотреться. Он даже не понял, что к нему обращаются, пока наг не тронул его за плечо:

– Вы в порядке?

Кир вздрогнул, словно очнувшись ото сна, и чуть слышно пролепетал:

– Да... Да, конечно. Простите, я… задумался… Вы говорили? Ну, о чем?

И с ужасом начал осознавать, как теперь выглядит в глазах ашраи. Мелкое недоразумение, да еще и заикающееся. Хорош врач, ничего не скажешь! А ведь это почетная профессия, нужно вести себя спокойно и с достоинством.

К счастью, наг смотрел на него доброжелательно и без какого-либо раздражения повторил:

– Лиэр Кир, мы рады приветствовать Вас на нашей базе. Простите, что не встретили сразу. Если Вы не против, то я покажу вашу комнату, а потом расскажу про станцию. Наш Лиэр полцикла как ушел в отставку, трудновато без него приходится.
«Лиэр – это врач у ашраи», – вспомнил Кир и послушно потопал за нагом.

На самом деле у Кира был вживленный чип-переводчик, но ранги, профессии и некоторые особенные обращения он не переводил, потому как велик был шанс на ошибку. У некоторых народов, например, назвать возлюбленным значило еще и предложить руку и сердце.

Дверь отъехала в сторону, открыв взору Кира его будущий дом как минимум на десяток лет. Десять лет, на самом деле, это не так уж много, учитывая, что у него стоит программа увеличения жизни до трехсот лет – самая новейшая, мама постаралась, – но и не так уж мало, чтобы вовсе не придавать этому времени значение.

Его будущая обитель была просто… огромной. Широкие коридоры, высоченные потолки – метров пять как минимум, а то и больше. Никаких особых украшений не было – ну, это и понятно, военно-исследовательская база, к чему тут финтифлюшки.

– Меня зовут Лер Ашин, я заместитель управляющего. Он сейчас занят, но обязательно как-нибудь заглянет, – ашраи уверенно петлял по коридорам, в хитросплетениях которых, учитывая гигантские размеры, Кир будет разбираться очень долго.
А еще Ашин, – и это было заметно, – придерживал скорость, чтобы Кир за ним успевал, от чего человеку было немного неловко.

Иногда им в коридорах встречались и другие наги, и все они были прекрасны: светловолосые, высокие, в форменных жилетах. Кир здесь вообще не встретил ни одного брюнета и с печалью подумал, что будет белой вороной. Или черной среди белых, уж как посмотреть.

Но хвосты, хвосты, хвосты. Вот они были на диво различны – по окрасу и совсем немного по форме. Но прекрасны все без исключения. Кир с трудом сдерживал себя, чтоб откровенно не пялиться и уж тем более не оглядываться вслед проходящим. Наги если и смотрели на него, то очень ловко и ненавязчиво – Кир почти не ощущал на себе их взглядов, в то время как сам почти беспардонно разглядывал их хвосты. В итоге Кир принял довольно мудрое решение: смотреть себе под ноги и чуть за хвостом своего провожатого – чтоб не потеряться.

– Вот и пришли, это медотсек, – произнес наг, набрав какие-то цифры на боковой панели около двери, в результате чего та открылась. – Чуть дальше справа будет дверь в вашу комнату. Устав требует, чтобы медик всегда был поблизости, если вдруг кому станет плохо. Вы хотите отдохнуть или сначала пройтись по базе?

Хвост Ашина зашевелился, от света из отсека чешуйки замерцали, что привело Кира в еще больший восторг.

С трудом оторвав взгляд от столь долго вожделенного им хвоста, Кир выразил желание отдохнуть. Не то чтобы он устал, просто боялся, что ожидание на ветру в такой неподходящей одежде закономерно приведет к простуде. Смешно сказать, до чего дошли технологии, но так и не научились создавать абсолютный иммунитет к банальному насморку. Но хорош же будет Лиэр, расхворавшийся сразу по прибытии на базу! Да и этот чудеснейший хвост, который так хотелось погладить… От греха подальше.

– А где мне Вас найти потом? – спросил Кир, наконец посмотрев Ашину в глаза.

– Может, я сам зайду? А то коридоры запутанные, да и наших там много… Через сколько можно подойти?

Кир чуть не ляпнул, что это ж хорошо, что их там много. Просто прекрасно! Но так нельзя. Он же врач, Лиэр. А Лиэры должны быть спокойными и сдержанными, уверенными в себе, в конце-то концов! А не восторженными мальчишками, которые так неудачно пытаются скрыть восхищение и умерить свой пыл.

– Через час было бы здорово.

Получив ключ-карту, Кир прошел через медблок, отметив про себя не только немного устаревшие приборы и всего три койки для пациентов, но и отсутствие регенеративной капсулы. Значит, тут и впрямь услугами медика пользуются весьма редко. Довольно улыбнувшись, Кир зашел в свою комнату. Она оказалась весьма просторной, что удивило. И до жути аскетичной, что вполне закономерно опечалило. Кир мысленно сделал заметку, что стоит уточнить, как на эту базу можно заказать различные вещи, и принялся распаковывать свою сумку. Ванной он в комнате не обнаружил, чему весьма обрадовался – ашраи в душе обещали быть еще более незабываемым зрелищем, чем просто в форме. Потом Кир понял, что рано радовался – душ был в медотсеке. И вообще, это был не медотсек, а одно название, даже примитивного лабораторного анализатора не было. А вот прицепится какая зараза на этой непонятной планетке, и что – ждать помощи три года и помирать потихоньку?!

Когда за ним пришел ашраи, Кир уже успел облазить все углы, составить список нового оборудования для медблока и важнейших препаратов. В конце концов, даже если медотсеком и не пользуются, то тут все равно должны находиться лекарства первой необходимости. Но нагу пока отдать не решился, мало ли, как он это все воспримет, вот пообщаются – тогда другое дело.

Но, увы, разговорить Лер Ашина оказалось вообще непросто. Нет, он отвечал на все вопросы, касающиеся базы, здоровья нагов и даже особенностей ухода за хвостами. Но эта была информация, которая касалась Кира либо как проживающего на базе, либо как врача. Ничего личного, даже шутки не было произнесено. Кир ходил за нагом, послушно пытался запомнить, где столовая, а где спортзал, все так же старался не разглядывать ашраи в упор. Было немного грустно от того, что первый наг, которого он повстречал, не стал даже просто собеседником, не то что приятелем. И лишь когда экскурсия завершилась, до Кира дошло, что Лер – занятой ашраи, заместитель управляющего базы, а значит, у него много дел и мало времени на болтовню. Скорее всего, другие ашраи будут намного общительнее и дружелюбнее. Заметно повеселев, Кир попрощался с Ашином и, закрыв за собой дверь, так и не увидел грустно-сочувствующего взгляда, направленного в свою сторону.

 
 

Глава 2

Кир думал, что работы будет немного. Что с поставками новых лекарств, оборудования и прочего-прочего можно будет подождать, да и нужны они больше для вида. Что его ждет лишь приятное общение. И секс в перспективе. Кир вообще много чего надумал и еще больше запланировал. Только все его измышления оказались в корне неверными. Уже позже Кир понял, что мог бы что-то такое предположить, но слишком жаждал поверить в сказку, которую сам же для себя придумал.

Правда заключалась в том, что работы у ашраи было предостаточно: они занимались экспедициями различного рода. Ключевыми словами были «различного рода», а экспедиции – это так, общее название, чтоб и свои понимали, и чужие сильно не интересовались. Необходимо добыть редкое растение? Прекратить междоусобную войну? Вывезти народ с погибающей планеты? Выполнить такое задание, с которым не справятся лучшие представители разнообразнейших рас всей галактики? Делайте заказ правительству ашраи, а оно уж разберется, кого послать из своих солдат, размещенных на базах во всех уголках галактики. На эту базу также поступали подобные задания, при этом – в более чем достаточном количестве. Но обо всем Кир узнал немного позднее, в конце своего первого рабочего дня. Рабского, как он позднее стал его называть.

Тот день для Кира начался не с завтрака и не с душа, а с громкого стука в дверь. Все тот же Ашин вполз в медотсек, оглядел заспанного Кира и всучил ему листок.

– Вот это нужно сегодня к вечеру, остальное принесу попозже, – произнес наг и моментально ретировался восвояси, даже доброго утра не пожелав. Или у них не принято было?

Кир стал просматривать врученный ему листик. И после прочтения ему захотелось не только схватиться руками за голову, но и натурально взвыть. Столько работы просто невозможно было выполнить всего за день! Вакцинация, сбор аптечек, проверка медицинского оснащения на кораблях… Легкая работа из-за отсутствия нормального оборудования и медикаментов становилась почти невыполнимой.

Не успел Кир закончить со сбором аптечек, коих катастрофически не хватало, и приступить к изготовлению вакцин, как к медотсеку пожаловали первые пациенты. Кир-то дверь в медотсек не запирал, чтобы любой мог зайти в случае чего. Лер Ашин сказал, что на базе беспокоиться не о чем и смысла закрывать медблок нету – никто без спроса ничего не возьмет. Вот ашраи и открыли дверь. Собранные, готовые к боевым действиям, у каждого в руках по небольшой коробочке – нанокостюму, они с любопытством заглядывали внутрь, так и не решаясь вползти. А Кир еще с утра непричесанный, работа не сделана, да и традиционный белый халат поверх любимой пижамы, а не формы, что ему выдали. Стыдно стало так, что кончики ушей заалели, хорошо хоть под отросшими волосами видно не было.

– Через десять минут! – выпалил Кир, захлопнув дверь перед изумленными лицами нагов, и заметался по медотсеку.
И лишь когда загрузил материал для последней группы вакцин в ферментатор и услышал ругань в коридоре, Кир понял, что потратил гораздо более десяти минут. Что ж поделать, он всегда был слишком «увлекающимся». Но, как ни странно, ругались вовсе не на него.

– Чертовы ашраи, совсем совесть потеряли! Забыли, что я говорил?! Вы бы еще скопом все в медотсек завалились! Сотней, нет – двумя, стоя друг у друга на головах. Чтоб у вас хвосты обесцветились! Что нам делать, если не откроет? Вы подумали, а?

– Лер Ашин, он обещал через десять минут… – послышался чей-то неуверенный голос.

Ну, насколько голос ашраи вообще может быть неуверенным.

– А вы тут торчите уже почти час, что я, не вижу? Вы еще хвостами помахать не забудьте, когда Лиэр выйдет…
Кир кинул взгляд на прибор – оставалось минут пять до приготовления последней вакцины, – и решительно распахнул дверь:

– Заходите, пожалуйста, по одному, проведу вакцинацию.

Половина нагов победоносно глянули на слегка растерянного Лера, – мол, что мы только что говорили, – и все выстроились в длинную цепочку.

И началась канитель, за которой Кир и думать забыл про странный разговор нагов в коридоре.

С одной стороны, работа по ощущениям была чуть ли не самая приятная в жизни Кира. Он мог видеть прекрасных ашраи, рассматривать их чудесные хвосты, даже прикасаться к ним, а еще трогать мускулы на руках, якобы пытаясь нащупать вену получше для введения вакцины. Разумеется, палку не перегибал – не хватало еще обвинений в домогательстве.

А вот с другой… Разговор с ашраи не клеился. Кир вроде бы и пытался завести беседу, да она вечно спотыкалась об односложные ответы нагов, об их попытки спрятать взгляд… И за все время ему ни один из них не улыбнулся, все лишь сдержанно благодарили. У Кира на языке крутилось обругать их «чертовыми сухими вояками», да сдерживался.

Сначала в медотсеке такое «общение», потом в общую столовую зашел, где ел в гордом одиночестве, хотя наги по шесть штук втискивались за стол, рассчитанный на четверых. И так постоянно.

А когда попытался рассказать про необходимость нового оборудования, так вообще вежливо послали, мол, начальство скупое. Ну-ну, на новейшие костюмы для всей базы расщедрилось, а на обычную рентген-капсулу средств нет? Да бред! И если б дело было в природной неразговорчивости ашраи! Кир же не слепой, прекрасно видел, что друг с другом они болтают, смеются, а ему, кроме как по делу, слова лишнего за несколько дней не сказали.

И лишь к концу первого месяца работы Киру пришлось-таки признать, что он каким-то образом попал под всеобщую немилость и игнор, иначе не назвать.

Возможно, ашраи считали его недостойным уважения и поста врача в целом, но он же вроде не раз доказывал, что неплохой специалист. И не только тем, что все вовремя выполнял, но еще и выбил-таки нормальное оборудование для базы. Лер Ашин тогда не соврал – начальство скупое было, Кир лично связался с начальником снабжения через комм и общался с ним часика полтора, а то и два. Точнее ругался, потому как начснаб оказался настоящим начснобом и ничего не хотел выдавать. Но Кир был упорен. Он бегал перед коммом, бил пробирки, кричал, словно его режут, и время от времени объяснял, куда начснаб может засунуть себе устаревшее оборудование и просроченные лекарства. А еще – каким образом и со всеми анатомическими подробностями, в результате чего наг по ту сторону экрана даже покраснел. Как оказалось потом, около его двери еще и ашраи столпились, услыхав крики: слух у них отменный оказался, никакие двери не помеха. Зато когда прибыло оборудование, и Кир попросил его разгрузить, Лер Ашин и остальные долго удивлялись. И радовались. Кир заметил благодарные взгляды, когда наконец собрал настоящую аптечку, где было все необходимое для каждого нага, а не одну на пятерых.

Был еще случай, после которого к Киру стали относится прямо таки с огромным уважением, хотя никак не теплее. Еще б на цыпочках ходили, если б смогли… Как около музейного экспоната, честное слово. Вроде бы и ценят, но никакого интереса.
После одной экспедиции Киру доставили раненого ашраи. Это была редкость. Причем из тех, что случаются раз в сто лет, потому как нагов в их нанокостюмах почти невозможно было ранить. Но каким-то образом дротики из специального сплава пробили броню и чешую нага, плотно застряв в хвосте. Повреждение, конечно, жизни не угрожало, но изъять дротик было непростой задачей – частицы нанокостюма плотно сомкнулись вокруг него, не позволяя вытащить. Обычно медик ашраи просто срезал бы кожу хвоста вместе с костюмом и вытащил бы инородное тело. Только вот срезанная кожа – это месяцы восстановления, возможен шрам, похожий на проплешину, цвет хвоста в этом месте навсегда становится чуть светлее. Подобное «украшение» на хвосте – гордости каждого нага, – это удар по самолюбию. Непоправимый. Такой наг считался чуть ли не изуродованным.

И Кир ни за что не мог позволить себе испортить такое совершенство, как дивный черный хвост с мерцающим синеватым узором. Он шесть часов провел в недавно организованной операционной, отделяя частички костюма от дротика и непосредственно хвоста, а потом уже вынимая все лишнее и заливая регенерирующий гель.

И, казалось бы, после подобного все должно наладиться: общение, дружба, о сексе Кир уже только мечтал… Зауважали его еще больше, это было заметно – любая просьба выполнялась моментально. Но общаться с ним так и не начали. А он ведь пытался. Каждый день в течение недели заглядывал к нагу, красоту чьего хвоста спас, и спрашивал о самочувствии и восстановлении. Неизменная сухая благодарность того оскомину набила прилично.

Ах, сколько Кир справочников перелопатил, чтобы понять, что сделал не так. Но, увы. Знать бы хоть приблизительно, где ошибся...

Пусть работы стало меньше, но все вечера Кир проводил в обществе комма и книг. Нет, ничего против них он не имел, но все же такие вечера точно не были пределом его мечтаний. За десять отпущенных лет он точно волком завоет.

И в тот вечер Кир вернулся в медотсек и устало опустился на стул возле письменного стола. Стук в дверь совсем его не ободрил – надоело видеть пусть и прекрасные, но постные не понять из-за чего лица.

– Войдите.

– Вечер добрый. Вы на базе Лиэр? Я новенький… Шайрин, лучше просто Шайр, - в медотсеке появился наг.
Кир глянул на него слегка удивленно – его манера разговора отличилась от других ашраи, казалась менее сухой и гораздо более свободной. Подобное было в новинку, потому Кир позволил улыбке чуть коснуться его губ и кивнул на стул с другого конца стола:

– Проходите, располагайтесь. Я и сам тут не так давно, знаю не так уж много. Кроме, разве что, своих обязанностей.
Ашраи без стеснения заполз в медотсек и уселся напротив Лиэра. Наг был молодым, казалось – только-только закончившим обучение, но на его плече красовался след от лазера, а значит, он уже побывал не только на полигоне, но и на реальном задании.

А еще у него был особенный хвост: черный с белым узором. Ни у кого на базе он не встречал белого цвета на хвосте. Наг перехватил его взгляд и улыбнулся, обнажив небольшие, но наверняка острые клыки:

– Что-то не так, Лиэр… простите, не знаю имени…

– Лиэр Кир, – Кир зачарованно улыбнулся в ответ и уставился уже на клыки. Надо же, сколько на базе, а впервые их увидел. Отлично смотрятся, пожалуй. Не любил бы так хвосты, так с удовольствием западал бы на вот такие зубки. – Простите излишнее любопытство, не видел ни у кого похожего узора на хвосте, вот и…

– Вы хотели сказать цвета? – наг еще шире растянул губы в улыбке. – Эта одна небольшая родовая особенность, можно сказать, достаточно досадная и неудобная. По правде, к вам меня привела необходимость. Надеюсь, вы не будете возражать, если этот разговор останется между нами?

Кир застенчиво улыбнулся и утвердительно кивнул, стараясь не демонстрировать свое любопытство и нетерпение слишком уж откровенно.
– Видите, Лиэр Кир… Тут такое дело… – наг склонился поближе к лицу человека, тон стал заговорщицким. – У меня к вам будет одна небольшая просьба…

 
 

Глава 3

Сейчас Киру безумно хотелось вцепиться в нага со словами: «Ну что? Говори же быстрее!».

А еще этот Шайр был так близко, непозволительно близко, испытывая выдержку Кира уже всерьез.
Просьба, просьба, всего лишь просьба…

– Какая? – просипел Кир, облизав губы, не в силах отвести от нага взгляд. Если бы сию же минуту ашраи попросил его раздеться и устроить стриптиз или даже сразу в постель потащил – Кир с радостью б согласился.

Но наг резко откинулся назад на спинку стула, отстраняясь от Кира.

– Поможете с этими белыми пятнами? Покрасить бы их в любой другой цвет, а то, сами поймите, не хочется сильно выделятся, а тут… – наг развел руками и жалостливо глянул на человека. – Мне дома выдавали какой-то препарат: заглотнул таблеточку – и никаких белых узоров.

– Шайр, думаю, что смогу вам помочь, – Кир лукаво глянул на нага, подавляя разочарованный вздох. – Но не бесплатно.
– Сколько вы хотите? – деловито осведомился Шайрин, доставая небольшой комм из внутреннего кармана куртки.

– Деньги меня не интересуют, тут их и потратить не на что, – улыбнулся Кир, решив, что если сейчас не обнаглеет, то так и будет тут помирать в одиночестве от скуки. – А вот ваше общество по вечерам меня бы полностью устроило. Понимаете, столько хочется узнать об ашраи, но в книгах про вас почти не пишут, а тут…

– Живой подопытный, – хохотнул Шайрин. – Только вот… Что, неужели не нашлось желающих составить компанию?
Наг казался действительно удивленным.

– Вот представьте себе, – театрально вздохнул Кир, не вдаваясь в подробности – вдруг и этот наг избегать начнет. – Но если вы еще сомневаетесь, может, чашечка свежезаваренного чая убедит? Не измельченный заменитель и не та тонизирующая или успокаивающая гадость, которую наливают в столовой…

– Лиэр, а вы умеете уговаривать. За чашечку хорошего чая я бы к вам и просто так заходил.

– Ценитель?

– Просто любитель. Так что, дадите мне таблеточку? Правда, я название не помню…

– Не так важно, все равно использовать препарат я считаю нецелесообразным – такие маскировочные штуки плохо совместимы со многими вакцинами. Лучше использовать красящие вещества, – Кир подошел к старому шкафу и принялся методично его обыскивать. – Муторно, конечно, зато никакого вреда.

– Лиэр, а что ищите хоть?

– Марганцовку.

– А разве это не пережиток прошлого?

– Когда я сюда явился, то тут все было пережитком прошлого, – усмехнулся Кир, разводя раствор и добавляя необходимые вещества для фиксации цвета на чешуе. – Вот шприц, там слабенький раствор марганцовки с закрепителем, узоры залить, час не мыть. Пять дней ходить можно спокойно, потом обновить.

– Вы просто мой спаситель, – наг осторожно взял шприц. – Я о марганцовке только в учебнике по истории читал…
– Ну, вот и познакомитесь поближе. А… Вас по дороге сюда никто не видел? – задумчиво спросил Кир, размышляя, как наг в случае чего будет объяснять смену узора. – И может на «ты»?

– Давай. Видел бы, как я сюда крался. Даже когда у папы боевой лазер украл, и то не старался до такой степени, – рассмеялся наг. – Лиэр, а если я совсем обнаглею и попрошу место на койке на один часок? Прикроешь?

– Считай, что будешь должен. Историю про боевой лазер хочу услышать во всех подробностях.

– Договорились, – наг расплылся в довольной улыбке.

***
Вот так жизнь Кира стала порядком веселее: Шайр наведывался каждый вечер. Наг оказался отличным собеседником и большим любителем не только чая, но и сладкого. По крайней мере, различные вкусности Шайрин таскал исправно.

Из его рассказов Кир много нового узнал о нагах. Оказывается, тренировки начинались с раннего детства, потом их отправляли в школу, а потом уже в академию, где основным профилем был военный, но можно было заниматься еще политикой или медициной.

– Понимаешь, врач – это почетно, конечно, но не мое совсем. Вот увижу я идиотов, которые сунулись в пекло по глупости, так мне их не вылечить захочется, а еще добавить, чтоб неповадно было. А политики… Они совсем другие. И мораль у них другая. Вот военный в жизни не поднимет руку на безоружного или беззащитного, у нас даже специальные чипы стоят, чтоб в случае чего мы заложникам вреда не причинили . А политиканы… У них чипы другие, «для повышения эффективности действий». Потому-то политики, если им чего нужно, ищут самые краткие и разумные пути. А какими они будут с моральной точки зрения – то уже другое дело. Самое страшное, что это касается не только сферы интересов государства, но и их личной жизни… – наг поморщился и даже сладким заедать не стал.

– Личный опыт?

– Отец сталкивался, но неприятностей всем хватило. Лучше от них подальше держаться. Попадаются, конечно, и хорошие особи, но их по пальцам пересчитать можно.

Кир попивал чай и слушал. Шайр много чего прояснил, что раньше странным и непонятным казалось. Но иногда, когда Шайрин слишком сильно увлекался рассказом или не смотрел на человека, Кир позволял откровенному, голодному взгляду скользить по сильным рукам, по прекрасному длинному хвосту. А на совершенное лицо и во время разговора можно было любоваться.

А еще наги, оказывается, отменно управлялись своими хвостами. Нет, Кир догадывался, но считал хвост больше аналогом человеческих ног, но никак не столь многофункциональным органом. Шайрин без всяких проблем умудрялся передавать хрупкие пробирки, когда Кир работал. И в то же время, когда Кир поскользнулся на мокром полу, хвост нага с легкостью удержал его от падения. Вообще, было очень странно чувствовать на своей талии что-то столь не похожее на руки. Не неприятно, скорее – совсем наоборот. Это заводило. Сочетание аккуратности на грани нежности и потрясающей человеческое воображение силы.

И чем больше Кир общался с Шайрином, тем сильнее тот заменял собой абстрактный образ нага в сексуальных фантазиях. Нет, Кир не мог сказать, что влюбился, Шайр был больше другом, но Киру было приятно с ним общаться, а некоторые рассказы из жизни нага вызывали неподдельное восхищение и уважение. Шайр все истории, даже те, что, по идее, должны быть грустными, превращал в смешные, не стеснялся посмеяться над собственной глупостью и был самым открытым среди всех знакомых Кира. А такая открытость требует немало мужества, уверенности в себе. И нельзя сказать, что Кира подобное не подкупало.

Основной темой разговора была семья: Шайр безумно любил своих двух младших братишек. И часто «прикрывал их шкодливые хвосты», как он сам выражался, чему и было посвящено большинство историй. Не раз отец лишал Шайрина сладостей за проделки братьев, потому что тот брал вину на себя. А потом его братья делились с ним своей порцией вкусненького, обещая не шалить. Шайр всегда рассказывал об этом с таким трогательным выражением на лице… Наверное, с тех самых пор наг стал питать такую страсть к сладкому.

Единственное, Кира смущало, что в присутствии других нагов Шайрин его словно не замечал. Где-то первые пару месяцев знакомства Кир не пересекался с Шайрином нигде, кроме медблока – новенького нага просто загоняли по экспедициям. Потому и встреча в столовой, где Шайр его проигнорировал – не подошел поздороваться, хотя не заметить не мог, стала настоящим шоком. Вроде бы и друг, а вроде как и нет. Потому что хорошее общение и некоторая степень откровения всегда подразумевают дружбу, да только если своих друзей стесняешься – это даже приятельскими отношениями не назовешь. Сначала Кир даже подумал, что чем-то обидел нага, но вечером тот как обычно пришел с пакетом хрустящего печенья и вел себя непринужденно. Словно все нормально. Кир жутко стеснялся спросить Шайра, почему другие наги так себя ведут, и, что гораздо важнее, почему Шайрин не относится к нему как обычно. То есть, как наедине. Правила у них такие для инопланетников? Или что?
Кир весь извелся, чем больше эти вопросы мучили его, тем больше он нервничал, при этом стараясь вести себя как обычно.

Вскоре и Шайрин вскользь поинтересовался, все ли у Кира в порядке. Кир с трудом удержался, чтоб его не послать. Потом наг спросил еще раз – Кир огрызнулся. Когда при новой встрече наг прямо заявил, что господин Лиэр просто обязан рассказать Шайру о случившемся, Кир психанул и выгнал нага из своего кабинета. Наверное, было бы очень смешно, если б не было так грустно: Кир, упираясь в нага руками, настойчиво повторял Шайру, чтобы тот покинул служебное помещение. Как скалу спичкой сдвинуть пытался. Наг послушно уполз, угрожая, однако, вернуться и задобрить сладостями, чтобы Кир все же рассказал, что у него случилось.

Апогеем всего стал подслушанный разговор в тренажерном зале. Обычно Кир ходил туда утром, когда никого из нагов там не было, но сегодня, по закону подлости, пришел позже. Переодеваясь в одиночной кабинке, он услышал разговор двух нагов, одним из которых был Шайрин.

– Что ты депрессивный такой? – послушался звук похлопывания по плечу.

Как успел заметить Кир, Шайрин был вполне себе душой компании – он никогда не был один. А еще постоянно сыпал шутками и находился в центре внимания. Но это больше среди таких молодых нагов, как и он сам. Ветераны посматривали на него со снисходительной улыбкой, но доброжелательно и не без уважения. Видно было, что Шайр на миссиях, тьфу, экспедициях, не балду гонял.

– С чего взял? – а вот это точно голос Шайрина послышался. – Наш Лиэр не в духе.

– Маленький Райшинриэль обижает бедного большого нага? Какой кошмар…Точно не наоборот?

– Точно-точно, – раздался легкий смех. – Райшинриэль на то и Райшинриэль, чтобы обижать бедного-несчастного меня.

Заниматься напрочь расхотелось. Райшинриэль… Ему, оказывается, даже прозвище дать успели, то-то переводчик не перевел.
Вернувшись в медблок, Кир принялся за работу, но все валилось из рук, напортачил даже в том, в чем почти нереально было. Лер Ашин пришел по какому-то вопросу, долго следил за неслаженной работой Лиэра, но так ничего и не сказал, забрал отчет и уполз.

Лишь под конец рабочего дня Кир залез в сетевой переводчик. И не обнаружил для себя ничего приятного. Точно такого слова не нашлось, но райшин – черный камень, используемый некоторыми планетами для топлива, был не чем иным, как стандартным углем. Ну, еще бы, как его называть могли светловолосые наги, как не угольком? Обидно было до жути, хотелось напиться. Препаршивый денек выдался, но завтра выходной, так почему бы и не расслабиться? Кир решил обидеться на всех чертовых хвостатых. Хотя – кого он пытается обмануть? Если другие наги так и называли бы его, то ничего, не кисейная барышня – наплевал бы. А вот Шайрин – другое дело. Одно дело не поздороваться, а иное – посмеяться за спиной.

Но пить в одиночку – тон дурной, потому Кир решил, что напьется вместе с Шайрином. А то, что обиделся на нага – так не суть, совместной пьянке не мешает.

 
 

Глава 4

Кир не дождался перспективного собутыльника всего каких-то полчаса. Пил потихоньку, растягивая удовольствие – коньяк, подаренный маман, был на редкость приятным. Горький как и обычный высокоградусный напиток, этот коньяк был почти вкусным из-за трав, входивших в его состав, и придававших чудный аромат и сладковатый привкус. Вроде и разные органы чувств, а вон как влияет-то. Кир решил, что эту мысль обязательно надо записать – вдруг станет величайшим открытием или хорошим подспорьем для чего-нибудь?

Потом пришел Шайрин. Глянул на человека нечитаемым взглядом и уселся напротив.

– Нальешь?

Кир дважды запнулся на слове «естественно», мысленно плюнул и, кивнув, поставил напротив Шайра чашку, налив сразу до краев.

– Лиэр, Лиэр, знал бы, сколько у меня к тебе вопросов… – сказал Шайр, чуть растягивая слова и качая головой.

– Так задавай, – бодро отрапортовал Кир, подражая военному тону.

Он еще соображал после чашки коньяка, но алкоголь чуть приглушил внутренние тормоза, заставляя Кира ощущать веселость и эйфорию от легкого притворства.

Шайрин немного отпил из чашки.

– Хорошая вещь. Как умудрился протащить, колись?

– В смысле, протащить? Просто взял с собой, – Кир плеснул себе еще немного коньяка.

– Просто так? Не проверяли? Лиэр, да ты наиполезнейшая особь! – Шайрин глянул на него загоревшимися глазами и стал пояснять: – Алкоголь на базе запрещен. От слова совсем. Нас всех проверяют, мы даже бутыль Шорра – нашего традиционного слабоалкогольного напитка – протащить не смогли. А знаешь как обидно на День Благоволения Звезд его не попробовать? Но начальство, порядок… А тебя даже не проверяли!

– Ага, – буркнул Кир, совсем не разделяя восторга нага, и фактически ополовинил кружку за один присест.

Шайрин запнулся, отставил чашку и придвинулся поближе к Киру. Наг всегда так делал, когда становился серьезен.

– Кир, что случилось?

И смотрит, зараза, так обеспокоенно, чуть с улыбкой. Не притворяется, притворяются иначе.

– Случилось, что ты козел, – ляпнул Кир – последняя порция алкоголя здорово стукнула по мозгам. – Отодвинься.

Наг послушно вернул стул на место, а потом до него дошел смысл фразы:

– Я кто?

– Олень, который козел.

Кажется, Шайрина впервые вогнали в такой ступор, обычно тот всегда находил, чем ответить или как к шутке свести.

– Не понимаю. И олень, и козел – копытные, у них аж четыре ноги. А у меня хвост. Каким местом я на них похож? И они неразумные. Намекаешь, что я идиот? – Шайрин хмурился и искренне пытался сообразить, что Кир хочет ему сказать.

– Ты разумный козел, – назвать нага идиотом у Кира даже в пьяном состоянии язык не повернулся. – Просто…

Кир встал и, держась на всякий случай за стол для сохранения равновесия, подошел к нагу и склонился над ним, положив руки на широкие плечи по той же причине, по которой и за стол держался. Трудно было не заметить, что от уверенности Шайрина мало что осталось, даже голос прозвучал как-то приглушенно:

– Кир?

Кир, подавив желание захихикать пакостно, снял руки с плеч нага, а потом со всей дури хлопнул ими по плечам обратно:

– Ты не понимаешь, потому что мало выпил! Если выпьешь больше, обязательно поймешь, почему козел. И вообще, что за Райшинриэль? Раз вы все такие белые и красивые, а я такой черный недо… недо… недонечто! – наконец Кир придумал, как извернуться. – Так и оскорблять меня можно? Ладно, они меня ненавидят и игнорируют, а ты почему? Я дмул… дамул, тьфу, думал, что ты друг, а ты тоже…

– Стой-стой-стой, Кир, ты сейчас о чем?

– Все о том же. Козел ты, Шайрин, – печально вздохнул Кир и отошел, неловко плюхаясь обратно на стул.

– Подожди, Кир…

– Пей!

– Да послушай же ты! – кажется, даже терпение Шайра начало истощаться.

– Пока не выпьешь, не буду, – заявил Кир, демонстративно закрыв уши руками.

Шайрин решил, что спорить себе дороже, да и дольше, и послушно отпил из чашки.

– Не пойдет! До дна.

– Кир, ты совсем пьяный?

– А ты вообще не пьяный. Так не честно.

Кир был искренне возмущен этим фактом. Он уже «готовенький», даже язык немного заплетается, а Шайрин пытается отлынивать! Никуда не годится.

Шайрин резко опрокинул в себя оставшееся.

– Доволен?

– Да-а-а… Шайрин молодец, хоть и лось, – произнес Кир, потянувшись к нагу через стол и, естественно, не дотянулся. Уставился на стол, не без некоторого труда отодвинул его в сторону и подошел к Шайру. У того были такие круглые глаза! Он переводил их то с Кира на стол, то обратно.

– А обойти?

– Не-е-е, мне прямо, – заявил Кир и погладил нага по волосам. Как гладят маленького ребенка, когда похвалить хотят.

– Лиэр, а что это ты делаешь? Мне это как намек воспринимать? А?

– Ты молодец, что выпил со мной, – Кир был сама невозмутимость.

В другой ситуации он бы уже не знал, куда себя от стыда девать, но сегодня все было иначе: было очень хорошо, тепло и абсолютно не стыдно.

– Хотя все равно остаешься козлом. Но хорошим. Почему со мной не поздоровался вчера?

– Поздоровался. Только не при всех же, начальство запретило.

– А мне обидно. Со мной вообще никто не общается, а тебе поздороваться жалко, – Кир полностью пропустил мимо ушей реплику нага.

– Подожди-ка… А разве это не твоя инициатива – не общаться ни с кем из наших? – осторожно поинтересовался Шайрин, рука которого на автомате потянулась за чашкой. О том, что там не чай, он вспомнил лишь отпив. Но даже не поморщился, хотя и предпочитал употреблять алкоголь с меньшим количеством градусов.

Кир ткнул кулаком Шайру в грудь. Как показалось Киру – ощутимо, но, судя по не шелохнувшемуся нагу, – даже до уровня щекотки не дотянул.

– Ясно, не твоя… Не дерись, еще руку сломаешь.

– И я хотел общаться, но никто не обращал на меня внимания. Вы меня потому углем называете? Что нечего с таким уродом водиться, да? – спросил Кир почти трезвым, но все равно жалобным голосом.

– Совсем сдурел? Никакой ты не урод, ты многим внешне понравился бы. Ашраи, знаешь, любят все редкое и необычное, а ты как раз такой… И каким еще углем? Ты про Райшинриэль? – и получив подтверждение от Кира, продолжил: - Так Райшинриэль – это хорошее прозвище, им гордиться надо. Между прочим, когда у нас холода были, мы только благодаря углю и выжили, камень-спаситель. А ты темненький и всех спасаешь, – закончил разъяснение Шайрин уже с улыбкой, от которой у Кира зачесались руки снова погладить его. – Но я тогда совсем не понимаю, почему Лер Ашин сказал не только не беспокоить тебя, но и никаких неформальных контактов не допускать.

– Он сказал? Вот урод. Все уроды.

– Считаешь нагов уродами? И меня? – напряженно спросил Шайр.

– Не-а, ты красивый, очень, – Кир с удовольствием оглядел нага от кончика хвоста и до макушки. – Безумно красивый…

– И на том спасибо, – легко сказал наг, но было заметно, что внутренне он почти лучился от удовольствия. – Ну что, пойдем?

– Куда?

– К Лер Ашину, конечно. Узнавать, чего это он такие странные приказы отдает.

Видимо, этот алкоголь и на Шайрина подействовал, поскольку никому из отчаянной команды «дознавателей» не пришло в голову, что время позднее, они пьяны и нарушают субординацию. Сам поход превратился в своеобразное приключение. Если Шайр был немного навеселе, то Кир уже порядочно пьян. А ему пьяному всегда было очень весело и очень неустойчиво. Только вышли из медблока, так Кир и дважды чуть с полом не поздоровался, хорошо у Шайрина реакция отменная, словил хвостом. Шайру это надоело, и он предложил Киру забраться на хвост, а там уж довезет. Кир отказываться не стал, только снял обувь и так и оставил в коридоре, на что Шайр сделал себе пометку обязательно не забыть забрать, а то как Лиэр ходить будет? Пол-то холодный. Возможно, они бы добрались до Лер Ашина быстрее, но Киру захотелось петь. И свое желание он немедленно исполнил. Во весь голос. Когда Кир запел, Шайрин так шуганулся, что чуть не сбросил человека. Впрочем, Кира это не останавливало. Как и уговоры нага. Кир хочет петь – Кир будет петь. А что вороны каркают приятнее, так не он виноват, а гены. Но петь ему не дали. Шайрин – ну вот козел козлом, что с него взять? – снял Кира с хвоста, спиной прижал к своей груди, свободной рукой закрыв рот, поднялся на хвосте повыше, чтоб ноги Кира не волочились по полу, и пополз дальше.

Сначала Кир хотел возмутиться, а потом плюнул и решил получать удовольствие. Ну когда его еще будут так прижимать к себе? А что не как принцессу на руках, так и он же не принцесса. Значит, и несут его как мужчину. И ни какой-нибудь неизвестный наг, а Шайрин, такой добрый и хороший. Ничего страшного, что засранец и козел.

Их появление в личном отсеке Лер Ашина было эпичным. Невозмутимый заместитель управляющего базы потерял дар речи. Еще бы, ведь Шайрин так и не выпустил Кира из своеобразных объятий.

– А что Лиэра так держишь? – Лер Ашин обрел дар речи.

– А он пел. Не стоит это слушать.

Кир протестующее замычал. Нормально он пел!

Шайрин, абсолютно не стесняясь, прошел в комнату управляющего со словами:

– Мы к Вам. Разбираться с Вами сейчас будем.

 
 

Глава 5

– Вы пьяны? – Лер Ашин произнес это таким тоном, словно был абсолютно уверен, что ни грамма никто из них не выпил, а подчиненные попросту сошли с ума.

– Немножко, – подал голос Кир, которого Шайр только выпустил из своеобразных объятий. По поводу причины «сумасшествия» обоих сомнений не осталось.

– Как? Откуда? Система контроля не пропустила бы… – Ашин заметался по комнате, словно намеревался прямо сейчас пойти проверить эту самую систему.

– Разведенный медицинский спирт, – быстро сориентировался Шайрин – ему совсем не хотелось лишиться возможности протащить любимую Шарра на базу. – День тяжелый, Лиэр расстроен, вот и…

– Слов нет. Пропустите, рядовой, – Ашин хотел выйти, но Шайр загородил ему проход.

– Простите, Лер, но только после того, как все выясним. Это очень, очень важно. И Райшинриэля расстраивает. Почему вы отдали такой приказ?

– Что? Чего? Какой еще приказ? Вы хоть знаете, сколько за день я приказов отдаю?

– Чтобы со мной никто не общался? – встрял Кир, потом подошел к кровати и уселся на нее, но тело уже и в положении сидя не держало его, потому, не мудрствуя лукаво, Кир прилег, даже одеяло на плечи натянул. А что чужая постель – так Кир совсем на немного полежит, скоро освободит. Вот разберутся – и освободит.

Лер Ашин только бровь приподнял, но ничего не сказал. Человек же, что с него взять, они все странные и милые… Да и обижать тех, кто слабее, не стоит. А вот к Шайрину это совсем не относилось. Хвост Ашина гневно заходил из стороны в сторону, но ответил он почти спокойно:

– Боже мой… Это разумный приказ. Большинство людей боятся нас. А вот у него при первой встрече даже зубы стучали друг о друга от страха.

– Вранье! – подал голос Кир, уже закутавшийся в одеяло по самую маковку – в комнате было прохладнее, чем в его медблоке. – От холода стучали. Я же кучу времени тогда снаружи прождал.

– А как вы на хвосты смотрели?

– Так красиво, почему не посмотреть? – удивился Кир.

– Лер, – подал голос Шайр. – Так дело не пойдет. Вы эту лапшу вешайте кому-нибудь другому. С Лиэром, например, который совсем вас не знает, эта полуправда пройдет. Даже если вначале вы и могли подумать, что Кир ашраи боится, то я абсолютно не верю, что до сих пор не разобрались, как на самом деле все обстоит.

– Рядовой…

– Так точно, уже три месяца! – по военному ответил Шайрин, надвигаясь на Ашина.

– Вы что творите? Вы понимаете, что полностью нарушаете субординацию?

– Конечно. Кир, спрячься-ка под кровать минут на десять.

– Зачем?

– Да пообщаемся с Лер Ашином как истинные военные наги. Хвостами помахаем.

Киру повторять не надо было. Он уже один раз видел драку нагов: потрясающее зрелище. И весьма опасное для человека. Их хвосты били, как живая плеть, только управлялись наги ими столь виртуозно, что Кир тогда не смог уследить за всеми движениями. Красиво и страшно. Сейчас Кир, даже на пьяную голову, сомневался, что кровать, в случае чего, спасет его.

Благоразумие подсказывало бежать отсюда, только вот желание остаться и посмотреть, как дерется Шайрин, пересилило – Кир заполз под кровать, пару раз чихнув от пыли.

– Тебя за драку уволить можно, – неожиданно прошипел Лер Ашин.

– А тебя как командира воспринимать никто не будет, если мне проиграешь. А ты знаешь, что я сильнее. – Шайр сложил руки на груди, но хвост держал наготове. Мало ли что.

– Сменю базу, в конце концов. Совсем обнаглел уже!

– Ну, дядя, - неожиданно жалобно проныл Шайрин.

Это было настолько забавно, что Кир под кроватью хихикнул. Шайрин цыкнул на него, мол, не порть мне тут атмосферу.

– Что дядя? Я говорил и тебе, и твоему отцу – у меня никаких поблажек не будет, – со всей возможной строгостью произнес Ашин, но это уже не спасало – атмосфера стала легкой и уютной, напряжение ушло, Лер Ашин больше не выглядел разгневанным начальником.

– Так ты меня и так по всем экспедициям гоняешь больше, чем самых старых и отпетых ветеранов, – произнес Шайрин с видимым удовольствием. Было заметно, что такой расклад его полностью устраивает.

– Приведи хоть один аргумент в пользу того, чтобы я вообще начал тебе что-то объяснять.

– Он мне нравится, очень сильно, – Шайр произнес это без смущения, а вот Кир от неожиданности чуть головой о кровать не стукнулся. Лежать под ней все же было не очень удобно.

– Вот же засранец, весь в отца, – Лер Ашин вздохнул и присел на кресло. – Нравится ему… Вытаскивай из-под кровати своего Лиэра, буду объяснять. Надеюсь, на свою проспиртованную головушку хоть что-то поймете.

Кир благоразумно выполз сам и снова уселся на кровать. В трезвом состоянии он наверняка ужаснулся бы тому, что сейчас творит.

Лер Ашин, разместив локти на подлокотниках, сложил руки в замок и начал рассказывать:

– Говоря откровенно, в самом начале я действительно думал, что вы, Лиэр Кир, безумно боитесь нас. Я помню, как вы дрожали при первой встрече и от хвостов взгляд отводили… Потом даже закрылись в медблоке, когда к вам пришло много солдат.

Шайрин не торопил дядю, хоть и слушал внимательно вроде, но то и дело кидал настороженные взгляды в сторону Кира, терпеливо ожидающего продолжения.

– Ну вот и… Что происходит, я понял уже через пару дней. Вот, Шайрин, ты сам поставь себя на мое место. На нашу базу приезжает человек. Ты же знаешь, как мы к людям относимся. И любопытно, и интересно, причем во всех планах. А у этого человека мы не то, что отвращения или страха не вызываем, а вообще, похоже, нравимся как вид. Представляешь реакцию наших солдат? – и, получив утвердительный кивок от Шайра, продолжил:

– Вот я сказал всем, что так как Лиэр – человек, и его фактически насильно отправили сюда проходить практику, то относиться нужно с уважением и лишний раз с вопросами и прочим не лезть. А еще он очень боится всех ашраи и от общения может не только глупостей наделать, но и… Намекнул, что чуть ли не попрощаться с рассудком. Потому под строгим запретом было какое-либо общение…

– Но от общения с нагами плохого никому бы не сделалось! Ни им, ни мне… – тихонько произнес Кир, надеясь, что не сильно заметно, как ему стало неловко за свое отношение к нагам.

– Вы хоть понимаете, Лиэр, что оказались на станции, где хорошо, если у каждого двадцатого ашраи есть пара? И все не обручены! А тут вы… Нам, знаете ли, нравятся люди. В партнерстве с вами куда меньше проблем, чем друг с другом. Да вы бы продохнуть не смогли от внимания! Ни работать, ни отдыхать не дали бы. А мне как дисциплину поддерживать?! Шайрин, ну ты же сам знаешь управляющего! Он план получил, пару документов подписал, а остальное все на мне. Распоясаются они, а выговор мне влепят. Ну, я и решил, что пусть все так и будет. И сейчас тоже думаю, что лучше оставить все как есть, – немного скомкано закончил объяснение Лер Ашин.

У Кира было много вопросов, но задавать их особого желания не было, потому он лежал и слушал перепалку между Лер Ашином и Шайром по поводу того, что надо было другой выход искать, а не изолировать Лиэра. Потом Лер Ашин с Шайрином еще о чем-то говорили, но Кир уже не улавливал, глаза слипались, а легкая дрема превратилась в полноценный сон.

***

Следующее утро встретило Кира жуткой головной болью. Он вообще редко пил, как говорится – раз в пятилетку. События предыдущего вечера вспоминались как страшный сон. Минут пять он молился о том, чтобы все вчера произошедшее оказалось просто кошмаром. К несчастью, забывать то, что творил под градусом, Кир так и не научился. Он повернул голову и обнаружил на тумбочке стакан воды и таблетку. Шайрин. У этой пьянки был один несомненный плюс – Кир помирился с нагом и убедился, что тот действительно его друг. Или даже чуть больше. Или даже вовсе не даже.

Правда, теперь все равно придется объяснять Шайру, почему в пьяном гневе Кир назвал его козлом и оленем. И что между нагом, хвост которого больше напоминает змей, и этими двумя копытными общего. И, как сказал Шайр, отделываться фразой а-ля «козел, потому что лось» – не пройдет. Это Шайрин вчера бормотал под нос, пока нес Кира на руках до нужной комнаты. Смена положения выдернула тогда Кира из сна. А сам факт того, что его несли подобным образом, вызывал гнев и негодование, которые не давали окончательно отрубиться, но было слишком сонно и лениво ругаться с Шайрином. Зато для прослушивания его ворчания – в самый раз.

Нравится, значит. Знать бы точно, что под этим подразумевал Шайрин, потому что иногда черт этих нагов поймешь… Говорят вон, что люди нравятся, и сами же ограждают себя от этих людей. Хотя вроде все и объяснили, но Кира никак не покидало чувство иррациональности происходящего. А еще хотелось увидеть Шайрина и все выпытать, потому как неопределенность грызла и грызла. Кир терпеть не мог такое подвешенное состояние.

Он мог бы долго размышлять, да только работа не подруга и не парень – не подождет. Запив таблетку водой, Кир еще раз мысленно поблагодарил Шайра и встал с постели. Возле обнаружилась снятая в самом начале вчерашнего загула обувь. А Кир уже начал планировать, как босиком пройти весь коридор, чтобы забрать обувь и не попасться кому-то, а тем более не отморозить себе ноги. От этой заботы, казалось бы, в самых мелочах, Кир почувствовал тепло в груди. Да, пожалуй, он бы смог влюбиться в Шайрина.

Мысль о еде не вызывала у Кира никаких приятных ощущений, потому он немедленно принялся за работу. Первые изменения в отношении к нему нагов он почувствовал сразу, как только те пришли за необходимым минимумом для экспедиции: они больше не отводили взгляд. Рассматривали его с любопытством, но не более того. Вежливо. А потом один из нагов даже заговорить решился, спросил, что правда ли то, что Лиэр их совсем не боится, и произошло глупое недоразумение. В ответ на утвердительный кивок Кира, вопросы и шутки посыпались со всех сторон. Среди пришедших нагов было больше молодых, ненамного раньше Кира прибывших на станцию. А они, как оказалось, все поголовно любопытны, обожают смеяться и не прочь пофлиртовать. И если первые два пунктика Кир воспринимал и радовался, то как относится к последнему – не знал. Ему сейчас все же Шайрин нравился, а присутствующие наги хоть и симпатичные, но все же что-то не то.

К вечеру Шайрин так и не появился, хотя обычно в такое время они уже начинали пить чай. Кир подождал еще немного, а потом все же вышел в коридор, чтобы найти кого-нибудь из нагов и спросить о Шайрине. Не гарант, что его нага (и когда такое сочетание на ум только пришло?) знать будет первый попавшийся, да только и нагов в коридоре хватает. Сначала Киру не повезло: первые двое «допрошенных» были не в курсе. Зато Кир заметил нага с черно-красным хвостом, который мялся в сторонке, иначе не назвать, все не решаясь подойти.

– Простите, вы что-то хотели? – Кир здраво рассудил, что если Магомед не идет к горе, то гора сама к нему подойдет. Хотя, если брать в расчет физические размеры, то все было как раз наоборот.

– Лиэр, вы Шайрина ищете? – на всякий случай уточнил незнакомый наг.

Ясно было видно, что он из тех, кого здесь ветеранами называют. Не потому, что старым выглядит, по мнению Кира все наги на один возраст, только по поведению и отличаешь, а из-за шрама, пересекавшего щеку и искажавшего совершенные черты лица. Сейчас бы такой убрали без лишних проблем, даже получи наг его лет десять назад, сегодняшняя пластическая хирургия с легкостью бы все исправила, но шрам был получен значительно раньше, настолько, что даже современная медицина не смогла бы его свести на нет. Ну, Кир так точно тут ничего бы не сделал. А вот его друг по институту, Мартин, учившийся курсом младше, может и смог бы, даже если не полностью, но выровнять немного перекошенный рот так точно. Наверное, именно потому этот наг и не подошел к Киру сразу – боялся, что испугает своим видом.

– Он на вахте дежурит сегодня.

– Странно, что меня не предупредил, – пробормотал себе под нос Кир, но наг его услышал:

–- Так у него внеочередное дежурство, кроме этого четыре дня еще будет. Лер Ашин поставил, вроде как за нарушение какое-то, да только сомнительно все это… Шайрин хоть шутник и шалопай, а старших уважает, – в голосе нового знакомого послышались странные нотки, такие были у Шайра, когда тот про младших братишек своих рассказывал.

– А на каком уровне дежурит, не знаете? – Кир с надеждой взглянул на нага – кто ж ему еще расскажет-то? К Лер Ашину он пока слишком трусил идти. В памяти еще свежа была картинка того, как Кир оккупировал его кровать.

– На четвертом. Бегите сейчас, а то у него перерыв скоро, может уползти куда, – доброжелательно посоветовал наг и, традиционно чуть склонив голову в знак прощания, уполз.

 
 

Глава 6

Нужный уровень Кир нашел быстро, как и комнату. В «Караульной», как шутливо именовали эту комнатку, были, в основном, экраны, выводившие заснятое камерами с определенных мест. Дежурство было самым нудным и выматывающим занятием, которое можно найти на станции, потому как обычно ничего не происходило, а пялиться на фактически статичные картинки в течение восьми часов – дело скучное и преотвратное. Только вот не смотреть нельзя. Потому что если что случится, то легко можно попасть под трибунал. А для нагов это страшнее смерти.

Вот и когда Кир зашел, Шайрин смотрел в экраны. Человек со своим зрением никогда в жизни не смог бы охватить такое количество изображений, какое охватывал наг.

– Шайр, привет. Не отвлеку? – Кир топтался около двери – вдруг и впрямь помешает.

– Кир? Подожди, две минутки осталось до перерыва, – не отрываясь от монитора, ответил Шайрин, потом нажал какую-то кнопку и откинулся на спинку стула. – Вот и все. Заходи, что стоишь на пороге как не родной? Слушай, может есть какие капли у тебя? А то от того, что не моргаю, в глазах словно стекло.

И в подтверждении своих слов Шайр потер одной рукой глаз.

– Что творишь, а? – Кир, как истинный медик, не мог не возмутиться. Тут же буквально подлетел к Шайрину, отвел не сопротивляющуюся такому самовольству конечность от глаза и принялся рассматривать.

– А что?

– То. Только хуже делаешь, сам разве не понимаешь?

– Мозги понимают, а тело двигается само, – развел руками Шайрин. – Ну как дела? Рассказывай. Со многими успел познакомиться?

– Так и знал, что твоя работа, а не Лер Ашина, – Кир чуть улыбнулся.

– Конечно! Начальство такие диверсии проводить не станет, а вот для меня в самый раз. Всегда можно списать на молодость и отсутствие здравого смысла.

– Спасибо, – серьезно ответил Кир. – А перерыв твой по плану? Тебе ничего за вчерашнее не будет? Ну, как за то, что мы к Лер Ашину… Ну, думаю, понял…

Неловкость за такое отношение практически к непосредственному начальству пока еще не изжила себя. Хоть Кир и считал себя способным быстро забывать мелкие происшествия и неловкие ситуации, но подобное происшествие было для него в новинку.

– Да я изображения центральному перевел. За ним никакого участка, он только для того, чтобы у нас перерыв был, хотя работенка еще похуже, чем тут. И из-за произошедшего не переживай, Лер Ашин тебя-то уж точно виноватым не считает.

– Но напился-то я сам. И тебя напоил, – отвел глаза Кир, чувствуя, что еще совсем немного и начнет краснеть как провинившийся мальчишка.

– Лиэр, лиэр… – укоризненно покачал головой Шайр, улыбаясь краешками губ, совсем немного, но достаточно, чтобы обнажились клыки. – Неужели ты думаешь, что я совсем себя не контролировал? Не беспокойся. В отличие от тебя, я знал, что делаю.
Повисла неловкая пауза. Кир хотел перевести разговор немного в другую сторону, чтобы можно было спросить про шайриново «нравится», но вышло иначе.

– Сколько у тебя перерыв? Может чай? Заодно и за каплями схожу, – проще было взять небольшой тайм-аут, чтобы или придумать, как заставить Шайра сказать все самому, или набраться смелости и спросить напрямую.

– Около часа. Неси.

– Шайр, кстати, а почему ты не сказал, что у тебя дежурство-то? – уже подойдя к двери, спросил Кир.

– Так незапланированное… Я же не думал, что сегодня ты ждать будешь: у тебя вон сколько, как я говорил уже, «подопытных». Кто-нибудь из них обязательно бы составил тебе компанию.

Кир остановился у дверей, старательно обдумывая фразу и надеясь, что ему только показался ее подтекст.

– Шайрин, что именно ты этим всем хочешь сказать?

– То, что теперь у тебя точно будет избыток общения. Не заскучаешь. И мне не нужно будет приходить каждый вечер, – Шайр произнес это немного весело, но Киру совсем не понравилась эта веселость – слишком показная.

– Тебя это напрягало? Общение? Неприятно было? Не ты ли говорил, что я тебе нравлюсь? Или это было просто так? – Кир не давал себе думать, просто спрашивал, пока не успевало дойти, что именно спрашивал.

–- Мне все нравится: и общение, и ты. Но, Кир, пойми, ты же кроме меня ни с кем не общался, я просто хочу, чтоб ты смог выбрать того, кто действительно нравится, а не просто первым пришел в гости. Дядя, то есть, Ашин сам сказал, что тебе ашраи нравятся, не думаю, что он ошибся. Вот я и решил пока не приходить, хоть на время дежурства, чтобы ты… – Шайрин замолчал, придумывая, как бы помягче выразиться, однако Кир договорить не дал:

- Чтобы я что? Не вздумай говорить! Шайрин, ты ничего не забыл?

Наг непонимающе на него посмотрел.

– Меня спросить не пробовал? Что мне нравится, кто мне нравится, чего я хочу? Козел, и в жизни тебе не объясню – почему! - рявкнул Кир, захлопывая за собой дверь. – Сам додумывайся!

Шайрин грустно вздохнул, глядя на закрытую дверь. Он совсем не думал, что может выйти именно так, надеялся, что Кир, оценив его благородный порыв предоставления выбора, решит быть с ним. А в итоге смотрелось все иначе и откровенно неприглядно, тем более, если Киру он действительно нравился. Теперь Лиэр вообще ушел. Возможно, отныне и чашка чая по вечерам не светит, не то что... Несколько минут Шайр размышлял, что теперь сделать в ставший бесполезным перерыв.

Мелькнула мысль пойти за Лиэром, но он ее задавил. Не сейчас, пускай остынет чуть-чуть, а то уж больно злым выглядел.
Чего Шайрин уж точно сейчас не ждал, так это спокойного голоса за дверью:

– Шайр, дверь открой.

И Кира с подносом, полным сладостей Шайр не ждал. А еще чай прилагался. И капли. И Лиэр совсем не злился, только смотрел немного лукаво, с легкой укоризной на удивленного Шайра, на его робкую улыбку.

Больше не имело никакого смысла спрашивать, нравится ли Шайрин Киру, желает ли тот отношений, выходящих за рамки дружбы. Все ответы на одном подносе в самом прямом смысле. Если пришел, если наплевал на то, что Шайрин не смог нормально сказать о своих чувствах, собирался избегать, не желал за него бороться (а именно так любой наг или человек должен был понять этот дурацкий разговор) – то это уже больше, чем дружба. Для дружбы хватило бы хлопка по плечу и слов: «Хочешь секса с человеком? Так я познакомлю, не расстраивайся, что со мной не вышло!».

Шайр почувствовал, как привычная уверенность возвращается к нему. Ловко выхватив поднос одной рукой, втащив хвостом Кира внутрь и притянув к себе чуть ли не вплотную, Шайрин захлопнул дверь.

– От ежевечернего чая отказываться не собираюсь, пинками теперь не выгонишь, – шепнул Шайрин, наклонив голову поближе к Киру, чуть касаясь носом макушки. Хвост Шайр так и не убрал с талии теперь уже своего Лиэра.

– И от меня?

– И от тебя. А если что – буду драться. И громко возмущаться, что ты мне изменил.

– Стоп-стоп, у нас же пока ничего не было, – шутливо произнес Кир, легонько стукая нага кулаком в грудь. – Да поставь ты этот чертов поднос!

– Чтоб что-то было? – Шайрин положил руку на плечо Кира, чуть сжав.

– Именно для этого. Иначе – заберу обратно.

– Какой кошмар! Не могу же я расстаться с любимыми сладостями и чаем так просто. Впервые меня принуждают таким… приятным способом.

Кончиком хвоста Шайр погладил человека между лопатками, от чего по спине побежали мурашки, но Кир нашел в себе силы ответить, и совсем не важно, что не удалось скрыть легкую хрипотцу в голосе:

– Если тебя это успокоит, то я тоже впервые шантажирую кого-то сладким, чтобы склонить ко всяким… непотребствам.

– И чаем.

–Ага…

– Еще бы подробностей, к чему ты меня там собираешься склонять, Лиэр? А то уж очень чая хочется, – хмыкнул Шайрин, приближаясь губами к губам Кира, но пока не целуя, только чуть прикасаясь, словно дразня.

И раздразнил. Кир, закинув руки нагу на шею, с силой потянул вниз, чтобы в кои-то веки дорваться до полноценного поцелуя. Страстного, влажного, когда не смотришь на то, что зубы стукаются, а носы откровенно мешают, когда просто стараешься прижаться посильнее и выразить свою страсть искренностью, а не опытом. Потом, потом они поцелуются как надо, а сейчас будет так, как хочется. Но Шайрин опять не позволил – отстранил голову, и как Кир ни старался удержать, так и не смог. Он раздраженно зашипел, даром, что человек, на что Шайр стал что-то ему ласково нашептывать.

Поцарапается о зубы? Да какая сейчас разница. Обещать Шайру не совать в его рот язык? Совсем оборзел?! Потерпеть? Да не может он. Черт с ним, пусть будет, как наг хочет. К чертям чертей, а ему Шайрина подавай.

А потом был самый умопомрачительный поцелуй в жизни Кира, и пусть все говорят, что так поцелуи описываются только в дешевеньких романах, которые его строгая мама иногда читает тайком. Просто здесь и сейчас Киру было дико хорошо: и от ощущения языка Шайра во рту, который был длиннее, чем у человека, и, похоже, раздвоен, и от кончика хвоста, который гладил спину вдоль позвоночника, вырывая судорожные вздохи от контраста этой незатейливой нежности и крепко обвитых вокруг бедер и талии колец хвоста, которые то сжимаются, то разжимаются (и когда успел?), и от рук Шайра, которые теребят пряди на затылке и не дают отстраниться. Кир не мог думать, почти не мог дышать, потому что слишком окунался в свои ощущения, и делал судорожный вдох только тогда, когда легкие начинали буквально гореть от нехватки кислорода. Иногда Шайр прерывал поцелуй, что-то шептал на ухо, целовал в висок, и тогда Кир мог нормально надышаться. Но большую часть времени он просто наслаждался, не предпринимая никаких ответных действий. Ощущений был настолько много, что Кир мог лишь послушной куклой принимать все то, что предлагал Шайрин, а хотелось погладить по лицу, потрогать клычки, о которые пару раз успел поцарапать язык, запустить руки в волосы… Позже, он все обязательно успеет позже…

Резкий звонок был подобен не ледяной воде (навряд ли даже она смогла бы сейчас оторвать их друг от друга), а скорее кипятку. Шайр резко разжал хвост, но тут же вернул его на место – Кир смотрел осоловевшими глазами вокруг и явно стоять пока не мог. Усадив практически безвольного Кира, растрепанного, с покрасневшими губами и до сих пор слегка затуманившимся взглядом в кресло, из которого не торчала даже макушка, Шайр развернул его высокой спинкой в другую сторону от экрана и только потом включил видеосвязь.

– Что так долго? – Лер Ашин выглядел чрезмерно недовольным, но явно не из-за задержки Шайрина.

– Перерыв, – отчитался Шайрин.

– Твоя ссылка на вахту отменена, можешь радоваться. У нас проверка, будем отправлять новичков, чтоб не напортачили где. Через два часа тебя заменят, потом подойдешь ко мне в кабинет, для тебя будет пара персональных заданий.

– Хорошо. Разрешите завершить разговор?

– Разрешаю. Стой. В следующий раз прячь Лиэра аккуратнее – халат торчит сбоку кресла.

 
 

Часть 7

Шайрин нажал отбой и, не поворачиваясь в сторону кресла, спросил:

– Лиэр, ты там как, живой?

– Лучше все-е-ех, - послышался средней невменяемости ответ.

– Точно?

– Доказать?

– Если будешь доказывать так, как предыдущие минут пятнадцать, то меня уволят и отправят с базы: меньше чем через двадцать минут дежурство начинается.

Кир вздохнул и весьма цветисто выругался, поминая всех демонов ада и небезызвестную птицу Обломинго. Шайр сути не понял, хоть ругательства и идентифицировал, мысленно согласился, сделав пометку все же спросить у Кира, что да как, и привел пару неприличных фраз вслух. Ему хотелось дежурить сейчас примерно так же, как Лиэру идти к себе.

Кир повторно вдохнул и сполз со стула, поднялся неловко, думая о том, что если Шайр сейчас засмеется, то Кир на него очень обидится. К счастью, у нага хватило такта не только не сделать этого, но еще и проводить Кира до комнаты – тот, положа руку на сердце, не был уверен, что смог бы нормально дойти. В голове была откровенная чехарда, губы горели огнем, а шел он как полупьяный, потому что были и гуляющее в крови возбуждение, и стояк, благополучно прикрытый халатом (Кир который раз порадовался своей униформе, иначе от стыда просто бы сгорел). Шайр довел его до двери, быстро, словно вор, оглядел коридор и поцеловал. Не такой долгий и крышесносный поцелуй, но тоже вполне… Очень так вполне.

Дроча в душе, Кир представлял Шайрина, попутно матеря его на все лады и думая о том, что он сделает, если наг еще хоть раз оставит его в таком состоянии. На первый раз было решено простить. Спать Кир ложился со спокойной душой.
Зато утро встретило его горой работы – скоро ведь, буквально через неделю, приезжало какое-то там начальство с проверкой. Когда об этом сообщали Шайру, Кир слушал постольку поскольку, потому для него это стало такой же новостью, как и для большинства на станции. Зачем тут проверка, когда и так все идеально, тот еще вопрос. Но раз приезжали, то суетиться и бегать туда-сюда – это практически необходимость, пусть и фактически бессмысленная. Здесь между нагами и людьми не было никакой разницы. Но даже при такой загруженности, наги не оставляли Кира в покое. Заглядывали в кабинет, тихонько рассаживались на свободные стулья. Не мешали, не лезли, спрашивали только тогда, когда Лиэр не занимался чем-то важным, но то и дело приносили всякие сладости, ненавязчиво приглашали пообедать. Кир не выгонял и не выпроваживал, все съедобное и вкусное откладывал в сторону – Шайрин же это любит, так зачем отказываться? Пытались, как говорится, «подкатить», только тут Кир держал ухо востро, иногда осаживая шуткой, иногда попросту кидая злой взгляд и обещая вколоть что-нибудь болезненное.

Все это прекратилось с одним из приходов Шайрина, когда тот заглянул в обед и застал в медблоке клубок нагов, иначе не назвать. Нет, никаких сцен ревности не было, как и драки, как и выпроваживания или возмущения, что Лиэр занят в одном определенном смысле, когда нахождение других особей рядом вызывает только глухое раздражение. Не было и объявления, что, знаете ли, мы с Лиэром встречаемся, покиньте медблок и не заходите. Дело было в поведении Кира: только к Шайрину он подошел сам, бросив всю работу, сам спрашивал, а не отвечал, только ему дарил чуть смущенную и смутно обещающую улыбку. Наги – очень сообразительный народ, вскоре весь флирт куда-то испарился, видимо, новости на базе быстро разносятся. Несколько нагов больше не появлялись в его кабинете, но остальные захаживали время от времени. Значит, Кир и как приятель для них сойдет, и общаться с ним было интересно. Ну, собственно – Кир на это надеялся.

Дни Кира, в отличие от всей базы, не были заполнены работой от и до – медотсек он полностью привел порядок, соответствующий регламенту, за первый же день, придраться было не к чему. Хотя все же еще один день заняла непрерывная беготня по базе и находящимся на ее территории кораблям с целью проверки всего медицинского оборудования, так что под вечер Кир вернулся злой и усталый.

Хотелось есть, в душ, спать и секса. Только до столовой еще добраться надо, в душ и спать не пойдешь – скоро Шайрин может подойти, обещал же, что теперь будет не избавиться от него на время чаепития, а секса… Ну, с ним все понятно – Шайра не было, а если б и был, то его еще и уговорить надо. Как и предполагал Кир, Шайр оказался вполне себе приличным и галантным, черти б его выдрали, заботливым и нежным, внимательным, зараза… И не пытающимся затащить в постель, что никуда не годилось. Кир не злился, вычитал, что у нагов с момента согласия партнера должна была пройти как минимум неделя, прежде чем считалось приличным заниматься сексом, причем, чем дольше наг ждал, тем сильнее чувства, им испытываемые. А если переспали раньше недели, то значило, что отношения несерьезны. Вот только заниматься кое-чем интересным со своей рукой Кира тоже порядком достало. Однако была надежда, что все приставания не оставят Шайра равнодушным, и он поймет, что не стоит терпеть больше положенной недели, доказывая силу чувств и серьезность намерений. Хоть против них Кир ничего и не имел.

Шайрин опоздал, но Кир уже привык: было заметно, что нага прилично нагружают работой. Хотя усталым Шайрин не выглядел – бодрый и свежий, аж завидно становилось. Если б Кир не знал, что проносить на базу нагам можно только вещи, входящие в специальный список, то решил бы, что Шайрин сидит на стимуляторах. Невозможно же делать так много, спать всего ничего и не уставать до полусмерти.
Хотя сейчас Киру было грех жаловаться – Шайрин принес ему ужин, потом сам заварил чай. И сидел тихо, видел, что загружать Лиэра разговорами не стоит – и так выглядит замученным. Наг дождался, когда Кир поест, убрал все на свои места, сочувственно глянул на Кира:

– Совсем себя не бережешь. Витаминчиков бы тебе, а то как-то белый слишком…

– Белые – это вы. И это красиво. А я просто серо-сине-зеленый, – фыркнул Кир, запрокидывая голову и вытягивая ноги. Двигаться было лень, да и секса уже перехотелось – организм возмущался и требовал горячего душа и мягкой кровати.

– Ясно все с тобой, – Шайрин еще раз оглядел Кира, потом поднял его со стула, сел сам и усадил себе на верхнюю часть хвоста.

Кир с удовольствием расслабился, устроив голову на плече. По хорошему, следовало бы идти спать, но хотелось провести еще немного времени с Шайрином. Тем более наг так хорошо массировал виски – Кир еле удерживался, чтобы не застонать в голос. А еще Кир который раз порадовался хвосту: если бы наг им не поддерживал Кира, то человек давно бы оказался на полу. Шайрин убрал руки от головы Кира, но вот то, что наг стал творить дальше, застало Кира врасплох:

Шайрин начал расстегивать халат. Кир старался держать тело расслабленным – не дай бог, Шайрин еще подумает что-то не то, но… Почему сейчас-то? Не хватило сил дотерпеть один денек? Или один день не в счет, и вообще все то, что Кир вычитал, безнадежно устарело? Но было же много других возможностей, а не тогда, когда он в таком состоянии. Несмотря на то, что Кир хотел Шайра, иррациональное чувство обиды захлестнуло.

Кир прекрасно знал, как сейчас выглядит, а еще понимал, что в таком состоянии у него банально не встанет. И отказать нельзя – потом неизвестно, сколько месяцев за Шайрином бегать придется, не афродизиак же ему подливать... И согласиться тоже не вариант: Шайр обязательно заметит, что Кир не возбужден, и это нагу не понравится. Кир был абсолютно уверен, что такой внимательный и чуткий партнер как Шайр, привык не только получать удовольствие, но и дарить его, и без последнего посчитает секс провальным. Пока Кир маялся в раздумьях, Шайрин выпустил его из «хвостовых» объятий и мягко подтолкнул к двери душевой:

– Давай в душ, а я тебе полотенце принесу. Где они у тебя, кстати?

– В комнате, в шкафу на второй полке справа, – на автомате ответил Кир, его сейчас занимал другой вопрос.

Уже стоя под душем, Кир решил, что скажет Шайру все как есть. Лучше потом побегать, чем окончательно испортить то, что у них сейчас. Шайрин ждал его с махровым темно-синим полотенцем перед дверью в душевую. И сразу же укутал Кира, как только тот вышел. Кир потянулся за поцелуем – то ли в благодарность, то ли просто не сдержался при виде мягкой улыбки Шайра. Поцелуй, вопреки ожиданию, был вовсе не страстный, а нежный. Шайр легко поднял Лиэра на руки и отнес в спальню так быстро, что Кир даже не успел возмутиться. А когда его опустили на мягкую кровать, все возмущения сами улетучились из головы. Было хорошо, сонно и ленно. Когда Шайрин потянул полотенце с Кира, тот вцепился в махровую ткань. Кир не знал, как сказать или объяснить, чтобы не обидеть.

– Не стесняйся, я лишний раз смотреть не буду, если хочешь – даже глаза закрою, – Шайрин неверно понял его жалкие потуги.

Потом все же стащил с Кира полотенце и натянул на него пижаму. Кир заполз под одеяло. И тут до него дошло – все, что он успел надумать о мотивах Шайрина, даже близко около правды не бродило. Стало жутко стыдно еще и от того, что Шайр даже не понял, как именно Кир о нем подумал. Потому, когда Шайрин собрался уходить, Кир взял его за руку:

– Может, останешься? Спать? Кровать большая.

Тут Кир не соврал – кровать ему, видимо, поставили двуместную, и именно для нагов, потому что иначе, чем аэродромом он ее мысленно не называл.

– Я бы с радостью, но ты…

– Мне было бы приятно проснуться рядом с тобой.

– Хорошо.

Матрас прогнулся под весом нага, Кир хотел было предложить ему одеяло, но Шайр уже взял покрывало. На сонно-удивленный взгляд только ответил:

– У тебя очень тепло, под одеялом жарковато будет.

Было это правдой или оправданием – Кир не стал думать. Просто улыбнулся, когда Шайр притянул его к себе.

Утром Шайрина уже не было, только сиротливо лежала записка на прикроватной тумбочке, сообщающая, что нага и тут достали, потому пришлось уйти. Кир философски вздохнул – он бы с радостью понежился с утра рядом с Шайром, тем более что Кир по утрам мерз, а наг был отличным персональным обогревателем.
Потянувшись, Кир встал. Кажется, именно сегодня должна была приехать та небезызвестная проверка, которая все последнее время делала из базы гудящий улей. Кир краем уха слышал, что все солдаты на Цешари сегодня должны были отправиться начальство встречать, хотя для Лиэра подобное было несущественной информацией – он мог заниматься, чем хотел, не военный же, чтобы в построении участвовать. Завершив привычные утренние процедуры и не обнаружив факс с заданием, Кир не удивился – мало ли, что там с этой проверкой. Нахмурился только тогда, когда попытался выйти и медотсека и не смог – дверь была заперта. Хорошо, что Шайрин когда-то рассказал ему, что в случае чего, можно отключить автоматическое функционирование двери, переключившись на ручное.

Задумывалось подобное в случае проникновения врага на базу или еще каких не менее серьезных происшествий, но использовалось в случае как у Кира – когда дверь заедала. Быстро выполнив все по инструкции Шайра, хорошо хоть память не подвела – сделал все с первого раза, Кир открыл дверь и хотел выйти, но два нага перегородили ему путь. Кир вопросительно уставился на них, только те в упор проигнорировали взгляд.

– Что случилось? Мне можно пройти? – Кир упер руки в бока, намекая, что за чертовщину тут устроили.

– Никак нет. Нам запрещено выпускать вас из медотсека.

 
 

Часть 8

Не отбечена! Читаете на свой страх и риск!


Кир пристально смотрел на нагов, с удовольствием отмечая, как те ежатся, словно от холода. Но, увы, взгляд, предназначенный для того, чтобы пробудить совесть и заставить объяснить, что тут происходит, не подействовал. Наги, хоть и не были опытными вояками, строго следовали приказу. Пожав плечами, Кир решил проскользнуть через своих то ли охранников, то чуть ли не тюремщиков, ведь не станут же они его силой удерживать? Кир ошибся, его вернули обратно. Не очень осторожно, но явно без желания навредить, втолкнули назад. При этом у двоих нагов был такой виноватый вид, что Кир вместо того, чтобы возмутиться, решился еще раз попробовать поговорить с ними:

- Просто объясните, что происходит. Или отведите к Лер Ашину, я могу пойти к нему под вашим присмотром.

- Простите, пожалуйста, но не разрешено.

- Вы же разумные существа, я что, не имею права знать, почему меня держат взаперти? Может можно позвать Шайрина? – Кир неосознанно сделал шаг через порог медотсека.

Один из нагов схватил его хвостом и хотел вернуть Лиэра в медотсек, однако Киру такое обращение весьма не понравилось, и он, перехватив хвост недалеко от кончика, ловко выкрутил его. Наг такого не ожидал и потому, вместо того, чтобы поставить Лиэра, отшвырнул внутрь с куда большей силой. Летел Кир впечатляюще: снес стул, зацепил стол, с которого посыпались документы. Остановила его, вполне ожидаемо, стена. И спиной приложился не хило, а весьма так прилично, аж в глазах потемнело и дыхание перехватило. Дверь захлопнули не сразу, поэтому Кир успел заметить побледневшие лица нагов и их перепуганные глаза. Правда боль в спине, на которой стопроцентно останется синячище, хоть бы еще позвоночник не повредил, напрочь отбила желание сочувствовать этим двум. Кир очень осторожно поднялся, попытался ощупать спину, потом разумно бросил то гиблое дело – и неудобно, и пока еще больно не только прикасаться, но и просто руку за спину завести. А эти наги у него попляшут! Нет бы разумно объяснить, хвостами не лезть куда попало, а уж тем более не швырять его как куклу. В голове зрел план не то мести, не то побега из заточения, заставляя Кира улыбаться. Врач – это, конечно, не боец, но тут и драки прямой не нужно. Пожалуй, то, что Кир задумал, гораздо эффективнее.

Если бы Кир на минуту присел и заставил себя подумать, то в жизни бы не стал такого творить. Причин, чтобы закрыть его, можно было найти много: от нападения на базу до проведения дезинфекции, которая у любой расы, кроме нагов, могла вызвать жутчайшую аллергию. Хотя эти версии и слабо тянули на реальность, учитывая то, как с ним поступили наги, но могли же быть и тысячи других причин. В спокойном состоянии Кир просидел бы в своей комнате до вечера, зная, что придет Шайрин и его можно будет обо всем расспросить. Или связаться с Лер Ашином по комму в три часа дня – тот всегда в это время проверял звонки. Но Кир был зол, чертовски зол. Даже не на то, что его швырнули как игрушку, а на нага, посмевшего протянуть к нему свой хвост. Кир понимал, что жест не содержал в себе ничего неприличного, но, черт подери этого нага с его дурацким хвостом, только Шайр мог так прикасаться к Киру! Ну и за спинку свою он тоже был зол, а еще и рука побаливать стала. Хорошо, что шеей не стукнулся, а то точно бы сломал, а это уже не шуточки. Страха, как ни странно, перед нагами не было. Да, они сильнее, причем не всегда могут рассчитать эту силу, но злого умысла у них не было.

А у Кира был. Потому и смешивал сейчас такую убойную смесь, что наги пару дней на хвосты не встанут. Реального вреда это им не причинит, но и неудобств будет куча: ощущать они будут все, но ничем не смогут пошевелить. Надо бы еще что аллергическое добавить, чтоб хвосты чесались немилосердно, но вчера как раз последнюю банку выкинул. А жаль.

Залив все, что намутил, в пульверизатор, Кир выпил пару таблеток обезболивающего и начал стучать в дверь. Наги благоразумно не открывали: то ли боялись, то ли посчитали, что лишних проблем в виде взбешенного Лиэра им не надо. Со злости Кир пнул ногой в дверь, спина тут же отозвалась болью, от чего Кир болезненно вскрикнул, а потом и вовсе застонал. Зато за дверью послышались голоса, Кир перехватил свое химическое оружие покрепче, и только наг открыл дверь, брызнул тому в лицо. Если б не значимость ситуации, Кир бы расхохотался, наблюдая за чихающим нагом, чей хвост дергался из стороны в сторону, сбив при этом приятеля, на которого Кир не преминул дважды брызнуть своей чудохимией. Ничего, отлежится не два, а три денька, не смертельно. Чувствуя себя заправским злодеем, Кир довольно оглядел двух поверженных нагов. Теперь оставалось только потереть ручки и злостно расхохотаться, но сдержался.

И вот тут до Кира стало доходить, что он сделал. Нет, он не раскаялся, только что делать с двумя обездвиженными нагами перед медблоком? Внутрь не затащишь, силенок не хватит, лежать тут не оставишь - вдруг проверка доберется? Да и все наги сейчас проверку встречают, звать некого. Хотя… Может и отлынивает кто? Первым делом Кир решил проверить спортзал – он был ближе всего, и там вечно торчала «шалопаистая» молодежь, которая как раз и могла избежать великой чести встречать проверку. Зайдя в спортзал, Кир очень четко осознал, что удача сегодня не просто посмеивалась над ним, но еще и нагло повернулась пятой точкой. В спортзале, судя по всему, была эта самая проверка: наг не в военной форме, а сбоку от него, учитывая непривычную для базы форму, секретари или телохранители, кто их разберет. Лер Ашин что-то объяснял про тренажеры, Шайрин и еще два более или менее знакомых нага добавляли веские, судя по одобрительному взгляду Лер Ашина, комментарии. Появление Кира возможно и осталось бы незамеченным, потому как трое нагов, которых Кир успел окрестить комиссией, стояли спиной к входу и к нему соответственно, однако у остальных нагов не хватило сил держать покерфэйс в такой ситуации. Еще бы. Лиэра со всклоченными волосами, помятым халатом, да еще и запачканным разноцветными пятнами в ходе эксперимента, не каждый раз такое увидишь. Когда проверяющие обернулись, Кир заметил, что Лер Ашин схватился за голову, а Шайрин еле сдерживает смех вперемешку с удивлением. Вот уж кому все ни по чем.

- Человек? – прошипел с отвращением наг, который стоял между двумя секретарями-телохранителями.

- Лайэр Шиор, это наш Лиэр. Как Вы знаете, из-за того случая нам очень не хватает врачей, потому пришлось обратиться к союзникам, среди которых была и Земля, - поспешил вмешаться Лер Ашин, глазами перебегая с Лиэра на дверь, подсказывая выметаться.

Кир так и хотел сделать, да только в спортзал влетело два нага с перепуганными лицами:

- Там, там двое без сознания, - проблеял один из новоприбывших, а потом с ужасом глянул на комиссию, когда дошло, что и при ком он сказал.

По виду Лер Ашина можно было сказать, что на его голову спустился метеорит. Наги с базы были в растерянности, Шайрин давился смехом, а потом подмигнул Киру.

- Прошу меня извинить, боюсь, меня ждет работа, - Кир решил не упускать такой случай.

- Стойте. Что у Вас в руках? – повелительный тон Лайэра заставил Кира замереть перед выходом трижды проклясть свою невнимательность, из-за которой он не оставил эту дурацкую бутылку в медотсеке.

- Пульверизатор. Знаете, цветочки водичкой брызгать. Очень цветочки люблю… - ответил Кир и, подтолкнув двух неудачливых нагов, наткнувшихся на результат его работы, к выходу, сам припустил со спортзала.

- Людишки, водичка, цветочки, - иронично и с ноткой презрения зашипел Шиор. – Весело у Вас тут, как я посмотрю, Лер Ашин? Документики на зачисление этого… Лиэра, - словно выплюнул. – Найдутся?

***

- Лиэр Кир, что с ними делать? – деловито осведомился наг.

- Что-что, в медблок пока заносить, сейчас осмотрю, потом по комнатам, - вздохнул Кир, размышляя, чем теперь для базы и для него лично обернуться веселые «боевые» приключения.

Порядком успокаивало то, что Шайр отнесся ко всему с юмором. Значит, ничего слишком катастрофичного не произошло. По крайней мере, Кир на это надеялся. И надо бы сменить жидкость в пульверизаторе на воду и поставить на видное место сансевиерию, которую он совершенно случайно пихнул в сумку перед вылетом. А вот пригодилась же. Правда, опрыскивать ее не имеет никакого смысла, Кир даже не помнил, поливал ли он ее за последние два года хоть раз, да только наги навряд ли об особенностях цветка для ленивых будут знать.

Разболелась спина, а еще немного ныли рука и нога, потому Кир, закинувшись парой обезболивающих из личной аптечки, пошел проверять нагов-пострадальцев. Кир знал, что с ними все будет в порядке, да только, чтоб отправить их из меблока по комнатам, надо было пристроить систему поддержки жизнедеятельности. А еще витаминчиков поколоть для профилактики, а то, что щиплют посильнее антибиотиков, так… Здоровье требует жертв.

Только закончив с жертвами своей творческой самодеятельности, Кир увидел Шайрина. Наконец-то! Хоть прояснит все.

- Лиэр, любишь же ты чудить, - Шайрин проводил взглядом вышедших нагов, которым было дано задание разнести своих товарищей по комнатам. – Больше никого не осталось?

- Неа, - Кир опустился на стул, но сидел с неестественно прямой спиной. – Что случилось, что ко мне тюремщиков приставили?

- Боже упаси, Лиэр, какие тюремщики?! Этих двух идиотов отправили к тебе, потому что все разумные уже были заняты, - вздохнул Шайрин. – Нальешь чаю? Понимаю, что не вечер, но уползался с этой проверкой.

Кир поднялся включить электронный чайник, а Шайрин, с удовольствием наблюдая за ним, продолжил:

- Мы только с утра узнали, что к нам Лайэр Шиор прилетает, - Шайр поморщился от этого имени, словно съел что-то кислое. – А он известен тем, что славится полным отсутствием толерантности к другим расам. А еще любит устраивать всякие неприятные штучки, потому мы и не хотели рисковать, думали, если спрятать тебя от него в буквальном смысле, то все обойдется. Вот и отправили этих тебя предупредить и чтоб смотрели за тем, чтобы никто не зашел и не вышел, пока комиссия тут не пройдет… Спасибо, - Шайрин взял в руки кружку с чаем и глотнул.

– А?..

Шайр не успел продолжить, как Кир подтолкнул к нему вазочку со сладостями.

- Заказал кое-что с Земли, - пояснил Кир, глядя на то, как Шайр озадаченно рассматривает вафлю.

У нагов в ходу были больше всякие булочки, крендельки, печенье. Кир уже давно хотел побаловать Шайрина земными сладостями, вот и заказал не так давно, вовремя пришли.

- Вкусно, - удивленно рассматривая вафлю, сказал Шайр. – Кто бы мог подумать, так странно выглядит. Я боюсь заказывать сладости с других планет с тех пор, как прикупил аоринги с Райори. Никогда не видел ничего более отвратительного: цвета блевотины, бултыхающееся туда-сюда. А про вкус лучше не вспоминать. А это что? – Шайр вытащил из вазочки «Рафаэлку».

- Конфета. Обертку снять - внутренность съесть.

- Ужасно звучит.

- Зато вкусно кушается. И как вы меня прятать планировали-то? – полюбопытствовал Кир, стоя перед Шайром. Сидеть как-то не хотелось.

- Сказали бы, что охраняемый объект из-за треснувших баллонов с газом S*. Как ты знаешь, он для нас немного ядовит. А Лиэр на время восстановления медблока в отпуск улетел.

- Неплохо придумано. Газ ведь стойкий, только спустя месяц эффект полностью исчезает?

- Вот-вот, - довольно улыбнулся Шайр. – Моя идея была, да только все равно несовершенна – Шиор мог и докопаться до правды, хотя бы потому, что кто-то должен был бы заходить к тебе занести еды. Да и я б не усидел в своей комнате…

-А что там еще про этого Шиора? Что за штучки устраивает? – Кир проигнорировал последнюю фразу нага – потом поговорят о приятном.

- Знаешь, Кир, мне сейчас куда интереснее, что за штучки устраиваешь ты. И как два нага, прошедших неплохую боевую подготовку, оказались уложены на обе лопатки человеком?

 
 

Глава 9

- Мне кажется, мой вопрос на данный момент актуальнее, - беспрекословно ответил Кир, вытаскивая из вазочки первую попавшуюся конфету.

Шайр, что странно, возражать Киру не стал, отодвинул чашку и чуть нахмурился, а потом продолжил:

- Шиор пакости разные творит, старается инорасников с баз убрать. Слухи нехорошие бродят про него. То кого-то в некомпетентности уличили, то в воровстве после его проверки. Бред полный, вот что можно на базе украсть? Булочку, что ли?

А с компетентностью тоже вопрос, мы же кого попало на базу не берем, проверяем по полной. Но Шиор верткий, везде умудрится лазейку найти, документы так проверяет, что после его приезда правящей семьи можно не бояться.

- А ты вообще об этом откуда знаешь? Про слухи все эти? Может действительно просто слухи?

Кир пододвинул вазочку поближе к Шайру: сам он не был таким любителем сладкого, а вот наг пускай побольше ест. Ему полезно. Кир даже исследование провел, чтобы не беспокоиться за здоровье Шайрина. Оказалось, что сладкое до такой степени полезно для нагов, что даже их и так немалую регенерацию усиливает. Отсюда же, видно, и постоянная неутомимость Шайра – всю энергию восполняет глюкозой. Киру бы так… Хотя нет, через неделю после такого поедания сладкого его бы сахаром тошнило.

- Двоюродный брат там работает…

- Многочисленность твоих родственников настораживает, - рассмеялся Кир.

- Знаешь, меня тоже, но что поделать? Так вот, у них там повар работал, из Лауров, такой древней расы, которая умеет обращаться в животных, - и, получив от Кира пару кивков, что слышал о таких, дескать, продолжай давай, начал говорить дальше: – Так вот, приехал этот Шиор, побродил по базе, а потом завернул в столовую. Все перепробовал и пошел считать запасы. И нашел недостачу, приписал этому повару и чуть ли на улицу не выкинул лично. Брат этого повара неплохо знал, если недостача и была, то точно не по причине воровства, может, приготовил что-то особенное, хотел солдат побаловать, тогда как раз праздники шли. Он добрый очень, вот, - скомкано закончил Шайрин.

- Ясно. А чего мне стоит опасаться? У меня недостачу точно не найдет, медикаменты, кроме пары наименований, по вашим законам в учет не идут.

- Трудно сказать… К компетентности не придерется – этот ваш институт наша делегация не так давно проверила и признала пригодным для обучения, так что в эти дебри Шиор не полезет. А если и сделает, будет выходить так, словно он под своих коллег копает. И неприятности сам себе наживет. Воровство… Да нечего тут воровать, наша база небогатая. Может, с документами о переводе попробует что намутить… - Шайр на минуту замолчал, снова придвинул к себе чашку и вытащил еще одну конфету.

- С теми, что подтверждают мою работу у вас? – уточнил Кир. Озабоченное выражение на лице Шайрина немного напрягало.

- Ага, он у Лер Ашина спрашивал сегодня про них. Правда, они в норме, как я понял.

- А Шиор с этими документами ничего не сможет сделать?

- В смысле?

- Ну, выкрасть и выбросить, например…

- Смеешься? – вскинулся Шайр. – Даже если он не военный, то он все равно относится к нагам! А мы не настолько бесчестны.

- Шайр, я ничего плохого не хочу сказать про твой народ. – Кир положил свою ладонь на руку Шайра и чуть погладил. - Но все очень разные, потому ожидать надо всякого. Да и обвинил он же кого-то в воровстве? Сам же говорил, что на подставу похоже…

- Да, но… Не знаю, - сдался Шайрин, переплетая свои пальцы с тонкими, по сравнению с его, и немного шершавыми пальчиками Кира. Такое чувственное, до боли интимное прикосновение. – Это уже как-то совсем. Его за такое и от должности отстранить могут, я б не стал рисковать.

- Может, он потому и делает это, что считает, будто его никто не заподозрит? Знаешь, Шайр, после того, что ты мне рассказал… У тебя комната надежная?

- В плане?

- Могут ли войти туда другие?

- Нет, частная жизнь солдат никого не должна касаться. Там даже аварийкой только изнутри воспользоваться можно.

- Подержишь у себя мои документы на всякий случай? – Кир с сожаление убрал руку и открыл ящик стола, достав оттуда папку.

- Думаешь, что?..

- Не знаю, мне так спокойнее будет. У себя оставлю копии, а оригинал тебе отдам, - Кир положил бумаги поближе к Шайру. – Как будешь уходить, возьмешь с собой?

Шайрин кивнул, отставил уже пустую чашку, с сожалением глянул на то, что осталось в вазочке.

- Может еще чаю? Или сладостей?

- Лучше тебя, - Шайрин, уже привычным для Кира движения, обхватил хвостом за талию и подтянул к себе.

Многострадальная спина взорвалась болью от такого обращения, перед глазами Кира поплыли зеленые круги. Как-то отстраненно он подумал о том, что придется использовать регенератин резорбтивного* действия. А когда более или менее смог нормально сориентироваться, встретился взглядом со встревоженным нагом, который успел убрал хвост, и теперь Кир стоял на коленках, а наг поддерживал его руками под мышками в забавном полувисячем положении.

- Лиэр, ты чего?

- Ударился спиной, раньше.

- Показывай, - Шайр без всяких церемоний стал стаскивать с него халат.
Кир сквозь стиснутые зубы прошептал:

- Подожди чуть-чуть.

- Больно? Может, сядешь куда? Позвать кого?

- И кого ты планируешь позвать лечить Лиэра? – губы Кира искривились в подобие усмешки. – Тогда уж точно про компетентность вопроса не избежать. Дай мне мини-шприц кеторола, в стеклянном шкафчике лежит. Пока не пройдет немного, я на полу посижу.

- Приставить к сгибу локтя? Потом обязательно пояснишь мне, как ты умудрился так стукнуться, - сказал Шайр, тихо убирая руки и прислоняя Кира плечом к столу.
- Точно. Хорошо.

Когда обезболивающее подействовало, Шайрин помог снять Киру одежду с верхней части тела. О, такого заковыристого и многогранного мата Киру еще не доводилось слышать.

- Кто? Охраннички утренние? – Шайрин произнес это с такой злостью и яростью, что Кир невольно вздрогнул, хотя и понимал, что ему-то уж точно бояться нечего.

- Да, - отпираться было глупо, и так понятно, что самому такое себе не поставишь, да и прикрывать никого не хотелось, но справедливости ради добавил: – Они случайно, я и сам виноват тоже.

- Попляшут они у меня, твари. Я их на поединок вызову. По очереди, - бешенство Шайрина Кир ощущал буквально кожей, а вот быстрая смена тона на нежность застала врасплох: – Тебя в диагност или сразу в реген-капсулу?

- Давай капсулу, я и так знаю, что позвоночные диски сместились, подтверждение мне ни к чему. И не переживай, Шайр, пару часов поваляюсь и буду как новенький, - Кир встал, и наг бережно придержал его за плечи.

- Так и быть, не буду. И как ты вообще до спортзала дошел-то?

- Так обезболивающего глотнул, с ним мне море по колено.

Кир побрел к реген-капсуле, ввел необходимую информацию, начиная с расы и заканчивая временем, а умная машина сама уже определила бы то место, которое требует восстановления, да и интенсивность установит.

Шайрин сразу же предложил помочь забраться внутрь, и, не дожидаясь согласия, перешел от слов к действию, подхватывая под колени и придерживая верхнюю, неповрежденную часть спины.

- Ты меня в штанах туда класть собрался? – улыбаясь, Кир поднял голову, чтоб глянуть на Шайра.

- Вот же ж, - прошипел наг.

Полностью раздев Лиэра, Шайрин положил его внутрь капсулы, и хотел уже закрывать аппарат, как Кир произнес:

- Шайр, пообещай мне две вещи, хорошо?

- Какие? – наг удивленно глянул на Лиэра: впервые тот о чем-то его попросил, и не что-то простое, а обещания.

- Давай ты не будешь бить этих дураков, что стояли тут с утра, - но увидев упрямое и непримиримое выражение на лице нага, добавил: - Хотя бы пока не закончится проверка. И так Лер Ашину кучу проблем доставляем. Он же твой дядя, в конце концов.

- Ладно, обещаю. Но потом им не поздоровиться. Уже работают, а мозгами думать не научились. Поверь, Кир, им это будет хорошая наука, они тебя еще поблагодарят. И за дядю не переживай, он из таких передряг выбирался, что этот случай даже достойной шуткой не покажется, - ласково улыбнулся Шайрин.

- Даже не знаю, что сказать. Сомнительно как-то.

- Посмотрим. А что еще я должен тебе пообещать?

- В следующий раз, Шайр, когда ты будешь меня раздевать, делай это только ради секса и ничего другого, ок?

 
 

Глава 10

Через два часа Кир был в полном порядке, даже синяк, как он успел посмотреть в зеркале, сменил иссиня-черный цвет на желтоватый и почти не болел. Что уж говорить о более глубоких повреждениях – умная капсула исправила их первым делом.

Чем сейчас себя занять Кир придумать не мог. В такое время всегда было много работы, но не сегодня: экспедиции отменены, медосмотры были проведены не так давно. И неизвестно, придет ли вечером Шайрин, как там будет дело с этой проверкой. Про себя попинав напыщенного Шиора, а за компанию и двух его кого-то там, Кир сел за книгу, но в комнату заходить не стал – это могли бы посчитать нарушением, рабочее время же, а он ни для кого не хотел лишних проблем.

Впрочем, проблемы не заставили себя ждать. По идее, рабочий день Кира закончился уже полчаса назад, но он немного зачитался, потому звук открывшейся двери стал для него неожиданным. Еще более неожиданными, да и нежданными, что греха таить, стали визитеры – пресловутая комиссия. Нет, Кир, конечно, знал, что они ребята наглые и беспринципные, просто не догадывался до какой степени. Вошедшие наги не поздоровались, просто ввалились, бесцеремонно осматривая медотсек и все в нем. Кир был для них пустым местом. Это не было обидным, но он уже привык к всеобщему уважению, потому было достаточно неприятно. Хотя пока эти наги ничего плохого не делали, по кабинету ползали, заглядывая во все углы. Ну и пускай ползают. Главное, что ничего не трогают, потому Киру и спокойно. Как накаркал: один наг полез своими ручонками панель реген-капсулы трогать. Будь воля Кира (или хотя бы сила), то он бы этому нагу по пальцам лично долбанул, а лучше переломал. Потому что после таких вот проверок приходится все оборудование перенастраивать. Кир драться-ругаться не стал, но вежливо заметил, что если хоть одно оборудование будет в неположенном состоянии, то он отправит письмо с просьбой купить новое их начальству.

- А мы сами себе начальство, если что, - пакостно улыбнулся один из нагов-секретарей.

- Тогда и платить сами будете. Мне нет разницы, как оборудование будет возвращено в долженствующий вид.

Над ним посмеялись, бесцеремонно, не скрываясь и не соблюдая минимальных правил приличия, намекая этим, что чего ты хочешь, жалкий человечишка, мы тут хозяева и твои замечания просто пустой звук. А вот это Кира уже напрягало. Как и то, что Шиор взялся за ручку двери, ведущую в его комнату.

- Там личная комната, думаю, Вам нечего там осматривать, - Кир поднялся и посмотрел на нага.

- Думаю, это уже мне решать, - слова Шиор выплевывал, словно надеясь, что они превратятся в пули и пришибут Лиэра на месте.

- Вторжение в личную жизнь сотрудников запрещено, - все так же невозмутимо ответил Кир, а потом открыл комм и начал набирать сообщение Лер Ашину.

Кир по жизни привык справляться со всеми трудностями сам, но был достаточно разумен, чтобы понимать, что некоторые вещи не в его компетенции, да и, по сути, конкретно его проблемами не являются. Сейчас был тот случай, когда пытаться разобраться самому с этими, цензурного слова не подберешь, было делом безнадежным.

Конечно, в его комнате не было ничего предосудительного, но при мысли, что кто-то из этих нагов будет трогать его вещи, Кира передергивало. Никогда не думал, что будет испытывать такое отвращение к нагам. А если решат войти в его комнату без спросу… Так именно для этого Лера он и попросил прийти, вкратце обрисовав ситуацию. Он-то уж разберется.

Шиор колебался, было видно. Все же осмотр оборудования можно было как-то оправдать, а вот копаться в чужой комнате – почти подсудное дело. Так и лицензии проверяющего можно лишиться.

- Думаю, мне стоит достать допуск для обыска, если Вы так упорно что-то скрываете в своей комнате, - наг, похоже, думал запугать Лиэра, чтобы тот сам разрешил зайти туда.

- Пожалуйста, доставайте, - Кир казался невозмутимым, только вот поведение этих нагов все же нервировало его.

Было огромное желание приказать им убираться отсюда, напомнить, что рабочее время завершено, что они должны относиться к Лиэру более уважительно, но Кир мужественно сдерживал себя. Потому что после таких выпадов его точно в покое не оставят, даже когда с базы уберутся. И способов насолить человеку, собирающемуся и дальше продолжать работать у нагов, великое множество.

К счастью, на пороге появился Лер Ашин, заставив Кира выдохнуть с облегчением. Судя по тому, что не прошло и пяти минут с момента, как Кир отправил сообщение, Лер должен был двигаться с просто убийственной скоростью.

- Лайэр Шиор, думаю, у меня к Вам будет много вопросов, - Ашин зло смотрел на комиссию, которая явно не ожидала его появления.

Честное слово, увидел бы Кир такой взгляд Лер Ашина в первую встречу – точно бы заикой остался. Теперь Кир отлично понимал, почему нагов считали не только справедливыми, но временами и безжалостными солдатами. Как же хорошо, что Кир был больше знаком с их светлой, доброй стороной.

- Лер Ашин, у меня не меньше.

-Что, нарушения нашли? – Ашин глянул с усмешкой, легким превосходством, словно точно знал, что все в полном порядке.

- Нет, но думаю, что мне стоит осмотреть тут все внимательнее, - Шиор пытался говорить уверенно, но выходило не ахти.

- Без моего присутствия никто из Вас не имеет права тут находиться. Я уведомлю начальство.

Уел Лер Ашин этого Шиора, по кислому выражению на холеном лице видно было, что ой как уел, по сползшим улыбкам его приспешников, по напряженным плечам.

- Мы уже уходим.

«Скатертью дорожка, - отправил их Кир мысленно. – Желательно, в ад».

Лер Ашин только кивнул им на прощание, и, подождав пока за ними закроется дверь, спросил:

- Все в порядке?

- Более или менее. Перенервничал. Знал, что все в медотсеке в порядке, но все равно… Неприятные они, - вздохнул Кир с чуть кривоватой усмешкой, опускаясь на стул и убирая чуть отросшие волосы за ухо.

- Они и мне неприятны, а зная их отношение к инорасникам… Да, молодец, что сообразил позвать, а то они б долго могли докапываться. Ты же не очень хорошо знаешь все эти нюансы при проведении проверок? Что можно или нельзя? – спросил Лер Ашин и, получив утвердительный ответ, продолжил: - Тогда в следующий раз старайся, чтоб ты с ними не наедине был. Мой комм сейчас постоянно включен, чуть что – звони или отправляй сообщение.

- Хорошо. А что там с допуском на обыск?

- Может достать, у Шиора достаточно власти. И послужной список хороший, только на инорасников такая реакция, он ведь действительно толковый и умный, хоть и сволочь редкостная.

Было странно слышать, как Лер Ашин обзывает кого-то сволочью, обычно он не позволял себе подобного. Но, рассмотрев усталый вид и залегшие тени под глазами, Кир понял, что эта проверка дается ему нелегко.

- Пойду я. Удачного вечера, Лиэр.

- Стойте-ка. Самочувствие у Вас как? – Кир с профессиональным интересом осмотрел нага с головы до кончика хвоста.

- Нормально все, - тон Лера стал мягким, почти отеческим, забота Лиэра ему явно была приятна. – Устал просто. Еще три дня проверки, а сил уже никаких.

- Скажите, а после проверки у Вас будет возможность отоспаться часов эдак двенадцать?

- Боюсь, я сутки просплю, если не дольше, - рассмеялся Ашин. – У тебя с племянником все нормально, не обижает?

- Не переводите тему. Сами же прекрасно знаете, что Шайр и обидеть – два несовместимых понятия. Я хотел предложить энергетики, но с условием, что отоспитесь после проверки. И пить только с утра.

Наг глянул на него с искренней благодарностью. Энергетики не являлись обязательным медикаментом, но если у Кира оставались какие-то деньги на балансе, выдаваемом для закупки лекарств, то он старался прикупить хоть сколько.

Выходило обычно немного, потому что безопасные энергетики стоили прилично. Поэтому и выдавал их Кир в исключительных случаях. Были, конечно, еще стимуляторы, но Кир разумно закинул их куда подальше до худших времен.

- Не откажусь от такого предложения, даже не рассчитывайте, Лиэр, - улыбнулся Лер Ашин, а потом дружественно хлопнул Кира по плечу. – Спасибо, Лиэр Кир. Не люблю говорить всякое, но насчет комиссии этой не беспокойтесь, никто тут Вас в обиду не даст, если придется, хвостами и клыками отстаивать будем. А Шайр так и голыми руками разорвет, он может.

Кажется, Кир сам того не осознавая, благодаря своему поступку приобрел отличного союзника, и, похоже, друга. А может, и не только что, просто не замечал?

Получив нужные таблеточки, Лер Ашин уполз к себе, оставив смущенного и немного покрасневшего Кира обдумывать его слова.

В таком виде его и застал Шайрин. И, кажется, нагу понравилось. Что смутило Кира окончательно. Он не любил такое свое состояния, когда смущаешься из-за хороших слов, по-настоящему приятных, или вот из-за такого нежного, почти влюбленного взгляда, когда в груди тепло, а на губах еле сдерживаемая улыбка радости.

Неловко было, словно он не взрослый человек, а какой-нибудь подросток. И вид свой в этот момент не любил – мягкий, беззащитный, теплый. Такой нехарактерный для обычного его. Хотя один плюс все же был – Шайр начисто забыл про чай и они доцеловались до стертых в кровь губ. Пришлось даже регенерирующими средствами пользоваться и сидеть минут десять молча с блестящими от заживляющего геля губами, стараясь не засмеяться. Потом уже Шайрин поинтересовался, что тут такое произошло, на что Кир ответил со всеми подробностями, ругаясь на проверку, сетуя, что его дядя совсем себя не бережет и тихонько интересуясь, правда ли, что за него на станции все так беспокоятся. И что Шайрин за него голыми руками порвет. Спрашивал, похоже, для того, чтобы получить положительный ответ, окончательно смутиться и быть зацелованным до полубессознательного состояния.

 
 

Глава 11

Утро Кир встретил опять в одиночестве, хотя упорно пытался добиться от Шайрина совместного подъема. После весьма приятного вечера, наполненного поцелуями и чуть более откровенными ласками со стороны Кира и не менее откровенными попытками Шайра остановить его, наг уложил Кира спать. Кир вслух посмеивался и немного ворчал, что Шайрин с ним как с ребенком, но было в этой заботе что-то такое. Пронзительное, цепляющее. И однозначно приятное.

День тянулся отвратительно медленно, работы не было от слова совсем, Кир раз десять посетовал на скуку. Зря. Потому что чуть позже, ближе к вечеру, стало не до нее: пришла проверка с допуском на осмотр личных комнат, правда, на этот раз вместе с Ашином. Причем у Лера был такой расстроенный вид, словно он виноват в происходящем. Кир нашел силы чуть заметно улыбнуться ему, чтоб Лер Ашин не расстраивался и уж тем более не надумал всякого, что обещал защищать, а тут такое. Хотя Кир был зол и расстроен. Нет, вовсе не на Лера, а на глупые обстоятельства, на неизвестного, выдавшего разрешение. Да и на весь фарс, иначе происходящее не назвать. Изначально Кир надеялся, что угрозами все и окончится, поскольку вчера Шайр рассказывал, что для получения такого допуска нужны веские причины, а не подозрение нетолерантного и придирчивого проверяющего. Да только надежда помирает последней.

Лучше б эти наги вместо надежды померли. Потому как только они начали «осматривать» комнату, у Кира не осталось для них ничего не только цензурного, но и безболезненного. Была жуткая злость и ощущение, что даже если эти гады станут помирать, Кир ради них и пальцем не пошевелит. Страшные мысли для врача.

То, что они делали, напоминало сцену из дешевого боевика, когда злодеи обыскивают комнату, выкидывая все вещи из полок на пол, переворачивают матрас, создают дикий хаос и ни капли не заботятся о сохранности вещей. Когда наги только начали, Кир ошарашено глянул на Лер Ашин, стоявшего рядом, чтобы тот то ли подтвердил законность происходящего, то ли остановил это безобразие. Ашин же стоял, сцепив зубы и стараясь не смотреть на него, и Кир не стал мучить нага расспросами – и так все понял. Хотели и имели право, иначе Лер Ашин не молчал бы.

Смотреть на то, как комиссия фактически громит его комнату, осматривает личные вещи, было выше сил Кира. Он и хотел было уйти, да только Лер Ашин не позволил:

- До конца осмотра лучше тут быть. Мало ли что…

От этого «мало ли что» по спине пробежал холодок. Больше вся ситуация не походила на мелкое недоразумение, а попахивала серьезными неприятностями. Нет, Кир знал, что наги ничего не найдут, пусть хоть все разберут на щепки, но если они так хватаются за любую возможность, то… Жди беды.

Когда комиссия закончила, Кир чувствовал себя морально опустошенным, а его комната, его маленький тихий уголок был к чертям разрушен.

Уползая вслед за комиссией, Лер Ашин чуть приостановился:

- Сегодня переночуешь в другом месте, а завтра ребята все восстановят. Я взял с собой карту от свободной комнаты, она для солдат и без ванной, но во всем остальном комфортная.

Кир взял протянутую карту. У себя бы, конечно, Кир смог переночевать, но желания не было никакого, потому поблагодарил Ашина за предусмотрительность, на что тот потрепал его по волосам и посоветовал сильно не расстраиваться.

***

Найти Шайрина и переночевать у него было спонтанным решением. Нет, Кир давно хотел глянуть на комнату нага, посмотреть, что там и как, чем Шайр живет, что стоит на тумбочке (фото с братьями или с родителями?)… Да только повода не было, а тут самое то.

А карточку завтра просто вернет за ненадобностью.

Перед дверью Шайра Кир немного замялся, в конце концов, приперся ведь без приглашения. Вдруг наг терпеть не может подобного или вторжение в личную комнату неприемлемо? Но возвращаться было уже поздно, и Кир очень тихо постучался в дверь, потом, словно разозлившись на не к месту появившуюся робость, стукнул посильнее.

Дверь распахнулась и на пороге появился Шайр, немного заспанный, без военной жилетки, а в мягкой майке. Но даже в таком виде наг умудрялся выглядеть мужественным, а не милым. Гены пальцем не задавишь.

- Кир? Привет, а что ты?..

- К тебе, мне немного негде ночевать, - Кир улыбнулся, но почему-то был уверен, что улыбка выглядит не очень: вымученной. – Пустишь?

- Конечно, проходи, - Шайр моментально отодвинулся в сторону, давай дорогу, чем Кир воспользовался.

Комната Шайра была… Странная, но очень уютная. Странная из-за высоченной кровати, где-то метра полтора-два от пола, человек на такую не взберется без усилий, и еще шире чем у Кира. Настоящий траходром. Дальше шел стандартный набор мебели: стол с парой бумажных книг, что ныне редкость, и десятком накопителей информации, стул, тумбочка, на которой стояло несколько голографических рамок. По стенам были голоизображения природы, наверняка с родины Шайра: места красивые, но абсолютно незнакомые. Да уж, вот так зайдешь и в жизни не подумаешь, что комната солдата. Кир не удержался, и подошел к фотографиям. Как и думал – братишки Шайра и он в центре, только фото явно давнее, Шайр на подростка похож. Рядом фото с братьями постарше, уже без Шайра. Настоящие невинные ангелочки, у одного даже волосы вьются.

- Осмотрелся? – по-доброму усмехнулся Шайрин, подползая ближе.
Кир кивнул, а потом указал на рамку:

- Они просто ангелочки. Понимаю, почему ты так о них заботишься.

- Не ведись на их вид, - имитируя строгость, Шайр покачал головой. – Те еще бесята, кого хочешь достанут. Ты бы им понравился.

- В качестве объекта для экспериментов или просто? – засмеялся Кир.

- Просто. Ты не можешь не нравиться, - Шайр сказал это не как комплимент, а как что-то обыденное, повседневное, так, что нельзя было не поверить.– Что случилось? А то я весь день высыпался, все пропустил.

Кир задумался. Как начать рассказ, чтоб не выглядеть нытиком и паникером было непонятно. Потому Кир просто обнял Шайра за талию и потерся щекой о его грудь.

- Да ничего. Пришли ваши проверяющие, настроение попортили. Требую утешения, - Кир потянулся к губам, но наг приподнялся на хвосте и при всем желании Кир до него бы не дотянулся.

- Кир…

- Жадина, - шутливо-возмущенно сказал Кир. – Раз не хочешь меня утешить, то буду сам утешаться.

- Сам собой и при мне? – фыркнул Шайр, а потом деланно мечтательно добавил: – Я б посмотрел.

- Неа, тобой, - Кир приподнял майку и поцеловал в живот, на что Шайрин сдавленно охнул, и видя, что наг собирается что-то эдакое ляпнуть, сказал: – Назовешь меня шалунишкой или еще чем-то подобным – укушу.

- Даже не думал, но теперь… Не искушай. Шалунишка.

Кир и укусил. Только вышло не игриво и возбуждающе, а смешно. Нет, просто попробуйте укусить литые мышцы, плотно обтянутые кожей. Смеялись с Шайром как припадочные. Причем долго: у Кира еще и стресс выходил, а Шайру ведь только повод дай. А может просто составлял Лиэру компанию.

- У меня теперь живот от смеха болеть будет, - еще улыбаясь, произнес Кир.

- Главное, чтоб зубы не сломал, а живот – дело поправимое. Теперь-то расскажешь, с чего ты у нас беспризорным по базе ходишь?

Кир и рассказал. Хорошо было так рассказывать, сидя у Шайра на хвосте, когда тот нежно поглаживает плечи и руки, сопровождая иногда легкими поцелуями.

- Так что у меня стресс, - закончил свой рассказ Кир. – А ты знаешь самый эффективный способ снятия стресса?

- Сладкое или спорт?

- Почти. Сладкий спорт.

Шайр, хвала всем наговским богам, быстро сообразил, что Кир имеет ввиду. Сначала нахмурился, а потом на лице нага появилась искушающая, почти хищная улыбка, но она не пугала, а наоборот заводила.

- Побыть антидепрессантом?

- И как ты догадался?

А дальше они целовались. Взасос, Кир напрочь исцарапал себе язык. Ничего, попробует регенератин на вкус, его главное не глотать. Кир с удовольствием водил руками по животу. Стальные мышцы и гладкая кожа – сумасшедшее сочетание. Как Кир очутились на кровати Шайра, сидя верхом на хвосте и опираясь руками о грудь сидящего нага, – помнил смутно: вроде Шайр его хвостом приподнял. В принципе, как и куда делись его обувь и майка, Кир тоже понятия не имел. Зато как хвост Шайрина гладил его ноги, проводя от щиколотки до ягодиц, но не касаясь их, Кир помнил отчетливо. Ощущения были настолько острыми, что казалось, будто вдох и выдох станут осязаемы. А когда Шайр подключил руки и язык, то Кир окончательно потерялся в ощущениях, лишь иногда смутно осознавая какое-то действие Шайра, которое приносило невыносимо острое, почти болезненное удовольствие.

Например, когда наг прикоснулся к соскам своим языком, Киру показалось, что он сейчас расплавится. Было жарко, душно и хорошо. И неудобно. Член стоял колом, упираясь Шайру в живот, но тот не торопился что-то с ним делать, доводил до беспамятства медленными ласками. Садист.

Поначалу Кир боялся, что Шайрин будет чересчур нежничать или, что куда хуже, смеяться, но наг оказался страстным и сдерживал себя лишь в некоторой степени: достаточной, чтоб не причинить боль, которая выходила бы за рамки возбуждающей. А еще Шайр ни капли не стеснялся вертеть Кира как заблагорассудится, в чем ему немало помогал хвост.

Когда Шайрин настойчиво погладил ягодицы ладонями, а потом несильно сжал их, Кир вспомнил об одной чертовски немаловажной детали, про которую забыл напрочь. И выругался. Шайр руки не убрал, но немного притормозил, вопросительно глядя на Кира. Тот потянулся за поцелуем, который тут же получил, положил голову на плечо Шайрина и шепотом – на большее не хватало никаких сил – сказал:

- Подожди…

 
 

Глава 12

- Где ванна? Мне надо немного подготовиться, совсем забыл.

- У солдат только общая ванная. И она сейчас закрыта, да и я не выдержу, боюсь, - хрипло ответил Шайрин. – Обязательно? Ты же чистый…

Шайр провел рукой по бокам Кира, ощутимо, но без боли. Просто давая почувствовать свою силу, нетерпение. Его возбуждение и желание были настолько откровенными, что Кир сам почувствовал – не вытерпит.

Пробормотав в ответ что-то про особенности человеческого строения и ограничения минетом, Кир спустился пониже, так, чтобы голова оказалась в той области, где под чешуйками был скрыт член. С минуту поглаживал гладкую, чуть прохладную чешую, затем глянул на Шайра:

- Ну?

- Что?

- Показывай свое сокровище.

- Если все кончится смехом – я тебя отшлепаю.

- Не искушай, - передразнил Кир, продолжая нежно касаться чешуи.

Увидев «сокровище», Кир подавил облегченный вздох. Все же, учитывая размеры нага, Кир всерьез опасался, что перед ним предстанет пятидесятисантиметровый гигант и будет ой как не смешно. Это только на словах – чем больше, тем лучше, а тут, учитывая физиологию и прочее, лучше что-нибудь небольшое. Нет, Кир даже в страшном сне не посмел бы назвать маленьким или даже средним, но на практике вместить в себя такой член было вполне возможно. Или сделать минет, чем Кир и собирался заняться.

Кир провел рукой по члену Шайра, заставив того дернуться, а потом лизнул головку, словно пробуя на вкус. На самом деле не словно – мало ли что, вдруг у нага член отвратительно горький, и Кира затошнит? Хорош будет горе-любовничек, секс испорчен по умолчанию на много лет вперед, такое не забывается. Но все было как у обычного человека, если уж про вкус говорить, и Кир вобрал в рот всю головку, двинул головой вверх-вниз и посмотрел на Шайра – вид у нага был донельзя шокированным. Ну и ладно, главное, у Шайра стоит как надо, Кир минет закончит, тогда и поинтересуется, что это такое было. Не пытаться же разговаривать с членом во рту.

Вообще, Кир любил делать минет. По крайней мере, сильнее, чем анальный секс. Удовольствие тут было больше в психологическом плане: знать, что доставляешь партнеру несравненное наслаждение, заставлять терять контроль – в этом было что-то необъяснимо привлекательное для Кира. Хотя мастером минета он бы точно себя не назвал. Один из его временных партнеров умел делать «горловой» минет – вот это настоящий мастер. А Кир до такой степени не дошел – инстинкт сохранения организма (в частности, горла) не давал повторить за случайным партнером подобное.

С Шайром Кир минетом наслаждался. Смотрел на лицо нага, полностью погрузившегося в ощущения, смотрел, как тот реагирует на малейшее движение языка по члену, на искаженное неудовлетворением лицо, когда не давал кончить в последний момент. И восхищался выдержкой. Другой бы уже умолял о том, чтобы ему дали кончить, Шайрин же упивался самим процессом. С таким любовником определенно будет очень долгая и мучительно-сладкая ночь. Наконец, почувствовав, что Шайр вот-вот кончит, Кир отстранился, поцеловал куда-то в шею и рукой довел до разрядки. Да, это было бы абсолютно сказочно, если б к чувственному стону Шайрина еще и собственный стояк не мешал так сильно. Кир потянулся к своему члену, только Шайр перехватил руку:

- Дай отдышаться, я сейчас…

- Лежи уж.

Кир попытался высвободить руку, чтоб дотянуться до своего напряженного члена, только Шайр удобнее взял его за две руки и опрокинул на бок, удерживая запястья. Вот же силища, никак не вырваться и не извернуться. Может еще и синяки останутся, крепко держит. Зараааза.

- Потерпи минутку, - наг немного лихорадочно целовал Кира в шею, отрываясь и шепча на ухо: - Что же ты делаешь, а?.. До чего доводишь?.. Совсем себя не контролирую…

На минуту Киру показалось, что не нужно ничего, что он просто взорвется сейчас от ощущения уверенных, сковывающих его рук нага, и полной неспособности Шайра взять контроль над тем удовольствием, в которое его погрузил Кир.
Не вышло без рук, потому Кир жалобно пробормотал:

- Я сейчас тут скончаюсь.

- Лучше просто кончай, - Шайр уже немного пришел в себя, несильно сжал член Кира в ладони, и тот кончил.

Быстро, словно подросток.. От одного прикосновения, Шайрин мог собой гордиться. Стыдно Киру не было, было слишком хорошо. И чуть отдышавшись, начал смеяться, еле произнося:

- Шайр, придется мне тебя отшлепать… Скончаюсь, просто кончай…

- Может мне? А то смеешься тут, - наг подгреб Кира к себе под бок, устроив на своем плече голову любовника.

- Так кто меня смешит? А если б у меня все возбуждение схлынуло, а?

- Восстановил бы.

- Вот же… Герой-любовник, - Кир погладил чешую на хвосте. – Чего так удивился в начале минета, а?

- Так это минет называется? Отличнейшая вещь, скажу тебе, - разулыбался наг. – Только жаль, что не смогу ответить тем же.

- Стой-стой, что значит называется? Тебе что, ни разу не делали? И почему без ответной любезности? – Кир приподнялся на локте, заглядывая в лицо Шайра, и тут же получил поцелуй в губы.

- Лиэр, Лиэр… Ты зубки Ашраи видел? Или хотя бы мои? Я же раньше только со своей расой… ммм… практиковался,- Шайр и сам фыркнул, сообразив, как забавно звучит подобное. – В общем, суть ты понял. Честно, я чуть не перетрусил, когда ты его в свой ротик взял.

Шайр, глядя на губы Кира, начал водить по ним пальцем, за что Кир сразу чуть куснул их.

- Пожалел?

- А сам как думаешь? Знал бы, что так хорошо бывает, даже с зубками поострее попробовал бы.

- Не смей. Твое, кхм, сокровище мне еще пригодится, - пошутил Кир.

- Думаю мне тоже. Как обычно спишь? Тебе одеяло потеплее? – Шайр опустил хвост с кровати, обернувшись в сторону Кира.

- Ты что, уже спать собрался? – Кир спросил это так возмущенно и даже обиженно, что Шайрин рассмеялся.

- Не имею ни малейшего желания, но у некоторых день тяжелый и стрессовый, сон, отдых – самое то, - ничего от серьезности, сплошная провокация.

- Я уже тебе говорил, какой для меня самый лучший антидепрессант, кажется… С памятью проблемы, господин хороший? - Кир успел обхватить не отошедшего от кровати нага за шею и зашептал на ухо: - Официально прописываю регулярный секс. Увеличивает приток крови к голове и поступление кислорода, что усиливает мозговую активность, а еще увеличивает образование нейронов в гиппокампе, что как раз улучшает долгосрочную память.

- Слушаюсь, Лиэр. Никогда не думал, что научные термины могут так заводить. Кииир, беги в ванну, а то не выдержу, и будет второй, уже полноценный заход, без всяких там водных процедур, - Шайр, обернулся, подхватив Кира, который даже испугаться не успел, и поставил на пол.

- Шайр, ты про физиологию человека читал что-нибудь? – спросил Кир, беря из рук Шайр ранее разбросанную одежду.

- Планировал, да с проверкой замотался. Но намек понял, сейчас займусь. Что в поисковик вводить?

- Гей секс набирай, не ошибешься, - усмехнулся Кир. – Как раз, как вернусь, станешь гуру.

Глядя на то, как одевается, Шайр не выдержал – самолично застегнул все пуговки на рубашки. Пожалуй, это было более интимное дело, чем раздевание, даже чем минет. Застегнуть, закрыть от чужих взглядов то, что теперь принадлежит тебе. Добровольно и безраздельно. Собственник в Шайре довольно шипел, словно по змеиной шкуре лучи солнышка прошлись. Чудненько выходило. Как особь Шайр Кира еще раньше оценил, а вот что из Кира любовник отличный - понял только сейчас. С трудом подавив желание обвить хвостом хрупкие косточки, потереться о невероятно нежную кожу, поцеловать в губы и вообще разложить прямо здесь и сейчас, Шайр вытолкнул полностью одетого любовника в коридор. Ходячее искушение.

Кир только улыбнулся, стоя на пороге глядя на такого Шайра. Раскованного. Счастливого. И дико соблазнительного. И пулей понесся в медотсек в душ и за смазкой.

Открытая дверь медблока насторожила, Кир точно помнил, что закрывал ее. Да и не мог он допустить подобной небрежности. Впоследствии Кир так не смог сказать, зачем пошел в медотсек сам, а не сходил за кем-нибудь, за Шайрином, к примеру. Сперматоксикоз – не то оправдание, которое можно было бы предъявить кому-то. Ну, разве что Шайрину только.

Стоя на пороге медотсека, Кир смотрел как пресловутая комиссия, которая и так уже попортила немало нервов и настроений всем на базе, а Киру еще и вещей в придачу, перерывает медблок. Совсем не так как комнату – методично, аккуратно, чтоб все оставалось на том же месте, в том же положении, как и было.

Среагировать первым Кир не успел: хотел рвануть из блока, но наг заметил первым и хвостом сделал подсечку, в результате чего перед Киром только потолок мелькнуть успел. Его подняли за шкирку, закрыли рот.

- Лайэр, что теперь делать?

Лайэр Шиор выглядел раздосадованным и разозленным, а потом так нехорошо сказал, совсем нехорошо:

- И зачем сюда пришел, спал бы себе спокойно. Или лучше с базы ушел по-хорошему. Теперь руки марать придется…

 
 

Глава 13

Кир совсем не относил себя к слабонерным, но сейчас его буквально затрясло. Слишком резко, слишком неожиданно, слишком страшно и реалистично. Все слишком. А еще будет безумно обидно, если его убьют прямо сейчас. Вот так глупо и невовремя. Хотя навряд ли к слову смерть могут быть применимы такие понятия, как умно или вовремя. Смерть никогда не бывает к месту.

Наг, удерживающий его на весу, казалось, ни чуточки не напрягался, хоть Кир и считал себя не пушинкой. Лайэр Шиор, пусть и был недоволен, но больше выглядел надутым, как маленький ребенок, которому младший брат или сестра попортили веселье, чем растерянным или испуганным. Похоже, они считали убийство Лиэра делом бесхлопотным и беспроблемным, что самому Лиэру оптимизма не внушало.

Между тем, наги не отрывались от своей «работы», правда действовали уже не как заядлые перфекционисты, возвращающие все в то же положение, что и раньше. Ну хоть погрома не устраивали. И то хорошо. Для кабинета, не для Кира. Пришьют – и попробуй доказательства найти.

- Так что с ним делать, Лайэр? – наг тряхнул Кира, словно тот был игрушечным.
Наверное, именно эти слова вырвали Кира из состояния беспомощности. Или эта минивстряска. Хотя, может просто мозг решил, что терять нечего, так почему бы не начать действовать безрассудно?

Кир со всей злости укусил нага за руку, закрывающую ему рот, в результате чего тот растерялся – не ожидал подобной прыти от слабого человека – и отпустил, чем Кир не преминул воспользоваться. Кир ни на минуту не думал, что стоит пытаться выбежать в коридор, бесполезно: схватят, скрутят и пикнуть не успеешь, не то что на помощь позвать. Вместо этого он кинулся к кнопке, которая поднимала бы тревогу по всей базе. Хорошо, что медлок считался помещением хранения опасных веществ, потому-то она тут и была.

Успел. Наги опоздали буквально на секунду-другую. И Кир, пришпиленный мощным хвостом к полу, не смог сдержать улыбки, отмечая краем глаза пыль с кнопки на руке – правда, успел, не показалось. И базу огласил такой вой сирены, что Кир начал бояться за свои барабанные перепонки.

Лайэр выругался, один из помощничков вопросительно на него смотрел, явно ожидая указаний, зато второй, до этого державший Кира, а ныне прижавший к полу хвостищем, решил проявить инициативу и приставил лазерный пистолет к виску Кира.

- Стрелять?

Говорят, перед смертью время убыстряет бег, и успеваешь увидеть всю свою жизнь. Врут. Перед смертью время тянется столь медленно, что чувствуешь, как между лопатками становится мокро и холодно от пота, а воздух превращается в вязкое желе, который вдыхаешь с трудом и через силу, тягуче.

Кир закрыл глаза. Мыслей не было и реальность уплывала куда-то. Чтобы было не так страшно. Чтобы было почти спокойно. И чтобы вырвать, выдернуть Кира громким окриком и звуком выстрела, к счастью, не в его голову. Или к несчастью. Потому что, судя по открывшейся картине, попали в Шайра, стоявшего на пороге и неловко опиравшегося о стену.

- Идиот, что творишь?! – рядом заорал Лайэр Шиор, и наг, который стрелял, отлетел в противоположную сторону. – Твою мать, да ты совсем идиот?! Зачем вытащил пистолет? Убить кого хотел?!

Разве не этого они добивались? Или это все относилось только к Киру, а при появлении нага ситуация менялась кардинально?

Так как Шиор все свое внимание потратил на выстрелившего, то не заметил, что Шайр уложил второго его помощника и вполне мог бы свалить и самого Лайэра, если б не ранение в плечо. Место ранения не было опасным, только вот современное лазерное оружие не позволяло крови сворачиваться, что могло закончиться весьма печально. К тому же вызывало болевой шок, потому Шайрин и не смог двигаться нормально в самом начале, да и сейчас наверняка с трудом полз.

Хотя и это было удивительным, по прикидкам Кира, даже с наговской выносливостью, Шайрин должен был минут пять быть в отключке, а потом раза в два больше по времени стонать от боли, катаясь по полу. Выносливый.

Сцепиться с Шайрину с Лайэром не дали странные действия последнего. На взгляд Кира странные, Шайрин же после них как-то расслабился, прекратил напоминать, нет, не натянутую тетиву, а шаровую молнию, готовую в любой момент среагировать на лишнее движение или даже дыхание. Лайэр Шиор поднял Кира за плечи и пихнул к Шайрину с напутствием:

- Ты же Лиэр, какого черта сидишь? Помоги ему, это же в твоей компетенции. Пока я с этим… Разберусь. Слов нет.

Как ни удивительно, Кир безропотно все выполнил. Потянул молчаливого Шайрина в сторону кушеток, усадил, обработал рану, наложил повязку. Заметил, что в медотсек зашли наги. Точнее вбежали.. А потом еще Лер Ашин и какой-то наг, на которого все смотрели с таким же вниманием и уважением, как и на Лер Ашина. Лаар Глориш, как к нему обратился один из нагов. Кир, встал с кушетки, на которую и сам не заметил как присел, подошел к нагам поближе. Лер Ашин ругался с Шиором, остальные наблюдали молча. От их крика начинала болеть голова. И без того в ушах гул стоял, а тут такие эти вопли.

А еще Кир никак не мог сообразить, чего они пришли, мысли совсем путались. О чем собственно и спросил у Лер Ашина. Тот глянул на Кира как-то странно, потом наклонился, посмотрел глаза в глаза. В итоге Кир был усажен на другую кушетку, почти все наги выгнаны, кроме Шиора и этого нового Лаара, ну и Шайрин, уже полностью очухавшийся пересел поближе.

- Что с ним? – ладонь Шайра легла на лоб.

Вот что за глупое суеверие, что если человеку плохо, то надо потрогать? Против того, что Шайрин его трогает, Кир ничего не имел, но все же…

Тем временем подошел Лер Ашин, всунул стакан с чем-то в руки Шайрину.

- Это Лиэру, успокоительное со слабым снотворным действием. Шок у него: глянь на зрачки, почти всю радужку затопили. Напоить, закутать в теплое и дать подольше поспать. А мы с Глоришем расспросим о произошедшем Лайэра. Твои и Лиэра варианты послушаем завтра, так что отдыхайте, - Лер Ашин глянул на этих двоих с сочувствием, потом придвинулся ближе и произнес так, чтобы слышно было только им двоим: - Не беспокойтесь, теперь Лайэр Шиор так легко не отделается, не позволю.

Шайр не сдержал ухмылки:

- Ты уж постарайся, я с десяток лет отдал, когда пистолет на Кира направленный увидел. Хоть Лайэр Шиор может и не хотел чего-то такого… Да только плевать мне на то, что он хотел. Есть факты, и с ними я мириться не хочу. И Кир, думаю, тоже.

Когда все наги, кроме Шайра, покинули медблок, в отношении Кира были соблюдены все ценные указания. И еще свои приписаны – завернутого в одеяло Шайр утащил его к себе, в свою комнату, на свою кровать, себе под бочок, где Кир и заснул.

***

Пробуждение было приятным. Кир выспался, ему было весьма тепло, что тоже немаловажно, а еще он спиной прижимался к Шайрину, что было очень и очень важно. Только бок немного сомлел, Кир неловко перевернулся и разбудил нага.

- Спи еще, у нас сегодня почти выходной, - Шайр погладил рукой по животу, чуть ощутимо пробежался пальцами вокруг пупка.

Шайр, вот же ж… Оставил только трусы, а так Кир был полностью голый. Кир не поборник монашеских ряс, но любил одевать пижамы, потому что часто мерз ближе к утру, а тут почти голый. Непривычно. И возбуждающе.

- В честь чего?

Шайр нахмурился.

- Из-за вчерашнего. Только потом нам надо будет все же подойти, показания дать.
Кир тут же вспомнил приставленный к виску пистолет, фразу «марать руки». Утро, увы, утратило свою прелесть безвозвратно. Кир поежился, Шайр, моментально заметив его реакцию, притянул поближе, сам перевернувшись на спину и почти полностью затащив Кира на себя.

- Очень испугался? Впервые такая ситуация?

- Конечно. Я же все время в безопасных зонах, оружие только на голограмме видел, в реальности еще ни разу… А вот результат действия не раз видел, в морги нас исправно водили, - Кир вздохнул и продолжил откровения: - А тут, сам видишь, неожиданно все было, потом, как к виску пистолет приставили – так и не знал, что делать, думал уже все. И умирать не хочется, и от собственной беспомощности тошно и противно. А как представлю, что этим оружием половину башки снесет, а потом еще хоронить в закрытом гробу, потому что ни один патологоанатом рану на голове от лазера не зашьет…

Объятия нага действовали безумно успокаивающе и умиротворяющее. В иной ситуации Кир бы не решился выложить все так откровенно. Или не вышло бы говорить так спокойно.

- Не думай, попозже прокрутишь ситуацию, тогда легче будет, намного. Сам такой был, как на первую спасательную экспедицию отправился. Там мирное население терроризировали, оружие было, пусть и не лазеры, да все равно бьет больно, - Шайр замолчал, словно обдумывая что-то и механически поглаживая Кира по волосам, потом заговорил снова: - Так там как в меня кинули то ли гранату, то ли еще что-то такое – с места сдвинуться не смог, просто смотрел, как она летит в мою сторону – и все. Хорошо, командир рявкнул что-то, и я в сторону отпрыгнул, но то чистые рефлексы. Тогда-то я и понял, почему в нас все до автоматизма вбивали, а группы всегда составляли так, что на одного опытного приходился один «зеленый».

Потому что в подобных ситуациях знания не важны, только реакция и способность сохранять спокойствие. Реакция есть у большинства, а спокойствие с опытом приходит.

- У меня ни реакции, ни опыта, увы, - Кир улыбнулся немного криво.

- Тебе это вроде как и не нужно. В данной области, имею ввиду. Зато раны зашиваешь отлично, а то я знал одного Лиэра, который после каждой обработанной раны в обморок падал.

- Уволили? – Кир чуть приподнял голову, глянув на Шайра. – Кому ж криворукие нужны…

- Неа, год попАдал, потом пришла выдержка, научился. Гением не стал, но врач вполне неплохой, - Шайрин резко перевернулся на бок, придержав распластавшегося на нем как ящерка на солнце Кира. – Это я к чему веду. В любом деле, главное, опыт. Если он есть, то и действуешь иначе, правильнее. А без него всегда трудно что-то толковое сообразить. Ничего, проведем тебя по паре тренировочных моделей, больше не испугаешься, будешь на пистолет реагировать как на брата родного.

- Дергаться и шугаться? – рассмеялся Кир, устраиваясь поудобнее, так, чтоб можно было положить голову на вытянутую руку Шайрина.

- С чего бы?

- Потому что братьев у меня нет.

- Тогда как на мать.

- Пытаться сбежать куда подальше от опеки? Вполне возможно…

- На отца? – Шайрин откровенно над ним потешался.

- Закатывать глаза со словами, что доконали твои голограммы с русалами?

- Сдаюсь... Хотя, может как на меня? - Шайрин хитро прищурился, с трудом удерживаясь от широкой улыбки.

- Возбуждаться? От такой привилегии откажусь, мне и тебя хватит. А от пистолета...

- Все, окончательно белый флаг. Не хочу думать, что ты реагируешь на пистолет так же, как и на меня.

- Ревнуешь?

- Можно не отвечать? И все-все, я сдался.

- Вот так бы сразу. И не вздумай мне никакие тренировки устраивать, мне и этой на всю жизнь хватит.

- Договорились. Спать или вставать?

- Ни то, ни другое. Целоваться хочу, - Кир потянулся около Шайра, подобрался ближе к губам, а потом добавил: - Только целоваться, хорошо?

- Хорошо, когда ты так лежишь, когда целуешь – отлично.

 
 

Глава 14

То, что Шайрин именовал дачей показаний, Лер Ашин – допросом, оказалось обыкновенной беседой за чашечкой чая. Чай был не хуже того, которым Кир поил Шайрина. Может и лучше, но этого Кир бы точно никогда не признал.

Беседовал он с Лаар Глоришем, управляющим базы – невидимым и неуловимым. Существование этого нага стало для Кира шоком, он уже привык, что Лер Ашин всем распоряжается, что он тут главный начальник, а тут в закромах еще один начальничек оказался, да рангом повыше. А Лер Ашин – заместитель управляющего всего лишь. Где обитал Лаар Глориш, делал ли что-то – все было большой загадкой. Да и зачем он вообще, если Лер Ашин сам со всем справляется? Чуть позже ситуацию прояснил Шайрин, рассказав, что Лаар Глориш изначально был против управления станцией, не этой конкретно, любой, но начальство не хотело списывать его со службы. Уж слишком умелым руководителем тот был, мог «парой слов из беснующейся толпы сделать строй», как выразился Шайр. Случись что непредвиденное в государстве Ашраи – к Глоришу обратились бы одним из первых.

Военный, ученый, отлично разбирается в политике и экономике - кладезь знаний для различных чрезвычайных ситуаций. Почти идеал нага, если б не преотвратный характер и желание делать все в противовес другим из чистого упрямства.
Вот и договорились они так, что официально Глориш управляющий, а на деле просто будет заниматься тем, чем хочет, причем получая за это приличную плату. Кто ж откажется?

Лер Ашина тоже не обидели – плата у него была раз в пять больше, чем у обычного заместителя управляющего, ровно такая или даже чуть больше, чем платили стандартному управляющему. По тому времени, когда Ашин искал место управляющего станцией или хотя бы заместителя, поскольку род не позволял претендовать на более низкую должность, свободных мест на базах не было, так что такое положение дел устроило тогда всех. Да и Лаар Глориш, хоть и не вмешивался в обычные дела базы, помогал при необычных. Как сейчас, например.

Но это к сути не относилось. Суть была в том, что не только стрелявшему нагу, но и Лайэру грозил срок, хотя с последним спорный вопрос – он остановил своего подчиненного, а что поздно – так отделается штрафом или понижением в должности. Насколько понял Кир из разговора, Лаар Глориш был обеими руками, а еще и хвостом, как минимум, за последнее. Только, учитывая изворотливость Шиора, сомнительно было, что наказание он получит максимальное из возможных, скорее уж наоборот. Да и показания он давал такие, что оказывался чуть ли не белым и пушистым. Сначала говорил, что Кир перепутал, медотсек наги просто проверяли по долгу службы, а Кир на них набросился. Потому они, чтоб не навредить человеку, просто удерживали его. Кир, в то время как Лаар Глориш рассказывал об этом, чуть насмешливо фыркал, но легкая тревога присутствовала – в медотсеке камер нет, ни Лайэр Шиор, ни Кир никак не смогут подтвердить свои слова. Потом, когда Глориш «прижал» окончательно Лайэра Шиора, тот сознался, что хотел найти что-то, однако уточнять не желал, в кабинете, на человека напал, но убивать и в мыслях не было. Хотел просто вколоть «Иную память» - новейший продукт нанотехнологий, который помогал заменить одни воспоминания другими с высокой точностью.

- Только видите ли, Лиэр Кир, весь этот допрос не записывался, нет у нас компетентной особи для проведения допроса. А без этого все, что тут наговорил Лайэр Шиор – пустой звук и считается недействительным. Так что Лайэр Шиор, - Глориш зло сощурил глаза, но тут же взял себя в руки. – Так вот, он прямо заявил, что будет на суде, если дело до него дойдет, придерживаться первой версии.

- То есть, как я понимаю, он выйдет сухим из воды? – вздохнул Кир и потянулся за сладким, чтоб наг не заметил раздосадованное выражение на его лице.

Не то, чтобы Киру было столь принципиально, чтоб этого Шиора упекли за решетку, но неприятно было точно. Из-за него и так прилично натерпелся.

- Почти сухим. Дело тут в другом. Он предлагает сделку. В большей части она касается базы, но и тебя так же, - Лаар Глориш замялся.

Было видно, что он бы с удовольствием просто упек Шиора за решетку, но здравый смысл заставлял обдумывать другие варианты.

- А поподробнее? – Кир спросил больше из вежливости.

- Пара новых космолетов, новое техническое оборудование, ремонт старой части здания, увеличение бюджета, в том числе и на медикаменты, возможность выбирать новичков в первой десятке… Неплохо, как понимаешь, для базы, хотя Лайэр Шиору это почти ничего не будет стоить, просто напишет нужные бумажки. Кир, какая у тебя продолжительность жизни? – вопрос был неожиданным.

- Около трехсот лет, как появятся более мощные средства увеличения продолжительности жизни – сменю.

- А если бы я сказал, что уже сейчас можно увеличить продолжительность вдвое и замедлить старение в несколько раз? Это предложение Лайэра Шиора для тебя.

Кир заинтересованно приподнял бровь:

- С какой стати? Вы же сказали, что в случае суда ему ничего не грозит, так зачем ему… Откупаться от меня таким образом?

-Видишь ли, сейчас ты главная пострадавшая сторона, причем не наг, потому суд и его решение будут делом публичным и получат широкую огласку. Лайэр отделается от срока, конечно, заплатит приличнейший штраф, но и все. Только вот это не избавит его от общественного порицания, а в работе проверяющего это весьма серьезная проблема. Поэтому до такого доводить он не хочет и предлагает устроить тебе поездку на одну закрытую для других рас планету, где как раз можно немного увеличить продолжительность жизни. Пожалуй, Шиор единственный, кто сможет «выбить» подобное разрешение. Так что твой выбор – почти шестьсот лет жизни или подпортить жизнь Шиору.

- А чтобы Вы выбрали?

- Догадаешься?

- Увеличение жизни?

- Неа, напакостить. Из желания сделать не то, что от меня ожидают. Надеюсь, ты не такой упрямый, как я, - рассмеялся Лаар Глориш.

- Я тоже надеюсь, но все же подумаю.

- Реши за четыре дня, потом проверяющие уедут.

***

Кир изначально знал, что выберет. Да, Лайэр Шиор его бесил до чертиков, да и не был Кир уверен в том, что наг хотел всего лишь заменить ему память, а не пришибить и скинуть куда-нибудь в открытый космос. «Иная память» - удовольствие не из дешевых, был ли смысл тратить ее так бездумно? Но еще триста лет жизни – слишком щедрое предложение, чтобы от него отказаться. Человеческой расе такие технологии нескоро будут доступны. Кир вообще рассчитывал, что в лучшем случае на его жизнь придется от силы четыре с половиной столетия, а тут такой подарок.

Но и с ответом Кир не спешил, почему - и сам определить не мог.

Между тем, жизнь на базе продолжала кипеть и бурлить, причем теперь никого не сдерживало присутствие проверяющих: о произошедшем в медотсеке было известно всем на станции. Как и о том, что комиссия теперь будет молчать, чтобы не происходило у нее под носом, даже если наги решат устроить пьянку и дебош.
Кира просто засыпали вопросами о самочувствии, здоровье и прочем. Ко всему этому добавлялись маленькие подарки, сладости и предложения помочь с чем-нибудь. Кир реагировал почти как обычно: сладости складывал Шайру, подарки сгребал в какой-то мешок – потом вместе с Шайрином решит, куда их приспособить, хотя статуэтки в форме нагов уже решил начать коллекционировать, а от помощи вежливо отказывался. Ну не коробки ж с лекарствами перекладывать просить? Или шприц в руки давать? Да и немного этой работы, почти ничего, возобновили экспедиции не полностью, только две в день разрешалось.

Когда до отъезда комиссии оставалось всего половина дня, Кир решил зайти к Лаар Глоришу и дать ему ответ. И еще решить один весьма немаловажный вопрос, связанный с поездкой на другую планету, да еще и другой расы.

Услышав ответ Кира, Лаар Глориш одобрительно улыбнулся и сказал, что всегда верил, что врачи – самые разумные существа и их вообще стоит выделить в отдельный вид. Независимо от расовой принадлежности.

Кир согласился, тут и впрямь не поспоришь, а потом принялся аккуратно так намекать, что несмотря на благоразумие, он все же беззащитный, не знающий традиций человек. И не единственный пострадавший в этой истории. Лаар Глориш посмеялся, сказал прекращать танцы с бубнами, велел через три дня быть собранным и готовым к поездке.

И сделал все так, как на то рассчитывал Кир. Намеки, к счастью, были успешны.

Еще одним маленьким (или большим) событием стала записка от Шайрина и все последующие за этим события. С утра в записке кратко сообщалось, что смысла ждать отъезда проверки Шайр не видит, больше неприятностей она никому не доставит, да и комиссия уже уезжает и точно ни на что внимания не станет обращать. Сначала Кир не понял, что за такое обещание, а вот когда к обеду к нему притащили двух побитых нагов, в которых Кир узнал тех «охранников», которые не хотели выпускать его из медотсека по приезду проверки, то все понял.

С одной стороны хотелось надавать Шайрину по хвосту за подобное – давно ведь уже было, зачем вспоминать, да и сам Шайрин вдруг бы пострадал, а потом Кир передумал. Хочет Шайрин его защищать – так пускай. Киру от этого хуже не станет, если не считать добавленной работы. А вечером Кир узнал, что вся база была в курсе того, что Шайр вызвал этих двоих на бой. От Кира все скрывали – хватит потрясений для Лиэра-человека, а то еще дерганным станет и заболеет. Хотя Кир все же, фигурально выражаясь, прижал к стенке одного из нагов, и тот ему выложил все подробности, даже видео заснятое дал. Как оказалось, Шайр вызвал официально на бой, так что никаких правил не нарушил. Да только вызвал этих нагов по одиночке, а не сразу вдвоем. Кир закономерно удивился, чего это Шайрин должен был один против двоих биться. Вот тут-то ему и поведали, что Шайр исключительно мастерски дерется, родись он во времена войн – непременно стал бы героем. И на тренировке против него меньше трех противников не выставляют.

Чтоб не расслаблялся. Рассказал еще, что изначально Шайра считали одним из тех редких экземпляров, у которых генетически заложен повышенный уровень боевых способностей, да только полосы у него совсем не белые, потому подозрения и были сняты. Нет, в этих полосах не было ничего плохого, просто тогда ранг нага становился выше.

«И отношение было не как к равному, а как к вышестоящему», - мысленно прибавил Кир.

Учитывая то, насколько Шайрин был компанейским, то для него подобное было бы просто ужасно: стать для остальных не приятелем или другом, с которым можно пошутить, стукнуть, позвать потренироваться, а кем-то вроде старшего, недалеко по рангу от того же Лер Ашина... Вот и понятно было, для чего Шайр себя постоянно марганцовкой красит.

«Выбив» из нага всю необходимую информацию и даже сверх того, Кир с чистой совестью позволил ему уйти. И решил для себя, что обязательно расспросит Шайрина обо всем. К тому же, у Кира много вопросов скопилось к Шайру конкретно за последние дни. Наг был немного подавлен, Кира не избегал, но явно обошелся бы и без встреч, хотя Кир не сомневался, что до сих пор нравится нагу и тому приятно его общество. Было такое ощущение, что Шайрин чего-то ждал от Кира.
Понять бы еще чего. Поэтому надо было как-нибудь провести допрос с большим пристрастием. Хотя почему как-нибудь, почему не сейчас?

 

 
 

Глава 15

К Шайрину Кир пришел поздно вечером, так сказать, при оружии – бутылке хорошего вина и какой-то очередной инопланетной закуске, которую мама прислала не так давно. Говорила, что пробовала, значит, не умрут от какого-нибудь убойного вкуса.

Шайрин его приходу удивился. Интересно, почему? Мог бы и догадаться, что Кир нагрянет со дня на день: они ведь так и не закончили одно весьма важное и неприличное дело. Но Киру все же Шайрин обрадовался, выражение лица сделалось мягче, теплее.

Уже сидя на стуле и расставляя припасы, Кир как бы невзначай поинтересовался:

- Шайр, а ты тогда успел прочитать про гей секс?

- Нет. Тогда не успел, чуть позже прочел.

- Закрепить теорию не желаешь? – Кир поднялся со стула и прижался всем телом к нагу.

Он и сам от себя такого не ожидал. Как-то раньше Киру не приходилось предлагать себя кому-то столь откровенно и нагло. Но с Шайром не было страха, что оттолкнут, подумают плохо или назовут распущенным. С ним это была страсть, а не пошлость. Дело было не в наличии хвоста или отсутствии ног, не в ослепляющей красоте или огромной силе, а в самом Шайре.

Вино и закуска были благополучно забыты. И все, что случилось в другой вечер пребывания Кира в комнате Шайрина, повторялось. Снова поцелуи до одури, кинутая куда попало одежда, Кир на наге, через секунду - под. Тяжелое тело сверху, но не вышибающая дух тяжесть, поцелуи с легким привкусом крови - клыки в себя наг точно не смог бы втянуть. Постепенно бешеную страсть заменили легкие расслабляющие поглаживания. Поцелуи без языка и ладони нага, мявшие ягодицы не грубо, но сильно. Контраст. Как сладкое и острое. Чтобы ощущалось сильнее и ярче.

Кир даже представить себе не мог, что может сотворить с телом язык нага, до какого состояния довести. Руки – это еще привычно, поцелуи тоже, но язык, оплетенный вокруг соска и слегка тянувший его – это умопомрачительно. Хвост Шайр – между ног, кончик хвоста, поглаживающий под коленками… Кир почти не соображал, задыхался. Как можно было ласкать Шайрина, пытаться вернуть ему хоть часть удовольствия, если Киру было так хорошо, что сил хватало лишь цепляться за плечи или за шею нага, целовать лихорадочно и куда придется? Кир ощущал себя абсолютно беспомощным и готовым на все. Такого раньше просто не случалось, всегда был какой-то контроль над собой, а это…

Это было сродни безумию. И Кир не хотел, чтобы это безумие прекращалось. Шайр усадил Кира, прислонив к стене и начал нагло лапать ноги. Длинные, не худые, но и не полные, с чуть более острыми коленками, чтоб быть окончательно идеальными. Но было заметно, что Шайру нравились. Он гладил коленки, с силой проводил по икроножным мышцам, а еще с удовольствием целовал бедра и все повыше, полностью обходя вниманием член Кира, который казалось, сейчас просто взорвется. Даже когда Кир стал умолять Шайра сделать что-нибудь, тот лишь нагло ухмыльнулся и переключился на живот Кира, водя по нему ладонями и языком лаская пупок.

Кир еще раз убедился в предположении, что в сексе Шайр - настоящий садист. Нежный и неторопливый. Он доводил Кира до грани, держал на ней, но не позволял перейти. Не помогал сам и Киру себе помочь не позволял, придерживая шаловливые ручки хвостом, за что бедному кончику хвоста доставалось – его мяли, сжимали, поглаживали.

Не сказать, что Кир не любил подобный секс, но даже для него это было чересчур. Хотелось броситься на Шайра, вцепиться в него и умолять, чтобы тот наконец дал ему кончить. Еще немного и Кир бы так и поступил, но Шайрин, словно почувствовав, взял член Кира в ладонь и провел по ней несколько раз. Так быстро Кир раньше еще не кончал. Он безвольно упал на бок, даже опора в виде стенки не смогла помочь, дыша хрипло и загнанно. Хорошо хоть, что еще не всхлипывая, что от избытка ощущений могло бы стать вполне реальным. Шайр опустился рядом и поглаживал по плечу. Было почти идеально. Без «почти», если бы Шайр точно намеревался продолжить. Кир все же хотел почувствовать Шайрина в себе. И снова наг угадал его желание:

- Отдышался? Продолжим?

- Еще минутку… - Кир чуть приподнял лицо в сторону нага и улыбнулся.
За то тут же был то ли наказан, то ли вознагражден поцелуем.

- Тебе в душ нужно? Отвести? Отнести? – деловито осведомился Шайр.

- Неа, я заранее. Только это не значит, что можно без смазки и растяжки, - Кир шутливо погрозил нагу пальчиком и тут же стушевался: - Если ты понимаешь, о чем я говорю…

- Читал, не бойся. Даже смазку вашу пресловутую заказал, подожди, сейчас достану, - Шайрин ловко спрыгнул с кровати, послышался шебуршение и невнятная ругань.

- Если не можешь найти, глянь у меня в кармане халата.

- Да тут спорный вопрос, проще ли перекопать мой шкаф или отыскать в этом царстве хаоса твои вещи. Хотя вру, нашел, - Шайр залез обратно с интересом уставился на вполне себе приличных размеров флакон со смазкой.

- Это на один раз? - с сомнением спросил Шайрин.

Кир заржал, не смог удержаться – уж больно презабавное выражение было у нага
.
- Нет, не на один. Даже шутить по этому поводу не стану – шутки чрезмерно пошлыми станут.

- Ну и не нужно. Готов к следующему заходу?

- Так точно, сэр.

И, разумеется, они опять не удержались от смеха. Отсмеявшись, Шайр вполне серьезным, даже слегка тревожным тоном попросил:

- Кир, ты ведь понимаешь, что опыта с человеком не было, да и с подобной физиологией встречаюсь впервые. Если вдруг что не так, неприятно, больно, не молчи, ладно? Кому б сказать, что пальцы подрагивают – не поверят, - Шайр притянул Кира к себе, действие не сексуальное, тут только нежность и забота была. Беспокойство.

- Шайрин, а давай покажу, как все делать надо? – предложил Кир так игриво и весело, что Шайр и сам почувствовал, как его отпускает напряжение и некоторая скованность.

- Давай.

- Смазку ко мне и сидеть тихо, лишний раз не дергаться, - предупредил Кир, про себя улыбаясь почти злорадно.

О да, это будет достойная месть за все долгие, не дающие разрядки ласки Шайра. На секунду Кир замялся, все же то, что он собирался устроить – дело нескромное, да и всегда есть вероятность, что партнер не сдержится и просто наброситься на него. Но с Шайрином подобного не будет – в этом Кир точно был уверен. Выдержка у нага огого, да и эта неприкрытая забота… Шайр скорее себе хвост отрежет, чем сделает Киру больно.

Тряхнув головой и отбрасывая последние сомнения, Кир встал на четвереньки, боком к Шайрину, все же развернуться стратегически важным место – это слишком.

Нанес немного смазки на указательный палец, завел руку за спину и, заставив себя расслабиться, медленно ввел себе в анус. Да, длительный перерыв в пассивной роли сказывался. Сначала Кир не получал никакого удовольствия, были чисто механические движения, лишь бы подготовится, но потом становилось все легче, и Кир постепенно добавлял пальцы. Услышав неровное дыхание Шайра, Кир почувствовал, что снова заводиться. Чуть согнув пальцы, Кир не отказал себе в удовольствии провести по простате. Правда, эффект оказался куда сильнее, чем он ожидал. Острое, чуть ли не забытое удовольствие пронзило, заставило застонать, громко и протяжно. Губы сами прошептали имя нага несколько раз.

- Кир, Кир, можно? – ладонь Шайрина легла поверх ладони Кира, заведенной назад.

- Давай, Шаайрииин, ну? – взмолился Кир, бесстыдно расставляя ноги шире.

Пальцы Шайрина, в смазке, чуть холодной, но от этого было только больше ощущений, проникли внутрь. Шайр не торопился, двигал ими медленно, даже когда задел простату и вызвал у Кира очередной стон.

- Кир, на спину можно же, хочу увидеть тебя твое лицо, глаза… Кииир.

Кир послушно улегся на спину и отдался ощущениям. Остро, ярко, но совсем не болезненно. Потому что возбуждение нарастало, тело приближалось к разрядке. Рано, Кир совсем не от пальцев кончить хотел. Разочарованно застонав, Кир отстранил от себя руку Шайрина.

- Тебя... В себе…Можно же? – на что-то более связное просто не хватало ни сил, ни дыхания.

Шайрин, попытался перевернуть Кира на живот, но только вызвал протест.

- Не так, ладно? Ляг на спину пожалуйста. Или можешь полулежа, хорошо?

Шайр оперся спиной о стену, подтянул Кира поближе и поцеловал. Страстно, видно, что самоконтроль нагу давался с большим трудом.

Кир ловко вскарабкался на хвост нага, погладил рукой его торчащий член.

Разумная мысль, что поза наездника будет лучше всего, поскольку Кир сам сможет контролировать проникновение, пришла еще раньше. Хорошо, что мозги окончательно не поплыли, и Кир вспомнил об этом в ответственный момент. Взяв флакон со смазкой и вылив на ладонь приличное количество, Кир размазал ее по члену нага. Предвкушение, смущение, легкий страх, небольшая напряженность – Кир не стал скрывать ни одну из этих эмоций. Секс – это всегда эмоции, если скрыть хоть что-то, то выходит просто пародия. Раньше Кир никогда не осознавал этого так остро. И никогда не желал так сильно показать свои эмоции и чувства.

Приподнявшись и направив рукой член нага себе в анус, Кир стал медленно опускаться. Будь возможность опустился бы сразу, не задумываясь, чтоб почувствовать до конца, а не продолжать эту болезненную, распирающую, но сладкую и безумно желанную пытку. Ноги стали разъезжаться, желание чуть спало – учитывая размер нага, Кир на другое и не рассчитывал. Может и зря такую позу выбрал – мышцы ныли от напряжения, удерживать себя в такой позе, даже держась за плечи Шайра, было неудобно. Но Шайрину видимо тоже надоело играть пассивного актива и, обвив хвостом Кира за талию, он заставил человека замереть.

- Вот уж не думал, что ты такой торопыжка, - Шайрин прошипел на ухо, и, опустив одну руку на немного вялый член Кира, а вторую на сосок, принялся дразняще ласкать.

Кир так и не понял, сколько времени Шайрин доводил его до состояния дикого возбуждения, лишь лаская и не позволяя опустить на член дальше, проникнуть глубже, сильнее и причинить себе хоть какую боль. Какая для такого нужна была выдержка - Кир даже и не думал, сам бы точно не сдержался. Но следующие за этим волны наслаждения, когда Шайрин все же позволил Киру насадиться на свой член… О да, они такого стоили. И хвост, который сначала просто обвивался вокруг талии, потом начал приподнимать Кир вверх и снова опускать вниз. Руки, ласкающие тело одновременно, вынуждали задыхаться от полноты и правильности происходящего. И пусть в скором времени от размеренных ласк не осталось ни следа, пусть они стали лихорадочными и несдержанными, Кир так и не смог сдержать ни одного стона.

Оргазма Кир достиг первым. Ощущения накрыли, погрузили в себя с головой, словно выкинули в море, глубоко-глубоко, так что не выбраться и вздохнуть, не увидеть неба – только глубину, расслабленность. Шайрин, возможно, еще двигался в нем, возможно уже лежал рядом – Кир не мог понять, просто потерял ощущение реальности. Да, за такой секс, который и просто сексом язык не поворачивается назвать, можно душу продать.

Уже чуть позже, когда и Кир, и Шайр немного отлежались и пришли в себя – оба после секса пребывали в невменяемом состоянии, причем кто больше – спорный вопрос, Шайрин произнес:

- Это был лучший прощальный секс за всю мою жизнь.

- Даа, лучший. Стой. Какой такой прощальный? – сонливость и нега слетели с Кира моментально.

- Честно, и без прощального был лучшим.

- Да я не про это! – возмутился Кир. – Чего ты его прощальным называешь-то?

- Ты же уезжаешь с базы, чтобы увеличить продолжительность жизни. А такая процедура длится минимум полгода, - Шайр вздохнул, однако не предпринял не малейшей попытки обнять Кира, а потом продолжил так… щемящее, грустно-серьезно: – Мне тебя будет действительно не хватать. Я хотел бы с тобой более серьезных отношений, не только секса. Как особь ты мне нравишься, в сексе ты идеален. Сейчас я даже точно не могу сказать, что из этого меня больше привлекает, - Шайр рассмеялся, чуть хрипло. Сексуально.

- Шайр, я тебя правильно понимаю. Если полгода мы будем находиться на расстоянии, то можно считать, что отношений не будет, да? –Кир задавал вопрос настороженно – от ответа Шайрина сейчас многое зависело.

- Да нет же! Если бы ты улетел куда-то в другое место, то я бы… Даже не задавался таким вопросом. Но эта планетка – курортная, там соблазн на каждом шагу, нет никакой гарантии, что тебя просто не уведут. И это может быть наг, который будет лучше меня во всем. Как-то так.

Кир резко выхватил подушку из-под головы Шайрина и со всей дури опустил ему на лицо. Потом еще раз и еще.

- Кир, ты чего, не злись, -Шайру наконец удалось перехватить подушку и кинуть ее подальше. На всякий случай.

- Я не злюсь, я тебе мозги вбиваю. Меня, конечно, ты спросить опять не додумался. Ну что ж, будешь догадываться сам. Планета ваша чисто для нагов, со всеми вытекающими последствиями и традициями, - начал Кир, пародируя диктора из новостей. – Наги в большинстве своем благородные, но излишней скромностью не отличаются. А теперь представь меня, бедного, слабого и беспомощного в окружении вас, больших, настойчивых и абсолютно незнакомых. Ты бы меня отправил одного?

- Нет.

- Вот и Лаар Глориш решил выделить мне сопровождение. Догадайся, кто же может поехать со мной? Постой, намекну прямым текстом. Кто же участвовал во всех разборках с комиссией и даже пулю получил? Никого не узнаешь по описанию?

Шайрин все еще как-то неверяще смотрел на Кира, словно тот смеялся над ним. А потом его лицо озарила широченная улыбка, настолько искренняя, которая только у детей маленьких и бывает.

- Но ты можешь отказаться от сомнительной чести сопровождать меня, - предупредил Кир больше для проформы, уже лежащий в крепких объятиях нага.

- Ни за что. Надо еще обязательно подумать, чем там заняться.

- О, вот это я точно знаю. Будем улучшать здоровье и самооценку одной наговской особи. Путем повторения сегодняшней… тренировки. Ежедневно, три раза в день.

 

  • Автор: Hrizalida
  • Название: Фетиш
  • Бета: Incognit@
  • Пэйринг: М/М
  • Жанр: Слэш, Романтика, Юмор, Флафф, Фантастика
  • Рейтинг: NC-17
  • Размер: Миди
  • Предупреждение: Ксенофилия
  • Описание:

    Они были ожившей мечтой Кира: наги – полулюди с длинными змеиными хвостами, еще более красивыми, чем те, что были на голограммах у русалов. Сеть пестрила фотографиями ашраи, новостями об их чудесной силе и еще много о чем другом, что касалось этих поразительных созданий. Заняться как-нибудь сексом с этим прекрасным созданием стало еще одной мечтой наравне с исследованиями различных нечеловеческих рас.

  • Дисклаймер: Все принадлежит автору. Для сайта Yaoi Sanctuary разрешение получено, по всем другим вопросам размещения обращайтесь лично к автору.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

Настя
# Настя 21.09.2016 17:24
В начале очень интересно, но потом еле дочитала,сразу видно писал не профессионал :-x
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Мэри
# Мэри 04.11.2017 23:36
:P :P :P
Хороший оридж на один раз
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать