Вторник, 07 июня 2016 11:31

Рыжий Гусь - Рано умирать, поздно не любить

Читать онлайн

Глава 1.

Ничего не предвещало беды. Настроение было не очень хорошим после нехилой взбучки в кабинете начальства, но это никак не могло повлиять на дальнейшие неприятности. Дейм был взвинчен, руки тряслись от гнева и несправедливости, но как только он покинул кабинет, эмоции немного улеглись. Но когда вечером он сел в машину и остался наедине со своими мыслями, перепалка с директором вновь всплыла в мозгу в мельчайших подробностях. Он вспоминал, как молчал и опускал голову, вместо того чтобы что-то говорить в свою защиту. Однако сейчас, сидя в определенной безопасности от зорких глаз директора и его острого языка, Дейм снова взбесился и вслух начал ругаться, проклиная свою работу, непутевые мозги и еще более непутевого начальника. Кровь кипела в жилах, руки вновь стали трястись, а на лбу вздулась венка, но, несмотря на внезапную волну негативных эмоций, Дейм вел машину спокойно, соблюдая правила. Он не заметил, как добрался до своего дома и вылез из машины, продолжая материть всех и вся на чем свет стоит.

Если бы он не был так поглощен гневной тирадой, то обратил бы внимание на то, что в подъезде он не один. Ему оставалось пройти последний пролет лестницы, как он услышал сдавленное шипение и какой-то мерзкий смешок, после чего поднял голову и остановился на ступеньке, не зная, что ему делать, будто попав под гипноз человека, стоящего на лестничной площадке. На него смотрели два злых синих глаза, густые брови сошлись на переносице, губы растянулись в ненавистной улыбке. Потом Дейм будет вспоминать, что это был его шанс убежать, но он им не воспользовался, находясь в ступоре. Широкоплечий накаченный мужик с сигаретой в зубах, в растянутой футболке, с татуировками на груди и плечах медленно начал спускаться к Дейму, не переставая смотреть ему в глаза. Дейм, разумеется, знал его. Сальмон, переехавший сравнительно недавно, был угрюмым и неразговорчивым, а когда он увидел в первый раз Дейма, который, не стесняясь, обнимал своего возлюбленного, то совсем помрачнел. Стал бросать на него злые взгляды и бормотать что-то себе под нос. Дейм пугался, но не настолько, чтобы бояться заходить в собственный дом. Но сейчас от Сальмона исходила реальная угроза, и Дейм сделал шаг назад. А в следующую секунду полетел вниз по лестнице от мощного удара. Он услышал, как Сальмон сказал что-то про «сраных пидорасов» и спустился вниз к лежащему на полу Дейму.

Остальную часть лестницы ему предстояло опять же пролететь, пересчитав ступени ребрами и зубами. Как только он оказался на улице, лежащим на мокром снегу, чувствуя, как боль разрастается во всем теле, то открыл глаза и попытался позвать кого-нибудь на помощь. Голос будто замерз где-то в горле и звук не вышел, только тихий писк. Дейм чуть повернул голову и выдохнул, радуясь, что его мучитель очевидно ушел. Дрожащими пальцами вытащил телефон из кармана и набрал номер скорой помощи, молясь, чтобы хоть кто-нибудь обратил на него внимание.

Как ни странно, но помощь приехала быстро. Дейм успел сам подняться на ноги и тяжело сесть на скамейку рядом с подъездом, пока ждал врачей.

– Я бы вам советовал поехать в больницу, сделать рентген, – громко подвел итог врач, перестав ощупывать выступающие ребра на худом теле. Дейм вздрогнул, когда доктор убрал ладони с его кожи и покачал головой. – Ну, как хотите, – вздохнул он, вставая.

Дейм прижимал холодный компресс к виску, тихо шипя от неприятного ощущения онемения. Шишка была впечатляющей. Голова болела от частой встречи с бетонными ступенями, в ушах шумело, а во рту по-прежнему стоял отчетливый вкус крови. Дейм, пошатываясь, встал и направился в ванную прополоскать горло. Взглянув в зеркало, увидел свою побитую физиономию и пришел в тихий ужас. Губа была рассечена и сильно опухла, синяк на скуле и ссадины на щеках. Замечательно. Недолго думая, он вызвал полицию.

***

Сальмон с самого утра был на взводе. Сначала кончились сигареты, а за новой пачкой идти было совершенно неохота. Поэтому проснувшись и обнаружив пустую пачку, он взвыл и сел, разминая спину, которая затекла от сна на развалине по ошибке называвшейся диваном. Сальмон попросту на нем не помещался, и потом, новым он не был: торчавший то здесь, то там поролон выбивался из разорванной ткани, подлокотники давно истерлись и были похожи на дрова, короткие ножки совсем не внушали доверия. Но спать больше было не на чем, и Сальмону приходилось ютиться на этой крохотной лежанке. Не успел он как следует потянуться после сна, как телефон начал разрываться, заставляя все-таки подняться и взять трубку. Пока он нес телефон к уху, понял, кто на том конце провода, и что сейчас его слух будет резать крик и ругань. И не ошибся. В трубке послышался женский голос, и Сальмон скривился, плюхнувшись обратно на диван, испугался громкого скрипа и звука ломающегося дерева, но решил не вставать. Выслушал тираду бывшей жены, удивляясь, как эта женщина может ругаться, не позволяя оппоненту вставить ни единого слова. Он и в самом деле не сказал ничего и положил трубку, когда в ней послышались короткие гудки. Ей что, доставляет удовольствие звонить по утрам и выносить еще не проснувшийся мозг? Следом за ней вновь раздался звонок, и Сальмон уже подумал, что она что-то забыла сказать, но когда вновь взял телефон, выяснилось, что рано он подумал о конце неприятного утра.

– Я же писал заявление, что сегодня не выйду на смену. Без содержания, – попытался оправдаться он, слыша неприятный голос своего начальника смены. Пока он слушал все, что этот кретин думает о нем, его лицо медленно покрылось красными пятнами, а глаза опасно сузились. Как только он достиг точки кипения, то со всей силы швырнул телефон в стену, наблюдая, как он рассыпался на кусочки. Ну и пусть. Зато никто больше не будет лезть в душу и гадить там.

Встав с дивана и услышав как что-то позади него упало, он развернулся. Ветхий диван развалился. Подлокотники отпали, ножки подломились и теперь он стал похож просто на груду старья. Сальмон сморщился, пытаясь вспомнить, где он так нагрешил. Курить хотелось нереально, и он потянулся к пачке. Ее постигла та же участь, что и телефон. Хотелось орать от негодования, но он сдержался и, одевшись, вышел в магазин за сигаретами.

Остаток дня он посвятил тому, что пытался собрать в целое развалину, на которой спал. Вот только время убил, и нервы вытрепал, еще и телефон насмерть разбился и не поддавался лечению. Со злости он пнул ножку дивана, сожалея, что кусок дерева не чувствует боли, и, взяв сигарету, вышел в подъезд курить. Его нервам пришлось пережить еще одну встряску, когда он увидел своего соседа, бодро шагающего по ступеням. Это был Дейм. Невысокий и хилый, в темном пальто, с черными волосами и отросшей растрепанной челкой выглядел взвинченным. Его вид всегда несколько бесил своей утонченностью и аккуратностью, а когда он увидел его в обнимку с каким-то парнем, то мысль, что приходится соседствовать с педиком, прочно укоренилась в его мозгу. Образ неприятного соседа вызвал в нем  отвращение, граничащее с ненавистью, а когда на него воззрились серые испуганные глаза, Сальмон не сдержался. Мысль, что его сосед пидорас, не вовремя всплыла в сознании, и он, пребывавший весь день в пассивной агрессии, наконец, нашел на ком мог бы сорвать злость. Уже стоя на пороге подъезда и видя, как Дейм даже не двигается, лежа на снегу, он ушел в квартиру, нисколько не боясь, что мог убить его. Он выдохнул, чувствуя, что злость отступила, и наивно предположил, что чудовищный день закончен. Но вскоре в дверь постучали, сначала спокойно, потом настойчиво и Сальмон решил открыть, хотя изначально не хотел. На пороге стояли стражи порядка в количестве трех штук. Сальмон трагично закатил глаза и запрокинул голову, понимая, что ничего еще не закончено, и что его безобразная и абсолютно необоснованная выходка не останется незамеченной.

– Да я его вообще не знаю! – орал он, спустя несколько общих вопросов, чем вызвал подозрения и получил предупреждение.

– А он, кажется, вас знает, – полицейский внимательно смотрел на Сальмона, прищурив глаза.

– А мне плевать, что он там сказал вам.

– Если вы продолжите в том же тоне, то дело для вас кончится плохо, – предупреждающе начал человек в форме.

– Как хочу, так и разговариваю! Не тебе мне указывать, – взвился Сальмон, пытаясь вытолкнуть со своего порога полицейских. Разумеется, ему этого сделать не дали. Сальмон даже не успел обматерить обидчика, как оказался впечатан лицом в стену, а на запястьях у него защелкнулись наручники.

***

Несмотря на боль в ребрах и ноющую скулу, Дейм был спокоен. Практически счастлив, можно было сказать. По крайней мере, он перестал вести воображаемые диалоги со своим боссом о не выданной премии. И вообще, обида, затаившаяся на начальника, исчезла. Видимо ступени в подъезде имеют какой-то странный излечивающий эффект от внезапных обид. Дейм сидел на широком диване и пил вишневый сок, изредка морщась, когда жидкость попадала на травмированную губу. На душе было пусто и как то…тихо. Мысль о том, что Сальмон, к которому очевидно приходили стражи порядка, придет рассчитаться, немного давила, но почему-то казалось, что ничего такого не будет.

Дейм написал заявление, поэтому, скорее всего, будут длительные разборки, которые предполагают частые встречи. Он вновь поморщился, не желая вообще видеть больше этого бугая. По сравнению с ним он выглядел просто коротышкой. Таким же мелким и жалким. Дейм помнил, как впервые увидел нового соседа, и чувства, которые он у него вызвал, не были радужными. Скорее наоборот. Он внушал страх, его настороженный и угрюмый взгляд, часто обращенный на него, выражал ненависть. С чего бы? Дейм никак не мог понять. А потом сообразил. Ну, конечно же, очередной гомофоб. Не сладко иметь такое чудо у себя в соседях. И Дейм некоторое время рассуждал о возможности переехать в другую квартиру, но быстро передумал. Если ему так не нравится видеть человека другой ориентации у себя на площадке, то пусть сам и съезжает. Размышления на тему переездов вконец утомили замученное сознание, и Дейм не заметил, как уснул, сидя на диване с пустым стаканом в руке.

Уже утром, спускаясь по лестнице и слыша шаркающие тяжелые шаги, его вновь посетили мысли о переезде. Перед ним возник злой Сальмон с растрепанными волосами и помятым лицом, во рту у него тлела сигарета, а в руке он сжимал свернутую газету, очевидно вынутую из почтового ящика. Его глаза не были такими пугающими как накануне, но Дейм остановился как вкопанный и смотрел на своего обидчика.

– Из-за тебя и твоей заявы меня выперли с работы. Но ты же не думаешь, что это что-то меняет, педик чертов! – он выплюнул окурок под ноги Дейму, и, толкнув его плечом, прошел вверх по лестнице.

Дейм ничего не сказал, испуганный внезапной встречей, и вздрогнул, когда дверь квартиры Сальмона захлопнулась, да так, что со стен полетела штукатурка. Интересно, что еще он сделает? Убьет? Дейм пожал плечами, несколько сожалея, что его выгнали с работы. Ну, а кто захочет иметь дело с драчуном, на которого написали заявление в полицию. Впрочем, так ему и надо и, улыбнувшись, он продолжил спускаться по лестнице, но когда он вышел на улицу, все же решил вечером заехать в отделение полиции и забрать заявление. В первую очередь, потому, что не хотелось чаще необходимого видеть его лицо, которое искажается ненавистью, как только их взгляды встречаются.

Глава 2.

– Мэт, да все нормально! – ­­убеждал Дейм своего возлюбленного, который то и дело размахивал руками и ругался. Прошла неделя после того, как он забрал заявление, и ему как-то посчастливилось не встретиться с Сальмоном, чему он был несказанно рад. Синяки почти зажили, губа пришла в норму, хотя рубец все никак не сходил, но чувствовал Дейм себя как нельзя хорошо. Однако Мэт так не считал и все сокрушался над тем, что был в командировке.

– Ты бы ничего не смог сделать. Ты не видел его, – объяснял Дейм.

– Хочешь сказать он бы отметелил нас обоих? – недоверчиво спросил Мэт.

– Мог бы. Давай не будем об этом. Я забрал заявление, так что все нормально.­­­­­­

– Что ты сделал? – вскрикнул он, заламывая руки и округляя глаза.

– Мэт, перестань. С ним лучше не связываться, – Дейм залез на диван с ногами, обняв колени. – Лучше расскажи, как съездил, – примирительно предложил он.

– Нормально, – напряженно ответил Мэт, исподлобья глядя на Дейма. – Пойдем, прогуляемся.

Мэт вздохнул, уставший от последних нескольких минут своей же ругани. Дейм улыбнулся и поднялся с дивана, радуясь, что сможет провести весь вечер с Мэтом. Но радость быстро угасла после его неожиданного заявления.

– Вечером у меня много работы… Нужно сделать небольшой доклад, – смотря на наручные часы, пояснил он. Видя, как опечалился Дейм, обнял его, сжимая в объятиях. – Завтра я весь твой.

Дейм все равно был рад и не стал обижаться. Как только они вышли на лестничную площадку и начали спускаться по лестнице, Дейм решил, что подъезд не иначе как проклят. Навстречу им поднимался Сальмон. Обычно злой и угрюмый, сегодня он выглядел иначе. Глаза сосредоточенные, взгляд ясный и можно сказать приветливый. Был. Пока не увидел милую парочку. Дейм остановился, но сразу же продолжил спускаться, решив, что надо прекращать бояться его. Сальмон проследил за ними подозрительным взглядом, что очень напрягло Мэта.

– Кто это был? – спросил он, выйдя на свежий воздух. – Ты весь побледнел.

­­­­­­­– Голова закружилась, – потер глаза Дейм. – Не знаю, сосед, наверное, – ответил он, игнорируя выжидающий взгляд возлюбленного. Мэт кивнул и, кажется, поверил в сказанное.

Как это обычно бывает, время, проведенное с любимым человеком, быстро закончилось, и Дейм, опечаленный расставанием, плелся домой, уже чувствуя тоску, которая непреодолимо затопит сознание, когда он останется в квартире один. Но как только он зашел в подъезд, то понял, что вряд ли он сегодня заснет и почувствует тоску. Музыка, доносившаяся, как он и предполагал, из квартиры Сальмона, оглушала. Интересно, люди, находившиеся там, не оглохли? Несколько мужских голосов доносилось из-за двери. Дейм мысленно проклял эту дверь и всех находящихся за ней и решил, что не будет думать о них. Но казалось, даже стены тряслись от раскатов музыки, и спустя несколько часов непрерывной пытки Дейм не выдержал.

– Чтоб ты провалился! – бормотал он себе под нос, пока стучал изо всех сил в железную дверь квартиры Сальмона. Несколько минут никто не открывал, а потом наступила тишина. Она была пугающая, слишком тихая, после столь громкой музыки. Дверь резко открылась, и на пороге появился пьяный Сальмон. Дейм сто раз пожалел, что пошел к нему качать права. Это был секундный прилив адреналина, и сейчас хотелось вернуться в квартиру и спрятаться под одеялом. Сальмон выглядел еще более угрожающе, пьяные глаза, кажется, не очень могли сосредоточиться на Дейме, но от этого они не стали менее злыми.

– Нельзя ли выключить музыку? Второй час ночи, – спокойно спросил Дейм, стараясь, чтобы голос не дрожал.

– Пошел на хер, – еле выговорил Сальмон, схватил Дейма за край футболки и оттолкнул. Как только дверь захлопнулась, послышался звук чего-то падающего. Дейм подумал, что видно хозяин квартиры рухнул на пол. Так оно и было, потому что следом послышались встревоженные голоса собутыльников.

Ну, хоть музыка больше не играет, обрадовался Дейм и довольный пошел спать.

***

Все утро Дейм пребывал в отличнейшем расположении духа. Он отпросился с работы, пообещав боссу, что все доделает в понедельник. Дейм планировал приехать к Мэту. Они не виделись две с половиной недели и успели соскучиться. Дейм рассчитывал сделать ему приятно и, возможно, пришло время поговорить о том, чтобы съехаться. Развлекая себя мыслями об их дальнейших планах, Дейм доехал до дома Мэта. По пути он купил любимый коньяк своего возлюбленного, надеясь сделать их времяпрепровождение более приятным. Постучав в квартиру, Дейм замер. Почему-то ему было неспокойно. Дверь открыли не сразу. Мэт долго ковырялся с замком, но все же открыл дверь.

– Привет! – радостно начал Дейм.

– Привет, – не веря своим глазам, проговорил Мэт, оглядывая Дейма с ног до головы. – Что ты тут делаешь?

– Я решил, что нам нужно проводить больше времени вместе, – Дейм переступил порог, позволяя Мэту закрыть дверь.

– Сейчас не самое подходящее время, – растерянно проводя по волосам, пробормотал Мэт, словно пытаясь решить невероятно сложную задачу.

– Ну, что ты там? Я тебя жду, – писклявый высокий голос раздался в коридоре и из-за угла вышел белокурый парнишка в расстегнутой рубашке и коротких шортиках, в руке он держал чупа-чупс. – Ой! – увидев два изумленных взгляда, он поспешил вернуться в комнату.

– Надо кое о чем поговорить, – тихо предложил Мэт, примирительно выставляя руки вперед, словно защищаясь.

– Я уже увидел о чем, – настроение Дейма испарилось, не оставив и следа. Глаза стали сухими и если бы была другая обстановка, он бы разревелся. – Говори.

– Только давай без скандала, ладно?

– А никто не собирается скандалить.

– Дейм, ты интересный, добрый человек, и мне не доставляет ни малейшего удовольствия причинять тебе боль.

– И давно ты с ним? – Дейм не слушал.

– Несколько месяцев.

– И ты говоришь мне о нем только сейчас? – Дейм выпучил глаза, не веря своим ушам. – Да и то, когда я сам случайно увидел его…

– Я бы сказал, Дейм.

Дейм выскочил за дверь, не желая больше слушать его. Слишком больно, слишком обидно было от его слов. Ведь все было хорошо! Где, ну где он успел сделать что-то не так? Чем он ему не угодил? Дейм сел за руль своей машины и поехал домой.

Уже в квартире позволил эмоциям захлестнуть сознание. Слезы, душившие всю дорогу, наконец, потекли по щекам, но этого было мало. Крик, вырвавшийся из горла, оглушил. Он кричал пока горло не начало саднить, а голос не стал тихим и хриплым. Силы внезапно покинули тело, и Дейм, чувствуя неимоверную слабость, опустился на пол, бездумно смотря на стену. Хотелось выть, биться головой о стену, чтобы выбить все мысли о предательстве, сломать себе что-нибудь, чтобы хоть как-то вырваться из замкнутого круга душевной боли. Впечатление было, что сознание специально подкидывает картинки их счастливого прошлого. Он встал и не чувствуя пол под ногами, направился в ванну, достал канцелярский нож и совершенно спокойно порезал руку чуть выше запястья. Кровь закапала в раковину, тоненькими струйками стекая по ее стенкам. Дейм наблюдал за ними, пока порезы щипало, и алые капли продолжали выделяться из ранки. Но и этого было мало. Он понимал, что идея, пришедшая в голову, была немного сумасшедшей, но по-другому справиться со своим состоянием он был не в силах. И его нисколько не пугало, что исполнитель его замысла был не кто иной, как Сальмон.

– Чего тебе? – Сальмон открыл дверь, услышав, как кто-то тихо скребется на пороге. Выглядел он, как ни странно, спокойно, на нем была растянутая футболка и потрепанные джинсы, во рту сигарета. – У меня есть одна просьба. К вам, – уточнил Дейм, плохо видя его перед собой из-за опухших век.

– Валяй, – выдохнул он дымом в лицо Дейму.

– Можешь врезать мне? – кашлянув, сказал он и отошел на шаг назад. – Только зубы не выбейте.

– Ха, интересное предложение, – рассмеялся Сальмон, выходя в коридор и прикрывая за собой дверь. – А с какого перепугу?

– Какое вам то дело? – он не замечал, как обращается к соседу, прыгая с «вы» на «ты».

– Хочешь опять на меня заяву накатать? Или может еще чего, а? – протянул Сальмон.

– Ничего я писать не собираюсь, – огрызнулся Дейм, уже злясь. То ему не надо было даже повода, чтобы побить его, а то причину подавай. – Ну, так что, займешься делом или как?

И, запоздало удивившись своей наглости, подошел к Сальмону и толкнул его в плечо, провоцируя. Сальмон пришел в неописуемое изумление, которое быстро сменилось злостью. Ему не понадобилось много силы, чтобы вытолкать Дейма с лестничной площадки. Пролетев вновь по лестнице, удивленно понимая, что это стало довольно привычным, Дейм почувствовал, что ребра не совсем еще зажили. Тупая боль прошила бок, и он сжался на полу, зажмурив глаза. Слыша, как Сальмон спускается, он тихо прошептал: «Еще». Но почему то боли не последовало. Сильные пальцы впились в плечи, и Дейм оказался в сидячем положении прижатым к стене. Он открыл глаза, увидев перед собой серьезное лицо Сальмона, напряженные синие глаза смотрели на него с некоторым подозрением.

– Что у тебя там произошло? – спокойный голос без злости и неприязни был глубок и даже приятен. Если только не ругаться им, а говорить нормальным, человеческим языком. – Зачем тебе надо чтобы я тебя вырубил?

– Чтобы оказаться где угодно, а не в этом гребаном дне. Чтобы выпасть из реальности, – всхлипнул он.

– Кто-то обидел?

Дейм отвернулся, чувствуя, что слезы снова начинают душить. Но решил ответить, когда Сальмон легонько встряхнул его.

– Я расстался с …ним. Он изменил мне, и изменял раньше, – опустив голову, ответил Дейм, рассчитывая, что после его признания Сальмон все-таки вырубит его.

– Бывает. А выпасть из реальности можно по-другому, – Сальмон поднялся и легко поднял Дейма, держа его за плечи. – Тебе надо выпить. Хорошо выпить. Завтра выходные, так что можно бухать. Пойдем.

И Сальмон потащил его за собой. От пережитого только что удивления Дейм даже не сопротивлялся. Он зашел в квартиру Сальмона и обомлел. Ветхая, как и все в ней, квартира выглядела ужасно. Деревянный пол с обшарпанными досками скрипел, и, казалось, вот-вот провалится, стены с ободранными обоями, грязные окна без штор и отсутствие всякой мебели кроме самого необходимого, ну и конечно сам Сальмон, который очень вписывался в интерьер всем своим видом. Небритый и накачанный с татуировками и мрачным взглядом – он был отражением своей квартиры.

Дейм прошел в кухню, обошел маленький холодильник, который работал словно на двигателе самолета, издавая невыносимый шум, и остановился напротив Сальмона, крутящего в руке бутылку водки.

– Вот, – улыбнувшись, показал он и довольный достал стаканы.

– Я не пью водку, – молвил Дейм с опаской глядя на стул, грозящий развалиться от одного только взгляда, но решил все-таки сесть.

– А настоящие мужики пьют водку, – отчеканил он, глядя на Дейма и стараясь не выставлять напоказ, как он относится к таким, как он. Но Дейм смотрел на бутылку с отвращением и Сальмон взорвался. – Ну, извини, мартини у меня нет.

– У меня дома есть коньяк.

– Коньяк? – во взгляде Сальмона загорелся огонек, и он быстро убрал водку за спину. – Так неси.

Дейм встал и уже сделал шаг, как решил заглянуть в холодильник. Дверца поддалась не сразу, но все же после некоторого усилия открылась. Перед взором Дейма возникло…ничего. Холодильник был пуст. За исключением кетчупа и зубчика чеснока.

– Ты собирался пить водку, не закусывая? – иронично подняв бровь, спросил Дейм.

Сальмон сложил руки на груди, пытаясь скрыть смущение.

– Ну, я бы предложил что-нибудь, – и, встав рядом с ним, заглянул в холодильник.

– Ага, кетчуп видимо, – саркастично заметил Дейм.

Крыть было нечем. Сальмон покраснел и пытался как-то выйти из неудобного положения. Но Дейму, кажется, это было неинтересно. Он кивнул на дверь, призывая пойти с ним. Сальмону ничего не оставалось, как принять предложение.

Глава 3.

Сальмон был впечатлен, но старался молчать и не комментировать обстановку квартиры своего нового знакомого. Двухкомнатная квартира с хорошим ремонтом и дорогой мебелью говорили о многом, учитывая, что он жил в ней один. Он прошел следом за Деймом в кухню, несколько сожалея, что не может позволить себе такую обстановку. Высокий холодильник, резной стол из красного дерева и пара стульев с высокими спинками, дорогая кухня идеально вписывалась в комнату и Сальмон присвистнул.

– Впечатляет.

Дейм пожал плечами, будто, не понимая, чему тут удивляться.

– Я собирался распить его с Мэтом, - тихо проговорил Дейм, доставая из сумки коньяк. Теперь алкоголь не вызывал неприятных ощущений от расставания с ним. Просто перестал ассоциироваться с бывшим любовником. А может, потому что эмоции притупились, пока Дейм пытался унять боль. – Меня зовут Дейм, – улыбнулся он, чувствуя, что необходимо по-человечески познакомиться.

– Сальмон, – он уселся на стул и притянул к себе бутылку, рассматривая этикетку. – И впрямь хорош. Дорогой. Видимо ты очень любил своего дружка.

– Любил, – Дейм выронил из рук лимон, который старательно нарезал, ругнулся и, подняв, продолжил резать кружочками, выкладывая на маленькое блюдце. – Он мне изменил с мальчиком моложе меня.

– Твой бывший педофил что ли?

– Ну, думаю, восемнадцать этому парню все же было, – Дейм достал из холодильника оливки, шоколад и вяленое мясо.

– А тебе сколько? – удивился Сальмон.

– Мне двадцать четыре, – выдохнул Дейм печально, словно ощущая себя стариком.

Сальмон фыркнул и открыл бутылку, разливая янтарную жидкость в бокалы.

– У тебя еще все впереди, это не тот возраст, за который стоит переживать, – он поднес бокал к лицу и принюхался. – Найдешь себе бабу и станешь нормальным мужиком, – Сальмон довольно улыбнулся и осушил бокал.

– Может, не будем касаться этой темы?

– Почему? Ты, я подозреваю, даже не пробовал с женщинами, а стоит попробовать… – загадочно произнес он. – Не обязательно жениться, можно просто завести парочку и ходить то к одной, то к другой.

– А почему у тебя нет женщины? – спросил в лоб Дейм, осушая свой бокал и заедая лимоном. Яркий горячий привкус во рту немного стих и в голову тут же ударила волна жара. За это Дейм не любил коньяк. Пара рюмок и все – уже пьяный в доску.

– Да у меня куча женщин, – с гордостью произнес Сальмон, наливая коньяк.

– То-то я смотрю у тебя в квартире чисто, прибрано и жрать приготовлено, – саркастично ответил Дейм, улыбаясь. Время, убитое на стенания по бывшему любовнику, и алкоголь, который с чрезвычайной быстротой разливался по венам, не прошли даром – ни страха, ни тревоги, ни стеснения Дейм не чувствовал.

– Какой внимательный. Ну да, сейчас пока никого нет. Я развелся недавно, – Сальмон в момент погрустнел и снова приложился к бокалу, – эта стерва выгнала меня из квартиры. Делим имущество пока, но, как видишь, остался я в одних штанах и в какой-то халупе. Да и работы теперь нет.

– Извини, – Дейм опустил глаза, чувствуя, как краснеют уши. Он помнил, почему Сальмона выгнали с работы. Впрочем, было за что, но это не меняло сути.

– Да ладно, работа все равно говно. Перебиваюсь сейчас случайным заработком.

Дейм порадовался тому факту, что Сальмон не стал обвинять его в том, что из-за него он лишился работы. Алкоголь уже основательно начал бить по мозгам и реальность, из которой он так хотел исчезнуть, начала немного меняться. Сальмон сидящий напротив него уже не был таким страшным и грозным. Он уже хотел было сообщить ему столь интересный факт, как в дверь постучали. Кого там еще принесло? Дейм допил остатки коньяка из бокала и поднялся, чтобы открыть дверь. Сальмон, услышав стук, сел ровно, пытаясь выглядеть собранным, чем только вызвал короткий смешок у Дейма. Он прошел к двери и рывком открыл ее, молясь только о том, чтобы это не был Мэт.

– Папа? – вскрикнул он, увидев на пороге отца с сумками и пакетами. – Что ты тут делаешь?

– Как это что? – невозмутимо спросил он, протискиваясь в проход и снимая обувь. – Приехал навестить тебя.

– Ты мог бы позвонить хотя бы…

– Да брось. Можно подумать ты мне не рад? – кудрявые русые волосы легко спадали на плечи, хотя на макушке были старательно зализаны, глаза блестели искренним счастьем, и Дейм не посмел упрекнуть отца за то, что он приехал без приглашения. – Там мать тебе что-то передала, всякую ерунду как всегда, но пришлось привезти.

Он прошел по коридору и свернул в кухню. Увидев Сальмона, сначала несколько удивился, но потом тряхнул головой и широко улыбнулся.

– Здравствуйте! Мы, очевидно, не знакомы, – хитро поглядывая на Дейма начал он, – я Грег, отец Дейма. Очень рад с вами познакомиться. А то Дейм вечно прячет от меня своих друзей.

– Сальмон, – чувствуя себя крайне неуютно, он протянул руку.

– Так, папа, ты приехал не в самое подходящее время, – Дейм пытался взять под контроль ситуацию.

– А я вижу, – он оглядел стол, початую бутылку и два бокала. – Приятно проводите время.

– Ты здесь не останешься, а поедешь в гостиницу, – Дейм еле сдерживался, чтобы не выпихнуть отца за порог, сердясь на внезапный приезд.

– Ну, хорошо, хорошо, сынок. Как скажешь, – Грег был не особо огорчен.

– Я вызову тебе такси, – Дейм выдохнул и вышел в другую комнату за телефоном. В то время как его отец времени зря не терял.

– Я, правда, очень рад с вами познакомиться, – он развернул стул спинкой к себе и сел на него верхом. Его взгляд остановился на коньяке и, он, не раздумывая налил его в бокал Дейма. Быстро отпил и закатил глаза от удовольствия. Все это время Сальмон не знал, куда себя деть.

– Хочу попросить вас быть с моим мальчиком поласковее. Он у меня очень ранимый. Я полагаю, вы заняли место Мэта, – он снова отпил, совершенно не обращая внимания на ошеломленный взгляд Сальмона. – И правильно, Мэт был несуразным и ветреным, а вы совсем другое дело, – он уставился на татуировки Сальмона. – Несмотря на ваш весьма грозный вид, я думаю, что в душе вы добрый и отзывчивый человек.

– Папа! – раздался громкий возглас Дейма и отец, соскочив со стула, схватил бокал и осушил его, словно боясь, что его отберут.

– Я всего одну рюмочку!

– Ага, всего. Тебя с одной рюмочки разнесет похуже пятнадцатилетней девки! Что творишь то? – гневно смотрел на него Дейм.

– Не ругай отца, – нисколько не обидевшись, рассмеялся Грег.

– Такси ждет у подъезда.

Грег кивнул и перевел взгляд на Сальмона, который, судя по всему, пребывал в прострации от его речи.

– Прислушайтесь к моим словам, – тихо произнес он, и легко, чуть ли не подпрыгивая, пошел по коридору, что-то напевая себе под нос. Дейм проводил его взглядом, а потом развернув стул в привычное состояние сел за стол, складывая ладони в замок.

– Что он тебе наговорил? – требовательно произнес он, смотря на Сальмона.

– Чтобы я был с тобой поласковее, – честно признался Сальмон.

Дейм опешил, и взгляд Сальмона нервировал, но разорвать контакт ему никак не удавалось. Глаза уже начало щипать, и он резко протянул руку к бутылке и налил себе почти полный бокал.

– Он алкоголик. Ему нельзя пить. В завязке якобы, но сам видишь, любой шанс выпить не проходит бесследно.

– Он у тебя заботливый, – Сальмон развернулся и обвел взглядом сумки, которые Грег оставил в коридоре.

– Да, заботливый, не то что мать. Она, конечно, передает всякие вещи, чаще всего те, которые мне не нужны. В прошлый раз она передала мне кружевной лифчик.

Сальмон засмеялся так, что аж слезы выступили из глаз.

– Чего тут смешного то, – Дейм сам улыбался. – Она никогда не приезжает ко мне. Ну, ты понимаешь почему… – он тут же стал серьезным и уставился в свой бокал.

– Хреново это все.

– Они развелись давно. Из-за алкоголизма отца, а потом я ее добил своей ориентацией. Мы не виделись семь лет. И знаешь - не жалею, – отпивая, подвел черту он.

Ненадолго повисло молчание, но не неловкое, а скорее спокойное, где каждый обдумывал сказанные слова.

– Не буду тебя осуждать, - осторожно проговорил Сальмон, – в жизни всякое бывает.

– В этом ты прав, – Дейм съел последнюю оливку из баночки, и на ум пришла идея. – Может, закажем пиццу?

– Давай, – Сальмон разлил остатки коньяка и как-то заискивающе посмотрел на Дейма. – А еще есть? Или я могу водку принести…

– Есть, только не такой дорогой.

***

– Ну не спи ты… Твой ход.

Дейм открыл пьяные глаза и уставился на свои карты. Как они оказались на полу в зале в окружении бокалов с коньяком, вишневым соком и нескольких открытых пицц, он, к сожалению, не помнил. Карты то и дело выпадали из рук, что очень веселило Сальмона, который тоже был пьян, но не так сильно. Дейм потянулся к бокалу, стоящему рядом с ним, попал по нему не сразу, обиделся и попробовал снова. Сальмон, наблюдавший всю эту картину, лежал на полу, пытаясь справиться с приступом хохота. Сейчас он был похож на счастливого подростка, который в первый раз попробовал пиво. Дейм загляделся на него, но потом мотнул головой, отгоняя непотребные мысли, и, наконец, взял бокал.

– Я не знаю чем ходить, – выдавил он из себя.

– Вижу уже, – Сальмон по-прежнему лежал на полу и, кажется, собирался засыпать. Но потом он повернул голову, встречаясь взглядом с Деймом и сел неуклюже раскинув ноги. – Эй, ты как? – спросил он, видя, что Дейм еле сидит, то и дело роняя голову.

– Спать хочу…

– Ну, значит надо спать, – он кое-как встал, шатаясь, пытаясь сфокусировать взгляд, и предложил Дейму помощь. Он старался изо всех сил вцепиться в огромную лапу Сальмона, но ему никак не удавалось поднять свое, вдруг ставшее таким тяжелым, тело. Сальмон в свою очередь не растерялся и, схватив его за запястье, рывком поднял на ноги, пришлось обнять его за талию, потому что Дейм стремился принять вновь горизонтальное или хотя бы сидячее положение. Он не знал, где включается свет в спальне, и поэтому пришлось тащить Дейма в потемках. Разумеется, он не рассчитал и запнулся о ножку кровати и упал вместе с Деймом на нее, нехило придавив его свои телом. Слыша, как он сдавленно зашипел, Сальмон перевалился на вторую половину кровати и, уставившись в потолок, с удовольствием ощутил мягкий матрас и пуховую подушку. Он уже напрочь позабыл эти ощущения, ведь приходилось спать на диване, а о кровати можно было и не мечтать. Вставать совершенно не хотелось.

– Если хочешь, то можешь остаться, – проговорил Дейм, словно слыша его мысли.

– Звучит, как угроза, – не удержался от сарказма Сальмон.

– У меня есть еще диван, – предложил Дейм и тут же услышал раскатистый храп, а через секунду уже спал сам.

Прошла целая ночь, но Сальмону показалось, что он проспал не больше минуты. Голова болела, во рту пересохло, а глаза совсем не хотели разлепляться. Он пытался понять, что же его разбудило и почему он не у себя дома. Причина очень быстра нашлась. В квартире стоял отчетливый запах пирогов. Почуяв сладкий аромат, в животе неприятно заныло, и Сальмон сел на кровати, стараясь не трясти головой. Дейма рядом не было, и это несколько настораживало. Как он и предполагал, Дейм суетился на кухне.

– Привет! – бодро поприветствовал он Сальмона.

– Здорова, у тебя пиво, надеюсь, есть? – жалобно произнес он, плюхаясь на стул.

– Пива нет, есть зеленый чай, – он протянул чашку с дымящимся напитком.

– На кой хрен мне твой чай…

– Снимает головную боль, попробуй! – пытался заверить его Дейм.

– У тебя что, нет похмелья? – удивленно спросил Сальмон.

– Уже почти нет, – улыбнулся он.

Сальмон поразился, как Дейм может быть таким счастливым с утра пораньше.

– Я как-то не очень помню завершение вечера, – осторожно начал Сальмон, все-таки отпивая предложенный чай. – Я все же лежал в одной кровати с… – он замялся, но видя, как Дейм склонил голову в ожидании, добавил – с тобой. Так что, мы с тобой… – он поднял брови и уставился на Дейма, предлагая ему продолжить.

– Легли спать.

– И все? – подозрительно сощурился он.

– А ты полагаешь, что я мог тебя изнасиловать?

Сальмон усмехнулся, но тут же стал серьезным, словно ждал продолжения мысли Дейма.

– А все-таки ты так думаешь, – Дейм поставил свою чашку на стол. – Я, метр с кепкой и бараньим весом мог трахнуть тебя – шкафа? Сам слышишь, как бредово звучит?

– Да-а-а, и правда не очень правдоподобно, – Сальмон улыбнулся, чувствуя, что беспокоиться не о чем. И немного сожалея, что раньше мог позволить себе думать, что Дейм плохой человек только потому, что спит с мужчинами. Но озвучивать свои мысли не стал.

– Я испек яблочный пирог. Любишь яблоки? – Дейм вытащил из духовки ароматный пирог и поставил на стол.

– Никогда подобное не ел, но яблоки обожаю, – Сальмон с интересом рассматривал кулинарный шедевр Дейма. – Ты повар что ли?

– Нет, просто умею и люблю готовить, – отмахнулся он, разрезая пирог. Не успел он положить нож на стол, как в дверь нетерпеливо постучали. Дежа вю. Дейм нахмурился, припоминая, что подобная сцена уже была ранее.

– Наверное, твой батя… – улыбнулся Сальмон.

– Черт, отец же вчера приезжал, – зажмурился Дейм, вспоминая события минувшего вечера, и пошел открывать дверь. Каково же было его удивление, когда за порогом стоял Мэт, взъерошенный, и, кажется, нетрезвый.

– Надо поговорить, – не церемонясь, он вошел в квартиру и выставил вперед руки, как тогда у себя в квартире. Потом огляделся, ужасаясь бардаку в вечно опрятной квартире бывшего любовника. Кусочки пиццы, бутылки из-под алкоголя и сока, колоды карт и журналы не очень украшали роскошное жилье.

– Что у тебя тут произошло? – пораженно спросил Мэт.

Дейм ничего не ответил и даже слушать не стал дальнейшие разглагольствования, а просто прошел в кухню. Мэт семенил следом, что-то бормоча и изредка матерясь.

– А это еще кто? – округлив глаза, уставился он на Сальмона, который уплетал пирог за обе щеки. – Вижу, ты не особо грустил, уже нового дружка себе нашел, а?

Сальмон посмотрел на Мэта, оскорбленный таким наглым выпадом, потом на еще спокойного, но постепенно закипающего Дейма, и медленно встал из-за стола.

– А ты вообще кто такой? – обманчиво спокойно произнес он, но Мэт услышал угрозу в голосе и сделал шаг назад.

– Я вообще-то его парень.

– Бывший, – поправил Дейм следя за назревающей дракой.

– Ты слышал, что он сказал? Бывший. Так что сматывай удочки и катись отсюда.

– А ты собственно кто? – Мэт нахмурился, не понимая, почему какой-то незнакомый мужик его оскорбляет.

– Какая тебе разница? Ты не понял, что я тебе сказал? Популярно объяснить? – Сальмон наступал на него, а потом как это обычно бывает, взял его за грудки и выпихнул из кухни. – И дорогу сюда забудь! А посмеешь прийти, потом будешь уползать отсюда, потому что я тебе ноги оторву, – предупредил он.

Мэт в полнейшем шоке смотрел на бугая перед собой, не находя слов и не зная, что делать.

– Где ты нашел этого психа? – попытался сохранить лицо Мэт, смотря на Дейма.

– Вон отсюда! – Сальмон вновь его грубо пихнул, на что Мэт зашипел, словно разозленная змея и поспешил ретироваться, напоследок не забыв хлопнуть дверью.

Сальмон вернулся к столу, хмурый и взвинченный, видно было, что он еле сдерживался, чтобы не вломить Мэту.

– Если он будет опять обижать тебя, скажешь мне, – погрозил пальцем он Дейму и снова принялся за пирог. Дейм улыбнулся, будто увидев Сальмона в новом свете.

– Кажется, у меня появился новый друг.

Сальмон подавился чаем и взглянул на парня, молчаливо требуя объяснений.

– Я сказал друг, а не бойфренд, – уточнил он.

– А, ну это резко меняет дело, – улыбнулся Сальмон, допивая чай.

Впервые за долгое время Сальмон был практически счастлив. Провел вечер в компании приятного человека, выпил и более-менее выспался, по крайней мере, спина не болит, а это уже что-то. С утра хорошо позавтракал вкусным пирогом и единственное, чего сейчас желал так это закурить. Лишь одна вещь немного огорчала, чуть резала что-то внутри, не давая полностью насладиться моментом. Этой вещью был Дейм, точнее его сексуальные предпочтения. Но, как выяснилось, и пидоры могут быть порядочными и добрыми людьми, поэтому Сальмон решил просто не думать об этом.

Глава 4.

Дейм весь день суетился, пытаясь закончить работу, которую не успел доделать в организации. Необходимо было закончить чертежи, дописать характеристики и еще масса мелочей, которые не терпели отсрочек. Он весь день убил на работу, забыв при этом пообедать, а ведь если бы не брал работу на дом, то мог бы пойти погулять или сходить в кино. Были мысли пойти в клуб после того как работа будет закончена, но не было ни сил, ни настроения и Дейм решил, что просто ляжет спать как только распечатает необходимые документы. Хандра и плохое настроение в связи с расставанием более-менее прошли, оставив только неприятный осадок, немного тревожащий, но не мешающий работе.

Телефон лежал рядом, переведенный в беззвучный режим, а все потому, что Мэт, который, видимо, решил прояснить их отношения, звонил с периодичностью в пять минут. И уже через десяток таких звонков Дейм просто выключил у телефона звук и положил дисплеем вниз. Так он не нервировал постоянным мерцанием, говорившем о том, что кто-то звонит. А через час Дейм вообще забыл о Мэте. Но как позже выяснилось зря. Он наивно полагал, что если не будет брать трубку, то отделается от него. Но Мэт оказался настойчивей, чем казался.

Дейм уже вытаскивал из принтера последний распечатанный лист, как в дверь постучали. Аккуратно, спокойно, словно посетитель боялся потревожить покой. Дейму это сразу не понравилось. Он взял телефон и, нахмурившись, уставился в экран. Да-а-а, впечатляет. Шестьдесят семь вызовов, а у Мэта должно быть не все в порядке с нервами. Если это он стоит за дверью, то определенно с ним не все хорошо. Но, несмотря на свои предположения, Дейм пошел открывать дверь. Он не ошибся. За дверью действительно стоял Мэт. Грустный, спокойный и какой-то уставший.

– Можно войти или у тебя в гостях опять этот бугай? – выдохнул Мэт, явно не ожидая, что его впустят. Но Дейм впустил, сохраняя молчание. Раз он пришел вновь, игнорируя предупреждение Сальмона, то ему явно жизнь не мила.

– Что тебе нужно? – спросил Дейм, проходя в гостиную и садясь на диван, впервые за весь день.

– Послушай, нужно поговорить, – Мэт обвел взглядом комнату дабы удостовериться, что того бардака, что был в прошлый раз, нет. – Тот парень, которого ты видел, он мне никто. Я с ним познакомился в аэропорту, и так получилось, что мы обменялись телефонами.

– Можешь не объяснять, Мэт, я понимаю. Он моложе, красивей, а может ты просто не готов к серьезным отношениям.

– Да куда уж там! Я просто ошибся, прости меня! Я не собирался бросать тебя, это было мимолетное увлечение, которое закончилось бы…

– Конечно, закончилось, после того как ты бы его трахнул… – продолжил Дейм, совершенно не обращая внимания на извиняющий и ласковый тон Мэта.

– Нет, не так. Дейм…

– Слушай, мне некогда, у меня куча работы, – он нервно развернулся и подошел к столу, рассматривая стопку чертежей, которые он успел сделать за сегодня. Больше работы не было, но продолжать выяснять отношения с Мэтом, непонятно что доказывая, не хотелось. И он уже хотел было выпроводить его за дверь, как в эту самую дверь постучали. Точнее заскреблись, а потом видимо пнули ногой. Дейм опять ощутил дежа-вю и пришел к выводу, что этот дом в последнее время полон сюрпризов.

– Кто там еще ломится? – подозрительно спросил Мэт, напрягшись и отойдя от коридора, опасливо поглядывая на дверь, словно за порогом стояло, по меньшей мере, чудовище.

Дейм пошел открывать, затаив дыхание, потому что знал, кто будет стоять за порогом. А когда открыл дверь, понял, что совсем даже «неплохо» проводит вечер, который хотел посвятить отдыху. Ругань с бывшим любовником и встреча с Сальмоном, которая по определению ни к чему хорошему не приведет, были просто верхом мечтаний. Дейм опешил, когда увидел своего соседа, еле стоящего на ногах с разбитой губой и ссадиной на виске, из которой сочилась кровь, в руке он сжимал бутылку виски, на ногах красовался только один ботинок, в целом видок был похлеще, чем у бомжа – грязный и потрепанный. Дейм не стал ничего спрашивать и просто отошел в сторону, позволяя ему ввалиться в квартиру. Но дальше коридора он пройти не смог, а все потому, что запнулся о собственную ногу и неуклюже шлепнулся на пятую точку. Привалился к стене и рассмеялся, жестикулируя бутылкой, из которой разливался виски. Дейм присел рядом на корточки и попытался отобрать у него бутылку.

– Она оставила меня без гроша! – он вновь рассмеялся, горько и надрывно. – Все забрала, стерва. Якобы на будущих и воображаемых детей, сука, оставила меня в одних трусах. И их бы забрала, тварь, – Сальмон вытащил из кармана несколько купюр, – вот. Все что у меня осталось, и эта квартира, которую я должен буду освободить через месяц.

Он вновь засмеялся и отпил из бутылки. Дейм слушал и ужасался, как такого здорового и крепкого мужика могли вывести из равновесия, и кто! Бывшая жена.

– Дай сюда, – он попытался забрать бутылку, но Сальмон вцепился в нее мертвой хваткой.

– Моя бутылка, отвали, – и опять присосался к крепкому алкоголю.

– Дай, сказал, – Дейм был настойчив, а так как Сальмон был в стельку пьян, то ему не составило большого труда отобрать виски.

– Верни немедленно… – прохрипел он пьяным голосом с абсолютно отсутствующим видом.

– Сиди, – Дейм отставил бутылку и, поднявшись, пошел вглубь комнаты за платком, намереваясь вытереть кровь. Он не заметил ни удивленного взгляда Мэта, ни его молчания.

– Что ты собираешься делать? – Мэт сосредоточенно наблюдал за действиями Дейма, который сидел рядом с Сальмоном, пытаясь привести его в порядок. А Сальмон отмахивался и что-то бормотал, в основном это были маты в адрес бывшей жены. До бутылки он все-таки дотянулся и крепко сжал в руке, но пить, кажется, не собирался. Дейм решил не отбирать, чувствуя, что для него сейчас она сродни соски для младенца.

– А на что это похоже? – язвительно спросил Дейм.

– Послушай, я хочу дать тебе последний шанс.

Дейм фыркнул его формулировке, а потом искренне засмеялся, чем заставил Сальмона разомкнуть веки и уставиться в пространство.

– Ты даешь мне шанс? – он хотел еще много чего сказать, но сдерживался.

– Ну, я хочу начать все сначала, понимаешь? Я ведь хотел сделать тебе предложение… – Дейм молчал и Мэт добавил, уже повышая тон, – или ты предпочтешь эту бухую хрень, которая валяется у тебя в коридоре?

Дейм по-прежнему молчал и смотрел на Сальмона. Уж лучше он. Он хотя бы не врет, говорит прямо как есть.

– Прекрасно! – Мэт был взбешен. Он прошел мимо сидящей парочки и, открыв дверь, развернулся в желании напоследок сказать еще пару слов. – Не думал, что ты настолько низко падешь что…

– Пшел вон! – заорал Сальмон и молниеносно выбросил руку с зажатой бутылкой виски в его сторону. Мэт лишь успел пискнуть и выскочить за  дверь, как тут же о нее разбилась совсем еще непустая бутылка. Множество осколков разлетелись по всему коридору. Дейм несколько секунд смотрел на свою дверь, по которой струились маленькие ручейки алкоголя, и решил, что необходимо Сальмона приводить в чувства.

– Так, вставай, пойдем в ванну, – он попытался поднять его, но это оказалось довольно сложным занятием. – Ну же.

Пришлось тащить по полу почти бессознательное тело, которое как-то умудрялось комментировать происходящее. Как ему удалось впихнуть его в ванну, так и осталось загадкой. Когда Дейм его усадил в ванну, то почувствовал, что самому душ не помешает. Но необходимо было для начала привести в чувства Сальмона. Он решил не заморачиваться и принялся поливать его из душа, не задумываясь над тем, что он был в одежде.

Сальмон зажмурился, когда вода попала в глаза и начал махать руками, пытаясь забрать орудие пытки. Но Дейм был неумолим, он даже пару раз засмеялся над попытками Сальмона отобрать у него душ.

– Я ведь утону тут, – как-то обреченно сказал Сальмон, тупо разглядывая воду. Он, по-видимому, стал приходить в себя и понимал, что находится в ванне.

– Не утонешь, – Дейм снова хохотнул, и принялся вытирать мокрые волосы Сальмона. Они у него были короткие и жесткие, и после воды торчали в разные стороны. Он был похож на только что проснувшуюся сову, такую же недовольную и лохматую. Выбирался из ванны Сальмон уже почти сам, Дейм лишь немного страховал, чтобы он не навернулся и не разбил себе голову. Выйдя в коридор Сальмон явно растерялся, не понимая, где находится, но Дейм уверенно его подтолкнул в сторону спальни, и он послушно пошлепал мокрыми ногами по паркету, запинаясь и шатаясь.

Дейм и не предполагал, что понадобится столько усилий, чтобы снять с него мокрую одежду и запихнуть все еще пьяного в кровать. Но как только он уложил его, то устало сел рядом, накрывая одеялом. Утро будет веселым, не иначе как подумает, что я его домогался, – подумал Дейм. Но потом усмехнулся и перебрался на вторую часть кровати, рассматривая чуть подрагивающие веки Сальмона. Он забылся тревожным сном и вряд ли его сейчас что-то способно разбудить. Дейм смущенно улыбнулся, стесняясь собственных мыслей, но решил поддаться искушению и поцеловать его. От него пахло алкоголем и сигаретами, но это ничуть не смущало. Наклонившись, Дейм чуть лизнул его сомкнутые губы, а потом позволил себе разомкнуть их языком. От того, что Сальмон этого не вспомнит на утро, сносило крышу, давая возможность делать так, как хочется. Дейм увереннее провел языком и отстранился. Каков был его ужас, когда он увидел абсолютно трезвый взгляд Сальмона, который видимо изначально все чувствовал. Он замер, ожидая действий с его стороны, и не успел даже вскрикнуть, как сильные руки схватили его и перевернули на спину, подминая под себя. Сальмон навалился сверху, часто моргая, пытаясь сфокусировать взгляд. Дейм ожидал, что сейчас непременно получит по лицу за свою дерзость, но ничего не происходило, Сальмон просто смотрел на него. А потом медленно лег рядом, уткнувшись ему в шею и осторожно, будто, пробуя на вкус, провел по ней языком, заставляя замереть и прикрыть глаза. Дейм уже прикусил губу, чувствуя, как прикосновение теплого язычка начинает невероятно возбуждать, но внезапно все прекратилось. Он повернул голову и улыбнулся. Сальмон крепко спал, поджав ноги к груди. Дейм накрыл его одеялом и ушел в гостиную справляться с собственным возбуждением.

***

Утром Дейм решил, что возьмет выходной, не бросать же человека одного в собственном доме, хоть и соседа. Он работал над очередным документом, присланным по почте заботливым начальством, как мимо него стремительно промчался Сальмон, лицо которого было нежно зеленого цвета. Недоброе утречко выдалось у него. Похмелье – тяжелая вещь. Через несколько минут после адских звуков, которые раздавались в ванной, Сальмон вполне здоровым голосом поинтересовался:

– Могу я воспользоваться душем?

Дейм усмехнулся тому факту, что он видно не помнит, как вчера мылся в этом самом душе, причем в одежде. Интересно, как он воспринял то, что он голый? Или еще не заметил, увлеченный извлечением остатков алкоголя из желудка?

– Конечно, можешь, – Дейм пошел за полотенцем. Он решил все же постучать в ванну, но так как на стук ничего не ответили, то смело вошел и тут же растерял всю свою уверенность. Сальмон не закрылся шторкой, и поэтому его можно было рассмотреть во всей красе. Высокий и статный, с яркими татуировками черепахи на груди и двух рыб на плече, он прикрыл глаза от удовольствия, наслаждаясь холодным душем.

– Я принес тебе полотенце, – наконец выдавил из себя Дейм, стараясь чтобы голос не дрожал. Сальмон открыл глаза, удивленно смотря на визитера и кивнул. Дейм непростительно долго смотрел ему в глаза, а потом пулей вылетел из ванны, краснея и проклиная природную наглость. Он сел за стол и попытался вникнуть в отчет, как шум воды прекратился и в гостиную вошел Сальмон. Полотенце он обвязал вокруг бедер и выглядел уже не так ужасно. Он внимательно рассматривал Дейма, который не мог оторвать от него глаз.

– Что? – возмущенно спросил Сальмон, подозревая, что с ним что-то не так.

– Ничего. Красивые татуировки, – выкрутился он, вставая против своей воли, притягиваемый, словно невидимым магнитом, и медленно приблизился к Сальмону. – Мне нравится, – он уставился на его грудь, которая была прямо перед его лицом. Разница в росте была ощутимой.

– В девятнадцать лет сделал, – он провел пальцем по груди, – а рыб недавно совсем, – улыбаясь краешком рта, прокомментировал он.

Дейм облизнул губы и решился дотронуться до красивой картинки морской черепахи. Робким невесомым движением, боясь, что в любой момент может получить в глаз. Убийственная тишина заполнила комнату, и Дейм поднял глаза, встречаясь с внимательным взглядом синих глаз. Как и вечером, он не успел даже воспротивиться, как его уложили на диван, крепко схватив за запястья. Сальмон не стеснялся применять силу и не боялся того, чем может все это кончиться.

– Тебе это нравится, – в глазах загорелся подозрительный огонек, и Дейм весь сжался, испуганно глядя на вдруг вышедшего из себя Сальмона.

– Мне больно, – зашипел он, кривя губы и сжимая кулак, чувствуя, как пальцы начали неметь.

– Тебе это нравится, – Сальмон резко отпустил одно запястье и отвесил несильную пощечину. Дейм взвизгнул от неожиданности и неосознанно выставил вперед руку, защищаясь. Рядом с его лицом тут же с размаху впечатался кулак Сальмона, призывая не дергаться. – Уж не знаю чего мне хочется больше: избить тебя или трахнуть… – протянул он.

– За что? – тихо спросил Дейм, боясь пошевелиться.

Сальмон как-то странно улыбнулся и наклонился к нему, отпуская его руки. Дейм получив неожиданную свободу, опустил руку вдоль тела, нащупав вставший член Сальмона, сильно упершийся ему в ногу. Он сжал ствол, отомстив за недавно причиненную ему боль, и провел по головке большим пальцем, заставляя Сальмона дернуться и зашипеть, словно от боли. Почувствовав, что он уже не прижимает его к дивану, он ловко вывернулся и, когда Сальмон лег на спину, уселся ему на бедра, по-прежнему сжимая член и поглаживая головку.

– Пытаешься вылечить меня от гомофобии? – усмехнулся Сальмон, кривя губы.

– Не без этого, – Дейм несколько раз провел ладонью вверх-вниз, после чего по его рукам безжалостно ударили. Он отдернул ладошку, не изменившись в лице, словно ждал этого. Сальмон взирал на него прищуренными глазами, и, кажется, сдерживался, чтобы не накостылять ему за безмерную наглость. А когда уже стало больно глазам от непрерывного контакта, Сальмон резко сел на диване, отчего Дейм неуклюже шлепнулся на задницу между его разведенных ног.

– Я помню, как ты меня вчера целовал, – угрожающе начал он, смотря на него сверху вниз. Дейм был ошарашен и поза, в которой он сейчас находился, не располагала к внятным комментариям. Сальмон, видя, как он пытается найти точку опоры, схватил его за грудки и положил на спину, нависая, как несколько минут назад.

– Я не гомик, ясно? – трудно было не согласиться с его утверждением, особенно сказанным таким тоном и опасным блеском в глазах, поэтому Дейм только беспомощно закивал, молясь, чтобы он с ним ничего не сделал. По-видимому, он и не собирался, потому что после своих слов он поднялся и ушел в спальню. А вернулся уже одетым и, неся в руке одинокий ботинок, добавил:

– И спасибо, что помог мне вчера…

С этими словами он удалился из квартиры, оставив Дейма одного наедине с путанными и совершенно безумными мыслями.

Глава 5.

Последующие два дня Дейм разгребал работу, которая скопилась за то время, как он незапланированно отдыхал. Уходя рано утром и возвращаясь домой только поздно вечером, он жутко уставал и пообещал себе больше не позволять так безответственно подходить к рабочим обязанностям. Вскоре завал был разобран и Дейм возвращался домой не так поздно, как в предыдущие дни. Голова болела, спина ныла, глаза слипались, и хотелось лишь одного – вернуться в родной дом и лечь в теплую постель. Он замечтался о кровати, уже практически чувствуя прохладу простыней и мягкость подушки. К подъезду он плелся непростительно долго, ноги отказывались слушаться, а голова соображать. По мере того как Дейм поднимался на свой этаж силы возвращались, а все потому что в подъезде нещадно пахло куревом и играла музыка. Дейм догадывался, из какой квартиры она доносится. Он достал ключи от квартиры и тут же засунул их обратно, когда увидел у своей двери молодого человека в синей куртке, держащего в руках роскошный букет из лилий, роз и хризантем. Дейм нахмурился, стоя на последней ступеньке и недовольно взирал на неожиданного визитера. А курьер видимо уже долго стоял и барабанил в дверь, но не отчаивался. Увидев Дейма и его взгляд, он улыбнулся, сообразив, что перед ним долгожданный хозяин квартиры.

– Вы Дейм? – вежливо поинтересовался он. – У меня для вас…

– Я уже вижу. От кого этот веник? – цинично спросил Дейм, передергиваясь от собственных слов. Веником эти цветы нельзя было назвать.

– От Мэтью, – прочитал вслух курьер, доставая из недр букета маленькую записочку в форме сердечка.

– Будьте добры, выкиньте его в ближайший мусорный бак, – отмахнулся Дейм, поднимаясь на этаж и все-таки доставая ключи.

– Но как же? – удивился курьер. – Такой букет! Хотя бы денек пусть у вас постоит, жаль будет выбрасывать такую красоту на помойку… – он улыбался, но не пытался впихнуть цветы, позволяя Дейму самому принимать решение.

Дейм смотрел на букет с отвращением, вспоминая Мэта, но если уж на то пошло, цветы не виноваты, что у любовников так все сложилось. И да, глупо выкидывать их в мусор. Он взглянул в ясные глаза курьера и неожиданно для себя улыбнулся. Веселый добрый взгляд этого молодого человека почему-то заставил его принять цветы и не связывать их с тем от кого они.

– Спасибо. Вот возьмите.

– Благодарю! – курьер принял чаевые и ушел, не забыв пожелать приятного вечера. Но о каком приятном вечере могла идти речь, когда за стенкой орала музыка, а квартира теперь благоухала ароматом цветов. Дейм поставил букет в вазу, пожалев, что в хозяйстве нет емкости побольше – цветам в вазе было явно тесно, но он решил не переживать, все равно намеревался их выкинуть, как только начнут чуть засыхать. Он достал небольшую записку и мельком глянул ее. Чего и следовало ожидать. Извинения, обещания и клятвы. Не успел Дейм вслух прокомментировать, что он думает о Мэте и о его венике как телефон зазвонил. Ну, естественно это был Мэт. Дейм положил телефон на стол рядом с вазой и смотрел на то, как аппарат разрывается, буквально прося, чтобы взяли трубку. Но Дейм сбросил вызов и, открыв крышку телефона, вытащил батарею. Теперь никто не позвонит. Так и оставив телефон, он ушел ужинать, молясь, чтобы к концу трапезы у Сальмона проснулась совесть, и он выключил чертову музыку. Но, как и следовало ожидать, Дейм так и не услышал тишину. Он уже начал тихо закипать от злости, головная боль прошла, словно и ее и не было, и внезапно появились силы. Он подумал, что даже если этот ненормальный выключит свой магнитофон, то уснуть все равно не получится, уж больно адреналин зашкаливал в крови. Пролежав в кровати не менее получаса, Дейм поднялся и решил пойти к соседу. Громко постучав и заранее отойдя подальше от двери, он приготовился к неприятному разговору. За дверью были слышны голоса, не иначе как вечеринка. Дверь распахнулась, и на пороге возник коренастый незнакомый мужчина в рубашке, с сигаретой и бутылкой пива.

– Эскорт? – улыбнулся он, плотоядно разглядывая Дейма.

Дейм аж потерял дар речи. Но возмущенный таким наглым разглядыванием, нахмурился.

– Чего?

– Нет? Я думал ты из… – замялся незнакомец, все еще улыбаясь и отпивая пиво.

– Сальмона можно? – закатил глаза Дейм. Он не был обделен мужским вниманием, но такие откровенно-бесстыжие взгляды старался избегать.

– Сальмон! – крикнул незнакомец, прислоняясь к косяку двери.

Сальмон появился практически сразу, немного пьяный, но довольный. Увидев Дейма, тут же посерьезнел и поджал губы.

– Чего тебе? – нелюбезно спросил он.

– Можешь выключить музыку? – Дейм сложил руки на груди, чувствуя, что напрасно тратит время.

– Нет, – отрезал Сальмон, сверля его недобрым взглядом. – У нас вечеринка, не видно, что ли?

– Почему же, прекрасно видно и великолепно слышно, – саркастично заметил Дейм и, усмехнувшись, смерил его пренебрежительным взглядом.

– Ты вообще кто такой? – подал голос незнакомец, все это время молчавший и по-прежнему рассматривавший Дейма с нескрываемым интересом.

– Мой сосед, – нехотя ответил Сальмон, вздыхая и отворачиваясь.

– Тот, про которого ты рассказывал? Так чего ты мнешься в дверях? – он схватил Дейма за край майки и рванул на себя, попутно закрывая двери.

– Что ты делаешь, Марк? – Сальмон был удивлен не меньше Дейма, но не пытался остановить друга.

– Пойдем, выпьешь с нами… – Марк положил руку на плечо Дейма и повел в гостиную. Дейм старался держать себя в руках и не позволять страху брать верх. Но ему все это категорично не нравилось, особенно когда они проходили рядом со спальней и оттуда послышались сдавленные стоны и крики. Дверь была не заперта и Дейм успел рассмотреть не очень молодую женщину, которую трахал необъятных размеров мужик. Дейм отвернулся, стараясь выкинуть из памяти то, что он сейчас увидел.

– На, – Марк несильно толкнул Дейма на остатки дивана, на котором когда-то спал Сальмон и протянул ему бутылку пива. Дейм, чувствуя себе крайне неуютно в такой обстановке, пытался взять себя в руки. Он окинул взглядом комнату, отметив, что тут по-прежнему бардак. А шум и гам, которые производили собутыльники Сальмона, очень гармонично вписывались в него, впрочем, как и сам хозяин. Отвратительная и мерзкая обстановка, но Дейм пересилил себя, стараясь не показывать как ему неуютно в такой компании.

Сальмон был недоволен, он встал около окна и, открыв форточку, закурил, уже спокойно взирая на смущенного и несколько встревоженного Дейма. Марк допивал пиво и рассматривал нового члена пьянки.

– Это тот перец, из-за которого тебя с работы вышвырнули? – Марк не пытался быть тактичным и спрашивал в лоб. Сальмон повел плечами, но Марк и так все понял. Присев на корточки напротив Дейма, он улыбнулся и прищурил глаза.

– Ты не хочешь извиниться? – спросил он, видя, что его взгляд нисколько не действует на Дейма. Это было не так, но Дейм уже сделал несколько глотков пива, дабы успокоиться и решил, что пусть Сальмон и редкостный урод, но вряд ли позволит, чтобы с ним что-то случилось в его доме, учитывая то, что между ними было. Звучало как-то нескромно, будто их связывало что-то большее, чем совместное распитие коньяка.

– За что извиниться? За то, что он меня с лестницы спустил? – в тон Марку спросил Дейм. Он смотрел ему в глаза, открыто и не стесняясь. Марк на секунду поменялся в лице, а потом приоткрыл рот, демонстрируя пирсинг в языке, и будто случайно зажал между зубов шарик сережки. Дейм замер и почувствовал, как краска приливает к лицу. Марк улыбался и что-то пытался сказать своими глазами, но Дейм предпочел не понять и отвернулся, прикладываясь к бутылке. Сальмон заметил этот взгляд, и сам не зная почему, вновь затянулся, чувствуя, как необоснованная злоба растет в груди. Хотелось выкинуть их обоих из своего дома. Копаться в себе и разбираться не хотелось. Собственно он никогда этим не занимался, позволяя ситуациям самим разрешаться. Особенно, когда это касалось дел сердечных. Сальмон качнул головой, удивляясь постановкой мысли. Дела сердечные… Он вновь отпил пиво и ощутил непередаваемое желание врезать кому-нибудь по роже.

– Ну что мальчики, кто следующий? – довольно грубый пропитый женский голос раздался в комнате, и в проеме показалась женщина в черных чулках. Дейм повернул голову и тут же отвернулся, не понимая, что он вообще тут делает. Надо же, вызвали шлюху на всех! Лучше бы он этого не знал.

– Я вас провожу, – Сальмон выбросил окурок и пошел за женщиной, с явным намерением выпроводить ее из дома.

– Я, пожалуй, тоже пойду, – Дейм поставил недопитую бутылку на пол, не видя больше подходящего места, и быстро соскочил с останков дивана. Он пошел следом за Сальмоном, как на плечо ему упала тяжелая ладонь.

– Ладно тебе, пойдем еще по пиву выпьем, – и потянул его в кухню, в то время как в коридоре Сальмон о чем-то разговаривал с проституткой.

– А ты не хочешь, милый? У меня ведь еще есть время... – донесся до слуха голос женщины. Но Дейму было не до того, чтобы подслушивать чужие разговоры, потому что, кажется, у самого назревал таковой.

– Ты можешь не толкаться? – недовольно буркнул Дейм, но был безоговорочно затянут в кухню.

– Знаешь, я ведь ждал еще одну особу – маленькую брюнетку, с небольшой грудью… – начал Марк сладким голоском, приближаясь к Дейму, зажимая его в угол.

– Я что, похож на бабу? – он уже понял, к чему клонит Марк и искал путь к отступлению.

– Нет, не похож. Но думаю, с ее ролью ты справишься… – Марк схватил его за руки, пресекая все попытки удрать.

– Знаешь что, Марк, иди-ка ты на хрен! – вывернулся из захвата Дейм, и попытался отойти от него.

– Ну, чего ты так сразу… Я ведь заплачу тебе, – он вновь прижал Дейма к стене и ухватил ладошкой его за подбородок, фиксируя в одном положении. – Не ломайся.

Дейм решил, что вырываться себе дороже. Вряд ли он прямо здесь изнасилует, а вот побить очень даже сможет. Властный рот быстро подчинил себе, не смотря на слабые попытки сопротивления. Чувствуя, что Дейм уже не сопротивляется, Марк убрал руку от его лица и ухватил запястья. На всякий случай, по-видимому. Дейм жмурился и чувствовал, как чужой язык уверенно скользит во рту, нисколько не смущаясь. Сережка пирсинга задевала десны, и Дейм инстинктивно дергался от этого странного ощущения. Но потом внезапно все закончилось. Он открыл глаза и увидел яростный взгляд Сальмона. Сердце, забившееся быстрее от неожиданного поцелуя, рухнуло в пятки, и страх за свою жизнь заполнил собой все сознание. Руки Марка все еще сжимали его запястья. Но это длилось недолго, потому что Сальмон схватил своего друга за шкирку и, развернув к себе лицом, ударил его кулаком в нос. Совсем не дружеский поступок. Марк гулко упал на пол, сбив своим телом тарелки, стоявшие на столе. Он прижимал ладонь к лицу, по которому уже струилась кровь, и бормотал какие-то ругательства в адрес Сальмона.

Дейм стоявший рядом, будто, прикованный к полу с огромными глазами и открытым ртом все же шарахнулся в сторону. Скорее машинально, нежели от испуга. А когда на него воззрились два почти черных разъяренных глаза, то, не раздумывая, бросился к выходу, чувствуя, что у него совсем мало времени на спасение своей жизни. Сальмон, который врезал своему другу… Что он сделает тогда с соседом, который устроил в его доме невесть что… В голове билась только одна мыль – вызвать полицию.

Он влетел в квартиру и закрыл дверь на все замки, уперся ладонями в нее, словно стараясь удержать невидимого визитера, и пытался справиться со сбившимся дыханием. Так, позвонить в полицию. Он бросился к столу, на котором лежал разобранный телефон. Вот зачем ему понадобилось разбирать аппарат? Пальцы дрожали, сердце вот-вот грозило выпрыгнуть из груди, а до слуха доносился грохот в подъезде и крик, исходивший из квартиры Сальмона.

– Ну же! – Дейм наконец-то собрал телефон, включил и сосредоточенно уставился в экран. Нужно набрать номер полиции, иначе случится что-то ужасное. Но он продолжал стоять посреди комнаты, держа в ладони телефон, будто попавший в мертвую зону. Сердце потихоньку успокаивалось, пальцы уже не дрожали, лишь только были холодные как лед. На площадке раздавался топот и различные ругательства, а потом стало тихо, но только на мгновение, чтобы потом эту самую тишину разрезал громкий стук в дверь. Дейм подскочил на месте, чуть не выронив телефон, на лбу выступил пот и он пожалел, что не вызвал помощь. Стук повторился, но уже настойчивее. Дейм нащупал в кармане газовый баллончик, который купил на днях, сжал прохладный пузырек и пошел к двери. Несколько секунд прислушивался и, выдохнув, открыл, боясь, что дверь выбьют. Сальмон был нетрезвый, взвинченный и очень злой.

– Я вызвал полицию, – соврал Дейм, прячась за дверью.

– Ага, как же, – Сальмон переступил порог, прекрасно зная, что это ложь и, не спрашивая разрешения, прошел вглубь квартиры. Встал посреди комнаты и оглядел обстановку, остановив взгляд на цветах. – Извини меня за эту безобразную выходку.

Это прозвучало так нелепо и так не подходило к его виду, что мало было похоже на правду. Дейм, стоявший позади, округлил глаза, ощущая, как брови ползут вверх от удивления. Сальмон почувствовал его замешательство и развернулся. Серьезный и уже спокойный он выглядел не так угрожающе.

– Ты сломал своему другу нос. Я боялся, что и мне врежешь… – Дейм облегченно выдохнул и понял, что бить его вроде не собираются. Он шагнул вглубь комнаты, разжимая судорожно сжатый баллончик, которым намеревался воспользоваться, если будет крайняя необходимость. Последние два дня не было времени рассуждать о Сальмоне и их отношениях. В мыслях он смело называл их общение отношениями. Как бы этого ни хотелось, но Сальмон нравился ему. Властный, грубый, прямолинейный, он вызывал бурю эмоций… И все бы они были положительными, если бы Сальмон не был гомофобом. Но сейчас, когда они остались вдвоем в комнате, Дейм явственно ощущал, как тишина звенит, а воздух между ними словно напружинивается. Он смотрел ему в глаза уже не боясь, что может получить по лицу за наглость и понимал, что если Сальмон не отведет взгляд, то произойдет… Что произойдет? Дейм неосознанно облизал губы и шагнул к нему, мечтая, чтобы он уже что-нибудь сделал. Притянул ближе или оттолкнул…

– Тайные поклонники? – небрежно бросил Сальмон, усмехаясь, и взглянул на букет, который так и притягивал. Его губы тронула ехидная улыбка, а веки судорожно дернулись. Дейм не смутился и продолжил смотреть ему в глаза, в которых то и дело мешались ненависть и страсть. Он чувствовал опасность, исходившую от него, и сознательно не хотел увеличивать дистанцию.

– Я вынужден признать, что ты красив, – голос Сальмона стал ниже и глубже. От странной интонации и столь грандиозного признания Дейм потерял концентрацию вкупе с даром речи. А Сальмон воспользовался этим, схватив его одной рукой за майку на груди и резко притянул, увлекая в поцелуй. Страстный, жесткий и требовательный. Прежде чем оттолкнуть его от себя хорошенько куснул за губу, почувствовав солоноватый привкус крови. Дейм даже не вскрикнул, только озабоченно и непонимающе смотрел на него, пытаясь отдышаться. Сальмон недобро улыбнулся, толкая его на пол.

– Что ты делаешь? – поморщился он, потирая ушибленную задницу.

– То, чего ты добиваешься, – Сальмон медленно снял рубашку, похотливо взирая на Дейма, который решил улизнуть. Он повернулся на бок и хотел было подняться, но был схвачен за щиколотку.

– Куда это ты собрался? – шепнул Сальмон, притягивая его к себе, и раздвигая ему ноги. Дейм не сопротивлялся, позволяя ему делать, как ему нравится. Но когда на шее сомкнулась сильная ладонь, Дейм запаниковал. Выпучив глаза и открыв рот, он пытался что-то сказать, но из горла вырывался какой-то писк. Он ухватился за руку, так грубо схватившую его, и сжал, прикладывая всю силу, которая была. Как ни странно, но это помогло. Сальмон разжал пальцы и нахмурился.

– Не обязательно так грубо. В твоей силе тут никто не сомневается, – Дейм поднялся на локтях и ласково провел языком по его губам, от чего Сальмон вздрогнул и хотел отстраниться, но не успел. Дейм ловко обхватил его за шею и потянул вниз. Поцелуй был нежный ровно до того момента пока инициатором был Дейм. Мысленно улыбнувшись нетерпеливому характеру Сальмона, он позволил ему быть грубым, раз ему так хочется. И пусть завтра будут синяки на руках, и губы распухнут, и на шее останутся следы от сильных пальцев.

Сальмон не смотря на свои убеждения, довольно уверенно вел себя, видимо представляя, что партнер женщина, а не мужчина. А может просто алкоголь в крови позволял шире взглянуть на ситуацию и на несколько часов забыть о своих принципах. И когда он склонился над Деймом в явном желании сделать минет, услышал тихий вопрос, сказанный с неподдельным смущением.

– У тебя это впервые? – глупый вопрос все же слетел с языка, о чем Дейм тут же пожалел, когда в синих глазах блеснул уже знакомый опасный огонек.

– Каждый день этим занимаюсь, – Сальмон аж задохнулся от сарказма. – Связывайся вот так вот с вами – голубками…

Дейм разобрал в последней фразе каплю сожаления, но решил не замечать ее и полностью отдаться эмоциям. 

***

Утром Дейм проснулся от орущего будильника и поначалу не понял, где находится. Диван был разложен, одежда валялась на полу, а чертов будильник стоял в спальне. Дейм быстро поднялся, не желая опаздывать на работу, и нисколько не удивился тому, что Сальмона в квартире не оказалось. Разумеется, он ушел. Но когда? Видно стоило ему заснуть, как новоиспеченный любовник смылся в неизвестном направлении. Дейм оделся и, найдя телефон, выскочил за дверь, намереваясь позавтракать где-нибудь в дороге. Уже спускаясь по лестнице, он вспомнил, что не заметил цветов, которые еще накануне стояли в вазе. Он помнил, что ваза была на месте, но пустая. Все встало на свои места, когда он прошел мимо мусорного бака, из которого гордо торчали еще не завядшие цветы Мэта.

На работе ни о чем кроме как проведенной вместе с Сальмоном ночи Дейм не мог думать. Все валилось из рук и, в какой-то момент Дейм понял, что молча смотрит в окно неизвестно сколько времени. Сальмон ушел, не попрощавшись, это немного напрягало, но не настолько, чтобы накручивать себя и думать над этим. Раз ушел, значит, была причина. Кое-как доработав, он понял только одну вещь – нельзя работать, когда мысли заняты совсем другим, а отключаться от них не получается. Дейм поехал домой, проигнорировав приглашение сотрудников остаться на небольшую вечеринку. Было не до того.

Пару раз машина глохла и отказывалась заводиться, словно мечтала, чтобы хозяин остался в дороге и не добрался до дома. Но все же спустя пары недобрых фраз он справился с ней. Пофыркивая, машина завелась, и в салоне раздался вздох облегчения. Дейм всю дорогу прислушивался к машине и не заметил, как доехал-таки до дома.

Он медленно поднимался по лестнице, размышляя о том, что могло поломаться в автомобиле и, понимая, что рано или поздно придется везти его в ремонт. А остаться без машины было равносильно самоубийству. Горячо любимый джип был как член семьи, которая и без того распалась, но оставила довольно неплохие воспоминания. Дейм повернулся, чтобы подняться на последний пролет лестницы и увидел Мэта, сидящего на ступенях. Видимо он ждал его уже давно, раз уселся на лестницу в ожидании.

– Что ты тут делаешь? – Дейм был совершенно не настроен на разборки, тем более в подъезде.

– Ты не отвечаешь на звонки, вот приехал к тебе домой.

– Зачем? – Дейм поднялся и решил, что если он зайдет в квартиру и закроет дверь прямо перед носом у бывшего любовника, то неприятного разговора можно будет избежать.

– Хочу начать все сначала, – Мэт попытался взять его за руку, но Дейм резко отодвинулся. – Ты же знаешь, как я зависим от тебя.

– Давай обойдемся без физического контакта, – с отвращением сказал Дейм, пытаясь найти в кармане ключи от квартиры.

– Пойми же, мы оба совершили ошибки и…

– Оба, – улыбка Дейма становилась шире по мере монолога Мэта.

– Мы можем все исправить, только, пожалуйста, услышь меня.

– Мэт, я считаю, что все сказано и все сделано. Между нами ничего больше не будет, – решил доходчиво объяснить Дейм только, чтобы он отстал. – И спасибо за цветы, – поблагодарил он, совершенно забыв про то, что они валяются в мусорном баке.

– Ценю твою благодарность. Мусорка ее тоже оценила, – сощурился Мэт, злясь.

– Ты все неправильно понял, Мэт.

– А как тут можно неправильно понять? Дейм! – он приблизился и положил ладони ему на плечи.

– Оставь меня в покое, Мэт! Отпусти.

Раздался хлопок двери и на площадке появился еще один желающий поучаствовать в разборках двух бывших партнеров.

– Эй! – Сальмон с размаху опустил ладонь ему на плечо и развернул к себе. – Кажется, мы уже имели несчастье с тобой общаться? Помнишь? – Он был не злой, а скорее просто уставший, с темными кругами под глазами и щетиной на лице, что делало его еще более угрожающим.

– Снова ты? – Мэт был удивлен, но не испуган. – Я смотрю, вы ребята спелись.

– Ты, кажется, забыл о моем предупреждении… – он нетерпеливо сжал в кулак ткань его куртки, борясь с желанием стукнуть его как следует.

– Неужели ты думаешь, что он будет с тобой? Нет, серьезно так думаешь? – почти смеясь, спросил Мэт.

– Я думаю, что ты очень красиво сейчас полетишь с лестницы, – угрожающе ответил Сальмон и легонько толкнул его, но этого хватило, чтобы Мэт собрал собой ступени. Дейм вздохнул, не понимая, когда он сделал ошибку и почему все события связанные с ним происходят именно на этой чертовой лестнице. Мэт приземлился не очень мягко, но быстро поднялся. Дерганый и злой, но неспособный ничего сделать, он грозно взирал на Сальмона.

– Чего ждешь? Хочешь, чтобы я спустился и отправил тебя в полет дальше? – Сальмон сделал шаг, ступив на первую ступень. Но Мэт предпочел промолчать и ретироваться, боясь, что Сальмон выполнит свое обещание.

– Поди тоже заяву накатает, – весело сказал он, глядя на ошарашенного Дейма, молча рассматривающего его.

– Я так не думаю, – не согласился Дейм. Повисло неловкое молчание, и Дейм решил, что необходимо срочно что-то сказать. – Хочешь зайти? – неуверенно спросил он, больше ничего не придумав.

– Пожалуй, нет. У меня масса дел, – с этими словами он ушел в квартиру, не попрощавшись. Дейм удивился, но не обиделся. Он не знал, что за дела у Сальмона и не надеялся, что его просветят в них. Собственно, Сальмон и сам не знал, какие у него могут быть дела. Зайдя в полупустую квартиру, он уселся на остатки дивана и мгновенно заскучал, жалея, что не согласился на предложение Дейма зайти в гости.

Глава 6.

Дейм все утро не знал чем себя занять. На работе был очередной незапланированный выходной, впрочем, это бывало регулярно после праздников и корпоративов. И он подумывал сменить работу. Неохотно просмотрев вакансии, он пришел к выводу, что не может сосредоточиться. Можно было бы куда-нибудь сходить, но с кем? Несколько минут размышлений и Дейм все же решился позвать на прогулку Сальмона. Он долго стучал в дверь, но никто не открывал и Дейм расстроенный развернулся, собираясь уходить.

– Ты что-то хотел?

Дейм вздрогнул от неожиданного громкого голоса и увидел Сальмона поднимающегося по лестнице.

– Да просто поздороваться зашел… – скромно промямлил Дейм, растеряв всю уверенность.

– Что ж. Привет, – Сальмон достал ключи и открыл дверь, явно не собираясь беседовать.

– У тебя есть время?

– Да сколько угодно, – он зашел в квартиру, оставив дверь нараспашку открытой. Дейм постоял, раздумывая, и зашел следом. – Забрал наконец-то свою машину. Эта сука и ее хотела прибрать к рукам. Слава юристам и моей настойчивости, – он бросил ключи от машины на стол и развернулся к Дейму, улыбаясь, довольный собой.

– Я рад, что тебе хоть что-то удалось отсудить у нее, – Дейма так и тянуло к нему, хотелось прикоснуться, прижаться и сказать что-нибудь ласковое, но что-то останавливало. – Хочешь, сходим в клуб или может просто какой-нибудь бар?

– Если ты хочешь выпить, то это можно сделать и здесь, – усмехнулся Сальмон, – дешевле и в родных стенах. – Он сам поморщился от своих слов, но не поправил себя. – Впрочем, у меня все равно нет времени сегодня.

– А завтра?

– Завтра я собирался посетить пару собеседований, я ведь без работы остался, – грубовато отозвался он.

– Я просто хочу провести с тобой время, – пояснил Дейм, подходя ближе и все-таки касаясь кончиками пальцев его руки. Одного взгляда в глаза хватило, чтобы понять, что Сальмон настроен довольно враждебно.

– Давай завязывай с попытками сделать из меня пидораса, – он отошел в сторону, хмурясь и закуривая.

– Ты же не будешь отрицать, что тебе понравилось… – Дейм отодвинулся, чувствуя, что ввязался в разговор, к которому был совершенно не готов.

– А давай не будем копаться друг в друге и выяснять, что кому нравится, – нетерпеливо рявкнул он.

Дейм потерял дар речи и хотел уже предъявить ему следы его же страсти, довольно ярко запечатленные на шее и руках. Лиловые синяки засосов он заметил еще утром, перед работой. Тогда он посчитал это забавным, но сейчас уже не считал так. Двойные стандарты есть у всех.

– Хорошо, только в следующий раз не надо так бурно реагировать на поступки других людей, которые проявляют ко мне симпатию и интерес, – отрезал Дейм и направился в коридор, очень жалея, что вообще пришел сюда.

Он дернул дверь, как ее тут же захлопнул Сальмон.

– Ты кого-то конкретного имеешь в виду? – тихо поинтересовался он.

– Нет, что ты, – Дейм не смотрел на него и хотел только одного - уйти. Пояснять, кого подразумевали его слова, он не хотел. И так прекрасно понятно кого он имел в виду. – Выпусти меня.

Сальмон долго ждал, пока Дейм поднимет на него взгляд, но так и не дождался, психанув, резко впечатал кулак в неповинную дверь и быстрым шагом ушел в гостиную. Кровь стучала в ушах, руки тряслись от злости и он не услышал, как Дейм захлопнул дверь, оставив его наедине со своей злобой.

***

Проснувшись рано утром, Дейм понял, что совершенно не выспался. Сказывалась почти бессонная ночь и ссора с Сальмоном накануне. Солнце ярко светило в окно, и Дейм обиделся на столь яркий погожий денек, который так не сочетался с его настроением. Дейм спал на ходу и проснулся только тогда, когда мотор машины фыркнул, засвистел и затих.

– Ну, что еще теперь… – в сердцах воскликнул он и включил зажигание. Машина завелась, но Дейм подозрительно прислушивался к двигателю, ожидая, что тот опять заглохнет. Но нет. Главное еще обратно до дома добраться. Надо бы в ремонт ее свозить, – подумал Дейм и поехал на работу. Как назло день выдался относительно свободным и уже во второй половине дня его отпустили за неимением работы его профиля. Дейм был не против, все равно весь день он мечтал только выспаться, даже задремал на скучном собрании инженеров.

– Ну что, поехали? – Дейм помнил, как машина капризничала, и ожидал снова услышать фырканье из-под капота. Но повернув ключ зажигания, поразился. Звуков вообще никаких не было. Он повторил свое действие, но никакого результата не последовало. Замечательно. Дейм вышел из машины, открыл капот и уставился в его содержимое. Подумав, что выглядит, наверное, не очень умно и закрыл капот обратно. В машинах он ничего не понимал. Расстроившись, что его подвела самая верная подруга, он вызвал эвакуатор. Договорившись с водителем, что машину доставят в ремонт Дейм пошел домой пешком. В принципе было не далеко, если идти дворами, то вообще можно уложиться в четверть часа. Дейм шел, рассеянно глядя по сторонам, понимая, что никогда вот так вот после работы не гулял. А стоило бы. Головная боль, нещадно давившая виски с самого утра, начала отступать. Он завернул за угол большого супермаркета и резко остановился. Увиденное заставило его сделать шаг назад, за угол. Он осторожно выглянул и прищурился, не веря своим глазам. Возле небольшого ресторанчика стояли знакомые фигуры. Одного он узнал сразу. Сальмон в компании молодой девицы на каблуках и мужика, который в тот злополучный вечер был в гостях у него и развлекался с проституткой. Все были в сборе кроме Марка. Дейм нахмурился, удивляясь, где они потеряли своего дружка. Но потом сообразил, что они с Сальмоном видимо в ссоре из-за драки. Компания вела себя тихо, но было видно, что им весело. Светловолосая женщина за тридцать то и дело смеялась и прижималась к Сальмону, который галантно обнимал ее за талию. Дейма перекосило от этого зрелища. Надо же, Сальмон видимо осознал себя вновь натуралом и спешил наверстать упущенное. Дейм мотнул головой, отгоняя противные мысли и мечтая вернуть время вспять и пойти по другой дороге, чтобы никогда не видеть сего безобразия. Он почти бегом добрался до дома и, забежав в квартиру, обессилено рухнул на пол. Но потом вернулся к утренним мыслям о том, что они друг другу ничего не обещали. Почему он не может встречаться с женщинами? Чертова ревность. Дейм плюнул и поднялся с полу, понимая, что накручивает себя, хотя обещал этого не делать. Хотелось принять ванну и лечь спать. Но время было еще совсем детское и, Дейм откровенно скучал, не зная чем себя занять, и вскоре поймал себя на мысли, что прислушивается к звукам из подъезда. Когда в дверь постучали, он не сразу понял, что стучат именно в его дверь. Выйдя из ступора, Дейм резко подскочил с дивана, на котором сидел последние часы, сверля дверь молчаливым взглядом. Он ожидал увидеть Сальмона, и от предвкушения у него аж руки задрожали и с замком он справился не сразу. Но ему предстояло удивиться. За дверью стоял Марк. Потрепанный и почему-то очень довольный.

– Привет, – улыбнулся он, замечая, что Дейм явно не ожидал такого гостя.

– Здравствуй, – Дейм не знал, что еще сказать и молчал, разглядывая Марка.

– Можно войти?

Дейм шире открыл дверь и впустил его.

– Вы с Сальмоном помирились? – спросил он, сложив руки на груди, и решил, что будет себя вести так, будто, ничего не было.

– Еще нет, – усмехнулся Марк, останавливаясь около зеркала в коридоре.

– Почему нет?

– Некогда было. Клюв ремонтировал, – Марк широко улыбнулся, чем вызвал короткий смешок у Дейма. – Все равно выглядит как то не так, да? – он дотронулся до носа, который все еще болел.

– Нормально все, - прокомментировал Дейм, проходя в гостиную, не понимая, для чего пожаловал Марк.

– Слушай, я хочу извиниться за свое поведение. Я повел себя крайне невоспитанно и унизил тебя своим предложением, – искренне на одном дыхании проговорил Марк. – Прости меня.

– Извинения приняты. Давай больше не будем об этом, – Дейм мечтал закончить этот разговор. – Надеюсь, вы с Сальмоном помиритесь.

– Что ж, ладно, – взгляд Марка вновь стал откровенно похотливым и Дейм почувствовал себя неловко. – Что у тебя с ним? – уверенно спросил он, будто зная что-то. Или догадываясь.

– А с чего ты взял, что между нами что-то есть? – Дейм поднял брови в удивлении.

– Не знаю. Кажется так. Просто я вижу, что ты заинтересован в нем, но спешу тебя спустить с небес на землю. Он не тот с кем стоит строить отношения, именно отношения. Секс? Сколько угодно, но не отношения. Ты не успеешь оглянуться, как он будет лапать какую-нибудь красотку в баре или водить к себе шлюх домой, пока ты будешь на работе.

Дейм замер, ладошки похолодели, и он бы ни за что на свете не признался Марку, что это уже началось. Неприятная картинка вновь всплыла в сознании, заставляя злиться.

– Думаешь, почему его жена бросила? Постоянные измены. Он не способен делить с кем-то чувства, ему проще взять, грубо говоря, попользоваться и уйти. Такой он человек, – Марк нахмурился, видя, что Дейм побледнел и выглядит так, словно увидел призрака. – Дейм? Я хочу тебя предостеречь. Я не буду давить на тебя или уговаривать, если хочешь убедиться в моей правоте на своей шкуре, то я не буду препятствовать.

– И на том спасибо, Марк, – нервно усмехнулся Дейм. – Ты его так хорошо знаешь, что позволяешь себе говорить такое?

– Я знаю его достаточно, чтобы смело утверждать, что он не будет брать ответственность за твою любовь и свою нелюбовь.

Дейм отвернулся, чувствуя, что жутко хочет остаться один.

– Просто знай, Дейм, что у тебя есть поклонник, – Марк улыбнулся и подмигнул Дейму, который пребывал вновь в ступоре.

– Спасибо, Марк, – выдавил он из себя тихо и вновь отвернулся, слыша, как входная дверь закрылась.

***

Сальмон был не в духе. Милые посиделки в кафе его абсолютно не впечатлили. Из головы еще не выветрились пары алкоголя и, почему-то хотелось не напиться, как обычно, а наоборот протрезветь. Он не спеша шел домой, надеясь на спокойный вечер, быть может даже в компании Дейма. А ведь он был неплох, даже очень неплох, но Сальмон никогда бы не признался себе, что на самом деле Дейм был лучше всех его подружек, хотя бы потому, что не капал на мозги и не требовал постоянных встреч. Переспали и забыли, и нет этих постоянных выяснений отношений. Пока он рассуждал о нем наедине с собой, все складывалось более-менее, но стоило выйти в свет, то язык не поворачивался сказать друзьям о том, что имеет связь с парнем. Сальмон был готов вообще замолчать на веки, только бы эта информация не всплыла в кругу знакомых. Все-таки он не хотел, чтобы поползли слухи о его ориентации. То, что он способен воспринимать его как сексуального партнера уже не пугало, как раньше, но кричать об этом на каждом углу не хотел. Он был удивлен и одновременно с этим поражен тому факту, что только Дейм вызывал в нем такие эмоции и заметил, что ни разу не заглядывался на других парней, совершенно не воспринимая их в таком спектре. Он с трудом понимал, как можно хотеть переспать с парнем. Но Дейм – он совсем другое дело.

Сальмон почти дошел до дома как внезапно остановился, увидев знакомую фигуру, выходящую из подъезда. И что же Марк забыл у него? Или может он приходил вовсе не к нему? Сальмон задумался и нахмурился, провожая недобрым взглядом своего друга. Впрочем, это легко было проверить – к кому он приходил и зачем.

Сальмон долго стучал в квартиру Дейма и уже думал, что он где-то гуляет, но потом замок заскрипел и в дверном проеме появился Дейм, с мокрыми взъерошенными волосами и наспех одетом халате. Увидев Сальмона, Дейм сразу как-то просиял и заулыбался, напрочь забыв об обиде. Молча отступив на шаг, пропустил соседа на порог и закрыл дверь.

– Принимал душ? – как-то слишком спокойно спросил Сальмон, оглядывая коридор и часть комнаты, которую было видно с порога.

– Волосы мыл, – Дейм тряхнул головой, чувствуя, что ворот халата уже успел намокнуть от контакта с мокрой копной волос. Он разглядывал Сальмона, и ему не очень нравилось его выражение лица, глаза сузились, рот исказила гримаса, но он никак не мог взять в толк, что не так. Сальмон шумно вдохнул воздух и на выдохе наотмашь ударил Дейма по лицу. Он охнул и свалился на пол, хватаясь за ноющую щеку.

– Ты что, теперь перед каждым встречным ноги раздвигать будешь? – Сальмон сел на корточки рядом с Деймом, который пытался привести в порядок распахнувшийся халат. Вопроса он не понял.

– Что? – глупо переспросил он, пытаясь понять, за что его на этот раз бьют.

– Да вся твоя квартира провоняла его одеколоном, – отмахнулся Сальмон, не веря, что Дейм не понимает о чем идет речь.

– Марк? – до Дейма наконец-то дошло из-за чего на него кидаются. – Он приходил извиниться.

– Да? И все? – ядовито спросил он, разглядывая его, ища во взгляде ложь. – И как он извинялся? – прозрачный намек был слишком уж оскорбителен и Дейм начинал злиться.

– Словами, – он не боялся Сальмона и не собирался терпеть выходки вышедшего из равновесия психа. – А еще сказал, что с тобой не надо иметь дело, – добавил он, наблюдая за реакцией Сальмона.

– Я быстро отобью ему желание приходить сюда, – зло проговорил он, глядя мимо Дейма будто делая какой-то вывод.

– В следующий раз, прежде чем махать кулаками, попробуй задать элементарный вопрос, – Дейм попытался встать, но Сальмон не позволил ему это сделать, схватив за руку и удерживая на месте.

– Прости, я не хотел, – извиняющим тоном молвил он, глядя в лицо Дейму.

– Хотел, – не согласился он.

– Ты же знаешь, что я немного не сдержан, – он отпустил его руку, силясь закончить разговор.

– Да, с тобой опасно находиться рядом, – саркастично прокомментировал Дейм, видя, что Сальмон уже не так уверенно держится и готов уйти. Ему не все равно с кем я встречаюсь, – подумал он и придвинулся к нему ближе, решив, что пусть лучше ревность, чем равнодушие.

– Я, правда, не хотел, - прошептал Сальмон, обещая себе быть сдержаннее хотя бы с Деймом. Но додумать мысль так и не смог, Дейм прижался к нему, и Сальмон сам того не замечая запустил руки ему под халат, с наслаждением касаясь горячей кожи. Проворный язычок уже вовсю исследовал его рот, и Сальмон решил, что необходимо перебраться в более подходящее место, нежели коридор. Легко подхватив Дейма на руки, он как невесту понес его на кровать. В эти моменты, когда Дейм так умело и естественно мог доставить неземное удовольствие, Сальмону казалось, что вот оно, его счастье. Здесь. Вместе с ним. Но как только все заканчивалось, пропадало какое-то волшебство и все вновь становилось неправильным.

И вот сейчас снова. Секс с ним был невероятно крут, но после него атмосфера в комнате резко менялась. Чувство незавершенности и недосказанности, кажется, чувствовали они оба, но никто не собирался начинать разговор первым. Сальмон напряженно курил, сидя на краешке кровати и нутром чувствовал, что чем дольше они будут вот так вот общаться, тем круче будет финал. А он будет. У всего есть финал. И Сальмон предпочел бы побыстрее его увидеть, нежели томиться бессмысленным ожиданием неминуемого разгрома.

– Останься со мной, – Дейм наблюдал за любовником, как в мыслях он его называл, но никогда вслух. Тихие слова разрезали напряженную тишину, и в темноте ему показалось, что Сальмон как-то грустно усмехнулся.

– Мне пора идти. У меня своего дома нет, что ли? – сухо рассмеялся он.

Он уже встал и подошел к выходу из комнаты, когда Дейм задал вопрос, который Сальмон никак не ожидал услышать.

– Что у тебя с той блондинкой?

Медленно обернувшись, он гневно уставился на Дейма.

– Ты что, следишь за мной?

– Нет, что ты, просто возвращался домой дворами и видел вас, – легко объяснил Дейм, нисколько не испугавшись яростно горящих глаз.

– Какая разница, что у меня с ней, – раздраженно ответил он, не понимая, почему так бесится.

– Просто не надо лгать мне, что ищешь работу, а сам бегаешь на свидания. Мог бы просто сказать, что…

– Ты теперь будешь указывать мне, что делать? – завелся Сальмон. – С чего ты взял, что можешь контролировать меня и указывать, с кем встречаться, а с кем нет?

– Захлопнешь дверь, – не менее раздраженно сказал Дейм, отворачиваясь от него, чувствуя, что с каждой секундой становится больно смотреть ему в глаза. Он не хотел быть здесь. И Дейм это чувствовал.

Сальмон громко хлопнул дверью, понимая, что поступает неправильно. Но как поступить правильно, не знал.

Глава 7.

Следующие несколько дней Дейм рано уходил и поздно приходил, без машины было трудновато, но он справлялся. Машину обещали починить в ближайший срок, и утром выходного дня раздался телефонный звонок. Дейм безумно обрадовался, что его крошку отремонтировали. Довольный он вышел из квартиры, желая скорее забрать машину из сервиса. На площадке он осмотрелся и поморщился. Множество окурков было разбросано на полу рядом с дверью Сальмона, которая почему-то была не заперта, а просто прикрыта. Из квартиры доносились женские и мужские голоса. Дейм начинал нервничать и злиться. Но пересилив себя, все же спустился по лестнице и оказался на свежем воздухе, который немного успокоил внезапно взбесившееся сердце. Пульс выравнивался, и в голове мелькнула интересная мысль. Взгляд упал на старенькую машину Сальмона и Дейм, улыбнувшись, развернулся и пошел обратно в подъезд. Какого черта он проводит время с какой-то блядью, а вечером преспокойно трахает его? И почему не может днем заглянуть в гости? Почему нужно приходить под покровом ночи, как будто скрываясь от кого-то? Куча мыслей вертелось в голове, пока он поднимался по лестнице. Он не стал стучать в дверь, а просто вошел внутрь, решив вести себя настолько нагло насколько хочется. Дойдя до комнаты, он заглянул внутрь.

– Тук-тук, – слегка улыбнулся он, разглядывая парочку, сидящую на остатках дивана и Марка, восседавшего на стуле напротив них. Женщина как-то странно посмотрела на Дейма и пренебрежительно усмехнулась, в то время как Сальмон стал серьезным и мрачным. – Всем привет, – слова приветствия дались Дейму с трудом, но он тщательно скрывал свое волнение и начинающую расти злость.

– Здравствуй, Дейм, – ласково пропел Марк, улыбаясь.

– Сальмон, мне машину нужно забрать из ремонта. Можешь подбросить меня до мастерской? – глупая просьба, и не менее глупое ее изложение.

– Ну, ты же видишь, я немного занят, – Сальмон прижал к себе блондинку, которая расплылась в улыбке.

От увиденного сердце сжалось и захотелось, как следует ударить Сальмона, а девицу выкинуть в окно. Поджав губы, он по-прежнему стоял и пытался заставить себя развернуться, чтобы уйти. Но никак не мог отвести взгляд от синих глаз, потому что не находил в них и капли сожаления за свои действия.

– Я тебя отвезу, – Марк поднялся со стула и приглашающим жестом указал на выход. Дейм только кивнул, с удовольствием наблюдая, как начинает беситься Сальмон. Яркие глаза горели огнем и, кажется, он вовсе забыл, что у него под боком эффектная блондинка и был поглощен зрительным контактом с Деймом. Но он был не настроен на молчаливый диалог и вышел, оставив Сальмона кипеть от злости.

Всю дорогу к сервису Дейм пребывал в гробовом молчании и не отвечал на вопросы Марка. Но мужчина вовсе не обижался и не пытался разговорить его.

– Мне кажется, ты попусту теряешь время, – Марк остановил машину около въезда в мастерскую и наклонился к Дейму. – Мне искренне жаль тебя.

– Не нужно.

– Ты бы мог всю ту любовь, которую испытываешь, направить на другого человека…

Дейм повернул голову, встретившись с яркими глазами Марка - зрачки были расширены и почти скрывали радужку.

– Ты бы мог завести отношения с тем, который бы ответил тебе взаимностью, – Марк прошептал это почти в губы Дейма и осторожно провел языком по ним. Дейм, не думая, приоткрыл рот, впуская чужой язык и нахмурился, понимая, что сам себя обманывает.

– Извини, – он отстранился. За что извинялся он так и не понял, но Марк  понял больше, чем Дейм успел подумать.

– Помни о моих словах. О том, что я всегда буду стоять прямо за ним, и как только он окончательно разобьет тебе сердце, я более не позволю ему к тебе подойти. Он как всегда пожалеет о сделанном решении, он уже жалеет, но сознательно поступает неправильно.

– Марк, я…

– Иди, Дейм, твоя машина ждет тебя, – Марк не смотрел на него больше. На лбу между бровями залегла морщинка, и он стал выглядеть старше своих лет.

– Спасибо, что подвез, – Дейм вышел из машины, чувствуя себя совершенно разбитым, и поплелся за своим автомобилем.

Джип и впрямь был, как новенький, завелся сразу, не глох и настроение Дейма начало улучшаться. Он вернулся домой и на радостях даже позабыл, как на него смотрел Сальмон, когда он уходил с Марком. Ну и пусть ревнует. Почему он шляется с бабами, а ему нельзя прокатиться с его другом? Он зашел в квартиру и как только закрыл дверь на замок, в нее тут же постучали. Сердце пропустило удар и, словно во сне, Дейм отворил замок.

Сальмон был спокоен, но Дейм видел, что это спокойствие деланное. Он сделал шаг назад, впуская его в дом и закрывая дверь. Пусть будет, что будет. Молчание не резало слух, словно так и должно было быть. Сальмон не церемонился, и резко схватив Дейма за плечи, развернул его лицом к стене и, прижав своим телом, начал шептать в ухо непристойности. Он это делал яростно, словно боролся с желанием ударить, и, тем не менее, пустил свою ярость в другое русло. Дейм сначала испугался внезапной атаки с его стороны и немного напрягся, но выдираться не стал, помня, что люди в состоянии аффекта крайне опасны. После нескольких слов, сказанных пошлым вибрирующим голосом, Дейм начал против воли заводиться. Сбитое дыхание Сальмона обжигало шею, и Дейм успел подумать, что нехило его так зацепила выходка с поездкой. Он улыбнулся, уже зная, что Сальмон не будет скандалить, потому что был настроен совсем по-другому выпускать пар. И Дейм был не против. Наоборот, ему страстно хотелось, чтобы Сальмон доказывал свое право на него, чтобы прижимался и продолжал нашептывать всего одно слово – «мой». Он расцепил стальную хватку Сальмона и повернулся к нему лицом, замечая горящие глаза и губы, искусанные в кровь. А он действительно заинтересован во мне, – мечтательно подумал Дейм, наивно полагая, что вот она любовь. Он знал, что с таким типом как Сальмон отношения будут всегда нестабильными, но был готов рискнуть.

– Что ты там бормочешь? – несдержанно поинтересовался Сальмон, по-собственнически прижимая Дейма к себе, шаря руками по его телу, но удерживая себя от более активных действий.

– Хочу тебя, – просто ответил Дейм, не желая портить такую шикарную идиллию болтовней. И нисколько не пожалел об этом. Потому что простые слова о желании вызвали в Сальмоне бурю эмоций, и он быстро поволок Дейма в спальню.

***

Уже лежа на кровати прижимаясь к любимому телу, слушая, как сердце постепенно возвращается в привычный ритм, Дейм решил, что Сальмон не так уж и безнадежен, как говорил Марк. Да, не настроен обсуждать текущее положение дел, но вполне способен реально оценить их. Сальмон напряженно поглядывал на Дейма, но как только тот ловил его взгляд, отворачивался.

– Ты, кажется, хочешь меня о чем-то спросить, – предположил он.

– Марк, – просто сказал Сальмон, закуривая.

– У меня ничего с ним не было и не будет, – как можно более вкрадчивее произнес он.

– Ну, еще бы. Он ведь вроде как уехать собирался. Командировка какая-то или что-то типа того. В любом случае, если он…

– Ничего не будет, Сальмон, – Дейм улыбнулся и удобнее устроился рядом, почему-то чувствуя откуда-то взявшееся напряжение.

Сальмон курил, стряхивая пепел в стеклянную пепельницу и ни о чем не думал. Дейм же боялся, что вот-вот он скажет «ну я пошел» и уйдет. Но этого не последовало, потому что он провалился в сон, по-прежнему обнимая Сальмона. Проснулся он, словно от выстрела и сначала не понял, что вообще происходит. Сальмона рядом не было и Дейм, тяжко вздохнув, плюхнулся обратно на кровать. В гостиной кто-то говорил, и он открыл глаза, не понимая, кто бы это мог быть. Тихонько встав с постели, он вышел в гостиную, жмурясь от света ламп. Гостиная была пуста, телевизор работал, а на кухне кто-то гремел. Он прошел по коридору и увидел Сальмона стоящего около холодильника и потягивающего пиво. Зрелище было настолько нереальным, что Дейм пару раз моргнул, но любовник никуда не делся, только чуть виновато улыбнулся.

– Ничего, что я пиво взял? – он вновь сделал глоток, видя, что попал под пристальный взгляд. – Мне завтра на работу, так что…

«Я пойду», – мысленно закончил Дейм.

– Не очень логичное действие, раз завтра тебе на работу, – Дейм медленно подошел к нему, заглядывая в глаза и до безумия радуясь, что Сальмон еще здесь, а не ушел сразу же, как только он заснул.

– На внешний вид там никто смотреть не будет, особых умений и красоты не нужно, чтобы таскать коробки из машины в магазин, – он усмехнулся, нисколько не стесняясь, что нашел не совсем престижную работу. Скорее он рассматривал ее как подработку, нежели работу на всю жизнь.

– Оставайся, – Дейм ласково обнял его, прижимаясь, и надеясь, что он все же решится и проведет с ним остаток ночи. Но Сальмон нетерпеливо вырвался из кольца теплых рук и встал в проеме, собираясь уходить.

– Зачем? И так ведь все хорошо, – он искренне не понимал для чего ему быть здесь всю ночь.

– Хорошо? То есть трахать меня ночью, а днем строить воображаемые отношения с разукрашенной шлюхой для тебя хорошо? – ядовито спросил Дейм враз меняясь в лице и складывая руки на груди, мысленно ругая себя за то, что вновь начинает старую песню. – Потому что я не думаю, что ты хочешь с ней хоть что-то иметь. Нет-нет, я не шпионю за тобой, – яркие прищуренные глаза смотрели с откровенной ненавистью, – просто предполагаю. Часто вижу, как она приходит к тебе, потом уходит, а вечером на моем пороге возникаешь ты. Хорошо устроился, – горько проговорил он, ощущая, как от сказанного начинают неметь губы. Настолько неприятна была правда. – Пытаешься не потерять форму или стараешься уравновесить тот факт, что спишь с парнем?

– Не смей, – Сальмона трясло, и он судорожно сжимал бутылку, чтобы не разбить ее обо что-нибудь. Дейм очевидно ждал, что он скажет еще что-то, но Сальмон молчал и мерил его не очень ласковым взглядом. Пальцы все еще дрожали, но неуместное желание психануть постепенно улетучилось и он, допив пиво, тихонько поставил бутылку на стол и, более не смотря на Дейма, ушел.

***

Стоило Сальмону уйти, как Дейм выбросив пустую бутылку в мусор пошел в спальню с твердым намерением уснуть и не думать о минувшей ссоре. Но не тут то было. В голове вертелись отрывки собственных фраз и молчания Сальмона, его злые взгляды и желание сказать что-то в свое оправдание. Он мог бы просто послать его ко всем чертям и уйти, хлопнув дверью, но он ничего не сказал. Это и не давало ему уснуть. Полночи провертевшись на горячих простынях, он недовольный и невыспавшийся ушел на работу. Ни как прошел день, ни как он оказался в центре города, он не помнил. Тоска и апатия, одолевшие его, достигли своего пика, и он решил, что коль домой ехать нет никакого желания, то можно заглянуть в какой-нибудь клуб или бар. Однако напиваться не хотелось, и Дейм только лишь намотал круги вокруг центра, нигде не останавливаясь. Когда уже улицы пестрели неоновыми вывесками, Дейм взглянул на часы и решил, что пора все-таки двигать домой.

Припарковавшись во дворе, он вздохнул, надеясь, что сегодня он нормально поспит. Он долго рылся в кармане, ища ключ, но когда нашел и вставил в замок, с ужасом обнаружил, что он открыт. Он потянул за ручку и распахнул дверь. Воры - не иначе. Собираясь вызвать полицию, Дейм прошел в коридор, осторожно шагая и прислушиваясь. Дверь в кухню была закрыта, и оттуда доносились голоса. Пьяные и до боли знакомые. Дейм прошел мимо ванны и услышал шум воды, а заглянув внутрь, обомлел. Ванна была почти до краев наполнена водой, в которой плавали несколько резиновых уточек. Что еще за чертовщина? Дейм выключил воду, тихо ругаясь и потихоньку закипая. Он прошел по коридору в сторону кухни, отчетливее разбирая голоса и мысленно приказывая себе сдерживаться, рванул ручку на себя, распахивая дверь. За столом в компании двух бутылок водки сидели Сальмон и отец Дейма – Грег. Рядом с алкоголем стояла одинокая баночка оливок и блюдечко с кружочками колбасы. Сальмон и Грег были уже довольно пьяны, поэтому не особо удивились появлению Дейма.

– Это что такое? – воскликнул он от возмущения, чуть не потеряв голос. – Ты что тут делаешь? Ты мне отца будешь спаивать? – взяв еще полную бутылку со стола, Дейм намеревался убрать ее подальше, а лучше вообще вылить в раковину.

– Сынок, ну ты что, мы же тут это… немножко только. Отдай.

– Откуда у тебя ключи от моей квартиры? – Дейм был зол и не собирался выслушивать пьяный бред отца.

– Ну как, сделал, – улыбнулся Грег, удивляясь такому глупому вопросу. – Садись с нами, что ты как не родной, – Грег рассмеялся и потянул сына за рукав, призывая его разделить веселье.

– Ты же закодировался! Зачем опять-то начинать? – непонимающе молвил он.

– Все нормально, Дейм, – Сальмон взял бутылку из его рук и разлил по стопкам, не забыв и про Дейма.

– Зачем ванну набирали?

– Так это, я помыться хотел, да вот немного засиделся с твоим другом, – Грег чокнулся с Сальмоном стопками и одним глотком осушил емкость, ничуть не поморщившись. Дейм понял, что бороться с ним бессмысленно.

– Когда же ты поймешь, что алкоголь губит твою жизнь? – Дейм сверлил взглядом свою стопку и, выдохнув, быстро выпил содержимое, чувствуя, что внутренности обожгло огнем.

– Сынок, я хотел тебе кое-что сказать на счет нас с мамой. Это касается тебя непосредственно, – он взглядом указал на свою стопку и Сальмон тут же ее наполнил. – Мама с тобой не общается, не потому что ты предпочитаешь мужчин… А потому что думает, что это я на тебя так повлиял. Она считает, я тебя испортил.

Дейм сосредоточенно взирал на отца и не мог понять, что он несет.

– То есть, что значит, ты меня испортил? – не понял он.

– Я начал пить не от хорошей жизни. И езжу я в этот город гораздо чаще, чем следует, и не для того, чтобы увидеться с тобой. Я ведь знаю, как ты относишься ко мне и к…, – он опрокинул стопку. – Я встречаюсь с одним мужчиной уже очень долго. Из-за него я пью, и из-за этого всего мы разошлись с твоей мамой. Представляешь, какой для нее удар был, когда от нее ушел муж к другому мужику, а потом еще сын сообщает радостную весть что он гей. Есть от чего прийти в восторг.

Сальмон молча смотрел на Дейма, который пребывал в ступоре. Огромные глаза ничего не выражали, а услышанное никак не хотело укладываться в мозгу.

– Она не хочет с тобой общаться, потому что думает, что я тебя испортил. Как я только не объяснял ей. Дейм я долго собирался тебе сказать, но не мог… Боялся.

– Я не общаюсь с мамой, потому что ты бросил нас, уйдя к любовнику, а теперь она думает, что ты меня научил всему этому…

– Сынок…

Дейм резко поднялся со стула и схватил бутылку со стола.

– Всю жизнь мечтал услышать столь отвратительную правду от пьяного папаши в час ночи! – горько произнес он, ощущая, как пальцы дрожат, и нет никаких сил уже держать эмоции под контролем. Грег, видя, что сын весь дрожит, а в глазах у него блестят слезы, протянул к нему руку в извиняющем жесте. Но Дейм резко отодвинулся и со всех сил бросил бутылку об пол, разбивая ее вдребезги. Закрыв рот ладошкой, он быстро вышел из кухни, желая быстрее уйти из этого дома.

***

Сальмон нахмурился и, видя виноватый взгляд Грега, поднялся, решив вернуть Дейма во что бы то ни стало. Он схватил куртку и спустился по лестнице, но обнаружив машину Дейма на месте, несколько растерялся, куда мог податься Дейм во втором часу ночи. В последнее время ему казалось, что вся жизнь пошла кувырком и останавливаться не собиралась. Еще вчера он собирался послать Дейма и прервать с ним все отношения, какие имелись, но после встречи с Грегом, его мнение значительно изменилось. Встретив его на лестничной площадке, курящего длинную ароматизированную сигарету, он удивился такой встрече, потому что помнил, как Дейм встретил отца. Тем более его не было дома, откуда тогда здесь Грег. Дверь в квартиру была открыта, значит, у него был ключ. А Дейм вероятно не все знает о своем отце. Грег, заметив Сальмона, улыбнулся и пожал руку, как старому знакомому, после чего предложил зайти на рюмку чая. Сальмон не мог отказаться. Одна за другой рюмки пустели, а языки развязывались.

– Я знаю, что ты с Деймом находишься в странных отношениях, – видя, что Сальмон спешит возразить, выставил вперед указательный палец, призывая к молчанию. – Дейм не знает обо мне кое-что. Я ведь езжу сюда не из-за него, то есть не только из-за него. Я очень люблю сына и желаю ему только добра. Но я сам когда-то здесь жил и встречался с одним человеком… Именно из-за него я развелся с женой и начал пить. Он уже давно имеет постоянные отношения и уходить от своего партнера не собирается, но я все еще катаюсь сюда, чтобы встречаться с ним. А все потому, что когда-то не смог начать с ним нормальных отношений. Связался с этой дурой, уехал отсюда, бросил его, а потом опомнился. Но было поздно, – Грег опрокинул стопку водки и опустил голову.

Сальмон сидел в молчании, чувствуя, что услышал то, чего не должен был. Какого черта он все это рассказывает? И нетрадиционная ориентация кажется их семейное проклятие.

– Почему вы не скажете это Дейму? Он, очевидно, не знает, почему вы разошлись с женой.

– Я их бросил. Общался, конечно, с сыном, но жена меня видеть не могла. Я жил один, снимал квартиру, потом спустя какое-то время помог Дейму перебраться в этот город. Так у меня был достойный повод постоянно ездить сюда. Якобы к сыну, а на самом деле к… Дейм никогда меня не простит. Тем более, если узнает правду. Мы общаемся, ты видел, но это не те отношения, какие я бы хотел иметь с сыном.

Сальмон тихо вздохнул, раздумывая, что его положения и его проблемы не кажутся такими масштабными по сравнению с проблемами Грега.

– Я это к чему… У меня уже никогда нормальных отношений не будет. Мой возлюбленный не бросит свою семью ради меня. Но у тебя все еще может наладиться. Дейм хороший парень и заинтересован в тебе. Понимаю, тебя волнует, как общество воспримет вас, но пойми если пойдешь врознь со своим интересами и сделаешь ошибку, то потом будешь иметь такое же шаткое положение, как у меня. Я никогда себя не прощу за то, что принял тогда неправильное решение.

– Вам стоит сказать ему, он имеет право знать. Тем более он уже столько лет не общается с матерью…

– Она его ненавидит. Думает, что это все из-за меня.

– И, тем не менее, он должен знать правду, – стоял на своем Сальмон.

Какая бредовая идея! Сальмон ругал себя за то, что надоумил Грега выложить всю правду Дейму. Она ему была не нужна, тем более сказанная в такой неприятной обстановке. Куда же он мог пойти? Сальмон быстро шел по аллее, размышляя. На улице было холодно, а Дейм выскочил на улицу, даже не думая накинуть куртку. Он вышел на мостовую и, оглядевшись, пошел через мост, внимательно вглядываясь в темноту. Дейм сидел на бортике, сгорбившись, и явно не понимал где он.

– Слезай давай, – Сальмон безоговорочно схватил его за талию и потянул на себя. Дейм не сопротивлялся и позволил себя одеть в теплую куртку. – Ну что ты?

– Никогда бы не подумал, что услышу такое от отца, – разочарованно произнес он шепотом.

– Твой папа не такой плохой, как кажется на первый взгляд, – Сальмон сам удивился своим словам в защиту Грега. – Просто ряд случайных обстоятельств, которые повлияли и сделали исход таким печальным.

– Не нужно меня утешать, – Дейм бездумно шагнул и пошатнулся, не чувствуя онемевших ног. – Я догадывался, что его не интересуют женщины, но учитывая наши прохладные отношения, мы об этом не говорили. А сейчас, когда он сам это сказал… – Дейм усмехнулся, поражаясь, как вообще смог дослушать отца. – Да еще пояснил причину молчания мамы…

– Мне жаль твою семью. Ты не заслуживаешь такого… – Сальмон обнял его, пытаясь согреть. Заметив прохожего, немедленно разжал руки и чуть отодвинулся, явственно ощущая, как Дейм непонимающе уставился на него. В потемках нельзя было рассмотреть его глаза, но он точно знал, что в них.

– Ты меня стесняешься…

– Нет, что ты, – сконфуженно произнес он и, обняв его за плечи, повел в сторону дома. – Пойдем домой уже.

Дейм промолчал, совершенно не ощущая ни злости, ни сожаления. Не было вообще ничего. Никаких эмоций. Папа, который и так в принципе никогда не был рядом, сейчас казался совсем чужим. Дом нынешний, как и дом, в котором они когда-то жили семьей, перестал быть уютным и родным. Идти туда совершенно не хотелось. Но Сальмон был настойчив.

Грег никуда не ушел. Он спокойно сидел на диване с телефоном в руке. Увидев сына, он сначала улыбнулся, но потом погрустнел и опустил голову. Ничего не выражающий взгляд был направлен на него, и Грегу было неуютно.

– Дейм, я поеду, – поднялся Грег и тяжело вздохнул. – И если ты хочешь, чтобы я больше не приезжал, то…

– Нет. Приезжай, – сухо произнес он. – Кажется, нам о многом стоит поговорить.

Грег аж просиял, брови поползли вверх и губы растянулись в доброй улыбке. Дейм устало попытался ответить на улыбку, но не смог. Слишком тяжело на душе было. Но он понимал, что отец хоть и не был рядом, когда в нем нуждались, все же был отцом и не дать второго шанса он просто не мог. Мать он потерял. Но отказываться от отца, как это сделала она с сыном, не собирался. Сальмон стоял в стороне, и сердце ныло от столь несправедливой жизни, которая сделала несмываемый отпечаток на каждом из них.

Дверь тихо закрылась, и в комнате стало как-то пусто. Сальмон разглядывал напряженного Дейма, его глаза сверлили пространство, а губы были плотно сжаты.

– Ты молодец, – Сальмон встал напротив него и положил ладони ему на плечи. Хорошенько встряхнул, видя, что он находится где-то не здесь и чуть улыбнулся, когда Дейм обидчиво надул губы.

– У меня голова болит от всего этого. Еще и водка эта. Ненавижу ее. Как ты можешь ее пить?

– Да обычно. Я прогулялся и почти протрезвел, – он взглянул на наручные часы, – через четыре часа мне на работу.

– И как ты будешь работать с похмелья? – Дейм нахмурился.

– Думаешь, первый раз что ли? – рассмеялся Сальмон и неожиданно для себя наклонился и поцеловал его.

Дейм опешил, явно не ожидая ласки. Приник к нему, стараясь всем телом прижаться, и застонал от удовольствия.

– Мне пора. А то ты не дашь мне поспать… – Сальмон отодвинул его от себя, видя расфокусированный и безумный взгляд, усмехнулся. – Завтра вечером я зайду, ладно?

Дейм только кивнул, пребывая еще в эйфории и глупо улыбаясь. Сальмон залюбовался столь невинным видом Дейма и, резко развернувшись, ушел, почти растеряв все свое самообладание.

Глава 8.

Дейм проснулся от яркого солнца светившего прямо в глаза и, хмурясь, пошел закрывать шторы. Безумно хотелось спать, а еще было ощущения беспокойства. Что-то произошло или должно было произойти. Дейм вспомнил вчерашний вечер и ночь. От тяжелой правды он с головой залез под одеяло, не желая выходить в реальность. Но весь день пролеживать в кровати не хотелось, вот если бы с кем-нибудь... Он улыбнулся, вспоминая Сальмона. Как бы хотелось, чтобы он был рядом. Он сказал, что вечером зайдет. Но до вечера еще была масса времени, и Дейм намеревался провести его с пользой. Убирался в квартире, доделывал чертежи и ездил по рабочим делам. А вечером в ожидании Сальмона сварил кофе, а после решил выскочить в магазин прикупить сливок. Выйдя на площадку, он нос к носу встретился с длинноногой блондинкой, которая как потерпевшая долбилась в дверь к Сальмону.

– Не знаешь где он? – нелюбезно гаркнула она, видя, как Дейм выходит из квартиры.

– Нет, - соврал он, – а что вы хотели?

– У меня вообще-то свидание с ним. Тебе то что? – скривилась она в неприятной улыбке.

Ах, ну да. Свидание. Сначала с ней. Потом с ним. И как он раньше не догадался. Быстро сбежав по лестнице, не различая ступеней перед собой, Дейм с размаху открыл дверь и столкнулся с Сальмоном.

– Ты куда так спешишь? – он еле успел схватить его за рукав куртки.

– Гулять, – Дейм не слышал вопроса, кровь гулко стучала в ушах, заглушая все звуки. – А ты?

– А куда мне спешить? Мне все равно нечего дома делать, – пожал плечами Сальмон, не понимая, почему Дейм так взвинчен.

– Твое «нечего» ждет тебя около двери, – раздельно произнес он, выделяя каждое слово, и умчался в неизвестном направлении, игнорируя непонимающий взгляд Сальмона. Он еще не знал, что ноги его приведут в дорогой клуб города, где он и проведет всю ночь.

***

Никогда не знаешь, что случится с тобой в таком заведении, но Дейм не собирался напиваться и пускаться во все тяжкие. Ни к чему. Просто не хотел. Однако познакомился с приятным парнем, с которым и общался всю ночь. Он оказался веселым и, кажется, пришел в клуб не цеплять себе партнера на ночь, а просто отдыхать. Утром, когда клуб уже закрывался, они в обнимку вышли и не очень трезвой походкой отправились на прогулку. Свежий воздух неплохо отрезвлял, а бессонная ночь не казалась такой уж безумной. Громкая музыка, пара коктейлей, сигареты которые он никогда не пробовал, все казалось неправильным, но желанным. Дейм собирался пригласить нового знакомого к себе домой, прежде всего, потому что не собирался чувствовать себя ущербным и брошенным. Не доходя до дома Дейм остановился, как вкопанный, увидев у подъезда Сальмона, который, видимо, всю ночь простоял там. Злой взгляд прищуренных глаз и сжатые кулаки говорили о многом.

Спутник Дейма, проследил за его взглядом и, увидев разъяренного здорового мужика, решил, что пора уходить. Он что-то проговорил Дейму, но тот не услышал занятый немым диалогом с Сальмоном. Стоять на месте не было смысла, и он направился к дому. Прошел рядом с соседом, который как ни странно даже не притронулся к нему, однако, зашел следом в подъезд. И только тогда дал волю рукам. Сильно прижав его к стене и схватив за руки, дабы не сбежал, он наклонился, улавливая запах алкоголя и сигарет.

– А я тебя вообще-то ждал, – глухо прорычал он в ухо Дейму. – Где ты шлялся всю ночь?

– Тебя не касается, – равнодушно ответил он, пытаясь вырваться. Сальмон отпустил его, не ожидая такого спокойного ответа.

– Что значит, не касается? Кто этот хмырь, который был с тобой?

– Могу задать тот же вопрос по поводу твоей подружки! Сальмон, если ты хочешь доказывать, что ты натурал, можешь делать это сколько угодно, но без меня. Не нужно это доказывать мне – человеку, которого ты регулярно трахаешь.

– Не смей тыкать меня носом в это! – рявкнул Сальмон.

– Да пожалуйста. Но я тебе не девочка на ночь. Если тебе достаточно этого, то мне нет. Я хочу нормальных отношений. Я хочу встречаться с тобой не только под покровом ночи, и после секса не хочу слышать «ну я пошел». Если ты хочешь такого общения, пожалуйста, но только не со мной.

– Раньше тебя все устраивало, – недовольно буркнул Сальмон, делая шаг назад и складывая руки на груди. Столь агрессивного настроя он не ожидал. Свой собственный пыл куда-то делся, оставив только сомнение и толику сожаления.

– А ты меня спрашивал? Ты хоть раз спросил, что мне нужно? – Дейм был взбешен. – Нет. И я не понимаю, что нужно тебе. Самое обидное, что ты сам не понимаешь этого. Я так не могу больше, Сальмон.

Он развернулся и пошел по лестнице, слыша только сбитое дыхание за спиной и чувствуя недовольный взгляд.

– Ты мне напоминаешь отца, – обернулся Дейм, меряя Сальмона жалостливым взглядом. – Он как никто иной может гордиться своей сломанной жизнью. Ты очень похож на него. Только в отличие от его дружка я не возвращаюсь к прошлому.

Сальмон потрясенно молчал, не веря, что Дейм, который так ластился к нему, так жестоко разорвал с ним слабое подобие отношений. Сальмон фыркнул, оказавшись один в подъезде. Дейм его бросил. Кто бы мог подумать… Он нахмурился, понимая, что сам во всем виноват. Он еще долго стоял в подъезде в слепом отчаянии и не в силах пойти попытаться доказать его неправоту, потому что правда слишком резала глаза.

***

Дейм сам был удивлен своему спокойствию. Говорить Сальмону все эти слова, которые обдумывал, но не хотел произносить, было больно, но одновременно легко. Будто бы ставил воображаемую точку в их отношениях. Однако ему почему-то, казалось, что это еще не конец. Сальмон, который обычно за словом в карман не лез, молчал, видимо, слишком ошеломленный столь агрессивным напором. И, скорее всего, когда придет в себя захочет высказаться. Дейм даже немного хотел, чтобы он наорал на него, обругал, толкнул, но не молчал. Будто бы соглашался со всем сказанным. Дейм вновь прокрутил в голове свой монолог в подъезде и фыркнул. Его взор устремился на вазу, в которой еще не так давно стояли цветы, подаренные Мэтом. Он медленно подошел к столу, разглядывая толстые стенки вазы из темно-синего стекла. Все отношения, которые он заводил, оканчивались предательством. Измены, ссоры, ругань и, наконец, громкий скандал, а после уход одного из партнеров. Дейм горько улыбнулся. Этим партнером всегда был он. Уходил всегда первым и не прощал. Может, следовало бы? Его взгляд был устремлен на стол, а рука сама потянулась к вазе и бездумно толкнула ее. Ваза оказалась не такой уж и крепкой, и громкий звон стекла о пол привел Дейма в чувства. Он удивился, увидев россыпь синих стекляшек и медленно сел на пол, прислонившись спиной к столу, слегка дотрагиваясь до осколков. Острые, они впивались в кожу, но Дейм не чувствовал боли. Мысли были где-то далеко и не контролировали тело. Дейм просидел так до вечера глядя в одну точку, кажется, дремал с открытыми глазами, не слыша ничего вокруг и выпав из реальности. Он бы не смог определить время суток и сколько он так просидел, но судя по онемевшим ногам и затекшей шее, ночь он провел на полу. Очнулся от того что ударился виском о ножку стола, нелепо завалившись на бок от усталости. Резкая боль сразу же привела в чувства, и он охнул, угодив ладонью в осколки стекла. Что еще за черт? Он начал припоминать минувшие сутки и нахмурился, не чувствуя конечности. Усталость и неудобная поза, из-за которой казалось, что всю ночь пахал в поле, были колоссальными. Дейм тяжело поднялся на ноги и поплелся за веником. Кое-как собрав осколки разбитой вазы, он никак не мог вспомнить с какого хрена решил разбить ее? С Мэтом она никак не была связана, только его цветы стояли в ней. Он слегка улыбнулся, вспомнив какой роскошный букет выбросил Сальмон. Цветы были потрясающими, у Мэта всегда был шикарный вкус. Но как выяснилось, человеком он оказался совершенно ненадежным. Дейм вновь погрустнел. Чувствуя невыносимую усталость и нервный озноб, сковывающий спину, он обхватил себя руками, силясь согреться. Приложил ладонь ко лбу, прислушиваясь к ощущениям. Несомненно, был жар, но когда он мог подхватить простуду? А не нужно было психовать и уходить из дому ночью, – отругал он себя мысленно. Взяв плед, он еле доплелся до дивана и плюхнулся на него, желая нормально выспаться. Но сначала нужно было позвонить на работу. Простуда очень некстати подкосила молодой организм, но Дейм даже был рад, что не может заниматься ничем другим, как лежать пластом. Даже думать не хотелось. Было чувство, что время остановилось, реальность стала другой. Сообщив руководителю, что в ближайшие несколько дней не выйдет на работу, Дейм уже начал проваливаться в сон, как услышал грохот и крики на лестничной площадке. Он сел на диване, прислушиваясь.

– Пошла вон отсюда! – Сальмон орал как ненормальный на свою подружку, которая не стеснялась в выражениях. Но он был еще, видимо, не настолько взбешен, чтобы орать на нее матом. Вероятно, он выпихнул ее из квартиры, отчего женщина вышла из себя.

– И забудь путь сюда, шмара!

Послышался звук ударов. Видимо женщина была не такой хрупкой, как казалась и не побоялась полезть в драку. Ну, что за дура? Дейм слушал громкий скандал двух психов и мечтал провалиться в сон. Осознание того, что Сальмон, кажется, решил расстаться со своей подругой, не произвело никакого впечатления. Не принесло ни облегчения, ни радости, ни печали. Никаких эмоций. Просто не было сил испытывать сейчас что-то кроме усталости. Дейм вспомнил, что уже больше суток ничего не ел, но мысль о еде исчезла, смешавшись с картинками, мелькавшими перед глазами и звуками, которые все еще доносились из-за двери.

***

Он проснулся от внезапной и такой пугающей тишины, что сначала побоялся открывать глаза. Пытаясь понять, где он и в какой позе лежит, Дейм зажмурился. Голова не болела, усталость и слабость прошли, и, в общем, самочувствие было отличным. Он медленно открыл глаза, наблюдая, как солнечный свет льется через тонкие шторы, и решил, что сейчас только самое утро. Рассвет. Он проспал почти сутки. Болезнь, которая набирала обороты еще совсем недавно, отступила, и Дейм чувствовал себя здоровым и почти счастливым. Почти. Потому что воспоминания никуда не делись. Он сел на диване, откидывая жаркий плед и вспоминая Сальмона. Все закончилось, - печально подумал он. Просто нужно начать жить заново. Без него. Без Мэта же как-то живешь! – одернул он себя, приказывая не думать о плохом. Тем более что нормальных отношений все равно не было, а секс можно получить от кого угодно. Сальмон все равно не пойдет на уступки, тогда зачем лишний раз себя накручивать? Дейм покачал головой, хватаясь за виски, не понимая, что хочет себе доказать. Чтоб он провалился, - отчаянно подумал он о Сальмоне. Такое прекрасное утро и надо было омрачить мыслями о нем. Он снова лег на диван и услышал тихий стук в дверь. Зажмурился и решил, что ему показалось. Пусть это будет слуховая галлюцинация! Пусть это будет, кто угодно, но не… Стук повторился, тихо и осторожно.

Дейм устало поднялся, но ноги совершенно не слушались, и идти в коридор совершенно не хотелось. Но руки сами потянулись к замку и открыли дверь. Он затаил дыхание и громко выдохнул, увидев на пороге Сальмона. Он был в полурасстегнутой рубашке с закатанными рукавами, взъерошенный, с испуганными глазами и виноватой улыбкой. В руках он держал тарелку, на которой лежало нечто, напоминающее пирог.

– Что это? – спросил Дейм, остановив взгляд на тарелке. Почему-то в данный момент его волновало именно это.

– Ну, это… Должен был быть яблочный пирог, – виновато промямлил Сальмон, бросая взгляд на подгорелые кусочки теста.

Дейм против воли улыбнулся, чувствуя, что глазам больно от слез, которые он так и не выплакал. Сальмон сейчас не выглядел тем циничным и равнодушным мужланом, которым всегда хотел казаться. Приятная полуулыбка и нежный взгляд, в котором не трудно было прочитать всю ту гамму эмоций, испытываемых им, заставили Дейма отойти в сторону, пропуская Сальмона в квартиру.

– Я научу тебя, – он забрал тарелку с горе-пирогом, решая, что необходимо научить его готовить, и уже шагнул в сторону кухни, как был остановлен сильной рукой.

– Дейм, для меня все это в новинку, это все для меня не привычно и чуждо… - осторожно подбирая слова, начал Сальмон, заглядывая ему в глаза и стараясь найти в них былые чувства к нему. Дейм молчал, и Сальмон продолжил. – Но я обещаю тебе… Я справлюсь. Если ты еще хочешь… – совсем тихо сказал он, отпуская Дейма и смущенно переминаясь с ноги на ногу. Была мысль позорно сбежать, потому что Дейм очень томил своим молчанием. Но потом он поднял взгляд и, встретившись с задорными глазами, в которых играли лучики солнца, усмехнулся, видя, как он ласково улыбается ему.

– Я не даю второго шанса, но ты исключение. Первое и последнее, – просто сказал он, прощая. Он знал, что идет на компромисс с самим собой. В первый и последний раз. И только ради Сальмона. И словно не было того тяжелого разговора, той бессмысленной ссоры, после которой, казалось, все пошло крахом.

– Я не подведу тебя! Я не предам. Обещаю… – зашептал он и, обезумев от счастья, быстро шагнул к нему, прижимая к себе, зарываясь руками в длинные волосы, и знал, что уже никогда его не отпустит. Несмотря ни на что.

  • Автор: Рыжий Гусь
  • Название: Рано умирать, поздно не любить
  • Бета: Hackneyed
  • Пэйринг: Сальмон/Дейм
  • Жанр: Слэш, Романтика
  • Рейтинг: R
  • Размер: Миди
  • Описание:

    Саммари: Невероятно сложно и порой невозможно принимать себя таким, какой ты есть, но что делать, если от этого решения зависит твое собственное счастье?

  • Дисклаймер: Все принадлежит автору. Для сайта Yaoi Sanctuary разрешение получено, по всем другим вопросам размещения обращайтесь лично к автору.

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте свой комментарий

  1. Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location
Введите текст с картинки. Не разобрать?