Воскресенье, 22 мая 2016 10:43

Rellie - Больше красного - 3. Соблазн безумия

Читать онлайн

Я думаю, любой, кто выслушал бы мою историю на этом этапе, задал бы мне вполне справедливый вопрос – зачем я согласился? На что рассчитывал? Как мог я быть настолько глупым, недальновидным, что пошел на такое? Я совершил непростительную ошибку, стоившую мне души – заключил контракт с демоном, стал его помощником.

Я мог, конечно же, говорить, что мне не оставили выбора, хоть это и было бы ложью. Выбор у меня, конечно же, имелся, но чисто номинально. Я мог оправдываться тем, что это как-никак был демон соблазна, потому я и не устоял. Это ведь все тоже отчасти правда. Более того, Луис так ярко, так заманчиво описал мне то, что будет меня ожидать, если я пойду с ним, что я попросту не устоял. Но, конечно, дело не только в этом. В тот момент, когда он протянул мне руку, моя психика была очень расшатанной и неустойчивой. Еще бы, ведь я совершил такой чудовищный поступок – я убил своих брата и сестру. Пусть даже не по собственной воле, мною тогда руководил другой демон, который решил попросту избавиться от надоевшей игрушки, коей была для него вся наша семья. Дело в том, что когда-то кто-то из моих предков заключил с ним контракт, демон помог, но впоследствии он отмечал своим знаком одного из детей в семье, и мог в любой момент взять его под свой контроль и полностью руководить его действиями. А когда в нашем замке появился Луис, вознамерившийся увести у Рейна (так звали демона) его игрушку, то есть меня, демон решил нанести ответный удар. И он подчинил меня, так как именно я носил эту метку. Рейн убил сначала моих родителей, а потом сестру и брата, но как он это сделал! Для меня же это было так, словно я сам это сотворил. Я видел немой ужас в глазах моей дорогой сестренки Эдиты, когда я душил ее, а Август! Старший брат даже пытался сражаться со мной, но у него, конечно, ничего не вышло. Сила, которой наделил меня ледяной демон, была слишком великой, смертный не смог бы победить меня в тот момент. Даже я сам не мог себя победить. У меня не было шансов.

Думаю, не стоит говорить, как плохо мне было. Жизнь внезапно перевернулась вверх дном, и то немногое хорошее, что в ней имелось, бесследно исчезло. Как я мог вообще продолжать жить после случившегося? У меня больше ничего не осталось. Я должен был стать хозяином родного замка, но теперь даже мысль о том, чтобы продолжать жить в этих стенах, вызывала у меня ужас.

Но у меня ведь имелся он, прекрасный огненноволосый Луис. И если в первый раз, когда он сделал мне предложение заключить с ним сделку, я отказал ему, то теперь все изменилось. Я сам попросил его забрать меня с собой. Что мне еще было делать? Я ничего не хотел, а в груди разверзлась пустота. У меня не осталось желаний, кроме одного – отомстить. Но кто я такой, чтобы мстить демону? У меня не было никакой возможности это совершить. Я – всего лишь обычный смертный, которого попросту использовали, как орудие убийства! Но рядом со мной в этот момент оказался Луис. Он сообщил что, что пленивший меня демон – его враг, что Луис собирается отомстить ему, он хочет его уничтожить. Наши с ним желания совпадали. И тогда я решился, отдал свою душу огненному демону, и желанием моим стала месть.

Однако же, загадав это желание, я понял, что больше не могу ничем помочь, не могу абсолютно ничего сделать. Я бессилен! Это было больно и от этого мое существование стало казаться совершенно пустым и никчемным.

Когда Луис забрал меня из опустевшего замка, я больше походил на тень себя прежнего. Мне ничего не хотелось. Разве что только сам Луис вызывал у меня слабый интерес. И да, тогда, в те первые дни, месяцы, годы я им восхищался. Наверное, он казался мне кем-то вроде избавителя, я уже и не помню. Но мне тогда хотелось только одного – узнать его получше, подольше побыть с ним рядом, как можно чаще его видеть и слышать его голос. Сейчас я понимаю, что тогда я просто попал под его чары. Тут нет ничего удивительного, это происходит со всеми людьми, которых он затаскивает в ад. В него часто влюбляются его жертвы.

Важным остается то, что, пережив сильнейшую моральную травму, я оказался совершенно беззащитным, и демон этим воспользовался. И сразу же после того, что со мной произошло, мне предстояло научиться жить в том темпе, в котором жил Луис.

Когда мы заключали контракт, он говорил, что хочет сделать меня своим помощником. Я осознавал, что, наверное, должен как-то доказать свою полезность, состоятельность, но на меня напала такая апатия, что наше первое совместное дело, или игру, как предпочитал называть это Луис, я с треском провалил. Я не сделал совершенно ничего полезного, скорее, только мешался.

А дело-то было совсем простым. Нужно было уговорить и без того отчаявшегося человека. Он приехал в город из какого-то маленького села, без денег, без какой-либо надежды. У него ничего не получалось, не удавалось найти работу, он жил впроголодь. Но при этом не сдавался, все равно пытался чего-то добиться. На предложение Луиса он согласился сразу же. Не пришлось даже особо изощряться с желанием. Подумать только, он захотел, чтобы за него вышла замуж какая-нибудь состоятельная барышня и взяла под свое покровительство! Луис его желание исполнил, женил его на престарелой вдове, которая как раз подыскивала себе молодого любовничка. Правда, получила она в результате полноценного мужа. Ну а что, все в результате остались довольно, особенно демон.

Только я во всем этом практически не участвовал. Уже прошел почти месяц с того дня, как Луис забрал меня из Вороньего Холма и почти неделя с того дня, как он заполучил свою душу. Я по-прежнему находился в состоянии, которое можно было описать, как нечто среднее между "депрессивное" и "апатичное". Мне казалось, что даже если даже Луис вознамерится немедленно от меня избавиться, мне и в голову не придет возражать. И я был таким бесполезным. Совершенно ничем ему не помогал, меня ничего не трогало. Разве что только сам Луис, но и то, этого интереса мне не хватило бы, чтобы выжить. Еще никогда в своей жизни я не ощущал себя настолько пустым, а собственное существование – настолько бессмысленным.

Луис сказал мне, что ему придется ненадолго отлучиться, и он вынужден оставить меня, как минимум, на неделю. Может, меньше, может, больше, он и сам еще не знал. И чтобы не бросать меня просто так, без дома, без крова над головой, еды и денег, он завез меня в небольшую деревушку в Уэльсе. Мы как раз собирались в одно из Корнуолльских сел, где, по словам Луиса, жила его очередная жертва. Но о ней пока ничего не было известно, и демон отправился за дополнительными сведениями. Куда – я, конечно, не знал. Мне вообще мало что о нем тогда было известно.

Деревня, в которую он меня завез, мне, как ни странно, понравилась с первого взгляда. Она совсем не походила на ту, которой владела наша семья. Даже месторасположение ее оказалось выгодным и крайне благоприятным. Она находилась на самом берегу живописного озера, хоть в данный момент и замерзшего, а с обратной стороны ее окружали поросшие лесом холмы. Между холмами и озером образовалась долина, в которой и расположилась деревня. Извивающейся лентой через нее насквозь проходила дорога, по которой мы как раз ехали. Уже издали можно было рассмотреть аккуратные деревянные домики, щедро припорошенные первым декабрьским снегом, а также высокий шпиль часовни, умостившейся на самом большом холме, отчего казалось, будто она возвышается над всеми другими постройками.

Я не совсем понимал, почему мой спутник выбрал именно эту деревню. Но, кажется, начинал догадываться. Тут никто не станет мне докучать, тут нет такого шума, как в городе. И эта тишина не вызывает ассоциаций с пустотой и тревогой, как в Вороньем Холме. Тут она словно была наполнена покоем и умиротворением. А еще здесь оказалось красиво. Эдакая зимняя сказка, воплощенная в реальность. Не хватало только елок, разве что.

- Я не стал снимать тебе отдельный дом, - сказал Луис, когда наша карета уже въехала в деревню, и я с интересом принялся разглядывать деревянные домики, мимо которых мы проезжали, - решил, что полное одиночество тебя совсем добьет. Потому я оплатил тебе на две недели комнатку в местном постоялом дворе. Я сам проверил – местечко это вполне приличное, жить там можно. Ну, вероятно, тамошняя обстановка покажется аристократу вроде тебя излишне бедной и скромной, но ничего не поделаешь, придется потерпеть.

- Хорошо, – равнодушно ответил я. На самом деле мне было на все эти мелочи наплевать. Мне вообще ни до чего не было дела. Ну, домики эти деревянные разве что вызывали легкий интерес, но и он уже начинал улетучиваться.

- Познакомишься там с хозяином, мистером Хамфри. Я успел перекинуться с ним парой слов, и он показался мне вполне дружелюбным. А еще у него есть дочка, примерно твоего возраста, пообщаешься с ней.

Я совершенно равнодушно кивнул.

- Ну вот и отлично! – заулыбался Луис.

Наша карета как раз прибыла на место и остановилась.

Да, гостиница оказалась раза в два больше аналогичного заведения в Вороньем Холме. Там она был такой темной, тесной, пыльной, а эта высокая, просторная, а еще и обита светлым деревом. Снова в голове полезли ненужные воспоминания о недалеком прошлом, этот тяжелый болезненный поток образов и впечатлений, который я каждый раз стараюсь проигнорировать и прогнать как можно быстрее.

- Идем, - Луис взял меня под руку и повел к двери.

Я наконец нашел в себе силы проявить хоть какие-то эмоции. И, конечно, это оказалось недовольство.

- Эй! – я вырвал свою руку из его цепкого захвата. – Я тебе не девушка, чтобы меня под ручку водить!

На меня покосился наш проводник, который как раз выгружал мой небогатый багаж, а Луис весело и бесшабашно рассмеялся. Руку мою, правда, так и не выпустил.

- Ты не девушка, Фриц, ты просто прелесть!

- Я Фридрих!

- О, гляди-ка, уже прогресс! Раз тебя возмущают такие мелочи, значит, свежий воздух Рензейса на тебя уже подействовал!

Рензейс – так называлась эта деревенька. Луис называл мне его, но я как-то все не запоминал его.

- При чем тут вообще может быть свежий воздух, - пробурчал я, вслед за демоном входя в тяжелые деревянные двери.

Внутри гостиницы было светло и опрятно. Маленькие уютные дубовые столики, покрытые скатертями, вместе с кружевными занавесками на окнах и слабым запахом молока и сушеных букетов полевых цветов навевали мысли о доме. Не том доме, которым я привык называть холодный Вороний Холм. Скорее, абстрактном, стереотипном понятии дома. Его идеале.

Меня представили хозяину. Это оказался весьма приятный и дружелюбный мужчина средних лет, крупный, мужественный. Оттопыренная на животе рубашка говорила о пристрастии к элю, а руки с мозолями – о трудолюбии их обладателя. Улыбался он искренне, и, похоже, был рад новому постояльцу. Или это просто обаяние Луиса подействовало.

Мое настоящее имя так и не было произнесено. Вместо этого меня представили как Фрица . Ну да, глупо было рассчитывать, что демон станет меня слушать. Но и возражать, а тем самым показывать, что у нас с Луисом не самые лучшие отношения, мне не хотелось при этом человеке. Наверное, как раз на это демон и рассчитывал.

- Добро пожаловать! – радушно пожал мне руку Джеймс Хамфри. Его глаза так и лучились дружелюбием.

Я поблагодарил его, выдавил из себя почти искреннюю улыбку. До меня вдруг дошло, что вот так улыбаться мне теперь придется несколько дней, может, даже недель. От этого стало совсем тоскливо.

Нас провели в мою комнату. Она действительно оказалась простенькой, но вполне пригодной для жизни и в чем-то даже уютной. Прямоугольная, с двумя маленькими окнами, над кроватью с белоснежным бельем и покрывалом висел большой крест, деревянный стол, стулья и шкаф. На столе лежала скатерть, а окна украшали кружевные занавески.

Вещи разложить по полкам мне помог Луис. Вещи… их было так мало, что они вмещались в обычной дорожной сумке.

- Ну, Фриц, справишься теперь без меня? – спросил демон, когда мы наконец закончили.

Проглотив очередного "Фрица", я только фыркнул.

- Я что, ребенок, что ли? Я нормальный взрослый мужчина. Как я могу не справиться?

Демон обаятельно улыбнулся, склонив голову набок.

- Ну конечно, большой мальчик. Я в тебе и не сомневался. Будешь слушаться папочку?

Я уже готов был зарычать на него. А ведь еще вчера спокойно и безразлично сносил подобные шутки. Да, во мне определенно что-то переменилось.

Может быть, на самом деле, не смотря на мои слова, мне просто не хотелось, чтобы Луис меня оставлял. Я говорил, что смотрел на него с неизменным восхищением, хоть и старался этого не показывать. Только в тот момент мне в голову пришла мысль, что, пожалуй, я даже скучать буду.

А он внезапно подошел ко мне вплотную и крепко обнял. Я на мгновение опешил, но потом вспомнил, что мы вообще-то прощаемся, и тоже обнял его в ответ.

Черт, мне было приятно. Кода он находился так близко, когда я ощущал его тепло и красные волосы касались моей щеки. На мгновение я закрыл глаза, позволив себе просто насладиться моментом. Почему нет? Все-таки Луис – моя последняя надежда. У меня никого больше нет, а он такой… такой… потрясающий. Красивый. Привлекательный. Нахально-самодовольный. У него на все есть готовый ответ. Он никогда не сомневается. Да мало ли какой он еще, но он казался мне почти идеалом. Как же мне хотелось хоть чуть-чуть быть на него похожим!

- Ах, Фриц, ты просто очарователен! Я тебе не раз это уже говорил, но с удовольствием повторю еще раз! Ты так охотно и крепко, но при этом нежно меня обнимаешь, что мне это льстит! – Луис наконец отодвинулся и заглянул мне в лицо. В его карих глазах затаилась усмешка. – Все-таки я в тебе не ошибся. Я почти уверен в этом. А ты как думаешь, ты со мной согласен? Я ведь не ошибся?

Почему-то его слова показались мне несколько странными. Вызвали какие-то смутные подозрения, хоть я и не понимал, почему. Он, конечно, часто порол какую-то чушь, но редко он делал это просто так, от нечего делать. Он всегда преследовал какую-то цель.

- Что ты имеешь в виду? – я нахмурил брови и внимательно посмотрел в его глаза. Впрочем, читать по его лицу и тем более, по глазам было абсолютно бессмысленным и бесполезным занятием. Хоть у этого демона и была очень живая мимика, да и глаза казались такими выразительными, но его эмоции часто бывали всего лишь показной маской. Я очень быстро это усвоил.

Ну вот, опять. Он уже не усмехался, теперь он мягко улыбался. На лице его можно было прочитать неподдельную нежность и заботу, но я был более чем уверен, что этих чувств он сейчас не испытывал.

- Я просто беспокоюсь о тебе. После всего случившегося тебе не хотелось даже жить. А я заставляю тебя уговаривать других заключать со мной сделку. Скажи мне честно, как ты к этому относишься?

Это была скользкая тема, но, наверное, ее нельзя было избежать. Каким-то чудом раньше нам удавалось ее избежать. Я сглотнул комок в горле, отчаянно стараясь подобрать достойный ответ. Более того, понять, как я сам к этому отношусь. Но последнее было крайне трудно, и кроме каких-то общечеловеческих принципов в голову ничего не лезло. Я ведь уже говорил, мне казалось, что все мои чувства умерли. Потому я просто попытался догадаться, что же хочет узнать демон и какой ответ ему нужен. Меня очень настораживал его притворно сладкий тон и глаза, остававшиеся серьезными. А еще меня смущало то, что демон продолжал весьма фривольно держать меня за талию. Я отступил на шаг, все еще не сводя глаз с его лица.

- Как отношусь? Ну… Луис, это какой-то странный вопрос. Я даже не понимаю, зачем тебе это вообще надо. Мне, конечно, не нравится то, что ты делаешь, но кто я такой, чтобы судить тебя… ты все-таки демон, наверное, для тебя это нормально…

Ответ был дурацким донельзя. Мне стало за себя самого стыдно. Я понимал, что сморозил глупость, и не мог с этим ничего поделать. А Луис улыбался, и мне это совершенно не нравилось. Начинало казаться, что он видит меня насквозь. И что понимает меня лучше, чем даже я сам.

Наверное, я еще до конца не определился, как мне относиться к нему. Я испытывал по этому поводу сильную растерянность. Луис был демоном, а это ужасно, мне ли не знать. Но он спас меня, он обещал отомстить. Так что я ему очень благодарен. И он такой прекрасный и неповторимый, что просто не может не вызывать у меня благоговение. А еще… было нечто, в чем я не хотел себе признаваться. Я понимал, насколько я ничтожен перед ним и, пожалуй, немного его боялся. Полностью признавал то, что он намного выше и ценнее меня. Потому слегка смущался его, потому путался в своих чувствах к нему. Не понимал, как мне следует к нему относиться.

Сейчас он улыбался, смотрел на меня с совершенно неожиданной нежностью, которая смущала, подкупала и настораживала одновременно. И было четкое ощущение, что такого выражения на его лице определенно не должно быть. Оно ненастоящее, демонстративное. А потом он протянул руку, и его пальцы зарылись в мои волосы. Я вздрогнул и напрягся, не зная, как на это реагировать.

- Смутился и запутался, да? – спросил он и, заметив, как вытянуло мое лицо (опять он все по нему прочитал!), тихо рассмеялся. – Фриц, я даю тебе время, чтобы ты хорошенько подумал о себе, обо мне, о моей работе и твоем участии в ней. Используй эти несколько дней так, чтобы к моему возвращению ты уже пришел в себя. Запомни, - тут он улыбнулся сладенькой улыбочкой, - мне не нужны недееспособные помощники. Так что постарайся уж!

И, поцеловав меня зачем-то в щеку, он отошел на шаг, подхватил свою дорожную сумку и перекинул ее через плечо.

- Можешь меня не провожать, отдыхай лучше, - все с той же улыбкой проговорил он, а уже возле двери добавил, - пока, Фриц. Скоро увидимся!

И вышел из комнаты.

Мне оставалось только с тяжелым камнем на душе сесть на кровать. Да, мои предчувствия меня, похоже, не обманули. Луис что-то скрывал, я четко это видел. Ну да, он намекнул, что я не нужен ему такой, как сейчас. Это, наверное, даже естественно, мне нечего обижаться, все-таки он демон, а я обязался ему помогать. А он – исполнить мое желание. Все это лишь взаимовыгодное сотрудничество, ничего больше…

* * *

Серебристо-черные стены демонического дворца встретили его уже ставшим привычным сиянием всеми цветами радуги. Тоненькие прожилки в этих стенах делали внутренние покои дворца поистине неповторимыми. Прожилки постоянно меняли цвет, пульсировали, делались то яркими, то мерцающими, то почти затухали. Иногда они казались живыми, но демон хорошо знал, что это всего лишь иллюзия.

А еще он в который раз ловил себя на мысли, что ему очень хочется подойти к этим стенам и потрогать их. Какими они могут быть на ощупь? Холодными? Горячими? Пульсируют ли они на самом деле? Или, может быть, они вообще всего лишь иллюзия? От пространных размышлений его отвлек звонкий мелодичный голос хозяина дворца.

- Ты снова решил навестить меня, Луис? Это визит вежливости или у тебя ко мне дело?

Он всегда появлялся за его спиной. Вот и сейчас, обернувшись, Луис обнаружил зависший в воздухе массивный трон с разноцветный пледом. Сидевший на нем демон иллюзий весьма прохладно смотрел на своего гостя, закинув ногу на ногу. Похоже, он был не в духе. Даже не поприветствовал. Даже не улыбнулся.

- Можно сказать, и то, и другое, - осторожно ответил Луис.

- Хорошо, - Эш на мгновение опустил веки, а потом позволил трону спуститься на пол и врасти в него, - я слушаю тебя.

- Что случилось? – Луис подошел к нему ближе и внимательно его осмотрел. – Ты паршиво выглядишь. У тебя какие-то проблемы?

- С чего ты взял? – теперь его голосок звучал недовольно.

- Ты ведешь себя совсем не так, как обычно. Я ни разу не видел тебя раздраженным и негостеприимным. Значит, у тебя проблемы.

Похоже, его выводы Эшу не понравились. Личико стало таким недовольным, но лгать уже почти другу он все же не стал.

- Это не совсем проблемы, я бы не стал это так называть. Скорее, есть вещи, которые мне не нравятся и не удовлетворяют мои требования.

- И что за вещи? – как можно более нейтральным голоском спросил огненный демон.

- У меня не получается то, чего я уже давно добиваюсь. Более того, кое-что идет вразрез моим ожиданиям.

- Ты о Рейне, что ли?

Быстрый взгляд, брошенный на него Эшем, сказал сам за себя. Луис хмыкнул – да, этому демоненку еще предстоит учиться скрывать свои эмоции. Нельзя быть таким, как он, ведь сейчас его лицо и особенно глаза – открытая книга. И пока он не научится быть хоть чуточку более скрытным, ему ни в коем случае нельзя видеться с Рейном. Да и Сет, наверное, легко бы его прочитал.

- Частично о нем.

- И о Вине, не так ли?

Эш молчал. Хмуро смотрел на своего гостя и по-прежнему молчал.

- Расскажешь, что случилось, а? Я могу тебе попытаться помочь, - предложил Луис, - все равно я ведь твой должник.

Демон фыркнул, но продолжал молчать.

- Эш, да прекрати вести себя, как подросток! – не выдержал Луис. – Ты ведь демон, тебе необходимо выжить и доказать всем вокруг тебя, что ты достоин и своего имени, и своего звания. Иначе с тобой действительно никто не будет считаться, и очень скоро ты окажешься низвергнут.

- Забавно, что об этом мне рассказываешь ты, - съязвил Эш.

Но Луис, в отличие от него, умел владеть собой, хоть и считался среди демонов наиболее вспыльчивым.

- Действительно, забавно, - Луис внимательно смотрел ему в глаза, - но не думаю, что это будет таковым, если это подметит еще кто-то. Знаешь, нужно будет прочитать тебе парочку лекций демонического поведения и тем самым расплатиться за свой долг!

Сказав это, Луис заулыбался, по привычке сведя все к шутке, но Эш оставался серьезным.

- Тебе так не терпится избавиться от этого долга, да? – спросил он наконец. – Не хочешь быть чем-то мне обязанным?

- Да нет, не в этом дело. Скорее, хочу помочь тебе и к тому, же попросить тебя еще кое о чем.

- У тебя опять есть просьба? – заинтересовался Эш. – Какая?

- Ну… я потом расскажу. Сначала я просто хочу узнать, согласишься ли ты мне помочь.

- Зависит от того, что ты хочешь, - пожал плечами Эш, - а также от того, что я получу взамен.

- О, все-таки ты не безнадежен, - продолжал улыбаться демон огня, - но не волнуйся, у меня есть, чем расплатиться, - заметив, что Эша его слова заинтересовали, он продолжил, не сдержав улыбку, - я продам тебе сведения, которые будут тебе весьма полезны. Понимаешь ли, они касаются Рейна и Вина, а также того, что их связывает. Возможно, тебе даже удастся выяснить, почему Вин служит этому ублюдку.

Эш ответил не сразу. Он сглотнул комок в горле, опустил глаза, стараясь скрыть волнение, о чем-то подумал, только после этого посмотрел на Луиса.

- Откуда у тебя эти сведения?

- У меня есть шпион во владениях Рейна. Конечно, что-то секретное я вряд ли раздобуду, но тебе это вряд ли понадобится. Ты больше заинтересован в Вине и том, что о тебе думает Рейн и остальные демоны, а это узнать я смогу. Так что не волнуйся, я обещание сдержу.

Эш хмурился, но, кажется, уже хотя бы успокоился.

- Луис, не надо строить из себя мудрого наставника, - внезапно сказал он. - Ты уж точно не мудр, раз допустил собственное падение. В чем-то я лучше тебя, в чем-то хуже… но несомненно одно: мы оба демоны, и мы равны. Я моложе тебя, но ты сейчас ниже всех нас, ты практически никто. Но мне хочется, чтобы у нас сложились неплохие отношения.

- А почему бы тебе не сказать об этих самых неплохих отношениях Вину? – поддел его Луис.

Но Эш, похоже, быстро учился. Он не отреагировал на провокацию, только головой покачал.

- Потому что он уже объединился с Рейном, и если я напрямую поговорю с Вином, он все доложит ледяному демону, и настроит его тем самым против меня.

Луис задумчиво кивнул.

- Возможно. А возможно, и нет. Признаю, я не очень хорошо знаю повелителя молний. А потому меня интересует один вопрос. Скажи мне, Эш, почему именно Вин? Ведь у тебя были и другие варианты, но ты почему-то выбрал именно его, не смотря на то, что он объединился с такой тварью, как Рейн.

- Ну а кто еще, если не Вин? Мне необходим союзник, ты и сам это понимаешь, я думаю. Я слаб, я обладаю только одним преимуществом, и оно довольно специфично. Мне нужен кто-то, с кем я смогу объединиться. С тобой я уже в неплохих отношениях. Рейн мне не нравится, он холоден, жесток и насмешлив, а также ужасно самодоволен. Сет, в общем-то, такой же, только менее эмоционален.

- Ну, есть еще Дейт, - напомнил Луис, внимательно его слушая.

- Я думал о нем, - кивнул Эш, - но нет, вряд ли. Его стихия – уныние, лень, апатия, отчаяние… в сочетании со снами, фантазиями и мистикой такой коктейль будет слишком уж плачевным. Нет, не хочу.

- Уилл, - продолжал перечислять Луис.

- О нем я тоже думал. Он силен и умен, кроме того, ему подчиняется сама смерть, а также ураган, ветер, буря. Может быть, у нас получилось бы сотрудничать, если бы я попробовал привлечь его на свою сторону, ведь он пока сам по себе. Но все-таки мне больше импонирует Вин. Он… он лучше. И его стихия привлекает меня больше. Конечно, я понимаю, что он уже избрал сторону Рейна, а я намного его слабее, но все же я хочу попытаться что-нибудь сделать. Я уже решил.

Луис улыбнулся. Кажется, он начинал понимать этого демоненка. Что поделаешь, спорить в таких вопросах крайне глупо.

- Хорошо. Вин так Вин. Значит, мы сотрудничаем?

- Да, пожалуй, - улыбнулся Эш.

* * *

После того, как ушел Луис, я выбрался из комнаты только ближе к вечеру. Сначала какое-то время я просто валялся на кровати, размышляя о странном поведении демона, а потом спохватился, что провалялся так уже часика два, потому быстро поднялся, сменил одежду и принялся разбирать свои вещи.

Последних, впрочем, было совсем немного. Две пары сменной одежды и белья, а также предметы первой необходимости. И все это было приобретено уже после того, как мы покинули Вороний Холм. Луис не позволил мне взять ничего из замка. Даже одежду. Мотивировал он это тем, что не хочет, чтобы мои старые вещи напоминали мне о пережитом ужасе. Логика в его словах, конечно же, была. Только вот мне кажется, что дело, скорее, в том, что Луису самому хотелось меня одеть. Все мои вещи он подбирал мне сам, придирчиво и скрупулезно выискивая каждую деталь. Если хоть что-то ему не нравилось, он отказывался покупать вещь. Аргументировал он это тем, что помощник его не может выглядеть недостаточно хорошо. Мое же мнение он не то, что не учитывал, он на него даже внимания не обращал. И вот, на то, чтобы составить мне гардероб, в котором от силы имелось вещичек семь-восемь, у нас ушло четыре дня. Я ощутил себя за это время какой-то кисейной барышней. Он вообще довольно странно ко мне относился, иногда меня это даже смущало или озадачивало.

Вниз я спустился ближе к вечеру. Так как на улице была зима, темнело рано, и везде уже горели свечи. К тому моменту я успел немного проголодаться, потому собирался поужинать и заодно познакомиться с кем-нибудь из местных жителей. Неплохо было бы попробовать узнать, что в этой деревеньке есть интересного, куда можно сходить и как развлечься. Раз уж я должен хоть немного прийти в себя, то мне нельзя сидеть круглые сутки в комнате!

На ужин я купил жареную телятину с тушеными овощами и кружку эля. Луис обычно запрещал мне его пить, говоря, что столь грубый напиток слишком вульгарен для аристократа. Но у себя дома я любил пропустить по кружке в компании Августа, сидя у камина зимним вечером… потому, пока Луиса не было, я решил предаться воспоминаниям о времени, когда мне было комфортно и уютно.

Впрочем, когда мне принесли эль, я сделал пару глотков и тут же отставил кружку и забыл о нем. Ел я тоже без особого аппетита, хоть ужин, кажется, был очень вкусным. Я лениво разглядывал людей, которые собрались в таверне, стараясь мысленно прикинуть, кто из них мог оказаться достаточно интересным, чтобы мне захотелось с ним пообщаться.

Внимание мое привлекла одна девушка, сидевшая за крайним столиком в углу. Она взяла себе не одну свечу, а сразу три, и расставила их на столе. Еды я не заметил, зато в ее руках я разглядел большую толстую книгу. Девушка склонилась над ней и с видимым интересом читала, ни на что и ни на кого больше не обращая внимания. Воск на одной из свечей оплавился настолько, что растекся по столу, но даже этого незнакомка не замечала.

И было что-то такое в этой девушке, что заставило мое сердце болезненно сжаться. То, как она сидела, полностью сосредоточившись на чтении, не следя даже за осанкой и необходимостью держать спину прямо. Ее длинные каштановые волосы, в желтоватом свете отливающие медью, слегка вьющиеся крупными локонами и зачесанные за уши, чтобы не мешались. Трогательно прикушенная нижняя губа. Тонкие пальцы, переворачивающие страницы. Подобранная под себя нога, опять же, никак не вязавшаяся с позой, в которой пристало сидеть молодым девушкам. Это все казалось таким милым и знакомым.

"А если бы мы подружились? – подумалось мне. – Ведь, похоже, у нас немало общего. Могли бы поговорить о книгах, например. Я расспросил бы ее об этой деревне, а потом мы прогулялись бы по заснеженным улицам…"

Но мне, к сожалению, не повезло. Девушка, очевидно, почувствовала, что я ее разглядываю, и подняла голову. Две или три секунды она просто смотрела на меня, наверное, пыталась вспомнить, кто я такой, из этой ли деревни, но потом нахмурилась, скорчила недовольную рожицу и захлопнула книгу. Потушив свечи, незнакомка с заметным возмущением прошла мимо меня, да так быстро, что ее длинна юбка хлестнула меня по ногам. А ушла она в хозяйские покои. Что, она тут живет? Меня это удивило.

Вспомнились слова Луиса о хозяйской дочке примерно моего возраста. Неужели это она была? Я подумал о том, что, возможно, у нас с ней даже могло быть что-то общее. Неплохо бы обзавестись тут другом за то время, которое мне предстоит провести в деревне.

Доедал я свой ужин, размышляя о том, как мы могли бы с этой девушкой прогуляться по улицам. Куда бы пошли, о чем бы говорили, какие вопросы я бы ей задавал… а ведь она была такой привлекательной и милой, может быть…

Нет. Я ведь теперь не принадлежу сам себе. А еще и Луис оставил меня совсем ненадолго. Что же, неужели придется теперь вести целомудренный образ жизни? Я не сдержал смешок. Ну да, это с демоном-то, при чем не с каким-то там, а с демоном соблазна. Но печальней всего было то, что так, похоже, и должно было быть…

2.

Я много думал ночью. О разном: о своем прошлом, о доме, которого у меня больше никогда не будет, о Луисе и его сущности, его натуре, о своем отношении к нему… ну и конечно, я вспомнил девушку, которую видел этим вечером. Она словно стояла перед моими глазами, залитая желтоватым светом, с интересом листающая свою книгу, кусая губу и зажимая уголок страницы пальцами. Мне хотелось с ней познакомиться! Хотелось поговорить, услышать ее голос. Интересно, какой он? Наверняка тоненький и нежный. И хотелось узнать, что же она там с таким интересом читала. И если она и правда дочь хозяина гостиницы, то это было очень удобно, мы могли постоянно видеться все это время, ведь мы даже жили под одной крышей!

Так, проворочавшись всю ночь без сна, задремал я только ближе к утру, а к завтраку спустился, отчаянно зевая. Но зато я окончательно принял решение! Я больше не сомневался, как мне поступить. Я решил во что бы то ни стало познакомиться с этой девушкой. И по лестнице в таверну я спускался с твердым намерением воплотить в реальность свою идею. Это было бы интересно, а ведь мне как раз и надо было развлечься!

Но, к сожалению, в общем зале я ее не обнаружил. Тут уже сидело порядком народа, но вчерашней красавицы я не обнаружил. Когда я это понял, то ощутил разочарование. Хотя, наверное, это было правильно. Если девушка тут жила, то с чего ей завтракать в общей зале? Наверняка она ест на кухне. Ну и ладно. Все равно нам еще доведется встретиться, и тогда я обязательно заведу с ней беседу.

После ничем не примечательного завтрака я решил в одиночку пройтись по деревне. Может быть, сам обнаружу тут что-нибудь интересное.

Вернувшись в комнату, я накинул утепленный мехом плащ, сгреб на всякий случай в карман несколько монет, предусмотрительно оставленных мне Луисом, обул теплые сапоги и вышел на улицу.

Утро было морозным и солнечным. Недавно выпавший снег искрился так ярко, что слепил глаза. Постояв немного у гостиницы, разглядывая открывшуюся мне улицу (ничего особенного, одни дома), я подумал, куда бы мне направиться. Что вообще нужно искать? Лавки какие-нибудь, раз уж я прихватил с собой деньги? Впрочем, мне ничего и не надо было, тем более в таком маленьком селении. Так, поразмышляв немного, я наобум двинулся к ближайшему переулку.

Улицы тут были очень похожи друг на друга. Везде одинаковые деревянные дома, крытые преимущественно черепицей. Дома в этой части деревни стояли плотно один к одному, отделяемые разве что двориками, огороженными деревянными заборами. Там росли деревья, нынче щедро притрушенные снегом. Фонари попадались очень редко, и я подумал, что вечером, наверное, тут небезопасно ходить, хотя, судя по размерам улицы, тут вполне хватало и света из окон домов. Время от времени попадались торговые лавки, их отличало от жилых домов отсутствие двора, ну и, конечно, наличие вывески и выставленный в оконных витринах товар. Я заглянул в одну из любопытства. Там продавалась глиняная посуда. Немного не мой профиль. Потоптавшись у прилавка, я вышел на улицу.

Снег потрясающе хрустел под ногами. Здесь, на этой улице, он был еще не сильно утоптан, потому идти по нему было для меня одним удовольствием. Люди мне попадались совсем немного, но они все куда-то торопились, спешили, суетились. А один мужчина уже нес на плечах елку. Рановато, но меня это немного обрадовало. Значит, эти праздничные деревья тут тоже растут, и раздобыть одну для себя не составит труда! Мне не очень хотелось отмечать столь светлый праздник, в моем-то настроении, но что-то во мне все равно желало праздника. Наверное, это была привычка, дома ведь мы регулярно привозили из леса елку и наряжали ее.

Хоть до Рождества оставалось еще почти полмесяца, праздничный дух уже витал в воздухе. Да сама эта деревенька настолько располагала к подобному настроению, что я уже поневоле начал им проникаться. Я разглядел, что на некоторых дверях уже висели плетеные венки из еловых веток, и мне вдруг захотелось и себе один такой. Только куда бы я его повесил? Не на дверь же номера в гостинице?

Мое внимание привлек шум, необычный для таких тихих улочек. Судя по всему, где-то неподалеку собралось много людей. Свернув на улицу, из которой доносился гул голосов, я обнаружил там немалую очередь в одну из лавок. Разузнав у старушки, стоявшей с самого ее края, в чем причина такого скопления людей, я узнал, что в лавке продаются свежие пироги с фруктовой начинкой, да такие вкусные, каких нигде больше в деревне не купишь. И спрос, похоже, опережал предложение, потому что пирогов часто не хватало на всех покупателей, и предусмотрительные селяне очередь занимали с самого утра.

Я с интересом посмотрел на лавку. "Сдобная выпечка", - гласила надпись на деревянной доске над входом. А людей и впрямь немало, а ведь, наверное, очередь есть и в самом магазине.

Мне стало любопытно. Да и запах из лавки шел весьма аппетитный. Мой чуткий нос уловил запах черники. Я обожаю эти ягоды, потому мне сразу же захотелось попробовать пироги с черничной начинкой. Интересно, они вкуснее тех, что пекла на десерт наша кухарка из замка? Да и в очереди стояло немало народу, можно с кем-нибудь завести знакомство. И я решил тоже купить нахваленные пироги и стал в очередь.

Я разговорился с парнем, который подошел через секунду после меня и занял за мной очередь. Он был немного меня старше, его звали Джим, его отец промышлял пчеловодством, дом находится в южной части деревни, парень уже женат, с годовалой дочкой и беременной женой… он оказался излишне разговорчивым, так что мне с трудом, но удалось, перевести его болтовню в нужное русло. Он сообщил, что в деревне есть что-то вроде библиотеки, где хозяин дает книги под расписку, а также имеется совсем крохотный театр, правда, редко работающий зимой. Есть таверна, в которой можно выбрать себе легкодоступную девочку по вкусу. Причем последнее он описывал так детально и со вкусом, что я даже не сомневался - в этом заведении Джим бывал не раз. Бедные его беременная жена и годовалая дочка…

Внезапно где-то позади меня раздался грохот. Я не сразу понял, что это такое, а когда обернулся, заметил красивую и очень богатую, даже вычурную карету. Здесь вообще было не так уж много повозок, а тем более карет. И уж такую роскошную я в этих краях точно не ожидал увидеть. И кони были очень хороши, даже в моем прежнем доме таких не держали.

Карета проехала мимо, и я заметил, что внутри нее сидит молодой и красивый парень. Точеные черты лица, светлые волосы… на мгновение мы встретились взглядом, но карета уже промчалась мимо, обдав всю очередь брызгами из подтаявшего грязного снега. Людей это, конечно, возмутило, женщины тут же загалдели, а кто-то из мужчин с крайне злобным видом запустил снежок вслед проехавшему богачу, что выглядело довольно забавно. Поддавшись какому-то порыву, я прошел пару шагов вперед, чтобы посмотреть, куда завернет красивая карета. Она ехала прямо, а свернула у поворота к храму – вчера мы там проезжали, я эту улицу запомнил. Мне стало интересно, кто же этот холеный богач, но я постарался успокоиться, осознав, что веду себя глупо, и вернулся в очередь.

- А, вас тоже заинтересовал мистер Вудворт? – заулыбался Джим, когда я вернулся на свое место.

- Что?

До меня не сразу дошло, что мистер Вудворт – это и есть тот самый молодой человек в повозке. А Джим продолжал улыбаться.

- Ну, Стивен Вудворт, он только что проезжал мимо. Вы с таким любопытством на его карету пялились…

Стивен Вудворт, значит. Я повторил про себя имя, уж не знаю, зачем. Все равно мне нужно было найти что-то интересное. А дорогая со вкусом оформленная карета в отдаленной деревне – это довольно необычно и, возможно, даже интересно.

- А кто он такой? – полюбопытствовал я.

- Стивен? Вы не знаете? – искренне удивился Джим. – Тут даже приезжие о нем слышали. О нем тут, знаешь ли, все бабы неженатые мечтают. Он же единственный сын местного богача! Его тут все знают.

- Вот как? – я неловко улыбнулся. – Ну, я-то не местный. Я прибыл издалека.

- То-то я и вижу, - покачал головой крестьянин, - ну, ладно, могу тогда с тобой поделиться новостями. Эти Вудворты вроде бы как сына женить хотят. Я слышал от жены, а та всегда верные слухи приносит, я уж и не знаю даже, где она их берет. Но мальчишке их уже за двадцатый годок пошел, а он все еще без жены. Тут и немудрено, что ему решили невесту подыскать.

- Ну да, почему бы и нет.

Джим скосил на меня глаз.

- Так этот парень знаешь, какой бабник! Он уже добрый десяток местных наивных дур перепортил, что на них теперь никто жениться не хочет. Ну а немудрено, народ все видит, с кем эти потаскухи гуляют, богатенького им захотелось, ишь ты… А представь теперь, каково ему, такому любителю погулять, обзаводиться женой. Он же и от нее гулять будет, а это ужасный грех!

Я уже не слушал его, Джим мне надоел. Да и очередь потихоньку подходила, хоть передо мной и стоял еще добрый десяток человек. Но я дал понять Джиму, что в беседе больше не заинтересован, и он вроде бы унялся. Купив через несколько минут себе пирог с черникой и положив его в предусмотрительно захваченную сумку, я поспешил скорее распрощаться с надоедливым пареньком и продолжить свою прогулку. Пришлось, правда, подавить сильный соблазн достать свой хваленый черничный пирог и начать его есть прямо на улице, так как аромат от него шел невыразимо аппетитный, но я уговорил себя, что это будет слишком неудобно и испортит мне впечатления от прогулки.

Ноги сами вынесли меня на дорогу, по которой ехала красавица-карета. Я отыскал ее следы в снегу и, сам того не осознавая, шел по ним. Снег одобрительно хрустел под ногами, перед носом стоял запах черники, а в голове настойчиво колотилась мысль-догадка о том, каким же может оказаться этот самый роскошный местный дом.

До него я дошел быстро, мне хватило десяти минут. Следы кареты вывели меня к большому и действительно весьма недурному особняку, который стоял на плоском холме на самом краю деревни. Красивый, да. В отличие от остальных домиков в деревне, он был не деревянным, а обычным, каменным, покрашенным в белый и бежевый. С обширной террасой, навесом над входной дверью, большими окнами с закругленными верхами. Огорожен кованым забором, а входом служили огромные железные ворота, крашеные в те же цвета, что и дом.

Но что меня удивило – возле забора стояла совершенно другая повозка, ничуть не похожая на ту, которую я видел. Эта была куда скромнее первой, без крытого верха, деревянная – то есть, самая обычная крестьянская повозка, правда, очень добротная, лучше тех, что я тут видел. Кони были уже запряжены – два великолепных сильных вороных скакуна. А вот ни кучера, ни пассажира не было видно.

Не сдержав любопытства, я подошел немного ближе. С интересом заглянул внутрь, обошел вокруг…

- О, я, кажется, тебя уже видел! – внезапно раздалось позади меня.

Я вздрогнул, нет, даже подпрыгнул от неожиданности, и резко обернулся. Передо мной с нахальной улыбкой на лице стоял молодой привлекательный человек. Голубые глаза, чистая кожа, мужественные и одновременно тонкие черты лица, золотисто-русые волосы, крупными волнами обрамляющие лицо и немного не достающие до плечей - да, я сразу узнал того самого парня, который ехал в карете и с которым мы встретились взглядом.

И он меня узнал.

- Что ты здесь забыл, дружок? – спросил меня Стивен Вудворт.

- Я… мне стало интересно, я прошел по следам кареты, ну и очутился здесь…

Голос мой звучал неуверенно и виновато. Оно и неудивительно, ведь я, что называется, попался на горячем.

- Как интересно, - Стивен поднял брови, - так ты неместный?

Вопрос еще больше сбил меня с толку.

- С чего вы взяли?

- Догадался, - буркнул парень, обошел меня и запрыгнул в повозку. Я подошел ближе, чтобы иметь возможность наблюдать за ним, - ты же пришел сюда, а это многое о тебе говорит. Меня, знаешь ли, местные парни твоего возраста не слишком уж и уважают. И уж тем более они не попрутся к моему дому вслед за каретой.

- Почему? – искренне удивился я. – Тебя тут не любят?

А Стивен снова улыбнулся, только на этот раз печально, и посмотрел на меня сверху вниз.

- Да, меня не любят. Потому что я красив, успешен и богат, мои родители меня любят и балуют, да и девушкам я очень нравлюсь. Думаю, этого вполне достаточно.

Меня его ответ повеселил.

- Весьма честно. Ну да, я думаю, местным этого действительно хватит, чтобы возненавидеть такого, как ты. Пока я стоял в очереди, мне уже о тебе рассказали, причем сделали это не в лучших тонах.

Стивен беззлобно рассмеялся.

- Ну вот, что я говорил! Тут нет абсолютно ничего удивительного! – а потом, немного посерьезнев, но все еще сохраняя улыбку на губах, добавил. – Я в лес. Там елки растут, хочу одну срубить домой. Поедешь со мной?

Я округлил глаза.

- Как неожиданно. С чего это такое предложение?

- Потому что мне скучно, черт возьми! Решайся, а то я уже отъезжаю.

- Сам?! – еще больше удивился я.

- Ну а на кой черт мне кучер, если я всего лишь еду в лес за елкой? Я ребенок, что ли?

Только тут я заметил, что одет парень в явно поношенный плащ. Рукава немного обтрепались, да и меховая отделка сбилась. Очевидно, он заходил домой, чтобы переодеться.

- Ну так что, поедешь со мной? Мы и тебе елочку срубим.

"А, была - не была, все равно мне скучно, и я не знаю, чем себя занять", - подумал я и тут же проворно взобрался в повозку и устроился возле Стивена. Тот хмыкнул и взял в руки поводья.

- Ну что ж, едем!

Он дернул за поводья, и кони понесли нашу повозку по мерзлому снегу.

- А почему ты едешь сам, а не посылаешь кого-нибудь из прислуги? Я так понял, ты далеко не беден, у тебя богатые родители.

- Все верно, - улыбнулся Вудворт, - но я же сказал, что мне скучно! Вот и захотелось самому съездить за елкой. Вот, - он кивком головы указал на сумку с топором и веревкой, уместившуюся в углу повозки, - взял инструменты, заранее расспросив управляющего домом, что мне понадобится. Я вроде ничего не забыл.

Меня его ответ позабавил.

- Ты хоть деревья рубить-то умеешь? – фыркнул я.

- Да не особо. Но, думаю, справлюсь. Понимаешь, я люблю все новое и необычное для меня! Только это спасает меня от смертельной скуки!

Его слова были полны такой глубокой, слегка наигранной печали и пафоса одновременно, что мне стоило большого труда сдержать улыбку.

Приехали на место мы очень быстро, не прошло и десяти минут. Лесок с елками был совсем рядом. Остановив повозку, Стивен спрыгнул на землю, и я последовал его примеру.

Снег тут был гораздо глубже, чем в деревне – по колена, это не считая сугробы. Наверное, это потому, что, в отличие от Рензейса, это место не защищали от ветра холмы. Мне даже показалось, что здесь прохладнее, и я зябко поежился, поглубже закутываясь в свой плащ.

Ели тут росли разные. В основном это были довольно высокие деревья, хоть и по-настоящему огромных было мало, но попадались и совсем молодые. Одну из таких облюбовал Стивен и, принеся из повозки свой топор, уже пытался ее рубить. И делал это крайне неумело. Я никогда раньше не рубил деревья, но даже для меня это было очевидно.

Одной рукой Стивен придерживал свои волосы, чтобы они не лезли в глаза, а другой крайне неловко схватил топор и размашисто, карикатурно лупил им по бедной елке. И далеко не под самый корень! Его удары приходились по нижним веткам несчастного деревца. При этом стройный и высокий Вудворт согнулся в три погибели.

Я не выдержал и хохотнул, вызвав недоуменный взгляд блондина.

- Я что-то делаю не так? – осведомился он, выпрямившись. В голосе его звучала плохо скрываемая обида.

Он не додумался даже стряхнуть снег с нижних еловых веток, которые он с таким упоением кромсал, и теперь был весь забрызган.

- Ну, вообще-то, да, - честно признался я.

Стивен заметно насупился.

- И что же именно не так?

- Знаешь, - я подошел к елке и струсил с нее остатки снега, - ты все делаешь не так.

- Вот как? Ну тогда на, держи, сделай это лучше меня, - он протянул мне топор, - покажи, как нужно!

Я пожал плечами, забрал у него орудие труда и присмотрелся к елке. И хоть рубить деревья мне еще не доводилось, но чисто теоретически я догадывался, как это нужно делать.

Сначала я обломил нижние ветки, фыркая от боли, когда иголки кололи кожу. Потом, поудобнее ухватив топор, замахнулся и ударил. Деревце вздрогнуло, а я проворно вытащил топор и ударил снова. На седьмом ударе елка накренилась, а на восьмом – повалилась, упав прямо под ноги Стивену. Тот даже отскочил на шаг назад от неожиданности.

- Все! – довольный собой, я вручил ему топор. – Дело сделано!

Вудворт одарил меня тяжелым хмурым взглядом.

- Наверное, ты уже привык к этому, у тебя есть опыт, - крайне мрачным голосом проговорил он, - потому ты знаешь, как рубить елки. Вы, крестьяне, привычные к подобной работе.

Его ответ меня повеселил.

- Я не крестьянин, - с улыбкой ответил я, - я даже не феодал, я аристократ, более того, принадлежу к старинному знатному роду, некогда бывшему очень могущественным. Я жил в старинном замке далеко отсюда. Я иностранец.

- Вот как? – Стивен достал веревку и начал связывать елку, чтобы можно было поместить ее в повозке. – Иностранец, говоришь? Но я не слышу в твоем голосе акцента.

- Ну… я давно изучаю английский, потому хорошо на нем говорю, - солгал я.

На самом деле, кроме родного немецкого, я не знал ни одного языка. Но это изменилось благодаря вмешательству Луиса. Он сказал, что теперь, став его помощником, я стану свободно говорить на любом языке, какие только существуют на земле. И он оказался прав.

- Понятно, - отозвался Стивен, - что же тогда ты тут забыл? Это я вынужден на каникулы приезжать сюда, в эту Богом забытую деревню, так как тут мои родители живут. Это, видите ли, их родная земля, и они не хотят покидать ее!

Я грустно улыбнулся.

- Понимаю тебя, и очень хорошо. Я тоже был в подобной ситуации.

Мне вдруг стало так грустно и тяжко на душе, что я умолк и не пожелал больше об этом говорить. Стивен тоже не стал продолжать тему, и мы молча связали елку и погрузили ее в повозку.

- Поехали? – спросил я.

- А ты разве не хочешь себе тоже елку? – удивился он.

- Нет, - я улыбнулся, - мне хватит и этого, - и я подобрал со снега одну из срубленных веток, выбрав ту, которая погуще и позеленее, - я же не в доме живу, а в гостинице, мне там некуда елку деть.

Мы сели в повозку, и Стивен хлестнул поводьями.

- В гостинице, говоришь? – спросил он. – А в какой?

- У мистера Хамфри, - охотно отозвался я.

- О, так ты, наверное, знаешь Эмили?

- Кого? – удивился я.

- А… значит, не знаешь. Никого, забудь.

Я только плечами пожал. Стивен и без этого показался мне крайне странным парнем. Но не скажу, что он мне не понравился. Я находил его интересным и даже забавным. Ну вот, теперь у меня тут хотя бы один знакомый появился.

До его особняка мы доехали еще быстрее, чем к еловому лесу. Стивен, похоже, здорово замерз, его лицо раскраснелось, что не очень хорошо смотрелось в сочетании с растрепавшимися светлыми волосами, и он безжалостно хлестал лошадей, пока они не пригнали повозку к дому.

- Спасибо тебе за помощь, - проговорил Вудворт, когда мы уже спрыгнули на землю, и вдруг умолк, а потом на его лице появилось крайне озадаченное выражение, - черт, а я ведь забыл твое имя спросить.

- Фридрих Геллер, - с усмешкой ответил я.

- А я Стивен Вудворт, - он протянул мне руку, и я охотно ее пожал.

- Да я уже знаю. Мне в очереди о тебе рассказали. Спасибо тебе за еловую ветку! Вот, - я протянул ему свою сумку с пирогом, - я купил это в пекарне, выстоял очередь, так как местные пироги очень нахваливали. Возьми в знак благодарности, думаю, он вкусный! Он с черникой.

- Спасибо, - улыбнулся парень, принимая мой подарок, - ну, Фридрих, буду рад еще с тобой увидеться. Приходи в гости!

- Обязательно. До свидания!

И с этими словами я покинул своего внезапного, но весьма занимательного нового знакомого.

* * *

Огненный дворец, верхний сектор, хозяйские покои, спальня. Телепорт сработал отменно, и Луиса выбросило прямиком на застланную алым шелком кровать. Гладкая ткань приятно холодила кожу, а до боли знакомый запах вишен показался ему таким родным, что демон зарылся носом в шелк, сгребая его руками, и блаженно вздохнул.

Как же давно он тут не был! Даже отучился называть собственный дворец домом. Забыл многое, что раньше казалось важным и необходимым. Ему никто не запрещал возвращаться время от времени домой, но Луис все равно делал это крайне редко. Ему отчаянно не хотелось видеть то, что стало с его прежними роскошными владениями. Так не хотелось, что он даже забыл о некогда любимом ароматизаторе для постельного белья. И наверняка много еще о чем.

Поднявшись с кровати и все еще не выпуская из рук шелковую простыню, Луис внимательно осмотрел комнату. Как для спальни она была огромной. Из ее центра, где располагалась кровать, казалось, что комната круглая, но это было не так. На самом деле она являла собой четкий правильный шестиугольник. На каждой из шести стен имелось огромное окно, в которое можно было разглядеть алое пылающее небо. Короткие черные занавески трепетали на ветру, впитывая в себя слабый запах гари и серы.

Здесь все было или красным, или черным. Красным – постельное белье, несколько мягких пуфиков, разбросанных по комнате, пол и отчасти потолок. Черным же – кованая мебель, стены, всякие мелочи, которые только можно было выковать из металла. Луису нравилось такое сочетание – кованое черное железо с витиеватыми узорами и алый нежный трепещущий шелк и атлас. Даже потолок был сделан в соответствующем стиле – черная лепнина с красными камешками и алые фонарики, свисающие у каждой стены и над кроватью.

Луис приблизился к одному из окон и вышел на балкон, продолжая кутаться в покрывало. Когда-то ему нравилось стоять здесь и наблюдать за происходящим внизу. Дворец его был очень высоким, построенным в виде сужающейся кверху башни, а хозяйская спальня находилась на самом верху, под крышей, потому отсюда можно было разглядеть все владения демона. Когда-то тут под дворцом везде полыхал огонь, мелкие демоны носились по воздуху, бесы в самом низу, в огненной реке, толпились, суетились и работали, изо всех сил стараясь отличиться, чтобы их старания оценили и наградили, а души, его бесценные многочисленные души, томились в этой реке, или же просто ожидали своего часа в железных клетках. И всем этим заправлял он, Луис, демон огня и соблазна.

Сейчас же его владения представляли жалкую картину, всего лишь тень былого величия. Огненная река в самом низу, почти потухла, и вместо нее видна была черная равнина с обломками скал. Не хватало рабочей силы, которая бы ворошила угли, не хватало душ, раскаляющих своими страданиями реку докрасна, и уж, конечно, не хватало демонов-воинов, стражников, которые бы руководили низшими бесами. Последние, правда, были в избытке, но они разбрелись по всей почерневшей равнине, изредка раздувая в речке пламя и мучая оставшихся грешников. Хаос… Луис сжал губы и отвернулся от окна, возвращаясь в спальню.

- Сейрат! – позвал он, вернув покрывало обратно на кровать.

Через мгновение в комнате появилась демоница-суккуб. С виду она поразительно походила на человека, только с красными волосами, длинными, до самих колен, блестящими, гладкими. Красными были ее глаза и губы. Одета демоница была в стандартную форму владений Луиса, причитающуюся всем суккубам ее ранга. Это было платье, легкое, шелковое, с длинной развевающейся юбкой – символ искушения и женственности, и черный кожаный корсет, имитирующий металл – знак принадлежности к высшим чинам или воинам. При желании демоница вызывала крылья, и они вырастали за ее спиной, полностью готовые к использованию. Именно благодаря своим крыльям инкубы и суккубы умели покидать пределы владений своих хозяев, а также телепортироваться в любой их уголок.

Появившись в спальне, Сейрат подождала секунду, пока черные с красными перепонками крылья растворятся в воздухе, после чего опустилась на одно колено, почтительно склонив голову перед хозяином.

- Да, мой господин.

У нее был приятный, очень женственный голос. Да и сама демоница отличалась исключительной красотой и изяществом. Впрочем, самые красивые и искусные суккубы всегда принадлежали Луису, так как их основной деятельностью было соблазнение. Впрочем, другие демоны сумели адаптировать своих инкубов и суккубов к собственным требованиям, и научить их служить своим хозяевам так, как они того желали. Демоны даже изменили их внешний вид. Например, тех инкубов и суккубов, которых в свое время отобрал у Луиса Рейн, он изменил полностью, сделав их похожими на собственных – выбелил им волосы и глаза, перекрасил крылья. Он даже называл их по-другому – эриниями, так как служили они теперь совершенно иной цели.

- Думаю, милая, ты знаешь, для чего я тебя позвал, - мурлыкнул Луис, погладив демоницу по щеке.

- Вы хотите что-то узнать у Дейрат, господин?

- Какая умная девочка, - улыбнулся Луис, - да, мне понадобятся услуги твой сестры.

Дейрат была близнецом Сейрат. Две дувушки-суккубы, когда-то они были совершенно одинаковыми внешне и обладали редким даром – умели телепатически общаться друг с другом в любой момент, незаметно для окружающих. Такое обычно доступно только высшим демонам, но эти суккубы оказались весьма сильными. И полезными. Когда Рейн разграбил владения Луиса, он забрал множество его слуг, в том числе и суккубов. Последних он, разумеется, переделал на свой лад, но о сестре-близнеце Дейрат он ничего не знал, ровно как и о ее даре. Дейрат принесла присягу новому хозяину, но все равно оказалась верной Луису и своей сестре, потому легко согласилась стать шпионом для огненного демона, зная, что тем самым помогает и Сейрат.

- Хорошо, - кивнула суккуб, - что нужно узнать?

- Мне нужны сведения о том, что думает Рейн о молодом демоне по имени Эш, а также что его связывает с Вином. В частности, почему Вин ему помогает. Желательно разузнать это как можно быстрее, мне эта информация нужна не позднее, чем через неделю.

- Ваши пожелания будут переданы моей сестре.

- Ну вот и отлично, Сей, - улыбнулся демон, погладив девушку по волосам, - через неделю или чуть раньше я вернусь за сведениями. Не стану тебя больше задерживать, можешь идти, милая.

- Слушаюсь, - вновь поклонилась Сейрат и, поднявшись на ноги, распрямилась. Блеснули в красном свете кожистые черные крылья, мгновенно материализуясь у демоницы за спиной, и вот уже Сейрат поднялась в воздух и спустя секунду исчезла, оставив за собой только легкий запах серы, уже привычный в мире демонов.

3.

С девушкой, мысли о которой меня мучили уже второй день, я сумел познакомиться только ближе к вечеру. Причем вышло это так… забавно. Я и не думал, что мир (а в данном случае – деревенька, в которой я сейчас обитал) окажется для меня таким тесным.

Я лелеял надежду на это знакомство еще во время обеда, но у меня ничего не вышло. Девушка не обедала в общем зале, она даже не вышла из внутренних помещений, если, конечно, я не ошибся и она вообще там жила. Я начинал уже сомневаться в этом.

Но этим вечером в обеденном зале меня уже поджидал сюрприз. Когда я спустился вниз и сел за свой столик, то уже по привычке окинул взглядом весь зал. И да, девушку на этот раз я обнаружил! Она сидела на своем прежнем месте, но уже без книги в руках, и с удовольствием поедала, запивая молоком, пирог с фруктовой начинкой. Подвох я почувствовал сразу, но не сумел сначала понять, в чем же он заключался.

Пирог. С фруктовой начинкой. Что-то сразу он мне показался знакомым… а потом мой тонкий нюх уловил слабый аромат черники, а еще мгновение спустя я узнал сверток, в котором лежал пирог. Округлившимися от удивления глазами я смотрел на девушку, которая с видимым аппетитом кусала мой пирог, подаренный мной в знак благодарности Стивену Вудворту. Только вот как он к ней попал?

Девушка, похоже, заметила, что я за ней слежу, причем слежу явно с каким-то странным и крайне подозрительным выражением лица. Она с легкой опаской посмотрела на свой пирог, потом перевела взгляд на меня. Благо, столики наши находились почти рядом.

- Со мной что-то не так? – осведомилась она. Голос ее звучал напряженно, она явно разнервничалась. Что неудивительно. Но вот сам по себе он действительно оказался приятным.

- Пирог, - пояснил я, - вообще-то он мой.

Девушка недоуменно уставилась на меня, явно не зная, как на такое реагировать. Я пояснил.

- Пирог, которым вы сейчас ужинаете, купил я сегодня утром. Здесь, в Рензейсе.

- Что за чушь вы несете! – возмутилась девушка.

- Это не чушь, - я уже улыбался, - это правда. Купить его можно только в одной-единственной лавочке. Это уникальный рецепт, знаете ли, за выпечкой там с самого утра выстраивается целая очередь. А о том, что это именно мой пирог, я узнал, когда увидел собственный платок.

- Платок?

- Да. Тот, в который был завернут пирог.

- Но… но как такое может быть? Вы все выдумываете! – стояла на своем незнакомка.

- Нет. Вот скажите, откуда этот пирог у вас?

- Не ваше дело! – тут же огрызнулась она. – Вы мне тут какие-то глупости сейчас рассказываете, а потом пытаетесь разузнать, откуда я беру свой ужин? Это мой дом! – но потом, чуть тише, она проговорила: - Лучше сами скажите, куда вы его дели.

- Ну, я купил его утром, а потом пошел пройтись по деревне. И случайно познакомился с одним молодым человеком. Его звали Стивен Вудворт.

Я заметил, как дернулось лицо девушки, когда я произнес это имя. Ага, значит, мои предположения верны. Да, становилось действительно интересно.

- Этот Стивен пожаловался мне на свою незавидную судьбу – его не очень любят жители деревни. По его словам, местные мужчины, особенно молодые парни, ему завидуют. Он, дескать, такой красивый и успешный, и они обвиняют его в том, что слишком много девушек он перепортил. Мы с ним разговорились, пообщались, а потом вместе поехали за елками.

- Куда? – тупо переспросила девушка.

- Ну, за новогодними елками, в лесок неподалеку. Срубили деревце для Стивена, я и себе взял ветку, так как все равно живу пока в этой гостинице. И когда мы вернулись, я в знак благодарности подарил Стивену свой пирог. Вот и вся история.

Девушка все еще недоверчиво на меня смотрела. Потом перевела взгляд на пирог и опустила глаза.

- Ты знакома со Стивеном, да? – я улыбнулся, когда увидел, как блеснули ее глаза. – Нет, не волнуйся, если не хочешь, я никому не скажу. И перестань так агрессивно себя вести, я же не хочу тебе зла.

- Зачем тебе все это нужно? – все еще с недоверием спросила она. – Чего ты хочешь? Ты же не просто так это все рассказал, да?

- С чего ты это взяла? Мне действительно всего лишь интересно. И я пытаюсь завести с тобой знакомство. А ты почему-то слишком напряжена, как будто я твой враг.

- Зачем тебе заводить со мной знакомство?

- Мне скучно, леди. Меня оставили тут еще на очень долгое время, и мне совершенно нечем заняться. Вот, утром я познакомился с мистером Вудвортом, он показался мне весьма интересным. А сейчас мне хочется еще и с вами познакомиться. Вчера я видел, как вы читали книгу, и меня это заинтересовало. Видите ли, я тоже очень люблю читать, и я был бы рад, если бы вы мне одолжили пару книг. Ну, или показали, есть ли здесь какое-то подобие библиотеки. Или книжный магазин…

Девушка удивленно на меня взирала. Похоже, не такого ответа она ожидала. Очевидно, она думала, что я стану к ней приставать, навязываться. Ну да, ведь она – дочь владельца гостиницы, наверняка к ней тут постоянно пристают с неприличными предложениями, потому она и озлобилась, отсюда ее излишняя настороженность. К тому же, она ведь довольно симпатичная.

- Вы бы хоть имя свое назвали, - с этими словами она внезапно улыбнулась.

- Фридрих Геллер, - я улыбнулся в ответ, и только потом понял, что, вообще-то, Луис представил меня совершенно другим именем.

- А я – Эмили Хамфри.

- Эмили! – я сразу вспомнил имя. – Стивен о тебе спрашивал. Надо же! Я, похоже, угадал, и вы действительно знакомы.

Эмили улыбнулась. Так тепло и нежно, что у меня защемило на сердце.

- Мы не просто знакомы, мистер Геллер. Я и Стив… мы любим друг друга.

На самом деле я догадался об этом еще в самом начале, но все равно, было немного неожиданно услышать это от Эмили. Я не думал, что она станет мне об этом рассказывать. Хоть я и был польщен ее доверием.

- Это замечательно, - отозвался я, - и теперь, похоже, у меня появился не один, а сразу два друга!

Девушка продолжала улыбаться, она не возражала. Ну что ж, я был крайне этому рад. У меня уже хоть что-то получалось.

На следующий день мы все вместе, втроем гуляли по городу. Прошлым вечером мы с Эмили проболтали до самой ночи, совершенно не заметив, как летит время. Давно со мной такого не было! Но она оказалась такой интересной девушкой и занимательной собеседницей, что моя симпатия к ней только усилилась.

И, кроме того, было в ней нечто, что, как я понял уже намного позже, меня особенно привлекало. Пусть не внешне, даже не по характеру, а, скорее, по каким-то незначительным параметрам, по моему личному к ней отношению, но… Эмили чем-то походила на Эдиту, мою покойную сестру. Я не знаю, откуда возникла эта мысль, но она не давала мне покоя. Отсюда и взялось такое странное покровительственное – братское! – отношение к этой девушке с моей стороны.

Тем вечером она рассказывала мне о своей жизни. Ей больше всего на свете хотелось уехать из этой маленькой деревни и выйти замуж за удачного молодого человека. За Стивена, ведь он был таким замечательным, ну и, конечно, он собирался жить в большом городе, а не в Рензейсе. Это также напомнило мне о моей сестре. Да эта девушка даже внешне была на нее похожа. Те же каштановые локоны, разве что с чуть более отчетливой рыжиной.

Ну а наутро Эмили собиралась прогуляться по городу вместе со своим возлюбленным, походить по торговым лавкам, присмотреть подарки на Рождество своим родным и близким. Компанию ей должен был составить Стивен, но она пригласила меня погулять вместе с ними, раз уж я искал себе друзей и симпатизировал им обоим. Я, конечно, с радостью согласился.

Молодой Вудворт немного удивился, когда его подружка привела с собой его вчерашнего компаньона – меня. Это так забавно выглядело, он даже растерялся! А мы с Эмили незло, по-доброму посмеялись над ним. Но, кажется, Стивен тоже был мне рад. А когда я рассказал ему, как мы с Эмили познакомились, он заметно смутился.

- Я просто ужасно не люблю чернику, - признался он виновато, - потому подарил пирог своей девушке.

- Мог бы и сразу сказать, что он тебе не нужен, - пожурил его я.

- Не хотел тебя обидеть, - Стивен даже голову в плечи вжал.

- Ты меня не обидел бы, что за глупости!

- Ладно-ладно. В качестве извинения приглашаю вас, Фридрих Геллер, вместе с моей дорогой невестой Эмили Хамфри, посетить мой особняк и разделить со мной обед. Скажем, завтра. Что скажете, уважаемый?

Он, похоже, дурачился и паясничал, но мне его настроение нравилось, потому я с удовольствием ему подыграл.

- Принимаю предложение, мистер Вудворт. Буду только рад навестить вас.

- Отлично! – захлопала в ладоши Эмили. – У нас будет совместный ужин на троих!

Ну вот, теперь мне от этой парочки точно никуда не деться.

Мы несколько часов так гуляли по деревне. Она оказалась очень маленькой, мы исходили, казалось, всю ее вдоль и поперек, но нам все равно было весело. В одной из лавок Эмили приобрела отцу на подарок теплый шерстяной платок.

- Я думаю, папе понравится, - сказала девушка, запаковывая свой подарок, чтобы отец не увидел его раньше времени, - как вы думаете?

Стивен ответил что-то утвердительное, а мне вдруг тоже ужасно захотелось купить подарок – для Луиса, конечно. Только что ему дарить? И он наверняка не отмечает такие праздники. Он же демон, наверное, ему это запрещено. Или нет?

Подарок я ему все-таки купил, даже не знаю, зачем. Но когда в другой лавке мой взгляд наткнулся на темно-красный шелковый платок, я не смог сдержаться. Он наверняка идеально подошел бы Луису, у него волосы почти такого же цвета, только чуть-чуть ярче.

- Девушке своей подобрал? – с улыбкой на губах поинтересовался Стивен.

- Нет. Другу, он должен приехать за мной как раз примерно на праздники.

- Ну, надеюсь, он успеет. А платок действительно очень красивый.

Я охотно закивал, соглашаясь с ним.

Потом мы заходили еще во множество разных лавок. Думаю, мы почти во всех, которые тут имелись, побывали. Парочка явно хотела показать мне все, чем была богата их деревня. В одной из лавок с подарками и сувенирами Эмили купила красивый золоченый колокольчик – праздничное украшение для дома. Она долго вертела его перед глазами, а потом решила и перед нами похвастать.

- Красивый, правда? – восхищенно проговорила она, а потом прицепила его на шею к своей меховой накидке и заявила: - Я теперь рождественская фея!

Девушка смеялась, шутила, а Стивен обнял ее и нежно поцеловал. Эмили тут же унялась и обняла его в ответ. И начались привычные для парочек объятия-поцелуи.

Что странно, третьим лишним я себя с ними не чувствовал. Даже не знаю, почему. Стивен мне нравился, к Эмили я испытывал какие-то братские чувства и, возможно, поэтому я так хорошо относился к ним вместе. Да и они мне явно симпатизировали.

К полудню мы поняли, что проголодались. Стивен предложил немного перекусить. В кондитерской (не той, где я вчера простоял в очереди, в другой) мы купили маленькие кремовые пирожные с вишенками, а к ним – чай, и уселись за деревянный столик, чтобы пообедать купленным.

Парочка без стеснения делилась со мной своими планами, Эмили с восторгом говорила о том, как она будет жить в большом городе, как станет одеваться по последней моде, и все красавицы ей обзавидуются. Стивен слушал ее с улыбкой, а потом обнимал за плечи и целовал в каштановую макушку.

- Все так и будет, милая, - говорил он, - вот увидишь. Ты заслужила такой жизни. И ты обязательно будешь самой красивой невестой.

- Белое платье, шелк, все в кружевах и много-много ниток жемчуга! – с восторгом проговорила Эмили, и глаза ее заблестели. – И ты будешь моим женихом. А-а-а, Стивен, я так хочу, чтобы это поскорее произошло!

Их счастье, светлые надежды на будущее, мечты о любви – все это было так заразительно, что я тоже сидел и улыбался вместе с ними. Я искренне желал, чтобы у них все получилось. Не знаю, почему я так легко и быстро проникся их судьбами и историей, но мне очень хотелось, чтобы у этой пары все получилось. Почему нет? Эмили – такая милая девушка, она и большего заслуживает. А Стивен так красив, умен и обаятелен. Он тоже достоин счастья.

Уже после полудня мы таки распрощались и разошлись по домам. Ну, как по домам… я отправился в гостиницу, в свой номер, а Эмили осталась еще ненадолго со Стивеном, обещаясь прийти к ужину. Я прекрасно их понимал, нужно же им было время, чтобы еще и наедине побыть.

Домой я вернулся немного усталый, но довольный сегодняшним днем. Есть не хотелось, потому я сразу поднялся в свой номер, переоделся и свалился на заправленную кровать. Попытался было читать книгу, которую вчера мне одолжила Эмили, но мысли мои были где-то очень далеко. Я действительно заразился общим счастьем этих двоих, и думал потому сейчас только о них.

В голову лезли самые неожиданные и странные мысли. Быть может, я получил право искупить свои грехи? Знаю, это невозможно, но мне так хотелось верить. Эмили во многом очень напоминала мне Эдиту, взять хотя бы это общее их стремление к романтике и желание жить в большом городе, а не в маленькой деревне. Эдита тоже хотела выйти замуж за богатого и знатного горожанина, она ведь в основном из-за этой мечты и хотела сбежать в Вену. А у этой девочки уже был жених, они любили друг друга, потому исполнить ее желание было проще, чем желание Эдиты.

Тогда, размышляя об этом, я мысленно дал себе слово, что сделаю все, чтобы помочь Стивену и Эмили обрести свое счастье. Мне хотелось стать для них неким подобием ангела-хранителя, готового сражаться за их общую мечту. Я тогда и не подозревал, чем же закончится эта история и для меня, и для них…

Так прошли первые несколько дней. Мы все втроем вместе гуляли по городу, веселились, как только могли, дурачились. Иногда ходили в ту самую кондитерскую. Она показалась мне очень милой и уютной и я, конечно, был не против такого времяпровождения. Кроме того, там подавали очень вкусный чай с корицей, который мне безумно понравился. Два раза мы были в гостях у Стивена. На обед, как и договаривались, а на следующий день – на ужин. Я заметил, что никто больше из хозяев дома к нам не присоединился, более того, старший Вудворт крайне неодобрительно смотрел на Эмили, но промолчал, по крайней мере. Впоследствии я отказывался от приглашений домой к Стивену, так как очень не любил быть людям в тягость. Да и Стивен вроде не обижался. Иногда мы просто гуляли между одинаковыми деревянными домиками, слушая, как по-праздничному скрепит под ногами снег. Пару раз мы выходили за пределы деревни и гуляли вдоль замерзшего озера. Вечером иногда играли в снежки, и это было так весело.

"Луис, ты останешься мной доволен", - такая мысль посещала меня уже несколько раз. Вообще, с каждым днем я все больше думал о красноволосом демоне. Может быть, даже немного скучал по нему. Все-таки я уже привык к тому, что он всегда рядом, хоть мы и пробыли вместе только около месяца.

"Может, это правда своего рода возможность искупить свою вину?" - снова и снова думал я, пока наконец эта мысль не стала казаться мне истиной.

Шел уже седьмой день, как меня покинул Луис. Рождество неуклонно приближалось, оставалось уже меньше недели, и я поневоле смирился с мыслью о том, что буду отмечать праздник здесь, в этом номере. Что поделаешь, и не такое переживали.

Правда, изначально у меня были чуть более радужные планы. Я искренне надеялся, что праздник буду отмечать в компании своих новых друзей, этой премилой влюбленной парочки. Но они меня и не думали приглашать. Не скажу, что я их осуждал. Конечно же, я прекрасно все понимал! Им наверняка хочется отметить праздник вместе, наедине друг с другом. Это их право, все-таки я – всего лишь недавний, да еще и временный знакомый.

Я все чаще стал задумываться, успеет ли ко мне вовремя вернуться Луис. Почему-то мне очень этого хотелось. Я ведь даже подарок ему припас, мне так хотелось его вовремя подарить. Ну и к тому же, я уже соскучиться успел. Стало как-то слишком спокойно и тихо для меня, и шуточек его тоже ощутимо недоставало.

Эти двое мне, конечно, нравились, но я не раз напоминал себе, что мы лишь временные знакомые, потому я не позволял себе привязаться к ним слишком сильно. Но я по-прежнему желал им добра и счастья.

А тем вечером мы с Эмили ужинали в гостинице и спокойно тихо беседовали. Ни на какую-то определенную тему, просто так, болтали о мелочах. Когда я стал замечать, что отец девушки то и дело бросает на нас подозрительные взгляды. Я не сказал бы, что неодобрительные. Скорее, заинтересованные, любопытные. Я сказал об этом Эмили, и она внезапно захихикала.

- В чем дело? – не понял я.

Девушка перегнулась через стол, чтобы нас никто больше не услышал.

- Папа мечтает выдать меня замуж, потому внимательно присматривается ко всем незнакомым ему посетителям гостиницы. И, похоже, в тебе он видит моего потенциального жениха.

- Как? – удивился я. – А Стивен? Разве твой отец не знает, что у тебя уже есть жених?

Лицо девушки заметно помрачнело.

- Нет, не знает. Вернее, знает, но не совсем.

- Это как?

- Я говорила ему, что хочу замуж за Стивена Вудворта. Ты бы слышал, как он возмущался! Дескать, мне с ним уж точно ничего не светит. Потому что он негодяй, проходимец, мерзавец, трус, пижон, бабник и бессовестная самодовольная скотина.

Меня такой набор "комплиментов" удивил и озадачил, но девушка тут же пояснила:

- Понимаешь, он верит всем слухам, которые тут о нем ходят. Стив ведь говорил, как местные его здесь не любят. Потому папа против того, чтобы у меня с ним что-то было. Я ему пока и не говорила, чтобы он не расстраивался.

- Но ты же любишь его, он должен понимать, что только с ним ты будешь счастлива!

- Ну да, конечно, - Эмили тяжело вздохнула, - я ему это говорила, а он запер меня в моей комнате на неделю. Когда я вышла из нее, я решила сохранить наши отношения в тайне. По крайней мере, до тех пор, пока мы не сочетались браком. Потом папе все равно некуда будет деться!

Значит, и ее родители тоже против их союза, не только его, хоть и возражали они по разным причинам. Вудвортам, как я подозревал, не нужна была бедная невеста-нахлебница, которая, возможно, увлечена их сыном только из-за его богатства. А Хамфри и думать не хотел о том, чтобы его дочь путалась с парнем, о котором столь неблагоприятно отзывается вся деревня. Признаю, я мог понять обе стороны.

- Скажи мне, Фридрих, а у тебя есть человек, которого ты любишь? – совершенно неожиданно спросила Эмили.

Я поднял на нее глаза. Она сидела, положив голову на скрещенные на столе руки, и смотрела на меня с озорной улыбкой.

- Нет, скорее всего, нет, - сделала она вывод, продолжая улыбаться, - тогда бы ты обязательно заинтересовался подарками, когда мы втроем ходили их выбирать. Ты же купил только мужской шарф. Ну хорошо, тогда задам другой вопрос: ты когда-нибудь в жизни любил?

Надо же, такая непредсказуемая. Любопытная и непосредственная. Действительно, так похожа на Эдиту…

- Ну да, любил, - признался я, - в семнадцать-восемнадцать лет. Но это быстро прошло. Да и я бы, скорее, назвал это временным увлечением.

Я не лгал. Я действительно любил, ну, по крайней мере, так мне тогда казалось. Но когда наши отношения дошли до постели, мой интерес быстро иссяк. Была, конечно, еще Сильветта, но к определенную "любил" ее точно нельзя было отнести. Больше меня никто не волновал.

Вспомнился почему-то Луис и наш с ним поцелуй при заключении контракта. Это ведь было так чувственно и вызвало в моей душе целый ураган эмоций. Но я быстро прогнал эту мысль. Что за глупости, это ведь совсем другое! Да и с какой это стати мне относиться так к демону, да еще и мужского пола? То, что я к нему явно неравнодушен – это совсем другой род неравнодушия. Луис просто слишком хорош, слишком прекрасен и неповторим, чтобы я думал о нем, скажем, как о друге. Да и не был он мне другом.

- Значит, ты знаешь, каково это – хотеть поскорее увидеть определенного человека, думать о нем с затаенным дыханием, восхищаться, обожать, мечтать стать как можно ближе ему… - Эмили с улыбкой на губах смотрела в несуществующую точку за моей спиной, - ты можешь меня понять.

- Могу, - согласился я, снова почему-то вспомнив Луиса, - ничего, я думаю, что если вы со Стивеном поженитесь, то отцу твоему все равно некуда будет деться, и он даст свое согласие.

- Да! Я тоже на это надеюсь. Правда, мы со Стивеном хотим сбежать из деревни и только потом пожениться.

- Почему? – удивился я.

- Понимаешь, нас тут никто не сочетает браком, - девушка заметно помрачнела, - потому что меня не очень любит родня Стива. Я ведь бедная, а он богат.

- И что? – не понял я.

- Вудворты делают регулярные пожертвования местному храму, потому наш священник предан им. И если мы придем к нему с просьбой поженить нас, он наверняка сначала доложит об этом Вудвортам. Потому у нас ничего не выйдет. Но так даже лучше! Мы поженимся не в деревенской церквушке, а в большом городе, где все смогут оценить мое роскошное белое платье!

И она мечтательно заулыбалась, даже зажмурившись от удовольствия.

Я не смог сдержать ответной улыбки, хоть и печальной. Да, эта девчушка действительно очень походила на мою покойную сестру. Все-таки, определенно, наша встреча не была случайностью.

* * *

На следующий день мы со Стивеном гуляли вдвоем по деревне. Эмили не смогла присоединиться к нам, ей нужно было помогать отцу. Но мы и так вроде бы неплохо проводили время. А у Стивена было несколько мрачное настроение, так что, возможно, это и к лучшему, что невеста его таким не видела.

- Что с тобой? – спросил я, едва заметил, в каком он расположении духа.

- Настроение не очень хорошее, - нехотя ответил Стивен.

- Это я заметил. А причина? Что-то случилось?

Парень болезненно поморщился.

- День не слишком удачно начался.

- Почему?

Ответа не было. Стивен шел, хмуро глядя себе под ноги.

- Эй, я же твой друг, - пришлось мне напомнить, - я хочу тебе только добра. Потому постараюсь помочь, если ты мне все расскажешь. Ну?

Он беззвучно вздохнул и поднял голову. На его лице не было тоски или отчаяния. Скорее, просто скука и усталость.

- Папа сказал, что хочет женить меня. И невесту вроде уже подыскали.

- О… они это серьезно, да? Я слышал, что о тебе ходят подобные слухи. Но не думал, что это правда, у тебя же есть Эмили.

Вот тут он стал еще мрачнее, чем был.

- Родители ее всерьез не воспринимают даже. Да что там! Они считают, что я просто балуюсь. Что это так, очередная подружка на пару дней. Я же такой красивый и эффектный, что мне ни одна красавица отказать не может, вот, значит, я этим и пользуюсь.

Он замолчал и снова опустил голову. А я задумчиво свел брови.

- Но ведь это не так, верно? Эмили для тебя ведь не просто так, очередная игрушка?

- Нет, конечно, - он пнул ногой осколок сосульки под ногой, и тот разбился, ударившись о стену, - я хочу сбежать отсюда вместе с ней. Да и Эмили этого хочет. Наверное, нам ничего другого не остается.

Голос его звучал неуверенно, мне это не нравилось. Раз уж я решил быть для этой парочки ангелом-хранителем, то уже стоило по-настоящему играть свою роль.

- Ты сам-то этого хочешь? – спросил я.

- А как ты думаешь? Я же даже не знаю, на ком они женить меня собрались! Вдруг там уродина какая? – и, посмотрев на меня, он снова опустил голову и добавил: - А еще есть Эмили, конечно. Я не хочу с ней расставаться. Но тут нам не дадут быть вместе!

- Похоже на то, - подтвердил я.

Мы шли вдоль по улице, где дома были уже совсем маленькими, а дворы, их окружающие, - большими. Сразу за этой улицей начинало озеро. Добравшись до него, мы пошли вдоль берега. Здесь ветер ощущался сильнее, чем в деревне, но тут было так красиво. Мы уже пару раз гуляли возле озера, мне тут нравилось.

- Ох, Фридрих, - тяжко вздохнул мой собеседник, - почему жизнь - такая дурацкая штука? Мне то скучно, и я ищу новое и неожиданное для себя, то со мной происходят гадости, с которыми я не знаю, как бороться. Это же просто ужас, что такое!

Меня немного повеселил его настрой и тот пафос, с которым это было произнесено. У него, разумеется, был повод переживать, но он умудрялся найти в своих проблемах нечто совершенно неожиданное, и переживать об этом.

- Знаешь, я уже решил, - признался он мне, - я хочу сбежать с Эмили.

Я повернулся к нему и внимательно на него посмотрел, пытаясь понять, насколько он серьезен. Ведь такие решения просто так не принимаются. Однако лицо его было непроницаемо.

- Ты уверен, что хочешь этого?

- Уверен, - его голос, тон не оставляли сомнений. - И ты должен нам помочь. Ты же сделаешь это?

- Я? – меня его просьба немного удивила. Вернее, не сама просьба, а ее поспешность.

- Да, Фридрих, ты, - Стивен внезапно остановился и повернулся ко мне. Глаза его заблестели, - пока они действительно меня не женили и не взялись за меня всерьез. Пока они считают, что все это – лишь игра для меня. Поможешь нам? Мы же с Эмили можем сбежать прямо на Рождество!

- Так скоро? Это же всего лишь через пять дней!

- Да. И потому надо поспешить и постараться! Поговори сегодня с Эмили, расскажи ей обо всем. Завтра мы уже все вместе это обсудим, построим план. И я думаю, она согласится. Это же так романтично – сбежать из дома на Рождество!

Я даже улыбнулся. Не только его рассуждениям, но и тому, как забавно он выглядел с волосами, совершенно растрепавшимися от сильного ветра, дующего со стороны озера.

- Ну да. Думаю, она точно согласится. Она так и бредит тобой

- Тогда отлично. Решение принято! – с этими словами он направился обратно к деревне, а я, все еще пораженный такому развитию ситуации, побрел за ним следом.

4.

- Ну что, ты согласен выполнить мою просьбу?

Время уже поджимало, а Луису ужасно хотелось осуществить задуманное в наилучшем виде. Конечно, всегда оставалась возможность, что у него ничего не получится, но он был уверен, что достаточно хорошо все рассчитал. Теперь нужно было только получить ответ и начинать действовать согласно одному из своих планов.

Демон снов и иллюзий, с которым он сейчас вел беседу, как всегда, парил в воздухе на своем серебристо-радужном троне, и стального цвета плащ красиво развивался в воздухе. Фиолетовые глаза задумчиво взирали на гостя, и выглядел Эш как-то излишне серьезно для себя.

- У тебя дурацкая просьба, - отозвался он наконец.

- Почему же дурацкая? – Луис улыбнулся. – Вполне нормальная. Ты ведь имеешь доступ к Весам, ты повелеваешь оккультизмом и гаданиями, следовательно, можешь отслеживать судьбы людей и заглядывать в их будущее.

- Вот поэтому я и думал, что твоя просьба будет серьезнее. Ты же просишь о какой-то мелочи, причем мне совершенно непонятно, зачем оно тебе нужно.

- Нужно, поверь. Ну а то, что просьба пустячная… я ведь уже был твоим должником, верно? Значит, я окуплю сразу два долга!

Выражение лица Эша мгновенно изменилось, и глаза его заблестели. Демон тотчас же опустился на пол и спрыгнул с трона.

- Значит, ты добыл те сведения, о которых мы говорили? – он вплотную приблизился к Луису, заглядывая в его глаза. – У тебя получилось?

- Я всегда держу слово, разве я не говорил об этом? Тебе ужасно повезло с союзником, можешь мной гордиться! Да, я раздобыл тебе сведения о Рейне, а также узнал кое-что о его планах. Ну и, конечно, есть новости о Вине, которые вполне могут оказаться для тебя интересными. Да, я просил мою демоницу узнать побольше о нашем чудесном повелителе молний.

Эш неожиданно улыбнулся. И улыбка эта показалась Луису такой открытой и искренней, что он удивленно поднял брови.

- Ты правда так много для меня узнал? – спросил демоненок, продолжая улыбаться. – Тогда я действительно в тебе не ошибся! Ты хитер и находчив, а это – очень важные для нас качества. Ну же, давай, рассказывай! И не забудь о доказательствах своих слов!

- Какой же ты, оказывается, эмоциональный! – рассмеялся Луис, а потом хлопнул в ладоши и позвал по имени свою подчиненную демоницу. – Сейчас ты все получишь, не волнуйся.

Суккуб в зале появился за считанные мгновения. Казалось, она просто материализовалась из воздуха, но демонические глаза могли уловить легкое колебание воздуха, да и крылья за ее спиной исчезали медленно.

- Я вас слушаю, господин, - Сейрат поклонилась обоим демонам, встав на одно колено.

- Это и есть твой шпион? – поднял бровь Эш. – Она же огненный демон! По ней и так видно, кому она принадлежит!

- Верно, - Луис погладил девушку по волосам, - но у нее есть сестра, которую когда-то забрал у меня Рейн в качестве военного трофея и сделал своим демоном. Но так как девушки – близнецы, они могут мысленно общаться. И они обе по-прежнему преданы только мне одному. Правда, Сейрат?

- Да, господин, - она снова склонила голову.

Демон снов с интересом его слушал и внимательно рассматривал демоническую красавицу.

- Поразительно, - отозвался он наконец, - использовать их связь в таком ключе – это очень интересная и удачная идея.

- Еще бы! И вот, сейчас ты сам оценишь такой метод. Услышишь, что удалось этим девочкам для меня узнать. Сей, установи связь со своей сестрой.

Суккуб на несколько секунд замерла, закрыв глаза. Но спустя несколько долгих мгновений тишины она их открыла, и они засияли ровным голубым светом, и выражение лица девушки изменилось – оно стало более суровым.

- Дейрат слушает своего господина, - сказала она. Даже голос изменился – стал более низким и жестким

- Я хочу, чтобы ты рассказала мне о том, что тебе удалось узнать о Рейне, Дей, - обратился к ней огненный демон.

- Рейн мечтает захватить верховную власть, - ответила Сейрат голосом своей сестры, - он стремится подчинить всех своих соперников в Преисподней, стать самым сильным демоном и уничтожить всех, кто как-то пытается ему противостоять.

Оба демона переглянулись. Для Луиса это не было новостью, а вот Эш окончательно убедился в своих предположениях.

- Достаточно ли он силен для этого? – задал новый вопрос огненный демон.

- Пока нет. Но он сильнее, чем был, когда забрал меня к себе. Число его душ и воинов возросло, у него появились союзники. И он хочет получить новых, потому сейчас ищет подход к другим демонам.

- А что он думает об Эше, демоне оккультизма, снов и иллюзий?

- Рассматривает в качестве возможного союзника. Но Рейн знает, что он помогает вам, мой господин. Это ему очень не нравится.

- Значит, Вин уже каким-то образом узнал все необходимое? – нахмурился Эш. – Я думал, он, как минимум, навестит меня с визитом. Что ж… жаль.

- Какие у него вообще планы насчет Эша? – спросил Луис.

- Рейн не считает его сильным противником. Но понимает, что если победит его и уничтожит, то сам окажется в проигрыше. Военной силой младший демон не обладает, потому в случае победы над ним трофеи были бы совсем скудными. Но в качестве союзника он очень привлекает Рейна. Ведь его сила – это связь с мировыми Весами равновесия. Военной мощью Рейн уже обладает, а если бы он еще получил Весы, его сила превзошла бы силу всех остальных демонов.

Луис внимательно ее слушал, одним глазом посматривая на Эша. Тот полностью посерьезнел, к тому же, уже начинал хмуриться.

- Что конкретно он намерен делать, чтобы привлечь меня на свою сторону? – задал вопрос демон иллюзий. – Чем он хочет меня купить?

Девушка отрицательно покачала головой.

- Этого мне узнать не удалось. Я думаю, что Рейн и сам этого пока не придумал. Но он ищет, чем же можно завлечь господина Эша.

Теперь уже Луис хмурился. Он догадывался, о чем думал сейчас его союзник.

- Что насчет Вина? – спросил Эш. – Почему он с Рейном?

- Это, к сожалению, мне неизвестно, - ответила демоница. – я узнала только, что Рейн использует своих союзников, как подчиненных. Он не стесняется давать приказы Вину, маскируя их под просьбы и давая понять, что в случае неповиновения союзник автоматически превращается в противника.

- Вин… он сейчас слабее Рейна? – снова заговорил Эш.

Девушка кивнула.

- Да. Рейн сейчас очень силен. Возможно, он сейчас самый сильный среди демонов.

- Значит, победить его можно, только объединив усилия с другими демонами, - сделал вывод Луис.

Эш вздохнул и перевел на него взгляд.

- Рейн сейчас тоже не один. С ним уже объединились самые сильные из нас.

- Может, кто-нибудь из них еще передумает, - пожал он плечами.

- С какой бы это радости? – с голосе Эша звучала горечь. – И я их понимаю. Зачем объединяться со слабаками, если можно стать союзником самого сильного?

- Ну да, конечно, - Луис фыркнул, - а как же ты? Ты же обратился ко мне, а не к Рейну.

- Я – это другое дело. Мне просто не нравится Рейн.

- Я не думаю, что остальные демоны, включая его союзников, так уж ему симпатизируют. Скорее, их привлекает только его сила.

- Этого ведь вполне достаточно, - печально улыбнулся демон снов.

- Не для всех, - возразил ему Луис.

Ему совершенно не понравилась реакция Эша на услышанное. Едва узнав, что план его по привлечению внимания Вина (он называл это мысленно именно так) провалился, как тут же пал духом и превратился в пессимиста.

- Я думаю, для того же Вина этого вполне достаточно, - сказал Эш.

- Кто знает, - Луис тяжело вздохнул. - Дей, у тебя еще есть что-нибудь интересное?

- Основные сведения я вам уже сообщила, - девушка склонила голову.

- Хорошо. Спасибо, можешь тогда возвращать сестру, - ответил Луис.

- Рада была услужить вам, господин, - поклонилась ему демоница.

Глаза ее потухли, закрылись, на мгновение ее тело обмякло, но секунду спустя Сейрат открыла глаза. Теперь они были обычного для ее вида цвета.

- Спасибо, Сей, - Луис взял ее за руку и помог подняться с колен, - ты и твоя сестра очень мне помогли. Не буду тебя больше задерживать, возвращайся домой.

- Рада была услужить вам, господин, - эхом повторила она слова своей сестры.

Мгновение спустя она расправила черные перепончатые крылья, взмахнула ими и тотчас исчезла, покинув замок.

Эш глубоко вздохнул и медленно, задумчиво подошел к своему трону и снова на него взобрался, однако в воздух так и не поднялся.

- Я догадываюсь, о чем ты думаешь, - отозвался он наконец, подняв голову на своего гостя, - но нет, я не хочу присоединяться к Рейну.

- У него же Вин, - Луис испытывающее посмотрел на демона, но тот отрицательно покачал головой.

- Я хочу Вина в качестве своего союзника, но он мне не нужен, если будет подчиняться Рейну. И уж тем более если Рейн будет стоять над нами обоими.

- Разумно, - кивнул Луис, - тогда что же ты намерен делать дальше? И как распорядишься теми знаниями, которыми теперь обладаешь?

- Еще не знаю. Я пока ни в чем не уверен, потому боюсь принять неверное решение. Наверное, мне нужно время, чтобы все обдумать.

- И это тоже разумно. В таком случае, исполни пока свою часть уговора.

- Хорошо, - нехотя ответил Эш.

* * *

Эмили пришла в восторг от идеи совместного побега в рождественскую ночь. Когда на следующий день мы втроем сидели в нашей любимой кондитерской, девушка просто светилась от счастья. Ее глаза блестели, улыбка не сходила с губ, и настроение ее было радостным и задорным.

- Это же просто потрясающе, да ,Стивен? – Эмили ластилась к своему любимому, и он с готовностью ее обнимал. – Это так романтично и красиво, это как настоящая история великой любви! Как замечательно ты все придумал, мой милый!

Стивен, похоже, очень собой гордился, потому важничал и самодовольно улыбался.

- Да, я понял, что только так мы будем счастливы. Только сбежав из дома вместе, стерев таким образом все различия между нами и нашей зависимостью от семьи, мы сможем быть счастливы, - говорил он, важно кивая в такт своим словам.

- Все правильно, любимый мой! Ты все говоришь правильно! – вторила ему девушка. – И у нас будет замечательная пышная свадьба в большом городе, в настоящем храме! Я буду в красивом белом платье, и своей красотой я ослеплю всех вокруг!

- Да, милая, несомненно, - нежно улыбался ей Стивен, - нас ждет потрясающее приключение! Ты не пожалеешь, обещаю!

- Как я могу пожалеть, я же люблю тебя!

- Я тоже тебя люблю!

- Мы будем счастливы, мы будем самой лучшей парой в мире!

И в таком духе продолжалось еще очень долго, и я впервые за все время, что провел с этой парочкой, почувствовал себя лишним.

- У вас пока нет никакого плана побега, - резонно заметил я, - советую поторопиться с этим. Вы должны продумать все до мелочей, чтобы побег оказался удачным. Все-таки, Стивен, у тебя весьма влиятельные родители.

Парочка заметно помрачнела и тут же отодвинулась друг от друга.

- Ничего мои родители не сделают, - хмуро проговорил Стивен, - мы сумеем замести за собой следы.

Мне нравился его более чем решительный настрой, но все-таки я понимал, что одного настроя им явно не хватит, чтобы воплотить свой план в реальность.

- Тогда вам стоит подумать, как вы это сделаете, - сказал я.

- Как… вечером оба выйдем на улицу, уже собрав вещи, наймем возничего, заплатим ему, и поедем в город!

Вот как раз такого я и опасался.

- Ну да, конечно! И родители ваши ничего не заподозрят, когда вы с вещами в руках пойдете на улицу, а потом пропадете неизвестно куда. Да они в первую очередь расспросят возничего, он же у вас тут один-единственный, насколько мне известно!

Парочка переглянулась.

- Мы заплатим ему, - сказал Эмили, - и он ничего не скажет родителям Стива.

- Ты так уверена? Он ведь может взять деньги и у вас, и у них.

- Да, действительно, - Стивен призадумался, - такое тоже вполне возможно. Он, кажется, очень жаден до денег. Но если так, то что же нам делать и как убедить его молчать? Взять с собой, что ли? Уговорить не возвращаться пока в деревню?

- Я предлагаю просто не обращаться к нему за помощью, - ответил я, - лучше придумать что-то другое. Например, привезти возничего уже из города.

- Но как мы туда доберемся? – удивилась Эмили. – И зачем привозить возничего, если мы уже будем в городе?

- Привезти возничего вы можете поручить мне, раз уж я взялся вам помогать. Я поеду в город, отпущу здешнего возничего, все-таки я живу в гостинице, потому такая поездка не должна вызвать ни у кого подозрений. А там я уже найму человека с повозкой и с ним приеду в гостиницу. Все будет выглядеть так, будто бы я просто ездил по делам в город. На этой же повозке вы поедете в город.

Парочка снова переглянулась. На обоих лицах начали расплываться довольные улыбки.

- Фридрих, да ты просто гений! – восхищенно проговорил Вудворт. – И идея твоя гениальна! Да, именно так мы и поступим, спасибо тебе большое, что помог!

- Я еще не помог, - на моих губах тоже появилась улыбка, когда я увидел, как они счастливы, - разве что только идеей.

- Этого вполне достаточно! – ответил Стивен. – Осталось только продумать мелкие детали, и мы готовы действовать!

- Мы можем немного запутать твоих родителей, если они все-таки станут расспрашивать возничего, - добавила Эмили, - Фридрих поедет в другой город, не в тот, куда сбежим мы. Потому, если возничего из деревни и станут расспрашивать, все равно нас будут искать не там, куда мы сбежим.

- Точно! Ты у меня такая умная, любимая! – Стивен снова обнял девушку, она обняла его в ответ, и я уже второй раз за сегодняшний день почувствовал себя третьим лишним.

Ну что ж, ничего страшного. Эмоциональный накал и все такое… я могу это понять. К тому же, мне ведь скоро доведется распрощаться с моей сладкой парочкой. Они убегут в город, поженятся и будут жить долго и счастливо (по крайней мере, я надеялся на это), а за мной приедет Луис. И все вернется к тому, с чего начиналось… нет. Кое-что изменится. Все произошедшее, я ведь воспринимал его как некое искупление. Если я смогу помочь Стивену и Эмили, мне станет гораздо легче. Потому я и стремлюсь быть им полезным, потому и болею за них так сильно…

* * *

Тем вечером у меня почему-то было не очень хорошее настроение. Моя любимая парочка сейчас вовсю готовилась к побегу, ведь до Рождества оставалось всего два дня. Они так и не передумали, более того, все больше и больше радовались, смеялись, веселились. Сегодня днем мы втроем прогулялись по деревне, побывали во всех местах, которые нам за эти дни понравились. Парочка словно хотела попрощаться с ними. Мы попили чай с пирожными в нашей кондитерской, прошлись еще раз по лавочкам, так ничего и не купив, покидались снежками на центральной площади деревни, полюбовались заходящим на фоне купола храма солнцем, погуляли вдоль озера под пронизывающим ветром. Я вместе со Стивеном и Эмили прощался с этой деревней. Скоро приедет Луис, и я тоже ее покину. А ведь у меня здесь было немало приятных, веселых минут, которые я провел в компании моих новых знакомых.

Завтрашний день парочка планировала посвятить сборам, мы разве что позавтракать собирались все вместе. Потом я должен был поехать в город (до него, как мне сказали, не так далеко – всего два часа езды), ну и к полуночи я собирался вернуться уже с возничим, готовым отвезти их в другой город.

Я не мог понять, почему тем вечером мое настроение было таким гадким. Ведь вроде бы все шло по нашему плану. Никаких отклонений, препятствий, все так, как мы и задумали. Но я почему-то волновался и сильно переживал. Наверное, это было нормальным, ведь на мне лежала такая ответственность. Если я облажаюсь и не пришлю им вовремя повозку, они не смогут сбежать, как задумали. По сути, я сейчас отвечал за их счастье, за их будущее. Это, конечно, очень преувеличенно, но тогда я думал именно так.

Спать я улегся рано, чтобы нормально проснуться к завтраку. Однако сон долго ко мне не шел. Я лежал и думал о Стивене и Эмили, о том, что мы больше не увидимся. Все-таки мне жаль было с ними прощаться, они мне так понравились. Потом я вспоминал о доме, об Эдите, которая так же мечтала о жизни в столице, но погибла в таком молодом возрасте. И, конечно, я подумал о Луисе. Я часто о нем в последнее время думал. Стоило отметить, что я все-таки скучал по нему, мне хотелось поскорее его увидеть. Мне не хватало его. Его шуток, дурачества и жестких замечаний, его улыбки и наигранной кокетливости, его мудрости в сочетании с детской непосредственностью - он вообще был таким потрясающим. Ему впору было поклоняться, как богу… хотя, конечно, не мне. Я все еще не знал, как мне к нему относиться. Потому это, наверное, со стороны выглядело как смесь вежливости, преклонения, опаски и легкого раздражения. Ну, может быть, не совсем легкого. Ну а как еще можно относиться к демону? Вернее, к такому, как он, демону?

Было уже, наверное, за полночь, а я все еще не спал. Не хотелось, я был слишком напряжен. Я уже был близок к тому, чтобы подняться с кровати и не мучить себя больше, а, скажем, пойти и почитать что-нибудь, когда случилось нечто неожиданное. Распахнулось окно в моей комнате. Резко, моментально, настежь. Я подскочил и сел в постели, не понимая, что происходит, а комнату уже ворвался вихрь снежинок, закруживших в воздухе. С этими снежинками в комнату вплыло нечто странное – сгусток тьмы, который, достигнув пола, начал расти и уплотняться, пока не превратился в человеческую фигуру. Мужскую, очень знакомую.

- Не ждал меня? – улыбнулся Луис, отряхивая снег со своей одежды, но потом, присмотревшись ко мне, фыркнул. – Или все-таки ждал? Почему не спишь? Может быть, ты предчувствовал, что я вот-вот вернусь, а?

- Почему через окно? На что тогда двери? – недовольно отозвался я.

Луис заметно скис и скорчил мне рожицу.

- Фриц, ну ты и зануда! И ты что, совсем чурбан бесчувственный? Ты меня так долго не видел, хоть бы обнял в знак приветствия! А ты вместо этого ноешь, что я зашел в твой номер не через дверь. А то, что в гостинице все уже спят – это ничего, да?

- Мог бы и до утра подождать, - проворчал я, - и закрой окно, холодно ведь.

- Ладно-ладно, - демон повернулся к окну и захлопнул ставни, закрепив их щеколдой, после чего повернулся ко мне, - но ты что, совсем по мне не скучал? И не рад меня видеть?

Конечно же, скучал. И конечно же, рад. Просто это оказалось очень неожиданным. Но вслух я сказал совершенно другое.

- Я уже настроился на то, что ты все-таки вернешься после Рождества.

- Вот как? Ну прости, что взял да и испортил тебе все планы! Но ты мой, Фриц, захочу, и вообще запру тебя на праздники где-нибудь в чулане. Точно! В качестве возмездия за то, что ты не бросился сразу же меня обнимать. Как думаешь?

- Ты меня неправильно понял. Я имел в виду другое. Я думал, что, может быть, ты не любишь Рождественские праздники. Ведь они связаны с церковью, а ты же относишься к нечистой силе…

- Что за глупости, Фриц? – демон сбросил с себя верхнюю одежду на стул, плюхнулся ко мне на кровать, уселся рядом и заглянул мне в глаза. – Я намного сильнее подобной чуши! И, если ты хочешь, вполне могу отметить с тобой праздники! О, вижу, ты даже венок из елки сделал? – он наконец увидел результат моего творческого эксперимента, висевший на входной двери. – Молодец! Выглядит, правда, по-дурацки, но ничего страшного, главное, что это – твоих рук дело!

Ну да, как же это было в его стиле. Я ничего не ответил, молча отодвинувшись от демона подальше. Но он подсел еще ближе, дружески приобняв меня за плечи, и снова заглянул мне в лицо.

- Не бойся, дурачок, - шепнул он, - я просто хочу удостовериться, что тебе лучше. Ведь тебе лучше?

- Ты о чем? – не понял я.

- Как – о чем? Для чего я тебя тут оставил, а? Мой сладкий, ты меня разочаровываешь! Такой молодой, а уже провалы в памяти?

А, точно! Я умудрился забыть о самом главном! Я настолько озаботился проблемой с Эмили и Стивеном, что мне больше ни до чего не было дела! А ведь Луис оставлял меня тут, чтобы я пришел в себя, подумал о своем нынешнем положении вещей и принял решение, стану ли я ему нормальным помощником, буду ли исправно стараться.

Впрочем, насчет последнего… выбора-то у меня и не было. Если я откажусь, Луис, уже и без того владеющий моей душой, просто выбросит меня в ад.

- Хм-м-м… - протянул Луис, все еще вглядываясь в мое лицо. Уж не знаю, что он там увидел, но он внезапно широко улыбнулся, - кажется, все-таки кое-какие перемены с тобой произошли. И это замечательно! Это как раз и есть то, о чем я говорил!

- Ты о чем? – нахмурился я, с подозрением косясь на него. – Какие перемены?

- Ты ведь даже умудрился забыть о своей основном проблеме – отсутствии желания жить. Значит, с тобой тут произошло что-то интересненькое! Такое, что, если и не вернуло прежнего тебя, но уж точно встряхнуло!

Мои глаза широко распахнулись. А ведь он прав. Я действительно забыл о причине, по которой меня здесь оставили. Надо же.

- Да, со мной произошла одна занимательная история, - признался я, - я познакомился тут с девушкой. И с ее парнем. Мы стали с ними друзьями, я очень хотел им помочь… Это вообще целая история…

- Целая история, говоришь? Вот и отлично, - Луис закинул ногу за ногу, - расскажешь мне сейчас? Я ведь уже вернулся, и спешить мне больше некуда. А потом, уже утром, мы позавтракаем и уедем из деревни.

- Нет! – сразу же возразил я.

- Нет? – демон удивленно, скорее, даже заинтриговано поднял бровь и посмотрел на меня. По коже мурашки прошли. – Что значит твое "нет"?

Мне стало жутко неудобно. Раньше я никогда в открытую не возражал ему. Все-таки я ведь обещал ему подчиняться. Но я не мог бросить Эмили и Стива! Они ведь верили в меня. Такого я себе никогда бы не простил!

- Прости, но я не могу завтра сразу же уехать. Пойми меня, пожалуйста, это так важно. Я должен помочь этой парочке сбежать. Я обещал, что помогу, я не могу их вот так предать.

- Хм, - демон с интересом на меня взирал, - как неожиданно. Все интересней и интересней. Ну, тогда рассказывай, чтобы я мог решить, исполнять твою просьбу или она того не стоит.

Я так и сделал – рассказал ему о случившемся. Говорил я долго, подробно, делая особый акцент на чувствах и эмоциях. Мне так хотелось, чтобы демон сумел меня понять, чтобы он разделил мое желание помочь. Хоть такое и было маловероятно, но я старался сделать все возможное.

Луис же слушал внимательно, с интересом, время от времени кивая и произнося что-нибудь утвердительное. А с его губ не сходила эта гаденькая улыбочка. У меня появилось стойкое ощущение, будто ему уже заранее известно все, о чем я ему рассказываю, и я начинал чувствовать себя последним дураком. Но я все равно продолжал говорить, стараясь хоть как-то тронуть душу Луиса (если она, конечно, вообще у него была). Когда я наконец закончил, я чувствовал себя так, словно выступил на городской площади с публичной речью.

- Ну что ж, я впечатлен, - отозвался Луис, - ты удивил меня. Нет, не самим рассказом, ты поступил вполне типично для себя. Ну как же, ты не мог не спасти прекрасную девицу, тем более если она такая милая и мечтает о счастье с любимым. Но твоей манерой говорить я тронут. Это действительно было нечто незабываемое! Ты так искренне и упорно пытался убедить меня в том, что я обязан сочувствовать этой сладкой парочке, что я даже с тобой согласился!

Услышав последнее, я обрадовался. Но, как оказалось, зря.

- Почти, - добавил он, продолжая испытывающее сверлить меня глазами.

Так он снова издевался. Неужели у него все-таки нет души? Я опустил голову.

- Луис, пожалуйста, - заставил я себя выговорить, - мне это очень важно. Я очень хочу ей помочь. Ты ведь понимаешь меня?

- Понимаю, - кивнул он, - но мне нет никакого дела до тех мелочей, которые ты сам считаешь важными. Они никак не касаются моих проблем, потому решай свои проблемы сам, ладно?

- Это значит, что ты согласен подождать еще один день? – с надеждой в голосе спросил я.

- Можешь и так считать, - усмехнулся демон.

Я был так обрадован, что не заметил в его словах никакого подвоха.

5.

Утром я чувствовал себя ужасно усталым и разбитым. Ну еще бы, ведь мне так и не удалось нормально той ночью поспать. Что поделаешь, раз уж я подписался на роль безропотного слуги, то и жаловаться, наверное, глупо. Но Луис, кажется, вознамерился сделать все, чтобы я не смог заснуть. Сначала я рассказывал ему в подробностях о том, что происходило в эти дни. Демон слушал внимательно и с любопытством, время от времени переспрашивая, уточняя кое-какие детали. Меня удивило, что вся эта история его так заинтересовала. Впрочем, свое внимание он заострял не на самих событиях, а на моем отношении к ним. На всякий случай я говорил о них как можно меньше, у меня уже тогда появилось гадкое предчувствие. Вместо того чтобы разглагольствовать о своих мыслях и эмоциях, я описал ему Эмили, какая она милая и замечательная, рассказал о Стивене и том, какой он странный и интересный. Признался, что некоторые черты его характера мне не нравятся, но Эмили его любит, а это самое главное.

- Значит, ты твердо уверен, что у этой пары есть будущее? – спросил Луис.

Меня вопрос удивил. Как и многие другие из тех, что он уже успел задать.

- Конечно! Они же друг друга любят, и у них общая цель.

- Не думаю, что их цель такая уж общая. Но это уже неважно. Я хотел узнать твое мнение.

Ну да, я так и понял. Но, разумеется, не стал говорить этого вслух. Вместо этого решил подойти к вопросу издалека.

- Ты опять говоришь загадками, - пожаловался я, - почему тебя интересует только мое отношение к истории?

- Ну, может быть, потому, что я забочусь о твоем душевном состоянии.

- Это явно не все!

- Даже если и так, то скоро ты все равно все узнаешь. Просто чуть-чуть подожди, - и он ехидно улыбнулся.

- Ты это о чем? – мне не понравился ни его тон, ни его вид.

- Узнаешь! – он тихонько захихикал.

А я почувствовал себя полным идиотом. Иногда я начинал действительно его ненавидеть, когда он вел себя вот так, как сейчас.

- Луис, ты что, издеваешься надо мной? – меня самого передернуло от того, как ноюще прозвучал мой вопрос. Но я же должен был его задать!

- Ну что ты. Конечно же, нет. Ты ведь не забыл, почему я тебя тут оставил?

- Нет, конечно. Ты хотел, чтобы я пришел в себя.

- Верно. А как ты думаешь, почему я выбрал именно это место?

Я уже плохо понимал, к чему он клонит. Я действительно устал от этих игр.

- Наверное, потому, что тут так красиво, живописно, а еще нам по пути…

Я запнулся, потому что заметил, как он на меня смотрит. Казалось, его забавляло уже то, что я пытаюсь ему отвечать.

- Я что, не прав?

- Узнаешь. Скоро ты все узнаешь, обещаю!

И в таком духе – почти всю ночь. А когда я все-таки намекнул ему, что мне как бы необходимо отдохнуть и выспаться, демон понимающе закивал, сам взбил для меня подушку, затушил свечу… а потом, сняв с себя рубашку, улегся рядом со мной на кровать и вознамерился спать. Даже под одеяло забрался, чем немало меня удивил. Но когда он еще и обнять меня попытался, я не выдержал и дернулся, подскочив на кровати и отбирая у него одеяло.

- Эй! – возмутился я. – Что ты делаешь? Я не собираюсь спать с тобой в одной кровати!

- Ну, еще одна кровать тут, к сожалению, не предусмотрена, а для пола я все-таки слишком хорош!

- Тогда я лягу на полу, - я уже начал подниматься на ноги, но Луис меня остановил, схватив за руку.

- Еще чего. Чтобы ты простудился. Нет уж, спи здесь. Ладно, раз ты такой нежный, не стану тебя смущать, а, скажем… сделаю вот так!

И он снова улегся на кровать, но на этот раз поверх одеяла, укрывшись недавно снятой рубашкой. Но он все равно лежал очень близко. Правда, я уже порядком тогда устал, потому быстро заснул. Ненадолго. Проснулся я где-то через час оттого, что этот чертов демон перебирал мои волосы. Такое невесомое, легкое касание. Приятное. Чуть-чуть щекочущее. Только вот к чему оно?!

- Луис, что такое? Почему ты не спишь?

- Выспался, - тоскливо сообщил он.

- Тогда не можешь ли ты просто полежать и не мешать мне спать?

- Мне скучно! – он больно дернул меня за прядь волос.

Я зашипел и мотнул головой, высвобождая свои волосы.

- А я тут при чем?

Даже в темноте, не видя его лица, я почувствовал, как он улыбается.

- Ты же моя игрушка, Фриц. С кого мне еще требовать развлечений, как не с тебя?

Мне хотелось возразить, хотелось сказать какую-нибудь гадость в ответ… но я промолчал. Стало так тоскливо и тяжело на душе, что любое возражение показалось бы мне самому до ужаса жалким. Ведь Луис был прав, это следовало признать. Я это, конечно, понял давно, но все еще не принял. Потому было больно и обидно.

- Спи, - велел мне демон, продолжая поглаживать меня по волосам.

Спать мне уже точно не хотелось. Но я ничего не ответил. Я лежал, не двигаясь и опустив веки, притворяясь, что сплю. Не знаю, поверил ли Луис, но пару минут спустя кровать чуть слышно скрипнула, демон подался ко мне, и я почувствовал, как его губы коснулись моего затылка. Это оказалось неожиданно и приятно. После этого мне, правда, удалось заснуть. Правильнее будет сказать – я провалился в сон, тяжелый, темный, без сновидений. Но, очевидно, недолгий.

Прошло не больше пары часов, как меня снова разбудили.

На этот раз меня вырвал из сна настойчивый стук в дверь. Оказалось, подоспел слуга, посланный Эмили, чтобы сообщить, что через полчаса состоится наш прощальный завтрак в кондитерской за углом. Точно… а я едва не забыл об этом.

Луиса в комнате не наблюдалось. Более того, ничто не выдавало того факта, что он вообще здесь был. Ну что ж, он же не обязан опекать меня постоянно, как ребенка. Признаю, я даже был рад, что он куда-то ушел. Не будет мне мешать собираться.

Я быстро привел себя в порядок, оделся, запер комнату и вышел на засыпанную снегом улицу. Легкий праздничный морозец ударил по щекам, и настроение почему-то сразу поднялось. Через пару минут я уже добрался до нашей кондитерской. Парочка уже сидела на месте, выбрав неприметный столик в углу. Завидев меня, они заулыбались и помахали мне руками. Странно, но в тот момент, садясь за их столик и ощущая сладкий аромат шоколадных кексов, перемешанный со свежестью ясного морозного утра, наблюдая светлую улыбку на нежном лице Эмили, я внезапно осознал, что давно не чувствовал себя таким довольным, таким… почти счастливым. Боль от утраты семьи никуда не делась, но все темное и мрачное временно отступило назад, дав волю праздничному настроению. Почему бы и нет? Почему бы не забыть обо всем и не попробовать насладиться этим прекрасным чувством?

- Я рад вас видеть, - я ответно улыбнулся парочке, усаживаясь на свое место.

- Мы тебя тоже! – заявила Эмили, подвигая ко мне поближе чашку горячего напитка. – Что ты будешь заказывать?

- Мы тут попробовали новые пирожные со сливочным кремом, они такие вкусные, - сказал Стивен, - думаю, тебе они тоже понравятся.

Ну что ж, пирожные так пирожные. Я купил себе сразу три штуки и откусил одно. Черт возьми, действительно вкусно! И крем очень нежный, не говоря уже о свежем хрустящем тесте. Я, как ребенок, довольно зажмурился, смакуя пирожное.

- О, Фридриху тоже нравится! – радостно захлопала в ладоши Эмили.

Очевидно, ее слова долетели до ушей кондитера, который как раз выкладывал на прилавок новые сладости. Мужчина повернулся, бросил взгляд в нашу сторону и добродушно улыбнулся.

- Вкусно же, - попытался оправдаться я.

Эмили со Стивеном весело рассмеялись. Да, это было замечательно: мы веселились, пили чай и ели наши вкусные пирожные. Я даже забыл о том, что где-то в этой деревеньке меня поджидает Луис – настолько меня захватила праздничная, светлая и добрая атмосфера, царившая тем утром в кондитерской.

Мы уже съели по пирожному, когда Эмили напомнила нам о самом главном.

- Ну, а теперь можно приступить к финальному обсуждению нашего плана, - она попеременно посмотрела сначала на меня, потом на своего жениха, - вы ведь готовы?

Ох, точно. Я и об этом почти забыл. Вернее, старался не думать. Чего уж там, мне жаль было прощаться со столь полюбившейся мне парочкой. Честно говоря, я вообще гнал от себя эти мысли, стремясь наслаждаться тем, что происходило здесь и сейчас.

- Ничего ведь не изменилось, так? – спросил меня Стивен.

Изменилось. Луис вернулся. Хотя это, конечно, важно только для меня, а к ним не имеет никакого отношения. Потому да, для них все осталось по-прежнему.

- Ничего не изменилось, - заверил его я.

Опровержение моих слов настигло меня тут же. Хлопнула входная дверь, и на пороге кондитерской внезапно возникли две мужские фигуры.

- Какое замечательное место! И тут так приятно пахнет! Ох, я так голоден, что готов умолоть целую вазу печенья и тарелку пирожных! – раздался на всю кондитерскую громкий голос.

И он принадлежал Луису. Я опустил голову, устало и обреченно вздохнув. Ну зачем? Почему он это сделал? Что ему еще надо-то?

- Я жажду развлечений! – снова прозвучал голос Луиса. – Самых разнообразных, и как можно больше!

Я, как впрочем, и все в кондитерской, тут же повернулись к входной двери. Продавец неодобрительно поморщился.

Луис уже смотрел на меня с полуулыбкой, явно предвкушая что-то. Ах да, он же хотел развлечься. За мой счет, как выходило. Он же сам мне ночью заявил, что я – его раб, его игрушка. Наверное, так он хочет получить плату за то, что я посмел попросить остаться тут еще на день. Он, может быть, и прав, но зачем же было портить такое замечательное утро? Эмили и Стив не должны видеть его, не должны с ним разговаривать. Им надо держаться подальше от этой грязи.

Парочка за нашим столиком опасливо переглянулась. Ну конечно же, Луис им не понравился. Я заметил, как брезгливо надула губки девушка и плотнее придвинулась к своему жениху. Может быть, инстинктивно почувствовала то зло, которое таилось в демоне. Признаюсь, даже мне, уже безнадежно связанному с темными силами контрактом, иногда делалось жутко, когда я случайно ловил полыхавший алым взгляд Луиса. Хоть внешне он был человеком, но демоническое начало в нем определялось безошибочно.

Он двинулся прямо к нашему столику. Тут, правда, почти все было занято, деревенские жители тоже весьма жаловали эту кондитерскую, потому на первый взгляд не было ничего зазорного в том, что демон уселся за наш столик.

- Привет! – обратился Луис ко всем сразу.

Мне совершенно не понравилось то, как блестели его глаза. Такое поведение не сулило ничего хорошего, потому я заранее насторожился. Все-таки я не настолько хорошо знал его, чтобы предугадать, как же он станет действовать дальше. Но меня пока Луис игнорировал. Он с интересом рассматривал моих новых друзей.

Эмили отнеслась к нему с опаской. На приветствие не ответила, но во взгляде появилась заинтересованность. А вот Стивен отреагировал на появление неожиданного соседа отрицательно.

- Ты кто такой? – спросил он. – Вы его знаете?

Вопрос адресовался мне и Эмили. Девушка, разумеется, покачала головой, а я, мгновение поколебавшись, ответил:

- Нет.

После этих слов Луис любезно мне улыбнулся. Потом точно так же улыбнулся и остальным.

- Простите меня, пожалуйста. Но свободных столиков сегодня так мало, а ваш очень удобно расположен. И за ним есть еще два незанятые места! Нам с другом как раз будет, где поесть этих замечательных пирожных с кремом!

- С другом? – не сдержался я.

- Да. Позвольте, во-первых, представиться: меня зовут Луис. А что до моего друга, то вот, знакомьтесь, это Эш.

За столик присел пришедший вместе с Луисом парень. Я удивленно на него посмотрел. Друг? Да неужели? Откуда у Луиса друзья?

Выглядел этот молодой человек весьма эксцентрично. И молодо. Я бы не дал ему больше шестнадцати. У него даже щеки были еще по-детски пухлыми. Во-вторых, его волосы показались мне очень необычными и даже странными. Они были серые, но блестели так, словно меж волосками пролегали невидимые серебряные нити. Казалось, они были перламутрово-седыми. Странное описание, но другого более подходящего я не нашел. А когда парень поднял глаза, они оказались у него еще более диковинного цвета – фиалковые. Я удивленно посмотрел на Луиса, но тот от меня отвернулся, потому я снова перевел взгляд на новоприбывшего гостя. Беспокойство во мне все сильнее разрасталось. Кто этот парень и что он тут делает? Зачем его привел Луис, что он задумал?

- Здравствуйте, меня зовут Эмили - нерешительно проговорила девушка, с опаской разглядывая обоих гостей. Потом перевела взгляд на Стивена, словно надеясь, что тот ее защитит.

- Стив, - буркнул парень, явно недовольный тем, что покой нашего столика нарушили.

Луис кивнул головой, а потом повернулся ко мне.

- А вы, молодой человек?

- Фридрих, - отозвался я неохотно.

- Вот как, - его глаза недобро блеснули.

Мне же отчаянно захотелось подняться и уйти отсюда подальше. Ребячество, конечно, но все же. Ведь я просил его дать мне еще один-единственный день! Что ему стоило? Зачем обязательно все портить? А сейчас он так злобно смотрит на меня, потому что я отказался называться придуманным им именем!

- Я схожу, куплю нам всем пирожных! – внезапно заявил Луис и, поднявшись из-за столика, двинулся к витрине со сладостями.

Стоило ему уйти, как за столом воцарилась тишина. Стивен молча пил чай, а Эмили жалась к нему, пряча глаза. Я украдкой рассматривал нового гостя, а тот, в свою очередь, не таясь, смотрел на парочку.

Даже выражение его лица показалось мне странным. Никакого оттенка детской наивности и жизнелюбия, присущих его возрасту. Холодные, жестокие глаза, серьезное и спокойное лицо, деловито поджатые губы.

- Стивен, правильно? – обратился он к парню. Голос его звучал сдержанно, по-деловому. – Должен признать, вам очень повезло с девушкой. Ваша леди прекрасна. Вы ведь пара, я не ошибся?

- Не ошиблись, - подтвердил он.

- Да, вряд ли вы когда-нибудь найдете девушку, которая подходила бы вам лучше! Эта леди искренне вас любит. Взгляните на нее! Она так и сияет от счастья. Разве это не прекрасно? Да вам ведь куча народа завидует! Вы ведь это понимаете? Вы действительно искренне хотите, чтобы эта девушка была счастлива?

По моей коже пробежали мурашки. Мне совсем не понравилось то, что говорил этот парень. Казалось, он что-то задумал. Что-то нехорошее. Но зачем?

- Что за вопросы! – возмутился Стивен. – Я вас даже не знаю, а вы так бестактно себя ведете. Это возмутительно!

- Разве я не прав? – по-детски пухлые губы Эша выгнулись в усмешке. – Вы со мной не согласны? Вы готовы причинять боль этой девушке?

- Это не ваше дело, вам не кажется? – отрывисто проговорил Стивен. – Вы не имеете права задавать меня такие вопросы, уж извините.

- Да, вы правы. Извините, я просто очень любопытен. И мне скучно.

Тогда он повернулся ко мне, окинул меня внимательным цепким взглядом. Захотелось съежиться от того, как он на меня смотрел.

- И что в тебе такого особенного? – совершенно отстраненным голосом спросил Эш, продолжая меня разглядывать.

- А? – удивился я.

Тот покачал головой.

- Нет, ничего. Пытаюсь решить для себя один вопрос.

Я уже почти не сомневался в нечеловеческой природе этого парня. Но кто он? Тоже демон? Но Луис мне как-то говорил, что с остальными демонами у него не очень хорошие отношения. Может быть, слуга Луиса? Впрочем, он вел себя очень независимо. Но я почему-то был уверен, что он знал, кем является его красноволосый товарищ.

Вообще, когда он смотрел на меня, возникало странное ощущение, будто он видит больше, чем говорит. Больше, чем можно вообще увидеть глазами. Словно он заглядывал в такие глубины самой моей сущности, куда даже мне самому не добраться. Словно он смотрел не на меня, а сквозь меня, через меня, на какие-то линии, проходящие через мое тело в бесконечность, являющиеся одновременно и мной, и частью чего-то большего, чего-то огромного и вечного. Такого не было даже когда мой демон на меня смотрел.

Вернулся Луис. С радостным и предвкушающим выражением лица он положил себе на тарелку сразу три пирожных, все с разной начинкой.

- Эш, я не знал, что ты любишь, потому ничего тебе не купил. Можешь сам сходить?

- Я не голоден, - покачал головой среброволосый, - я пришел просто с тобой за компанию. Да и потом, я скоро ухожу.

- Как? Ты не хочешь остаться и попробовать эту прелесть? Смотри, она даже выглядит вкусно! – он с видимым удовольствием провел пальцем по малиновому джему, вытекающему из одного пирожного, и сунул палец в рот.

- Нет, спасибо. У меня есть дела, ты же знаешь.

- Ну, как хочешь, - демон перевел взгляд на Эмили, которая продолжала прятать глаза и жаться к своему жениху, - леди, я вижу, ваша тарелка совсем пустая. Может быть, мне стоит заказать вам чего-нибудь вкусного?

- Нет, спасибо, - Эмили неловко улыбнулась, - я уже съела два пирожных, мне хватит. Они такие жирные.

Я заметил, как на Луиса посмотрел Стивен. Как на… потенциального конкурента? Ох, как же далек он был от истины.

- Вы боитесь растолстеть, леди? Ну что вы, такая прекрасная девушка, как вы, может позволить себе одно-два лишних пирожных без вреда для фигуры.

- Спасибо, конечно, но у меня просто нет аппетита больше есть.

- Жаль, - Луис подпер рукой подбородок и уставился на девушку, - мне бы хотелось посмотреть, как вы запачкаетесь в сливочном креме. Вы знаете, что когда красивые девушки пачкаются в креме, они выглядят весьма соблазнительно? Думаю, мне понравилось бы смотреть на вас в таком виде.

Признаю, это было последним, что я ожидал от него услышать. Потому я удивленно уставился на демона. Что на него нашло? Чего он добивается? Все-таки решил мне отомстить? Или как вообще к этому относиться?

Неудивительно, что подобные слова задели Стивена. Ведь с его девушкой довольно грубо заигрывал посторонний человек!

- Не трогай ее, - процедил он, исподлобья заглядывая в лицо своего, как он уже, очевидно, решил, соперника, - она моя девушка, ей незачем выслушивать такое.

Луис пожал плечами.

- Я же ничего такого не сказал! Просто высказал свое мнение. Разве кто-то запрещал мне говорить, что эта милая леди мне очень понравилась? Да и почему мне кто-то должен это запрещать? Я волен делать все, что захочу, особенно если мне кто-то понравился.

- Она – моя девушка, - уже едва сдерживаясь, ответил Стив.

- Ну, ничто не вечно в этом мире, - заулыбался демон.

Так, это уже слишком. Я поднялся на ноги, сразу же привлекая внимание к себе.

- Ладно, мы уже позавтракали, - сказал я, - оставляем столик на вас, джентльмены. Можете наслаждаться дальше своими пирожными.

Эмили охотно подскочила из-за стола, а вот ее дружок продолжал сидеть, сверля глазами Луиса. Я едва ли не кожей ощущал, насколько наэлектризовано было пространство между ними. Казалось, юный Вудворт готов был вот-вот вскочить и врезать нахальному парню, который так его возмутил своим поведением. И, надо сказать, я его понимал. Мне в голову не приходило, какую игру мог вести Луис, но выглядело это все действительно мерзко.

Пришлось тронуть рукав Стива и слегка потянуть за него. Парень поднял голову, посмотрел на меня, на Эмили, и только тогда неохотно поднялся на ноги. Я тут же потянул его к выходу из кондитерской.

- Лучше тебе больше не попадать мне на глаза, урод! – прошипел парень, уже у выхода оглянувшись на Луиса. Однако тот не обратил на него никакого внимания, а вместо этого уплетал за обе щеки свои пирожные.

Уже когда мы вышли на улицу, я попробовал успокоить Стивена. Он два или три раза рвался вернуться и таки "поговорить по душам" с "этим нахальным недоноском". Я всячески его останавливал. Да и Эмили тоже.

- У нас сегодня есть более важные дела! – убеждал его я. – Думай лучше об этом, а не о том, что тут иногда встречаются придурки!

- И все-таки он был такой странный, - говорила Эмили, - да и дружок его тоже. Они что, приезжие? Я прожила в этой деревне всю свою жизнь и не видела их. Я бы наверняка запомнила!

- Да плевать, местные они или приезжие. Если этот рыжий хмырь мне еще раз попадется, я ему врежу как следует, чтобы учился нормально себя в обществе вести!

- Он не рыжий, - поправил его я, уж сам не знаю, зачем, - его волосы были красными…

- А… - похоже, Стива моя реплика удивила, - ну да. Но на это мне тоже плевать.

Мы прогулялись по деревне еще некоторое время, пока я не заметил, что мне уже пора собираться

* * *

- И как? – спросил Луис, откусывая от пирожного еще один кусочек.

- Все в порядке, - деловито кивнул Эш, - этот парнишка ни в чьей судьбе больше не должен сыграть ключевую роль. Его смерть не угрожает равновесию мировых Весов.

- Отлично! – обрадовался демон.

Именно это ему и было нужно. Так уж сложилось, что демонам недозволенно было убивать обычных людей. Ведь они могли в будущем сыграть какую-то важную роль в истории. За убийство человека с особой судьбой на демона легла бы карма, которую он обязан искупить, а лишних неприятностей никому не хотелось. Исключения из списка людей составляли разве что те, кто был как-то связан с демоном. Или же те, кого просили убить другие люди. Но в таком случае плата за убийство, за нарушенное равновесие возлагалась не на демона, а на заказчика.

Но теперь у Луиса был Эш! Он видел, важен ли тот или иной человек с кармической точки зрения, и можно было таким образом не сомневаться, осуществляя задуманное.

- Ты уверен, что действительно хочешь это сделать? – поинтересовался демон снов.

- Конечно, уверен. Я ведь хочу помочь моему бедному мальчику!

- По-моему, ему и так уже лучше. Да и потом, способ ты выбрал, как по мне, не самый лучший. Вообще, нелогичный!

- Ничего подобного, - категорично возразил Луис. – Может, сейчас ему и лучше, но это лишь временно. Если бы задуманное ему удалось, он через какое-то время вернулся бы к своему апатичному и безразличному состоянию. А что до нелогичности… мне кажется, я уже достаточно понял этого мальчишку, чтобы осознать, что ему нужно. Ему не хватает сильных чувств, эмоций, чтобы жить. Неважно, какими эти чувства будут, в какой цвет они окажутся окрашены. Но они нужны ему. Потому я в себе и своих действиях уверен. Все будет хорошо, не волнуйся!

- Да я и не волнуюсь, - заверил его Эш, - это же твоя игрушка.

- Ты прав, - охотно кивнул Луис.

* * *

Честно говоря, я ожидал, что демон не заглянет в мой номер до завтрашнего дня, что он подождет, пока я закончу свои дела. Все-таки он уже здорово отличился. Но я ошибся. Через полчаса после того, как я вернулся, он тоже пожаловал.

- Ну и что это было? – задал я вопрос, едва только Луис вошел в мой номер. – Зачем ты так себя повел в кондитерской?

Вообще, еще этим утром я был уверен, что более-менее контролирую ситуацию и самое главное – понимаю ее. Теперь же я чувствовал себя слабым и ничтожным созданием. Наверное, так оно и было. По крайней мере, Луис постарался, чтобы именно так я себя ощущал после всего случившегося.

Самым обидным было то, что я не имел права требовать у него чего-либо. Я и так был ему обязан. Более того, я даже сам себе не принадлежал, ведь он - мой хозяин.

- Ты о чем, Фриц? – демон снял с себя верхнюю одежду и уселся на кровать. – Мы все вместе очень мило побеседовали!

- Мило побеседовали? Ты издеваешься, да?

- Ну что ты! У меня и в мыслях такого не было.

На этих словах он вдруг нахмурился, словно увидел что-то необычное. Поднялся на ноги, подошел к окну. Взял с подоконника сверток… черт!

- А ты сентиментален, - он достал из свертка мой алый шарф, провел по нему рукой, потом приложил к щеке, - стало быть, это мой рождественский подарок?

- С чего ты взял? – я отвернулся, чтобы не видеть издевки в его глазах.

- Брось! Чем еще это может быть?

- Я вполне мог купить его для себя!

- Да что ты? Он красного цвета! Если ты скажешь, что купил себе красный шарф, будет еще хуже. Я решу, что ты влюбился в меня, потому тебе начали нравиться мои любимые цвета, даже учитывая то, что тебе они не идут. Кроме того, ты так его и не развернул, не достал из упаковки. Это не могло быть ничем, кроме рождественского подарка для меня.

Отвечать на это мне совсем не хотелось. Да и нечего было. Пора бы привыкнуть, что мой спутник умен и сообразителен. Нет, не спутник… хозяин. От осознания последнего мои плечи устало опустились.

А в следующую секунду он порывисто обнял меня со спины, и его губы прижались к моей щеке. Это было неожиданно, он застал меня врасплох. Я резко повернул к нему голову и встретился взглядом с вишневыми глазами. Он находился слишком близко, чтобы можно было говорить о каком-то самообладании, потому я просто молчал, глядя в его глаза.

- Спасибо за подарок, Фриц, - улыбнулся демон.

- П-пожалуйста, - выдавил я из себя.

Отстранился он так же внезапно, как и обнял, потому я даже пошатнулся от неожиданности, чтобы устоять на ногах.

- Я тоже подарю тебе подарок, - пообещал демон, - но ты поймешь, что это было, чуть позже. Или не чуть позже. Зависит от твоего интеллекта.

Я устало сел на кровать, закрывая лицо рукой. Мне показалось, что я покраснел после произошедшего, и мне хотелось это скрыть.

- Ты мне лучше скажи, что за цирк ты устроил в кондитерской. Зачем тебе это? Я ведь просил тебя просто дать мне немного времени.

- Ну и я согласился. И дал тебе время, разве нет? Твою просьбу я выполнил. Но насчет того, чтобы я не мог развлечься в это время, речи ведь не шло, не так ли?

И ведь правда. Я не просил его не вмешиваться, как бы печально это ни было. Наверное, я пока недостаточно хорошо его знал, чтобы предвидеть такие детали. Все-таки он демон.

- Скажи мне, что ты задумал? – устало спросил я.

- Я же сказал уже – развлечься, мне скучно просто так сидеть и ничего не делать. Кроме того, я готовлю тебе сюрприз, и это тоже будет интересно!

- Что еще за сюрприз? – сразу же насторожился я.

- Ты уже очень скоро это узнаешь. Потерпи уже совсем чуть-чуть!

Меня захлестнула бессильная злоба. Он просто издевался надо мной, а я ничего не мог с этим поделать. Это было так отвратительно и мерзко. Я ощутил себя полным ничтожеством.

- Ты делаешь все это потому, что ты – демон, да? – спросил я, избегая его взгляда.

Я ожидал, что он рассмеется или хотя бы улыбнется. Но Луис оставался серьезным.

- Не гадай, Фриц. Ты и понятия не имеешь о моих мотивах.

- А они есть?

- Я никогда не делаю ничего просто так! Знаешь, даже когда я всего-навсего дурачусь, на это есть свои причины.

Такое заявление меня удивило, и я таки поднял голову. Ах, ну да. Он улыбался.

- Как правило, эта причина - мне скучно, - сказал Луис.

Мне же оставалось только в который уже раз почувствовать себя дураком.

- Ладно! – Луис закутался в шарф. – Тебе уже пора ехать в город. Уже прошло время обеда, а тебе еще предстоит найти нормального извозчика, который согласится ехать в такую глухомань. Поторопись, что ли.

- Ты не ответил на мой вопрос.

- Верно. И не отвечу. Потому что не хочу. Так что давай, Фриц, не утомляй меня, езжай уже.

- Но что ты задумал? – я отчаянно не желал сдаваться. – Ты же не думаешь причинить вред Эмили? Или Стивену?

- Тебе повторить мой ответ? – он подошел ко мне вплотную и положил руки мне на плечи. – Езжай давай! Иначе я передумаю, и все-таки заберу тебя прямо сейчас.

- Это нечестно! – уже совершенно по-детски обиделся я. – Я боюсь оставлять их на тебя! Кто знает, может быть, лучше будет даже если я никуда не поеду!

- Ну, раз так, - Луис недобро улыбнулся, - тогда, мой милый, я тебе приказываю. Сию же минуту одевайся и езжай в город, как изначально и собирался!

Мне отчаянно хотелось ему возразить, но я вдруг понял, что не могу. Не в состоянии этого совершить. Вместо этого я действительно начал собираться. Что-то внутри меня сломалось, подчинило мою волю, и я ощутил себя куклой, которой управляют на расстоянии. Это испугало меня, но в то же время, наверное, было справедливо. Я все-таки заключал с ним контракт, потому я ему подчинялся. Но это не меняло того факта, что Луис поступил подло.

- Удачной дороги! – пожелал мне демон, когда я уже оделся. – Буду ждать тебя с нетерпением!

Я же молча покинул комнату. Настроение у меня было самым гадким. К тому же, у меня возникло нехорошее предчувствие. Что я застану здесь, в этой деревне, когда вернусь? Смогу ли осуществить мечту столь понравившейся мне пары?

6.

До города я добрался быстро. Прошло, пожалуй, даже меньше того времени, о котором мне говорили. Хотя эти несчастные два часа показались мне настоящей вечностью. Я жутко нервничал, переживал, и мне… да, мне было страшно. Не за себя, конечно, хоть и неспособность противостоять приказу оказалась для меня неожиданностью. За мою любимую пару. Что могло взбрести в голову демону? Почему он так поступил? О чем он говорил, когда дразнил меня? Я не имел ни малейшего понятия, и меня это пугало.

Мы ехали в открытой повозке, и поднявшийся ветер нещадно хлестал меня в лицо. Но я не обращал на это никакого внимания. Подняв повыше воротник пальто, я сложил руки на груди и невидящими глазами смотрел на проплывающую мимо меня дорогу.

Бессилие меня мучило и не давало покоя. Я не мог абсолютно ничего! И Стивен с Эмили оставались абсолютно беззащитными. Я не мог знать, что задумал демон, не мог никак его остановить. Даже моя воля мне не принадлежала.

Отчаянно хотелось взмолиться Богу, попросить у него защиты для этой пары. Но как я мог так поступить? Я не имел больше никакого права молиться. Я продал душу темным силам. Кто знает, может быть, меня пронзила бы молния, если бы я осмелился на такое богохульство.

Когда мы наконец прибыли в город, я долго не мог найти подходящего возничего. Почти все отказывались ехать в другой город, а те, кто еще как-то соглашался, заламывали такую цену, что на эти деньги можно было купить целую карету. Нет, на отсутствие средств я не жаловался, Луис регулярно снабжал меня деньгами, но это уже было делом принципа. К тому же, двое извозчиков из тех, кого я опрашивал, говорили, что так далеко согласны отправиться только следующим утром, ссылаясь на сегодняшний праздник, и ночь они хотят провести дома, с семьей.

Уже давно стемнело, прошло время ужина, а я все еще носился по улицам, разыскивая возничего. Я устал, вымотался, а мне все не везло, и я уже почти отчаялся найти хоть кого-то. Сил мне придавала только мысль о том, что я не могу подставить Стивена и Эмили, что они рассчитывают на мою помощь, и я должен сделать все возможное.

Наконец уже ближе к ночи я таки сумел отыскать одного мужчину, который, хоть и попросил высокую цену, но все же согласился ехать прямо сейчас. Да и я тогда уже порядком утомился, потому обрадовался и сразу же согласился. Кроме того, у него была не обычная открытая повозка, а настоящая карета, и можно было не переживать, что парочка простудится под холодным ветром. И мне так будет удобнее ехать обратно.

Когда мы возвращались в деревню, я едва мог усидеть на месте. Сказать, что я нервничал, - значит, не сказать ничего. Что я увижу, когда мы наконец приедем? Что меня там будет ожидать? Успел ли Луис натворить что-то непоправимое?

Возничий, видя, как я переживаю, даже начал меня успокаивать. Пытался узнать, выспросить, в чем дело, но я упорно молчал. Правду сказать я не мог, а выдумывать и лгать не хотелось.

Время, должно быть, уже приближалось к полуночи, когда наша карета наконец въехала в деревню. Изначально мы с моей парочкой договорились встретиться на заднем дворе гостиницы Хамфри. Туда я вместе с возничим и направился. Карету мы пока оставили на самом конце улицы, от гостиницы это было всего два шага, ее даже можно было разглядеть с того места, куда мы шли.

Однако же на заднем дворе я никого не обнаружил. Кроме того, там было темно, пробираясь туда, я два раза споткнулся, а мой спутник даже едва не упал, поскользнувшись на обледенелом участке.

- Что-то не видно тут ваших голубков, - пожаловался он, когда мы простояли в полной темноте уже минут десять.

- Они должны вот-вот подойти! - упрямился я.

Признаваться себе в том, что что-то пошло не так, отчаянно не хотелось, и я цеплялся за всевозможные оправдания. Подумал о том, что, возможно, еще рано, и эти двое будут позже, ведь мы договаривались на полночь. Но я слишком переживал, чтобы стоять так, ничего не делая. Мои нервы были на взводе, я жаждал действий! Да и неудобно было перед возничим, которого я заставлял мерзнуть на холоде. А мужчина уже топтался на месте, потирал озябшие руки, хоть и по-прежнему терпеливо молчал.

- Давайте-ка я пока схожу в гостиницу, узнаю, как обстоят дела. Ели что, вернусь как можно скорее, - сказал я, - только никуда не уходите!

Мужчина согласно кивнул, и я побежал к парадному входу.

Но мне и тут не повезло - время было слишком позднее, и гостиницу уже закрыли на ночь. Я пробовал стучать, но мне никто так и не ответил.

Раздосадованный таким тотальным невезением, я уже хотел возвращаться обратно, когда мне в голову пришла мысль сбегать к дому Стивена. Если он еще в пути, то по дороге (а она тут до гостиницы одна) мы обязательно пересечемся. Кроме того, это совсем недалеко, пешком около пятнадцати минут, но при быстрой ходьбе и за десять можно успеть.

Я не шел, я бежал. От нехватки воздуха я дышал ртом, и горло уже раздирало от холода, но я не сбавлял темпа. Две улицы вперед, поворот, бакалейная лавка, еще улица... наконец нужный дом. Я остановился на повороте, чтобы отдышаться, и внимательно присмотрелся. Никого тут не было. Стива я по пути так и не встретил. Но в доме горел свет! Что это могло значить?

Уже подобравшись ближе, я увидел, что во дворе есть люди. Человек пять точно, вроде бы из челяди. Там что-то происходило, люди бегали туда-сюда, суетились, что-то кричали. Я вернулся на несколько шагов и спрятался за углом ближайшего дома, продолжая наблюдать за происходящим. Подходить ближе я как-то не решался. Нужно было сначала понять, что же там случилось. Предчувствия, впрочем, у меня были самые мрачные. Что, ну что уже успело тут случиться за те несколько часов, которые я отсутствовал? Что успел натворить демон, пока я выполнял его приказ? Меня давила слепая, абсолютно бесполезная злоба, а осознание своего полного бессилия доводило до отчаяния.

Поглощенный собственными негативными эмоциями, я едва не пропустил момент, когда ворота дома открылись, и на улицу стремительно выскочил всадник. Присмотревшись, я с удивлением узнал старшего Вудворта, отца Стивена. Его лошадь, сразу же перешедшая на галоп, стремительно промчалась мимо меня, и я невольно заслонился рукой от мокрых брызг, летевших из-под ее копыт. Куда и зачем он мог в такое время отправиться? Проследив за ним взглядом, я узнал направление - мужчина скакал к лесу.

Нехорошие предчувствия сменились тревогой, грозившей перейти в панику. Я уже не сомневался, что со Стивеном что-то случилось. Вот только что? Насколько далеко зашел в своих играх Луис?

Оглянувшись на поместье, я увидел, что челядь закрывает ворота и начинает потихоньку расходиться. Вот он, мой шанс, нельзя его упустить!

Пока ворота не заперли, я добежал до особняка и позвал одного из слуг. Тот испуганно на меня уставился, очевидно, и без того чем-то встревоженный.

- Извините, пожалуйста! – прокричал я. – Я друг Стивена, мне срочно нужно его увидеть! Это не терпит отлагательств! Скажите, он дома?

Слуги переглянулись, и почти все сделали вид, что не слышат меня. Один повернулся к воротам спиной, другой опустил голову, третий поспешил удалиться.

- Эй! – возмутился я. – Это очень важно, это срочно! Стивен сам просил меня прийти к нему, я не уйду, пока не увижу его!

Слуги снова переглянулись, но, казалось, никто не решался со мной заговорить.

- Тогда, господин, вам придется ждать очень долго, - ответил наконец один мужчина, - как нам только что сообщили, с молодым хозяином случилась какая-то беда.

- Какая беда? – безжизненным голосом повторил я. Сердце мое гулко ухнуло и пропустило удар.

- Кажется, он отправился на дуэль, - неохотно отозвался другой слуга, - и не выстоял. Не сумел одержать победу.

- Где он сейчас?

Ответ на этот вопрос я так и не получился. Слуги только пожали плечами, вновь возвращаясь к своим обязанностям.

"В лесу", - догадался я, вспомнив, куда поехал Вудворт-старший.

Сначала я хотел побежать туда же, по следам лошади. Но вовремя вспомнил, что оставил у гостиницы возничего, да и об Эмили мне ничего не известно. Кроме того, кто знает, как далеко от деревни это происходило, а ночью в лесу запросто можно заблудиться. Тогда я решил вернуться чуть позже, попросить у возничего лошадь.

Обратно я уже не бежал, а просто быстро шел. Я пытался обдумать все случившееся. Дуэль? С какой стати Стивену идти сегодня на дуэль? Он не стал бы сам в это ввязываться, у него были совершенно другие планы! Поэтому такому развитию событий могло быть только одно объяснение.

- Луис! – позвал я вслух, не сбавляя шага.

Обычно демон откликался на зов. Чаще всего. Он всегда слышит, как я произношу его имя, и может материализоваться передо мной, если мне срочно надо его увидеть.

Только в этот раз его почему-то не было. Я позвал один раз, потом другой. В третий раз я уже закричал во все горло, добившись того, что в доме, возле которого я проходил, тут же потушили свет и закрыли все окна. Но ответом мне опять была тишина.

Вот тогда я снова сорвался на бег. У меня уже начали болеть ноги, но я все равно бежал, спотыкался, кажется, даже падал. По дороге я еще пару раз выкрикивал имя своего демона, но опять же, безрезультатно.

Возле гостиницы что-то изменилось. Я не сразу понял, что, но потом, приглядевшись, увидел, что следов у входа стало больше. Когда я стучался в дверь, я обратил внимание, что из дома давно никто не выходил и не входил в него, так как на только что выпавшем снегу не осталось следовал – только мои. А теперь там было натоптано.

Я попробовал снова постучаться. На всякий случай. Правда, опять безрезультатно Тогда я, решив уже хотя бы что-то довести до конца, рванул на задний двор. Наверное, возничий там уже проклинал меня потихоньку за то, что я оставил его на такое длительное время в холоде. Но, к моему удивлению, на заднем дворе я никого не обнаружил. Я тихонько позвал мужчину, но никто не откликнулся.

Неужели он разозлился на меня и уехал? Вполне может быть, ведь я подставил его. Ну что ж… на всякий случай, чтобы убедиться в своей теории, я прошел немного дальше, чтобы заглянуть за угол. Карета стояла на месте!

Может, возничий просто сильно замерз и решил погреться в ней? Я побежал к карете, уже порядком вымотанный и озлобленный всей этой историей. Но каково было мое удивление, когда я и в карете никого не обнаружил! Лошади стояли на месте, топтались в снегу, а возничего не было.

И куда все подевались?! У меня возникло гадкое ощущение, что я во всей деревне один-одинешенек. Что все ее жители сговорились, придумали какую-то мерзкую злую шутку, и ее объектом был именно я. Глупо, конечно. Тем более что я знал, кто был виноват во всем происходящем. Для того, чтобы устроить подобное, не обязательно впутывать всю деревню. Достаточно одного демона с мерзким характером.

- Луис, - снова позвал я, но уже тихо, потому что, пока бежал и кричал, сорвал голос, и мне даже говорить было больно.

И меня внезапно ответили. Позади меня, прямо над ухом, раздался такой знакомый голос.

- Фриц?

Я резко обернулся. Демон стоял, как ни в чем не бывало, закутавшись в подаренный мной алый шарф, засунув руки в карманы пальто.

- Ты звал меня? – совершенно спокойным, будничным голосом спросил он.

Его спокойствие меня задело.

- Звал! – ответил я. – Да, черт возьми, я уже полчаса тебя зову, а ты все никак не ответишь! Я кричал на всю деревню, пока не сорвал голос, а ты, как и все вокруг, словно сквозь землю провалился!

- Да, горло тебе теперь лечить придется. Слышал бы ты свой голос, скулишь же, как собачонка, - Луис покачал головой, - ты хоть застегнись, смотри, две верхние пуговицы на твоем пальто расстегнулись.

Он потянулся к моей шее, но я отскочил на шаг назад.

- Черт тебя возьми, Луис, что происходит?!

- Ты о чем? – он с интересом, но в то же время по-прежнему спокойно на меня смотрел. Мне показалось, он с трудом сдерживал свою привычную улыбочку.

- Да обо всем! Что ты натворил, пока меня не было? Вот… вот где возничий, куда он пропал? Я оставлял его возле заднего двора гостиницы, а он исчез! И тут его тоже нет! И ты не отзывался, когда я тебя звал!

- Успокойся, у тебя начинается истерика, - Луис положил руку мне на плечо, но я тут же ее сбросил с себя, - твой возничий никуда не пропал. Он тут, в гостинице. Я увидел вас в окно, я же сидел в твоей комнате. Спустился, но тебя уже не было. Тогда я провел бедного замерзшего мужчину в номер, чтобы он хоть погрелся. И потому я не мог на твой зов ответить. Что бы подумал твой бедный товарищ, если бы я ни с того, ни с сего исчез, растворился в воздухе, чтобы тотчас предстать перед тобой? Да и потом, не обязан же я это делать. Не путай, это ты мне служишь, а не наоборот.

Его холодный голос чуть-чуть отрезвил меня. По крайней мере, с одним вопросом я разобрался. Но теперь оставался другой, еще более важный.

- Луис, что произошло со Стивеном? Ты что-то с ним сделал? – задал я вопрос.

Демон тоскливо вздохнул. Опустил голову, обошел меня. Двинулся в сторону гостиницы. Я догнал его, не давая уйти от ответа.

- Эй!

- Его судьба так трагична, Фриц, - наиграно проговорил он.

- Что? Ты о чем?!

- Понимаешь ли, пока тебя не было, произошло непоправимое. Этому мальчишке захотелось покичиться своей крутостью. Ну, мы с ним случайно встретились, когда он возвращался домой, я как раз гулял неподалеку от его дома. Ну а что, мне же скучно, могу же я прогуляться, а там как раз так красиво. Так вот, он решил выяснить отношения, и я был не против. Он оскорбил меня, Фриц! Он – меня! С какой стати я такое терпеть должен? От простого смертного! И он сам, заметь, вызвал меня на дуэль. Ну, я, само собой, согласился. Почему бы и нет?

Я слушал его с ужасом. Так это правда… он с самого начала все придумал… этот чертов демон, он…

- Ты убил его, да? – спросил я, стараясь, чтобы голос звучал спокойно.

- Не уверен. Да, я три раза проткнул его шпагой, но кто знает, может, он и жив. Все-таки люди такие живучие. Иногда. Некоторые. Всякое могло случиться… но я бы на твоем месте не надеялся. Все-таки я – более чем достойный противник в фехтовании! И я всегда все довожу до конца!

- Ты убил его, - сделал я вывод.

Демон неопределенно пожал плечами.

- Зачем… зачем тебе это надо было? Зачем ты зашел так далеко? Зачем?

- А что, разве он оставил мне выбор? Во-первых, мне этот человек не понравился. Во-вторых, он хреново фехтует. Ну, а в-третьих, мы было скучно. А как еще может развлечь себя демон вроде меня?

- Боже… - я закрыл лицо рукой, - ты чудовище, Луис, ты самое настоящее чудовище!

Я ожидал, что он начнет оправдываться, я правда так думал. Но до моих ушей донесся его приглушенный смешок. Я поднял голову, неверяще глядя на демона.

- Ты только сейчас это понял, да? Эта мысль раньше просто не заглядывала в твою премилую головку? Ах, ну да. Я ведь был твоим избавителем и спасителем, мой прекрасный принц.

Меня прошиб холодный пот. Я смотрел на Луиса с ужасом.

- Что ты хочешь сказать? – мой голос предательски дрогнул.

- Милый, тебе давно уже пора открыть глаза. И понять, в конце концов, очевидное! Прекрати судить меня по человеческим меркам. Я демон, Фриц. Понимаешь? Де-мон. Исчадие ада. У меня нет никаких моральных принципов.

Я продолжал смотреть в его глаза, не находя слов для ответа. Не зная, что возразить. Да и что я мог сказать? Он был прав. Я с самого начала все это знал, но все равно я ощущал себя преданным, хоть меня никто и не предавал. У меня сохранялось какое-то чувство уважения к Луису, я чувствовал себя обязанным ему. Он ведь правда мне помог! Но сейчас это чувство разбилось вдребезги где-то в глубине моей души.

До смешного больно было смотреть в его глаза и понимать, что уважать-то его и не за что. И служу я чудовищу. Относиться к нему как к господину, превозносить, смиренно опускать голову – это такая же глупость, как если бы я служил Рейну.

- Но тебе повезло, - продолжал тем временем Луис, - тебе я вред не причиню. Ты мой слуга, потому я всегда буду на твоей стороне. Пока ты мне служишь, разумеется. Потому пора бы тебе прозреть. Дальше подобное будет случаться нередко, это для справки. Так что будь готов. Ой. Только, Фриц, ты же не расплачешься?

Он приблизился ко мне, с улыбкой заглядывая мне в лицо. Отчаянно захотелось врезать ему, стереть эту ухмылочку с непозволительно красивого лица. В порыве эмоций я и правда замахнулся, но, конечно, безрезультатно. Мою руку легко перехватили в воздухе и зажали в ладони.

- М-м-м, мне нравится, такой огонь, - он приблизил свое лицо так, что я ощущал на коже его дыхание, - может быть, переспать с тобой, Фриц? Это будет просто взрыв эмоций! Люди, способные так жарко ненавидеть, любят с еще большей страстью. Наконец-то я ее в тебе увидел. И наконец-то ты показал какие-то сильные чувства!

Я его уже не слушал, захлебнувшись в собственных эмоциях.

- Ты скотина… - я попытался ударить его другой рукой, но Луис резко прижал меня к себе так, что я не мог ею даже пошевелить. Теперь его лицо было совсем близко, и я смотрел в его глаза, поневоле подумав о том, как такое красивое существо может быть настолько бессердечным. Как же хотелось стереть улыбку с этих совершенных губ!

- Я всего лишь демон, не преувеличивай.

- Отпусти меня, - прошипел я, попытался вывернуться, резко дернувшись, и едва не сломал себе руку. От боли в глазах моих потемнело, и я выкрикнул в сердцах, - я тебя ненавижу!

Луис, как ни странно, тотчас же отпустил мою руку. Я отпрянул на несколько шагов, пошатываясь, но по-прежнему не сводя с него глаз, словно опасаясь, что он может внезапно напасть.

- Да, Фриц, я знаю, - ответил он, - и мне это нравится! Ты все-таки жив, я сумел разбудить твои эмоции, докопаться до твоей сути, а не видеть перед собой этого вежливого благодарного мальчика с пустыми глазами. Я уже боялся, что горе сделает тебя совершенно бесчувственным!

- Что за чушь ты несешь! - возмутился я.

- Это не чушь, - он как-то внезапно посерьезнел, - просто ты пока мало что понимаешь. А я о тебе, между прочем, пекусь! - на его губах снова мелькнула тень привычной улыбки.

Я смотрел на него и не мог понять, что вообще происходит. Он что, издевается? Делает вид, что переживает за меня, а сам развлекается? Как еще это можно истолковать?

- Бессердечная скотина, ты еще издеваешься?! Я хотел помочь им, я же просил только о том, чтобы ты мне не мешал! Разве это так много?! Они заслужили того, чтобы быть вместе, заслужили счастья! А ты... ты появился и все разрушил, просто потому, что тебе было скучно!

Он просто пожал плечами.

- Да.

- Ты ужасен, - бросил я с отвращением, - ты... ты...

- Я твой хозяин, идиот, - довольно прохладно договорил за меня Луис.

Я бессильно сжал кулаки и резко к нему повернулся.

- Ты чудовище!

- Ну, раз так, - демон снова улыбнулся, - если ты настаиваешь, то, наверное, надо как-то оправдывать это прозвище. Раз уж так, то приказываю тебе каждый раз, когда ты будешь ко мне обращаться, добавлять в конце "хозяин". Скажем… в течении трех дней.

Повернувшись ко мне спиной, он пошел к гостинице, а я непонимающе смотрел ему вслед.

- Ну что, идем? – бросил он мне через плечо. – Нам тут делать больше нечего, давай собираться! Можем прямо сейчас и уехать, благо, извозчика ты нам уже привез.

- А что ты сделал с Эмили? – спросил я, догоняя Луиса. И сначала с непониманием, а потом с медленно нарастающей злостью осознал, что не могу промолчать, не в состоянии не произнести это пакостное: - Хозяин?

Луис весело, беззаботно рассмеялся, так ко мне и не повернувшись.

- Ах, Фриц, какая прелесть! Может быть, мне стоило и тон, каким ты это будешь произносить, заказать? Скажем, нежно и мило? Или страстно, горячо, с любовью? Спорим, если я это сделаю, ты будешь все три дня молчать? Ну, по крайней мере, постараешься! Иначе ты просто помрешь от стыда!

Я не отвечал. Да и что можно ответить на такие глупости? Кроме того, мне с ним не разговаривать хотелось. Я бы с превеликим удовольствием сейчас набил ему рожу. Но это было совершенно невозможно. Увы.

- Что с Эмили, говоришь? – соизволил он таки ответить. – А хрен его знает. Сидит, наверное, плачется где-нибудь. Только не вздумай ее искать! Это приказ. Потом будешь еще неделю унылым ходить, пока снова не вспомнишь, что ты меня ненавидишь. Ты ее больше не увидишь. Смирись.

Мне не оставалось ничего, кроме как молча идти вслед за ним. Идти, кусать губу и сдерживать себя. Понимать, что это красивое и невероятно жестокое, своевольное создание, которому ничего не стоит взять и растоптать, безжалостно уничтожить чужое счастье – мой… да, мой хозяин.

Я действительно его ненавидел. За это в том числе. На самом тогда я уже начинал потихоньку понимать, как много у меня на самом деле причин его ненавидеть. Вот только что это меняло?

* * *

Из деревеньки демон со своим помощником уехали этой же ночью. Когда они вернулись в номер, Луис быстро собрал вещи Фридриха (парень мало на что был способен в таком состоянии), дал ему приказ выпить кружку глинтвейна, заблаговременно сваренного (во-первых, надо успокоить нервного слугу, во-вторых, праздник же!) после чего они втроем, с извозчиком, который благоразумно не задавал лишних вопросов, вышли из гостиницы и сели в карету.

Ехали они достаточно долго, чтобы разморенный алкоголем и физически и морально вымотавшийся Фридрих умудрился заснуть, откинувшись на спинку сидения. Поза была неудобной, и Луис чуть приобнял парня, позволяя тому соскользнуть вбок, положить голову на плечо демона. Фридрих перемену, похоже, даже не почувствовал, а Луис улыбнулся, подумав, что если бы его помощник сейчас проснулся, то наверняка начал бы снова скандалить.

Впрочем, ехать было далеко, ведь в город, который выбрал Луис, они должны были добраться, в лучшем случае, к завтрашнему рассвету. Потому времени оставалось очень много, и можно было тысячу раз обдумать все произошедшее.

Вспомнились все предостережения Эша. Ах, этот очаровательный демоненок так искренне пытался переживать за Фрица! Это при том, что людей он ни в грош не ставит. Тут все дело, пожалуй, в том, что Эш сильно старался быть идеальным демоном – отсюда излишняя серьезность и вспыльчивость, когда что-то шло не по его плану.

И все-таки переживал он совершенно зря. Все ведь прошло именно так, как и планировал Луис. Все до последней мелочи, Фриц полностью оправдал его ожидания. Наконец-то его мальчишка показал себя, показал свои чувства, а не играл роль унылой мертвой куклы.

А ведь он так и не узнает, что вся история была заранее спланирована Луисом. Он будет и дальше заблуждаться, считать своего хозяина капризной бессердечной сволочью. Хоть он, конечно, недалек от истины, но бессмысленные поступки Луис обычно не совершал.

С самого начала, оставляя подопечного в Рензейсе, демон знал, что будет дальше. Он как раз на это и рассчитывал. Сначала мальчишка обязательно подружится с замечательной девочкой Эмили, дочкой владельца гостиницы, в которой Луис его оставил. Разумеется, Эмили должна была его заинтересовать. Во-первых, она помешана на книгах и романтике, во-вторых, немного похожа внешне на погибшую сестру Фрица, более того, она одна такого возраста во всей гостинице.

Дальше ситуация должна была виться вокруг этой девушки, потому что существовал еще один фактор, о котором Луис умолчал – следующей его жертвой должна была стать именно она. Ну а потом появился Стивен, и придумывать дальше оказалось не нужно – идеальная ситуация сложилась сама по себе.

Теперь ему оставалось только продумать и исполнить техническую часть плана, и это ему легко удалось. Очень помог Эш со своим видением судьбы человека. Вот уж точно – бесценный союзник! Если еще суметь привлечь на свою сторону хотя бы одного демона, то, возможно, чуть позже, когда Луис восстановит свои силы, они смогут выступить против Рейна и его прихвостней.

Кроме того, он не стал говорить Фрицу главного – Стивен был не парой Эмили. Понимание этого у него возникло сразу, а потом Эш это подтвердил. Богатый мальчик просто искал новых ощущений, ему хотелось попробовать, что это такое – любовь, которую воспевают в романтических песнях и рассказах, которой живут поэты и драматурги. Эмили говорила, что любит его. Вообще-то ему тоже нравилась эта девушка, потому он был не против попробовать поиграть в любовь именно с ней. Он действительно хотел сбежать из деревни, он даже, может быть, женился на Эмили. Но это все ненадолго, пока ему не надоест. Потом он собирался безжалостно оставить бедную девушку, сбежать от нее, благо, он богат, у него влиятельный отец, он же ему всегда, в любой ситуации поможет! Да и потом, он молод, красив, девушки его любят. Вон, отец даже невесту какую-то нашел, может быть, она симпатичная и будет ждать его.

А Эмили… ну что Эмили, она, конечно, милая, но бедная и не умеет общаться в высшем свете. По крайней мере, он подарил бы ей столько своего времени, что она обязательно была бы счастлива!

Вот такой логикой, такими рассуждениями жил этот парень. Ему удавалось скрывать свои мысли, он умел играть на публику, и это здорово ему помогало.

Такого человека убивать Луису было не жалко. Заслужил ведь.

Другое дело – сама Эмили. С этой девушкой оказалось не так просто.

Когда Фриц уже уехал в город, Луис сразу же пришел к ней и задал вопрос – чего бы она хотела? Девушка ответила не сразу, но она моментально прониклась к нему доверием. Луис, правда, не понял, почему.

- Шарф, - с улыбкой ответила она ему, - на вас этот замечательный алый шарф, который так тщательно и с любовью выбирал Фридрих. Вы ведь и есть тот самый его друг, о котором он говорил?

- О, - новость оказалась приятной, - вы правы, леди.

- Значит, вам можно доверять, и вы хороший, - продолжает улыбаться девушка.

Хороший. Доверять. Давно он не слышал таких слов от своих жертв.

"Фриц, все-таки ты мне помогаешь. Играешь свою роль, хоть и сам этого не знаешь", - подумал демон.

Теплое и дружественное расположение Эмили сохранила, как ни странно, до последнего. Даже когда Луис сказал ей, кто он и зачем к ней пожаловал.

- Я исполню любое твое желание, - обещал он привычно.

Эмили же покачала головой.

- Мне ничего не нужно. У меня все есть, я самый счастливый человек! Я люблю прекрасного парня, и он меня тоже любит.

Разрушать эту трогательную идиллию было жалко. Но что поделаешь. И Луис показал ей истинную сущность ее возлюбленного. Показал ход его мыслей, его планы, надежды. Увы, Эмили в них играла только эпизодическую роль приятного эксперимента.

Сначала девушка, конечно, отказывалась верить, отказывалась принимать очевидное. Потом она плакала. Еще позже злилась. А спустя целый час истерики согласилась заключить контракт.

- Цена? – привычно поинтересовался демон.

- Я хочу быть счастливой, - сквозь слезы прошептала девушка, - хочу прожить свою жизнь, не зная мук любви.

- Будет исполнено, - пообещал Луис.

Поцелуй с привкусом слез. И обещанная плата.

Он всего-навсего стер ее память о Стивене. Не так уж и много. Но теперь сердце девушки снова было открыто для любви. Ей не придется мучиться, страдать, плакать. Такая, как Эмили, любит только раз в жизни, и было бы жаль, если бы остатки своей жизни она провела, рыдая над осколками былого счастья. А так – она еще влюбится в достойного ее парня. И Луис остался доволен – в его распоряжении была очередная вырученная душа.

Тихий стон привлек его внимание, и Луис открыл глаза. Надо же, он едва не заснул. Демон перевел взгляд на Фрица. Тот все еще спал, положив голову на плечо Луиса, но его брови сошлись на переносице. Очевидно, ему снился неприятный сон, оттого парень хмурился. Ну что ж, неудивительно, ведь ему столько довелось сегодня пережить.

Луис осторожно поднял руку, чтобы не разбудить Фрица, и погладил его по волосам. Бережно, мягко. Ему нравились волосы парня. Обычно у людей черные волосы грубые и жесткие, но у Фрица они были послушными и шелковистыми. Редкий случай, потому Луис не упускал возможности потрогать их, погладить и пропустить между пальцев. А его слугу это, похоже, успокаивало. Морщинка между бровями мгновение спустя разгладилась.

Закрыв глаза, Луис решил тоже немного подремать. Почему нет? Он осуществил задуманное, теперь вполне можно расслабиться и насладиться результатом.

Или… может быть, стоит заглянуть в гости к Эшу?

* * *

- Спасибо тебе еще раз за помощь, - бросил Луис, едва успев материализоваться в черно-радужном зале. Он знал, что хозяин его слышит.

- Всегда пожалуйста, - любезно ответил ему голос Эша прежде, чем демон успел появиться на своем троне, привычно зависшем в воздухе, - надеюсь, теперь ты доволен тем, что натворил?

- Доволен, конечно. Все прошло по плану. А мой бедный пациент теперь обязательно пойдет на поправку. Конечно, мне это принесет сначала некоторые неудобства, он ведь считает, что ненавидит меня, но он хотя бы вернется к нормальной жизни. Он станет трудоспособным.

- Ты уверен?

- Да. Хуже-то уже не будет.

- И в этом ты тоже уверен?

Луис хохотнул.

- Уверен! До этих пор мой мальчик был совершенно потерян. У него не было ничего, что бы заставляло его кровь вскипеть и забурлить, а унылый меланхольный помощник мне ни к чему.

Эш с интересом смотрел на него. Не похоже было, что он сомневался в союзнике, но он явно не до конца принимал его поведение.

- У него уже есть тот, кого он ненавидит. Рейн, - возразил сребровласый демон.

- Рейн сейчас недоступен, и Фриц это знает. Я пока не готов сразиться с ним, увы, я еще слаб для этого. Потому пока что эта причина не подходит. Но у Фрица есть я! Чистое воплощение зла, как он теперь в этом убедился. Ему больше не нужно искать то, что вызовет в нем сильные эмоции. Ведь он служит самому дьяволу!

В огромном пустом зале чистый звонкий голос Луиса прозвучал очень громко и показался таким восторженным, торжествующим. Эш не мог не подивиться тому, сколько уже сил приложил его союзник для того, чтобы привести в себя этого человечишку. Он так важен для Луиса? Но почему? Или его эмоции – лишь результат чрезмерного стремления развлечь самого себя, а бедняга Фриц просто стал жертвой своего хозяина? Эш пока не до конца понимал этого демона.

Похоже, Луис заметил недоверие и недопонимание на лице собеседника, потому решил объясниться.

- Разве ты не видишь? Фрицу нужно было какое-то сильное чувство, чтобы вывести его из состояния постоянной меланхолии. Если бы он просто помог этим ребятам, а потом ушел бы со мной, ему бы стало еще хуже. Даже если б он и не узнал, каким будет продолжение их истории. Он начал бы им завидовать, ведь ему никогда не вернуться к той жизни, которой живут обычные люди. Я знаю по его рассказам, что он воспринимал это как искупление, как возможность оправдания за то, в чем, по его мнению, он виноват. И, черт возьми, мне совершенно не нравилось его отношение ко мне.

- А с этим-то что не так? – последнее заявление еще больше удивило Эша. – Мне показалось, он уже вполне воспринимает тебя как своего хозяина. Все, как полагается слуге в его положении. Разве нет?

- Ты прав. Он воспринял меня как своего хозяина, признал мою власть и смирился. Он испытывал сильнейшее чувство вины и был благодарен мне за то, что я оказался рядом с ним в нужную минуту. Он старался быть прилежным и послушным, но это не то, что мне надо. Мне ведь не кукла была нужна! Его сломали обстоятельства, и мне это не нравится. Я вижу в нем огонек, который мне изначально так понравился, но его нужно распалить, иначе он совсем загаснет. Зачем мне испорченная игрушка? Если кто-то его и сломает, то это буду только я сам. Мне хотелось, чтобы он почувствовал себя равным мне, а ненависть как раз это и сделала. Все-таки бесправные слуги слишком скучны.

Эти слова показались Эшу еще более занимательными, он даже подпер рукой голову, слушая его.

- Ты и правда слишком серьезно его воспринимаешь, - ответил он наконец, - а ведь он всего лишь человек. Это странно!

- Я живу сейчас среди людей. Разумеется, я отношусь к выбору помощника с особенной тщательностью. Чего еще ты ожидал?

Ответа не последовало. Очевидно, для Эша возможность подобного отношения к обычным человеческим существам оказалась выше его понимания. Луис, впрочем, его не винил. Все-таки этот демоненок еще так молод. Да и потом, это в порядке вещей для любого демона. Души – расходное средство. Человек – сосуд для души.

- Я все-таки не уверен, что ты поступил правильно, - отозвался наконец повелитель снов, - и что твоя жестокость по отношению к твоему помощнику оправдана. Нет, я не о том, что мне его жаль, я отталкиваюсь от того факта, что парнишка тебе дорог.

- Он мой помощник, - произнес Луис так, словно одно это должно было заставить его собеседника понять всю глубину и какой-то тайный подтекст его решения, - потому я знаю, что в его случае будет правильным. Теперь Фриц обрел свою ненависть ко мне, и он будет хвататься за нее, как за спасительную веточку. Он не станет преклоняться передо мной потому, что чуть ранее судьба нанесла ему сокрушительный удар. Мне нужно было именно это, и я свое получил.

- Тогда поздравляю, - прохладно улыбнулся демоненок, - ты добился желаемого.

- Да, - просто согласился с ним Луис, - и впереди у нас, я надеюсь, еще долгий путь. Ну, пока мальчишка мне не надоест.

  • Автор: Rellie
  • Название: 3. Соблазн безумия
  • Пэйринг: Демон/Человек
  • Жанр: Слэш, Драма, Фэнтези, Мистика, POV
  • Рейтинг: R
  • Размер: Миди
  • Предупреждение: Смерть персонажа
  • Описание:

    Парочка человек-демон, только что начавшая сотрудничать. Человек совершенно уничтожен морально, он апатичен, депрессивен - совсем не то, что нужно требовательному демону. Потому, чтобы превратить своего спутника в полноценного помощника, демон... оставляет его на какое-то время в заснеженной английской деревеньке. И, само собой, не просто так...

  • Дисклаймер: Все принадлежит автору. Для сайта Yaoi Sanctuary разрешение получено, по всем другим вопросам размещения обращайтесь лично к автору.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить