Пятница, 05 апреля 2013 10:23

Глория Клим - Ты Жизнь Моя

Читать онлайн

Солнце слепило глаза и совсем не давало возможности дальше продолжать путь. Ко всему прочему, я, кажется, заблудился и ужасно хотел пить. И, судя по карте где-то тут должен быть придорожный ресторанчик. Я сильнее прищурился и еще внимательнее осмотрел лежащие вокруг меня поля с пшеницей. Интересно, кто в такой глуши построит ресторанчик? Этот вопрос меня сейчас больше всего волновал. Очень сильно хотелось есть.
Я не рассчитывал провести в дороге столько времени. По идее я должен был прибыть в Приморск еще два часа назад. Но похоже я как-то изловчился не туда свернуть. И вот результат: стою непонятно где, бензин на исходе и куда идти, вернее, ехать, не имею ни малейшего понятия. GPS - навигация испуганно молчит в надежде, что я ее не сломаю, за то, что неправильно указала дорогу.
Правильно родная, молчи-молчи, а то ненароком потеряю тут, в глуши, будет тебе наука.
Все это конечно шутки, но выбираться как-то до ближайшего населенного пункта нужно. 
Еще раз оглянувшись по сторонам в попытке выбрать направление дальнейшего пути, я не поверил своим глазам.
Прямо ко мне по трассе брел человек. От удивления я моргнул, решив, что перегрелся и у меня обезвоживание. Вот и ловлю глюки. Но силуэт не пропал, а наоборот ускорил шаг по направлению ко мне. Почему-то внутренний голос настойчиво требовал сесть в машину и бежать. Одернув себя и приказав не выдумывать всякие глупости, я стал дожидаться незнакомца. Ведь это единственная душа за последние три часа, которую я встретил. И вполне вероятно, что он (почему-то я уверен, что это он) мне подскажет, как отсюда выбраться.
Похоже, путник понял, что я убегать не собираюсь, пошел еще быстрее.
Уже через минут семь он был почти возле меня. Он не жестикулировал, не кричал, а просто молча шел по направлению ко мне.
- Добрый день, – приятный бархатный голос и теплые карие глаза. – Я увидел Вас издалека и сразу понял, что вы заблудились. Вам нужна помощь?
- Добрый день, – я немного растерялся. Парень сразу понял, что я не местный и явно не знаю, куда мне двигаться. – Да, я где-то не туда свернул и вот уже несколько часов катаюсь тут, а все без толку.
- А куда Вам конкретно нужно?
- Мне необходимо попасть в Приморск, а оттуда на турбазу «Романтика».
- Я не знаю, как попасть на турбазу. Но если вы меня подвезете, я покажу вам, как добраться до Приморска.
- О, конечно я вас подвезу. Садитесь. Правда, у меня не очень много бензина. Не уверен, что дотянем.
- Не переживайте, дальше по прямой есть придорожная кафешка, там можно заправиться. Хотя, я тут был очень давно, может, что-то поменялось.
- Ну, выбора большого у нас нет, так что поедем, проверим. Садитесь. Я бы предложил Вам попить, но, к сожалению, все мои запасы воды кончились еще час назад. 
- Не беспокойтесь, у меня есть. Хотите?
- Не откажусь.
На этом наша беседа как бы сошла на нет. Мы сели в машину, я молчал занятый своими мыслями и дорогой, а мой неожиданный попутчик задремал.
Как бы объяснить организатору семинара, почему представитель от сто шестой школы отсутствовал на столь важном мероприятии, и когда же я смогу добраться до этой проклятой турбазы. Печальные мысли не хотели покидать мою голову. Это раздражало.
Проехав еще километра два, я, наконец, увидел непонятной формы здание. Оно напоминало избушку на курьих ножках. Маленькая дверь, маленькие окошки и домик на двух колоннах. Ну, вылитое жилье Бабы-Яги. А вот и сама хозяйка. На обитательницу сказочной избушки не похожа, но не далеко от нее ушла…
Я потряс попутчика за плечо, давая понять, что пора просыпаться, а сам вышел из машины на встречу пожилой женщине.
- Прошу прощения, не могли бы мы у Вас заправиться и перекусить? Это же кафе?
Женщина смерила меня равнодушным взглядом и, не обращая внимания на мой вопрос, уставилась, куда-то за мою спину. Потом вскрикнула, сорвалась с места и с не вероятной скоростью бросилась на встречу чему-то позади меня. Признав свое поражение, я повернулся все же глянуть, что же так заставило бабушку быстро бегать. К моему удивлению она уже весела на шее у моего попутчика, который огромными руками прижимал ее к себе.
Бабка причитала и плакала одновременно. Этот громила ее успокаивал и что-то очень тихо шептал на ухо. Бабка, прислушавшись к нему, взяла себя в руки и через несколько минут успокоилась. Они еще некоторое время что-то обсуждали и, наконец, соизволили обратить на меня внимание.
- Что ты там спрашивал? – скрипучим голосом переспросила у меня Яга. – Ах да, не переживай, есть и еда, и питье, и топливо. За то, что привез моего племяша, я тебе все, что угодно дам.
- Ну, если быть точным, – пришел я в себя. – То это он меня привез. Я потерялся, а он помог найти дорогу…
- Не суть мой хороший. Не суть. А теперь добры молодцы, проходите вовнутрь потчевать Вас буду.
Бабка резко развернулась на пятках и чуть ли не вприпрыжку зашагала прочь.
Я стоял в полной растерянности. Попутчик последовал за хозяйкой, а я и шагу не смог сделать. Почему-то тревога где-то глубоко во мне все нарастала, и дать объяснение этому чувству я не мог.
Заметив, что я все так же стою посреди дороги, мой новый знакомый остановился и внимательно посмотрел на меня.
- Чего стоим? Кого ждем?
От его насмешливого тона я пришел в себя. Бабка уже давно скрылась из виду, а ее племянничек стоял почти возле порога и с любопытством разглядывал меня.
Еще раз, кинув взгляд на машину, я послал свое чутье к такой матери и пошел вслед за зовущим.
Внутри избушка на курьих ножках оказалась довольно большой и уютной. Где-то в глубине был слышен звон посуды и там же явно что-то пели. Слов было не разобрать, но мотив был знакомый. Напрягать память совсем не хотелось, я просто отмахнулся от прилипшей мелодии и стал дальше рассматривать помещение. Все полы в этом странном домике были устланы коврами. На стенах висели вышитые вручную пейзажи и портреты. 
Пока я разглядывал всю красоту, которой был украшен дом, то потерял из виду того с кем приехал. Повернувшись вокруг своей оси и не обнаружив рядом никого, решил воспользоваться случаем и лучше осмотреть все вокруг. Выйдя из комнаты с вышивкой, я открыл следующую дверь и к моему величайшему удивлению попал в библиотеку. Огромные стеллажи стояли вдоль и поперек. Все они были заставлены книгами. В комнате пахло книжной пылью, что говорило о том, что сюда не часто заходят и вообще не проветривают. Толстый серый слой, окрасивший полки подтвердил мои догадки. 
Но это меня не остановило, с детства просто обожал библиотеки. Я мог просиживать в них часы, дни и месяцы. Запах книжных переплетов, страницы, на которых таилось столько интересного и не познанного, манили меня. 
Вот и сейчас я как завороженный ходил между рядами и не мог остановиться. На полках стоял целый клад. Городские библиотеки отдали бы все что имеют, лишь бы получить в свое владение хоть часть того, что здесь находится.
Позабыв про бензин, еду, воду, да и про то, где нахожусь, я снимал с полок книгу за книгой, открывал и гладил страницы, нюхал …
- И как долго ты будешь тут собирать пыль?
Я отскочил от очередной полки и уронил книгу.
- Прости, что? 
- Я говорю, кушать подано сударь, не изволите ли отпробовать?
Я недоуменно смотрел на человека в дверном проеме. У него была мощная фигура, которая занимала собой все пространство двери.
- Ох… Прости, я… Просто столько книг… Я очень люблю книги…
- Прекрати оправдываться. Все нормально. Это мои книги, я собирал их долгое время. Потом по стечению обстоятельств я попросил тетку забрать их к себе, чтоб они не пропали. Ладно, бросай тут все, и пойдем, я покажу, где можно помыть руки и помогу почистить от пыли твою одежду.
- Знаешь, я не голоден. Просто дай мне еще немного посмотреть, что тут есть и я …
- Послушай, нам нужно поесть. А посмотреть успеешь после, на улице буря, придется переждать тут. Так что переночуем у тетки, а завтра с утра в путь. Я думаю, тебе ночи хватит, чтобы пересмотреть тут все. А то, что очень понравится, бери себе, будем считать подарок от меня.
Я остолбенел. С такой легкостью отдавать такие книги, я бы не смог.
- Хорошо. Показывай, где можно привести себя в порядок. И еще, мне нужна розетка, у меня сел телефон, а позвонить нужно срочно, пока меня не уволили с работы.
- Есть, сэр! – протянув последнюю букву, парень отдал мне честь и уже развернулся, чтобы уйти, как вдруг остановился и повернулся обратно, чем чуть не сбил меня с ног. – Слушай, а ведь мы до сих пор так и не познакомились.
И правда, провести в обществе друг друга больше трех часов не соизволив даже представиться… что за манеры. Мне стало стыдно. И к моему 
ужасу я понял, что краснею. 
- Ник. Ну, или Никита, как больше нравится. А ты? Как мне тебя называть? – мой попутчик посмотрел на меня. 
- Валентин… Валик… – растерянность в моем голосе явно его забавляла.
- Значит, будешь Валей, – парень хохотнул и быстрым шагом направился куда-то по длинному коридору. Возражать и разъяснять, что ненавижу, когда мое имя коверкают и почему-то называют женский его вариант, я не успел. Все что мне оставалось – это быстрым шагом догонять этого несносного.
У меня в голове никак не могло уложиться, как в таком с виду маленьком домике может быть такой длинный коридор.
Ника я нашел в конце этого невероятно длинного и темного туннеля. Он стоял перед открытой дверью и со скучающим видом ждал меня. 
- Валечка, ну что же ты так долго, я уже заждался. 
- Очень смешно. И не называй меня так.
- Так, это как?
- Валей! Я Валентин!
- Не кипятись, а то вообще Сусаниным называть стану.
При попытке возразить такой несусветной наглости меня бесцеремонно впихнули в открытую передо мной дверь ванны и ушли.
Нет, ну что за отношение! Мы же не маленькие дети, в конце концов!
После приведения себя любимого в божеский вид я был накормлен, напоен, и вполне доволен жизнью. Мое руководство отнеслось вполне нормально к тому, что я заблудился. Посмеялись и разрешили прибыть на турбазу на следующий день.
Чем занимался весь вечер несносный Никита, я не знал, так как все свое внезапно освободившееся время провел в пыльной библиотеке. Совести забрать что-то из этой чудесной коллекции у меня не хватило, и я со щемящим сердцем под утро отправился спать в спецеально для меня подготовленную комнату.



~*~*~*~*~
Утреннее пробуждение не несло для меня нечего хорошего. Голова болела, глаза слипались, и очень хотелось спать. За завтраком Ник был гладко выбрит и свеж. Чего нельзя было сказать обо мне. 
- Валечка, - скрипучим голосом запричитала Бабка-Ёжка. – Ну, разве можно так над собой издеваться? Вот чем ты всю ночь занимался вместо того, чтобы спать? 
- А он, тетя Валя, в библиотеке просидел. Но как я вижу, так ничего себе выбрать и не смог. Валя, что такое, неужели ни одна книга тебе не понравилась?
Я затряс головой стараясь побыстрее прожевать блинчик, который только что отправил в рот.
- Все не так. Коллекция просто изумительная. Но выбрать что-то одно из нее невозможно. Так что я решил, что пусть все остается на своих местах.
- Ты, друг мой, не перестаешь меня удивлять. Ладно, пусть будет по-твоему. Мне эта библиотека не нужна уже. Скажем так, я потерял интерес к книгам. Так что я тебе дарю всю ее до единой книжки. Думаю, тебе она принесет больше пользы, чем мне.
После слов Никиты я подавился. Быстро схватившись за чашку с горячим чаем, я ошпарился и стал громко кашлять, пытаясь втянуть в легкие хоть каплю воздуха.
Тетя Валя покачала головой и поставила передо мной стакан с холодной водой.
Пока я пытался прийти в себя и перестать кашлять. Ник как ни в чем не было ел свои блины.
- Ты спятил? – моему возмущению не было придела, – Как можно фактически незнакомому человеку подарить библиотеку стоимостью в несколько миллионов?
- Десять, если быть точным.
- Прости, что?
- Говорю, что точная стоимость всех книг – десять миллионов долларов. А подарить я могу ее кому захочу, так как это моя собственность. Я видел твой восторг. Ты бы пол жизни отдал, чтобы просто посидеть рядом с полками и почитать. Я считаю, что именно такой владелец должен быть у этой библиотеки. Так что не спорь, просто оставь своей теске адрес, куда бы ты хотел, чтоб доставили книги, и стеллажи, так как они сделаны специально для этих литературных шедевров. Их привезут и установят. Да, и еще, выдвигаемся через двадцать минут. Я поведу, ты немного не в форме.
И не дав мне и слова вставить, встал, поблагодарив тетку, ушел из кухни.
Я пребывал в полнейшем шоке. Сделать абсолютно незнакомому человеку такой подарок, это же уму непостижимо! Но в глубине души я ликовал. Прыгал, и готов был танцевать. Только годы учительской практики позволили мне держать себя в руках. Я уже представлял, как размещу это чудо в своей трешке. Мне придется под библиотеку отдать одну из комнат. Но этот меня не остановит! 
- Не переживай милок. Никитка такой и есть. А от подарка не отказывайся. Он долгое время собирал эти книжонки, откуда только их не привозил. И раз решил их тебе отдать, значит, увидел, что ты человек хороший. Давай я твой адресок занатую и все сделаю в лучшем виде.
Я как в тумане продиктовал бабке адрес и вышел, наконец, на воздух. Ник стоял, прислонившись к машине, курил, о чем-то думал.
Увидев меня, он отбросил недокуренную сигарету, уселся на место водителя и завел двигатель.
Я спорить не стал. Наоборот, был очень рад, что смогу по дороге выспаться. Баба Валя нагрузила нам с собой столько еды и напитков разного градуса, что я был уверен это можно вчетвером, неделю есть и еще останется. Сама хозяйка придорожной избушки на курьих ножках провожала нас стоя на пороге своего странного дома и молча крестила вслед.
Сколько мы ехали, я не знаю, трубился сразу же, как только машина тронулась. 
Когда проснулся и, наконец, пришел в себя понял что машина стоит на автозаправке, а Ника рядом нет. Почему-то под ложечкой у меня засосало от предчувствия неминуемой беды. И не успел я еще прогнать это пакостное чувство, как из здания выскочил Ник с пистолетом в руках, а следом за ним два полицейских. Ник недолго думая, подлетел к машине сел в нее и приставил пистолет к моему виску.
- Лейтенант, не двигайся, иначе я ему мозги вышибу, – он смотрел в упор на мужчину в форме. – Отбрось пистолет. – Парню ничего не оставалось как последовать его приказу. – И напарник твой… Теперь отойдите от машины и прикуйте себя оба наручниками вон к тому забору, ключи выброси, так чтобы я видел. И не дергайся лейтенант, иначе смерть этого парня будет на твоей совести.
- Майский, прекрати. Ты же понимаешь, что все равно этим ничего не добьешься. Тебя хоть так хоть этак поймают и опять упекут за решетку.
Парни огрызались, но все приказы Ника выполняли. Отбросили оружие и приковали себя к забору.
Мой попутчик, а теперь еще и похититель, не стал долго думать, надавил на газ, и машина, взвизгнув, сорвалась с места.
- Прости Валечка, но у меня не было другого выхода. Не переживай, я ничего плохого тебе не сделаю. Просто наше знакомство, придется продлить еще на каких-то дней пять-семь не больше.
Я не слушал, что он говорит. Как завороженный смотрел на пистолет, который лежал на коленях человека, которого я собственноручно пустил в свою машину.
В голове крутилась одна мысль: до чего же у него знакомая фамилия. Майский. Майский Никита. Майс…. НЕМОЖЕТ БЫТЬ! Этого просто не может быть! Это тот самый майский?
- Ты тот самый Майский, который восемь лет назад убил своих жену и дочерей?
Я говорил шепотом. Но не от страха. Я просто еще не пришел в себя после шока.
- Я их не убивал, меня подставили.
- Конечно! Все так говорят! Тогда почему тебя не оправдали?
- Потому что кто-то очень сильно хотел мой бизнес. А я, дурак, не отдал. За это поплатились жизнью мои самые близкие люди. А я попал в тюрьму. Но тебе это не нужно. Прости, но пока ты будешь у меня в заложниках, есть шанс, что я смогу осуществить то, ради чего все задумывалось изначально.
- Почему ты так уверен?
- Да все просто, не будет на меня жесткой охоты, пока ты со мной. А раз не будет, значит, шансы получить свое возрастают. Не переживай. Потом я тебя отпущу. И ты поедешь домой. К своей нормальной жизни.


~*~*~*~*~
Как добрались до Приморска, я не помню. Голова была забита самыми страшными мыслями. Я никак не мог понять, как умудрился вляпаться в такую ситуацию.
Но точно знал, что из нее нужно как-то выбирать. Все что приходило в голову – это бежать. Как только машина остановится, просто, открыть машину и делать ноги. 
Прекрасно понимая, что Ник может меня убить, просто выстрелив мне в спину. Так же как свою семью восемь лет назад. Тогда в новостях говорили, что девочки (его дочки), пытались убежать от озверевшего отца, (который застав жену с любовником тут же убил обоих на месте), но он был безжалостный и застрелил обеих малышек. По одному выстрелу в спины.
Кадры из новостей были ужасны. 
Я тогда никак не мог понять, как отец мог убить собственных детей? Но СМИ предприняли все возможное, чтобы каждый житель нашей страны поверил, что Никита Майский – убийца жены и двоих дочерей. Во время рассмотрения дела под стенами суда собирались митинги с требованиями уничтожить варвара. Применить к нему смертную казнь.
Я был согласен с каждым словом митингующих. Я тоже хотел, чтобы его расстреляли.
Суд же приговорил к пожизненному заключению. Прокуроры пророчили ему быструю смерть на зоне. Так как там таких не любят. У них за колючим забором свои правила и законы. И, скорее всего, Майского убьют в первую же ночь.
Но он выжил! И не просто выжил, он сбежал, отсидев восемь лет. И что теперь собирается делать, не знает никто.
Я смотрел на человека сидящего рядом и не верил в то, что он мог кого-то убить. 
Мне вспомнилось, с какой нежностью он обнимал тетю Валю. И как дарил мне книги. 
Как-то все его поступки не клеились с тем образом, что восемь лет назад СМИ подали своим зрителям.
- Валя, просыпайся мы приехали в город. 
- И.., – я прочистил горло, чтобы голос не звучал хрипло. – И что ты намерен дальше делать?
- Не переживай, у меня тут все схвачено. Вон, видишь там здание мэрии?
Я кивнул, разглядев в темноте постройку, как мне показалось белого цвета.
- Там нас уже ждут.
- Но ты же понимаешь, что тебя ищут. И, скорее всего, все дороги уже перекрыты!
- Конечно, перекрыты, – спокойствие, с которым он это сказал меня пугало. 
- Прекрасно. И как ты собираешься выбираться? Сделаешься невидимым?
Машина притормозила прямо во дворе мэрии. И не боится придурок, что его засекут скрытые камеры наблюдения и охрана.
- Ты понимаешь, что уже все масс-медиа полным ходом транслируют твое лицо и номер моей машины. А ты с такой легкостью просто останавливаешь машину возле мэрии! Ты совсем умом тронулся?
- Не кричи. И не переживай. Это не твои проблемы. 
Ник вылез из машины и тут же вернулся обратно.
- Да, и еще Валя, не делай глупостей. Не доставляй мне больше проблем, чем уже есть. В мои планы не входило брать заложника, я на тебя не рассчитывал, так что веди себя хорошо.
Не дав мне возразить и слова, он вышел из машины и пошел к багажнику.
Еще минуту я переваривал ситуацию и тут понял, что сейчас мой единственный шанс убежать.
Не думая, что конкретно собираюсь делать, я перелез на сидение водителя и протянул руку к ключу зажигания. Но фортуна явно от меня отказалась. Ключей не было. Мне захотелось закричать от досады. Но тут другая светлая мысль посетила мою голову. Быстро оглянувшись назад и убедившись, что Ник по-прежнему что-то ищет в багажнике, я открыл дверь авто и сломя голову кинулся в темноту двора.
Я слышал, что Ник мне что-то кричит. Но стук собственного сердца не позволял мне разобрать ни слова.
Перепрыгивая через кусты и врезаясь в какие-то предметы, которые не оставались незамеченными мною из-за темноты, я бежал не останавливаясь. Единственным освещением на улице была полная луна. Сколько я бежал и куда, я не знал. Остановиться меня заставила резкая боль в боку.
Хватая ртом, воздух и крепко вцепившись рукой в свой бок, я стал оглядываться в поисках убежища. 
И хвала небесам, передо мной стоял старый заброшенный двухэтажный дом. Не медля ни секунды, я направился в помещение.
Забравшись на второй этаж и забившись там в самый темный угол, я стал прислушиваться к звукам, доносившимся снаружи.
Но все вокруг было тихо. Где-то ухала сова. И в этой темной теплой ночи был единственный звук, который доносился с улицы.
Сам того, не замечая, я задремал. И видно все же пропустил момент, когда ко мне подошел человек. Открыв глаза, я увидел высокую черную тень, которая шла ко мне, а через секунду меня ослепила острая пронзающую боль во всей голове. И дальше темнота.


~*~*~*~*~
Я проснулся от острой головной боли. Не открывая глаза, я на ощупь, попытался определить, где нахожусь. К моему удивлению я понял, что сплю в постели. Тут же в голову пришла мысль, что похищение и все что со мной случилось - это только плод моего воображения. А точнее просто сон. Я улыбнулся и все так же, не открывая глаза, потянулся в кровати. Вставать не хотелось. Со стороны окна (по крайней мере, я надеялся, что это именно из окна) подул морской бриз и комната заполнилась запахом моря. Я поглубже вдохнул этот запах… Стоп, а откуда в Днепропетровске в обычной девятиэтажке запах моря?
Я открыл глаза. Интерьер помещения казался незнакомым. Резко сев на кровати и окончательно проснувшись я понял, что мне ничего не приснилось, и я по-прежнему нахожусь в заложниках у Ника.
Комната, в которой я спал, была выполнена в мягких голубых тонах. В сочетании с морским бризом и запахами свежести создавалось впечатление, что ты где-то на небе.
Наверное, окажись я тут при других обстоятельствах, моему восторгу не было бы придела, но сейчас…
Дверь в комнату открылась, и на пороге оказался мой похититель.
- О, ты уже пришел в себя? Замечательно. Давай, одевайся, и пойдем завтракать.
- Я не голоден… – каждое слово отдавалось резкой болью в голове. – Да к тому же голова болит…
- Сейчас, – Ник куда-то ушел. Сил чтобы встать не было. Я закрыл глаза и попытался понять, что же мне делать дальше.
- Вот, – где-то у меня над головой раздался голос. С большим трудом, заставив себя открыть глаза, я увидел стакан и какую-то шипящую гадость в нем.
- Яд?
- Аспирин. Тебя сильно ударили по голове. Скорее всего, у тебя сотрясение. Но не переживай, в течение десяти-пятнадцати дней все пройдет. А пока море пойдет тебе на пользу. Да, и еще, вот так бездумно убегать от вооруженного человека глупо. В следующий раз думай, что делаешь! Ты мог пострадать намного больше, чем просто легкий ушиб головы.
- То есть когда ты бил меня со всей силы по голове ты очень переживал о моем здоровье?
- Это был не я. По голове тебя огрел местный бомж, который жил в той халупе и решил, что ты его конкурент.
- Тогда как я тут оказался?
- Я нашел тебя лежащим на дороге без сознания. Принес в вертолет, а там тебя осмотрел врач.
Я молчал. Как-то все вышесказанное у меня не клеилось с образом убийцы, который так жестоко расправился с собственной семьей.
- Я хочу спать, у меня очень сильно болит голова. 
- Хорошо, поспи еще пару часов. А потом спускайся, я приготовил обед, – Ник пошел к выходу из комнаты. И уже почти прикрыл за собой деверь, но передумал и оставил ее открытой.
Невыносимая боль в голове лишила меня всех сил и, не задумываясь о том, что меня ждет дальше, я уснул.


~*~*~*~*~
С момента как меня похитили, чуть не убили и на вертолете переправили, бог знает куда, прошло три дня.
Все это время я активно искал возможности для побега, но безрезультатно. Дом, в котором мы жили, был построен где-то в океане, причем в ущелье. Со всех сторон нас окружала огромная скала. Так что добраться к дому можно было только с неба. Вокруг не было ничего кроме моря и песка. Я понимал, раз вода попадает в середину этого ущелья, значит, где-то есть выход в открытей океан. Только вот чем мне эта информация могла помочь? Даже если мне удастся найти этот лаз, что я буду делать в океане? А вдруг эта скала находится очень далеко от берега? Меня просто сожрут акулы.
Не могу сказать, что ко мне плохо относятся в моем плену. У меня есть телевизор, доступ в интернет и неплохая еда. Скажем так, дома на мою учительскую зарплату я себе так питаться не могу позволить. Но факт того, что я тут не гость, а пленник, меня напрягал. Ник постоянно находился рядом и следил за тем, чтобы я не смог передать хоть какую-то информацию знакомым в сети.
Все что мне приходило дельного в голову, это именно связаться с кем-то по интернету и сказать, где я приблизительно могу находиться. Но как это сделать, если рядом постоянно находится мой личный надзиратель?
И тут меня осенило. Ник несколько раз предлагал оторваться от компа и пойти покататься на водных мотоциклах. Сейчас он готовил обед и значит пора воплотить свой план в действие.
- Ник! Ник, я хочу пойти покататься на гидроцикле, ты не против?
- Нет, не против, только осторожно там! Не забывай, что у тебя еще не прошло сотрясение.
- Как скажешь мамочка.
Сорвавшись с места, я побежал на пирс, где стояли водные мотоциклы. Если честно признаться, то мне тут хорошо. Ник очень интересный и грамотный собеседник. Пообщавшись с ним столько времени, я понимаю, как ему удалось в двадцать два года сколотить такое состояние.
И чем больше я про него думаю, тем больше начинаю сомневаться в том, что он мог убить своих родных.
Он никогда не говорит о детях, всего пару раз обмолвился о жене и то мимоходом, вскользь. И сколько боли я видел в его глазах после, передать очень сложно.
С каждым днем я все больше проникаюсь к нему симпатией, вот почему я должен отсюда выбираться.
Он меня дурачит, чтобы я начал ему доверять, а мне это не нужно. Не хочу разочаровываться. Не хочу потом страдать и мучиться… Все, нужно выбираться и побыстрей.
План был прост. Мне нужно время, чтобы написать сообщение в социальные сети знакомым, а они передадут в полицию информацию о том, где я нахожусь. Следовательно, мне нужно отвлечь Ника, а для этого я имитирую маленькую аварию.
Я сел на мотоцикл и проехав пару кругов, так чтобы Ник из окна кухни меня видел, развернул свой транспорт по направлению к скале. Когда я уже подъезжал к намеченной мною цели добавил скорости, а сам спрыгнул в воду и очень активно начал грести к берегу.
От столкновения гидроцикла со скалой произошел взрыв. Я почти доплыл до берега с другой стороны дома.
Еще немного поднапрягшись, выскочил на сушу и рванул в дом. Пробегая мимо кухонного окна, я увидел Ника, который вбегал в воду и кричал. Его лицо меня поразило. Боль, страх, отчаянье – это все было отражено на его лице. Он повторял мое имя и нырял раз за разом. Доплыв до горящих обломков, которые еще не совсем утонули, он продолжал погружаться под воду. А когда выныривал, и звал меня. Еще минут через пять осознав, что меня не найдет, он стал кричать. Его яростный крик отчаяния вывел меня из ступора.
Я был поражен! Ник перестал бороться с водой и, просто расслабившись, лежал на поверхности, не шевелясь. Я забыл про свои планы на спасение и бросился к выходу. Голова начинала дико болеть. Но я не обращал внимание. Все попытки привлечет внимание Ника с берега, окончились полным провалом. Он не шевелился и не реагировал. Просто лежал и смотрел в небо. 
Крики, мольба, уговоры ни к чему не привели. Все, что мне оставалось это плыть к нему.
Глова начала болеть еще больше, а в глазах двоилось и начинало тошнить. Видно прыжок с мотоцикла давал о себе знать. Почему-то именно сейчас затея с разбитым водным мотоциклом не казалась такой уж хорошей.
Глубоко вздохнув и попытавшись успокоить свой разбушевавшийся желудок, я вошел в воду поплыл к тому месту, где все так же без единого признака жизни «плавал» Ник.
Добравшись до пункта назначения, я схватил его за руку и что есть силы, дернул за нее. 
Реакции ноль!
Да что же это такое! Я не выдержал, сорвался, и что есть силы, уперся руками о живот Ника, погрузил его под воду. Первые секунд десять не было никакой реакции… И вот сильный толчок мне в грудь, от чего я отлетел в сторону, из воды наконец вынырнул мой похититель. Осмотревшись, не понимающим взглядом уставился на меня. Потом, судя по ворожению лица, память начала к нему возвращаться. Он медленно начал подплывать ближе ко мне. То, как он на меня смотрел, не предвещало мне ничего хорошего.
И все что мне пришло в голову, это бежать. Я забыл о том, что у меня дико болит голова, что мой желудок вот-вот грозился вернуть мне завтрак с таким трудом скормленный мне Никитой. Единственное желание, которое я сейчас испытывал, это бежать и чем дальше, тем лучше и безопаснее будет для меня.
Не представляю, откуда у меня взялись силы, но я нырнул под воду и поплыл на берег. 
Мне повезло, я добрался до суши буквально на минуту раньше Никиты. Быстро поднявшись на ноги, я рванул к дому что есть силы. У меня было чувство, что если он меня сейчас поймает, то тут же на месте и утопит.
Не знаю как, но до своей комнаты я добрался без проблем. Закрылся в ней и стал ждать расправы, которая, я был уверен, придет без промедления.
Но я ошибся. За мной не то что никто не гнался, за мной даже не пошли.
Просидев час в своей комнате, но так и не дождавшись мстителя, я потихонечку вышел на улицу. На улице было тепло и солнечно. Еще сидя в комнате, я переоделся в сухие вещи и теперь был очень удивлен, увидев Ника сидящего все еще в мокрой одежде на берегу.
Он смотрел куда-то на скалы, и не обращал на меня никакого внимания. Подойдя ближе, я присел возле него на расстоянии вытянутой руки. Ник молчал и все так же смотрел перед собой. Моя память воскресила воспоминания как он нырял в поисках меня, считая, что я сидел на том гидроцикле и погиб. В отчаяние выкрикивал мое имя и вслух проклинал бога за то, что он забрал у него и меня.
Вот теперь я убедился окончательно: не мог этот человек кого-то убить. Если он так старался спасти своего заложника, мало знакомого человека, то что уж говорить про собственных дочерей?
Нет, теперь я в жизни не поверю, что он мог так поступить со своей семьей. А вот этого я боялся больше всего на свете. Я не хотел проникать к нему ни малейшей симпатией. Я знал, что если так случится, я не смогу с ним расстаться. Но это я? А нужно ли ему это? Нужен ли ему я в виде обузы на шее?
Я задал себе вопрос и прекрасно знал на него ответ. Нет, конечно! Зачем беглому зеку осужденному на пожизненный срок кого-то брать себе в напарники. Да еще такого тюху как я?
Улыбнувшись своим горьким мыслям, я принял решение, что сколько бы ему не понадобилось, я буду рядом и больше никаких побегов.
Еще раз согласившись со своим решением, я подсел поближе к моему похитителю.
- Прости меня… – Молчание. – Я понимаю, что поступил неправильно, я разбил гидроцикл, я заставил тебя переживать…
- Переживать… – это был не вопрос. Тихое рычание, которое с трудом можно было назвать человеческой речью. – Я решил, что потерял тебя. Ты хоть понимаешь, скольких людей я потерял? Я не мог остаться жить, зная, что ты умер по моей вине. Я… – Голос сорвался и он замолчал.
- Прости, прости меня! Я не думал, что ты так отреагируешь… Я просто хотел… Ладно, не важно, что я хотел. Главное, что я так больше не сделаю… Правда, я теперь все понял… Я буду помогать тебе, если это нужно…
Я замолчал. Понимая, что несу всякую чушь, но по-другому никак не мог выразить то, что я чувствовал сейчас.
- Помогать? Мне? – он повернулся ко мне лицом. Его смуглая от природы кожа сейчас была сероватого оттенка. Что говорило о перенесенном им стрессе. – Ты хоть понимаешь, о чем ты говоришь? Я убийца, которого ищут все спецслужбы страны. И не только нашей страны.
- Да плевать мне! – я вскочил с места и навис над ним. – Я не верю, что ты мог убить свою семью! Слышишь, не верю!
- Да? – он тоже медленно поднялся на ноги и встал возле меня. В росте он меня превосходил, из-за чего мне пришлось закинуть голову, чтобы видеть его лицо. – И из каких таких соображений ты сделал такой вывод? Если не секрет конечно?
- Не секрет! В жизни не поверю, что человек, который мог убить свою семью, будет спасать какого-то там заложника! Ну, утопился и черт с ним. А ты… ТЫ бросился меня спасать!
- И это все из чего ты сделал вывод, – его глаза метали молнии. Он сделал шаг ближе ко мне в надежде, что я испугаюсь и убегу. Но я больше не боялся. И мне плевать, даже если он захочет меня тут удушить или разорвать на тысячи мелких кусочков, я согласен. Просто потому что еще никто в моей жизни так отчаянно не пытался меня спасти. Кроме моих родителей конечно. Отчаяние, которое я слышал в его голосе, пробило брешь в моей ледяной стене, которая столько лет меня окружала. И где-то глубоко в сердце зародилось тепло и нежность по отношению к этому человеку. Я сам себе не верил, а ему верил, я знал, что он не причинит мне боли. Просто знал и все.
- Да.
- Ты настолько глуп? Или при падении с этой чертовой игрушки ты окончательно потерял мозги?! Ты забыл кто я, и за что отсидел восемь лет? А ты знаешь, зачем я сбежал? Нет? Отлично! Я тебе расскажу. Я хочу найти и убить того человека, который уничтожил мою семью! Я хочу не просто его убить. Я буду отрывать от него по куску, а раны посыпать солью, чтобы они не заживали, а кровь не сворачивалась. Потом я с него живого сниму кожу и буду наблюдать, как он корчится в предсмертных судорогах, а когда эта тварь сдохнет, я выкину его труп на растерзание псам. И мне плевать, что потом со мной сделают. А знаешь почему? Он посмел убить моих девочек! Ни в чем неповинных трехлетних детей. Они его называли дядя Стасик и с годика сидели у него на руках. А эта сука смогла без зазрения совести пустить им пули в спину! Скажи мне как!? Как можно в спину убить ребенка? – Никита кричал. Во время своего монолога он подошел ко мне вплотную и сейчас сжимал руками мои плечи. Чувство было такое, что будто он хочет вырвать мои руки. Но я молчал, понимая, что если сейчас не дам ему выговориться, то его душевная рана, которую я своим поступком так неосторожно «вскрыл» загноится и будет еще хуже. – Я уже давно мертв. Я умер в тот вечер, когда убили мою жену и детей. А тебя я притащил сюда, чтобы ты играл роль живого щита, которым я буду прикрываться, когда придет время. И не стоит искать во мне положительных сторон, у меня их нет. Тюрьма учит очень многому, в том числе как манипулировать людьми. Так что зря ты тут приписываешь мне то, чего просто не может быть. – Ник отпустил мои плечи и легонько оттолкнул от себя. – Вали в дом, я больше не хочу тебя видеть.
Я стоял и смотрел на его медленно удаляющуюся спину. Потом в голове будто что-то щелкнуло. Не думая, что делаю, я побежал следом за ним. Догнав, обнял его сзади за плечи и прижался к нему всем телом. 
- Я тебе не верю! Слышишь, не верю! Да, тюрьма тебя научила многому. Да, ты хочешь смерти того, кто убил твоих девочек! Да, ты жестокий и эгоистичный. Но это маска! И не нужно доказывать мне обратное. Сегодня два часа назад я видел тебя настоящего. И говорю тебе со всей серьезностью, на которую только способен, если ты и правда найдешь того кто убил твою семью, я первый буду помогать тебе снимать с него шкуру! Я буду рядом до конца! И если нужно будет, буду прикрывать тебя.
- А если нужно будет отстреливаться, что тогда будешь делать, а? – Голос звучал глухо и с издевкой. Провокация?
- Как что, буду подавать патроны конечно.
Тишина… Секунда… Вторая… Третья… И… Смех. Громкий смех больше похожий на карканье вороны. Но все же смех.
Ник отцепил от себя мои руки, повернулся ко мне лицом и заключил меня в свои огромные и сильные объятия. До этой минуты я не понимал, как хочу этого. Мамочки, неужели я гей?
«Главное вовремя про это подумать», – с издевкой смеялся надо мной внутренний голос. 
Ну и пошел ты. Без тебя разберемся.
- Никит? – молчание. – Никит, я не гей. А ты?
- А я восьми лет провел за решеткой, там баб не было…
- Ааа…
- И что это «а» значит?
- Я не знаю, просто «а»…
Подняв голову, чтобы на него посмотреть, я наткнулся на теплые и нежные губы. Покрепче прижав меня к себе, Ник завладел моим ртом, и мне снесло крышу. У меня было много любовниц, но поцелуй ни с одной из них меня так не возбудил, как сейчас поцелуй с Ником.
Еще чуть-чуть и я готов был бы на все. Но Никита отстранился и прижал меня к себе.
- Я думал, что ты умер. И хотел умереть следом за тобой. Потом, когда ты привел меня в чувство, я хотел тебя убить. Но ты убежал. Ты можно сказать счастливчик. 
- Дурак я, а не счастливчик.
Никита рассмеялся.
- Ладно, идем в дом, а то ты уже еле на ногах стоишь.
И не успел мой «спаситель» договорить свое предложение, как резкая головная боль пронзила меня насквозь. Я вскрикнул и схватился за голову. Никита без лишних слов подхватил меня на руки и понес в дом. Дальше я почти ничего не помню. Как оказался в постели как выпил лекарство и уснул. Полный провал в памяти. Зато во сне я продолжал целовать Ника, и мне это ужасно нравилось.


~*~*~*~*~
Оставшиеся три дня мы буквально друг от друга не отлипали. Я узнал о нем столько нового, а главное сумел из него выудить информацию о том, что он собирается делать и как дальше действовать.
Имя человека, которого он подозревал, я знал еще с того дня на берегу. Но больше никакой информации Никита о нем не предоставил. Сказал, что если я попаду в руки оперативникам, чтобы мне по-настоящему им сказать нечего было. Рисковать моей свободой он не собирался. Когда настало время, Ник заговорил о том, когда и где меня отпустит. Я протестовал и не хотел с ним расставаться. Да, наши с ним отношения дальше поцелуев не заходили. Но я ни за что его не оставлю, пусть и не надеется.
- Никита, я против! Мы поедем вместе! Слышишь? Я тебя не брошу. И одного не отпущу.
- Ты хоть сам понимаешь что говоришь? И на что себя обрекаешь?
- Да… Я так решил, и плевать мне на то, что ты думаешь по этому поводу. Я тебя одного не пущу, и точка!
Ник вздохнул и подошел ко мне. Обнял, крепко прижав к себе.
- Хорошо. Тогда сделаем по-другому. Раз уж бог послал мне такое «счастье» как ты, я не поеду мстить Стасу. Рисковать тобой я не могу. Но и погубить твое доброе имя учителя я тоже не хочу. Смотри, что мы сделаем. Завтра на вертолете тебя отвезут в Днепропетровский аэропорт. Естественно, тебя там уже будет ждать полиция. Тебя допросят. Ты скажешь, что не знаешь, где ты был. И как попал на борт этого вертолета. Что всю неделю пребывания со мной у тебя были завязаны глаза. И ты ничего не можешь им сказать. Не обо мне не о моем месте пребывания. У них просто не будет другого выхода как тебя отпустить. Мы же с тобой будем поддерживать связь через Интернет. 
А пока ты будешь активно демонстрировать всем, что жив, здоров, я буду готовить нам дом где-то заграницей. Мы там сможем укрыться, и спокойно не привлекая внимания жить. Потом, после того как я дам знать, ты всем скажешь, что хочешь поехать отдохнуть. Купишь билет, куда я скажу, и мы встретимся в аэропорту. И полетим туда, где нас будет ждать совместное будущее. Такой вариант развития событий тебя устроит?
Я обдумал каждое сказанное им слово и согласно кивнул. Да, я бы и тут остался с ним на всю жизни, если бы он предложил.
- Никит, а почему мы до сих пор не переспали? – Не знаю, почему мне пришел этот вопрос на ум, но ответ уж очень хотелось знать.
- Потому что ты раньше никогда этого не делал.
- И что с того?
- Ты хоть знаешь, как мужчины спят друг с другом?
- Ник, я понимаю, что я всего-навсего учитель математики в средних классах, но я не настолько сексуально не развит, чтобы не знать таких вещей.
- Тогда может, начнем с меньшего? – Никита сел в кресло и раздвинул ноги. – Ну, мой всезнающий учитель. Сделай, мне минет. Если удовлетворишь меня, я доставлю тебе столько удовольствия, сколько ты сможешь вынести.
Я покраснел и быстро опустился на колени между его ног. Провел языком по пересохшим от страха губам. И не откладывая в долгий ящик, принялся за дело.
Сначала я расстегнул пуговицу на его джинсах, потом вжикнул молнией и замер. Этот дьявол не носил нижнего белья. Видя мою реакцию на отсутствие на нем нижнего белья он хмыкнул и поудобнее устроился в кресле. Гад… Но я не привык отступать, сказал «а» говори и «бэ». Засунув руку к нему в штаны, я начал играть с головкой его члена. После нескольких движений его дружок стоял как по стойке смирно. Ник приподнял с кресла свой зад, и я смог освободить его от столь мешающей в данный момент части гардероба. 
Долго не думая, чтобы не сдрейфить в самый последний момент, я наклонился и взял его плоть в свой рот.
Мой похититель застонал и приподнял бедра мне навстречу, чтоб было удобней. Я сделал еще несколько движений языком и понял, что сейчас этот невероятно сильный и красивый мужчина полностью в моей власти. Я могу делать с ним все что захочу. А хотел я многого.
Немного прикусив нежную плоть и услышав очередной стон, я слетел с катушек. Что я делал и как, не знаю, единственное, что помню, это стоны выкрики моего имени и горько-соленый привкус спермы на моих губах.
Когда я пришел в себя, Никита по-прежнему сидел на кресле, а я устроился верхом на нем. Моя голова покоилась на его плече, и на душе было так хорошо и спокойно. Видно так на нем я и уснул.
Разбудил меня шум приземляющегося вертолета. И я понял: все, моя сказка закончилась, пришло время расставаться.
Глаза Ника были равнодушными и холодными. Он вел себя ровно. Не каких эмоций обещаний, клятв. 
Я все собирался с мыслями, чтоб сказать что-то соответствующее ситуации. Но не мог. На уме была одна мысль – мы видимся в последний раз. 
Ник ходил по комнате с телефоном в руке и быстро нажимал на кнопки. Потом передумал и откинул его в сторону.
- Валя, послушай. Я хочу, чтоб ты запомнил. Ни в коем случае ничего не говори полиции, чего бы они тебе не говорили. Ты должен запомнить как отче наш: ты не знаешь, где тебя держали, и не в курсе, зачем я тебя похитил! Я не хочу…
- А зачем? Зачем я был тебе нужен? Сказать что я хорошее прикрытие, так это не правда. От меня одни проблемы и хлопоты. Зачем, Ник, я тебе понадобился? Ответь мне! Я хочу знать.
К своему удивлению я понял, что говорю шепотом, а Ник прислушивается к каждому моему слову.
Выслушав мои вопросы и требования, он сел на пол возле моего кресла и спиной оперся на мои колени. 
- Понимаешь, я столько лет провел в тюрьме, что давным-давно был уверен, что умер. Нет, не в физическом смысле, в душевном. В тот день, когда я увидел мертвыми своих девочек, мой мир остановился. Мне было все равно, что со мной сделают. Я не хотел жить без них. Я был виноват в их смерти. Не смог уберечь самое родное и дорогое, что было в моей никчемной пустой жизни. А когда я встретил тебя на той дороге, что-то внутри меня ожило. И мне захотелось еще чуть-чуть почувствовать себя живым. В тот день на стоянке магазина, когда ты спал в машине, я собирался тебя оставить в ней и уйти. 
Но не судьба… Эти шавки, что накинулись на меня, не оставили выбора. Мне пришлось взять тебя с собой, и оставь я тебя в Приморске, они бы перевернули все так, будто ты мой сообщник. Так что, по сути, выбора-то у меня и не было. Вот и взял тебя с собой. Мне тепло с тобой. Не знаю чем и как это объяснить, но мне просто хорошо. Поэтому, я прошу тебя, если встанет вопрос о том, что ты мой сообщник, тебе уже никто не поможет. Вот почему я прошу тебя говорить только то, что я сказал, и даже не вздумай заниматься самодеятельностью! Те, кто убил мою семью, ни перед чем не остановятся, чтобы вернуть меня обратно в тюрьму. И ты можешь пострадать. Я это не хочу, так что действуй по тому плану, что я тебе сказал. Через две недели ты для всех полетишь в отпуск и из него не вернешься. И еще я хочу, чтобы ты подумал, сможешь ли ты навсегда отказаться от своей семьи, работы и жизни. У тебя на все про все две недели. Если передумаешь, то не приходи в аэропорт в назначенное время, я все пойму. И еще, если я не выйду на связь в ближайшие две недели, значит, меня убили. Забудь обо мне и живи дальше. А теперь вставай тебя уже ждут.
Не дав мне возможности что-то возразить или хотя бы ответить, меня сдернули с кресла и потащили к выходу. На пороге Ник крепко прижал меня к себе и поцеловал не глубоким быстрым прикосновением губ. Я не сопротивлялся. Просто подчинялся его рукам. Меня впихнули в вертолет, завязали глаза, еще раз пожелали счастливого пути и закрыли дверь. Еще несколько минут я слышал приглушенный разговор и резкий оглушающий звук взлетающего вертолета.
В голове было пусто. На душе лежал огромный камень. А предчувствие сводило меня с ума тонкими намеками на приближающуюся беду. Все говорило о том, что я совершил ошибку. И мне придется дорого за нее платить.


~*~*~*~*~
С момента моего, так сказать, счастливого освобождения пошло три дня. От Ника не пришло ни единой весточки. От мысли, что он может больше никогда не появиться в моей жизни, в жилах стыла кровь. Что это? Страх? Но почему? Я не мог понять, почему практически незнакомый человек, да еще с такой репутацией, мог стать мне таким дорогим за столь короткое время.
Я почти не мог спать. Как только закрывал глаза, сразу представлял себе, как его опять сажают в тюрьму, и я больше никогда не смогу его увидеть смеющимся на берегу моря рядом со мной. Эти мысли меня пугали.
Все три дня моей свободы от плена я фактически провел в прокуратуре. Ник был прав. Меня обвиняли в сговоре с ним. Потом хитрили, угрожали, запугивали. И все ради того, чтобы я рассказал о месте, где меня держали. И, наверное, этот кошмар бы никогда не кончился, если бы не Женя. 
Евгений Коломоец друг моего детства. Девять лет за одной партой. Сколько же мы пережили за школьные годы.
И вот теперь именно он пришел мне на выручку. Старший следователь прокуратуры вырвал мое бренное тело из лап своих сослуживцев. Уж не знаю, что он там делал, но с сегодняшнего дня именно он ведет мое дело.
Жека был полностью отдан работе, и я прекрасно знал, что он, если понадобиться, будет землю рыть носом, но все раскопает и найдет. Это меня совсем не радовало. Но если учесть, сколько лет мы знакомы, я был уверен, обвести его вокруг пальца мне не составит большого труда.
- Валик, ты что уснул? Валик!
Я непонимающе уставился на собеседника.
- Прости, что ты сказал?
- Я спросил, ты что уснул?
- Нет. Я просто задумался. Что ты спрашивал, повтори, пожалуйста.
- Я спрашивал, чем собираешься заняться в ближайшее время? И кстати, забыл тебе сказать, с сегодняшнего дня подписка о не выезде с тебя снята. Так что ты свободная личность.
- О, замечательно. Только ехать я пока нткуда не собираюсь.
- Валь… Что произошло между тобой и этим монстром когда…
- Он не монстр, – мой голос упал до шепота. В душе клокотал гнев. Никому не позволю его так называть!
- Да? А убийца своих дочерей и жены теперь как-то по-другому называется? Может великомученик? Может, пожалеем его? А?! Ты совсем спятил? Или тебя, твою мать, во время похищения сильно по голове ударили, и ты лишился мозгов. Ты хоть соображаешь, кого ты пожалел?!
- Не ори на меня! Я в своем уме! И прекрасно знаю что говорю! И скажу тебе еще раз, он этого не делал! Слышишь меня! НЕ ДЕЛАЛ!
- Нет, ты, правда, рехнулся! Был суд, следствие, которое доказало что он виновен. Понимаешь ты это или нет?! Да открой же ты глаза! 
- Так вот зачем ты перехватил мое дело. Решил, раз мы друзья детства, то я по старой дружбе все тебе выложу. И ты со спокойной душой пойдешь и поймаешь его. Потом тебе дадут очередную звезду на погоны и все счастливы. Народ – потому что ужасного убийцу посадили в тюрьму, ты – потому что получил повышение. Так? Я тебя спрашиваю, так? – я вскочил со стула, на котором сидел, и кругами заходил по кухне. Так вот зачем он напросился в гости на чай. Информацию выведать. – Я не хочу, чтобы ты вел это дело! Я…
- Валь, успокойся… Я не враг тебе. Давай просто поговорим…
- Ну конечно, просто поговорим, гражданин начальник. А ты потом все мною сказанное против меня и используешь, так?
- Валя, я кто угодно, но не сука! И за такие высказывания и по роже схлопотать можно. Ты мой друг и люблю я тебя как брата! И никогда бы тебя не подставил, но чтоб помочь тебе, мне нужно знать, хоть за что хвататься. А теперь сядь и расскажи мне, почему ты так веришь этому Майскому, что в нем такого, что ты готов убить меня, лишь бы его защищать.
- Я провел с ним семь дней, и поверь, за эти семь дней, я дважды был на грани смерти и дважды спасал меня Майский. Даже рискуя собственной жизнью. Как думаешь, человеку, который, не задумываясь, пристрелил собственных детей, берег бы жизнь какого-то заложника? Вот-вот, и я о том же, – глаза сидящего напротив меня Жени не выражали ничего, но я знал, что такая информация не оставит его равнодушным. И он начнет рыть. – Он заботился обо мне. И как ведешь, отпустил. И самое страшное, что со мной было, это меня связали. Все! – я вздохнул. 
- Что-то у меня не вяжется то, что ты рассказал про этого парня с той информацией, что я слышал. Ты знаешь, что в тюрьме он был лидером? Его боялись, говорят, что он безжалостно ломал кости за малейшую провинность со стороны своих шестерок. Что за те годы, что он провел взаперти, даже начальник тюрьмы стал его побаиваться. И тут ты мне говоришь такое. Я запутался, кому верить! А ты уверен, что все семь дней не общался с волком в овечьей шкуре? 
- Уверен! Да что я тебе одно и то же талдычу, все равно ты не поверишь, и будешь делать так, как считаешь нужным. 
- Ладно, брат, не злись, я должен подумать. Спасибо за чай. Ты до конца этой недели отдыхай, а в понедельник жду тебя у себя. Я пока попытаюсь нарыть информацию про твоего этого не виновного.
Жека вышел в прихожую, натянул кроссовки, и присев на корточки стал завязывать шнурки. Как он может в такую жару ходить в кроссах? 
- Если честно, – сказал он снизу вверх, – первый раз вижу, чтобы ты так за кого-то горой стоял. Ты всегда старался не ввязываться, а тут такое рвение. Ты часом не влюбился? – Друг засмеялся собственному остроумному замечанию.
- А если и так? Что друг гей тебя уже не устраивает?
Прекратив завязывать шнурок, Жека выпрямился во весь рост и уставился на меня.
- Он что, тебя изнасиловал?! – друг кричал, даже сам этого не осознавая. – Так вот почему ты молчишь и не даешь никакой информации! Этот… Этот…Тебя…
- НЕТ! И еще раз нет! Он ничего подобного со мной не делал! Я просто пошутил, а ты как всегда. Все, вали давай отсюда! Я устал, спать хочу.
И, не дожидаясь реакции друга, вытолкал его на лестничную площадку и закрыл дверь.
Голова шла кругом. Мысли просто не давали жить. А вдруг я ошибся? Вдруг он и правда просто хороший актер. Или преследует какой-то интерес? Но какой? Что я обычный учитель могу?
От таких мыслей сердце ёкнуло и пропустило удар.
Нет, все не так. Это Жека со своими подозрениями сбивает меня с пути истинного. Никита не убийца, я это знаю, уверен на все сто процентов.
Я попытался взять себя в руки. У меня всего неделя, чтобы закончить все дела и собрать все необходимое, а так же морально подготовиться к тому, что меня ждет впереди.
Я до сих пор не могу понять, почему я готов бросить все ради Ника. И почему каждое плохое слово, сказанное в его адрес, причиняло мне боль. Но я точно знал, что ни за что не откажусь от него.
Из транса задумчивости меня вывел телефонный звонок.
Отвечать на него мне совсем не хотелось. Я, наконец, понял, что до сих пор стою в прихожей. Подняв и закинув на полку оставшиеся лежать посреди дороги комнатные тапки, которые носил Жека, я пошел в комнату.
Телефон не затыкался, на улице лаяла собака, и плакал чей-то ребенок, а в голове только дна мысль, когда же? Когда же он напишет.
Я сел перед выключенным компьютером и стал гипнотизировать его взглядом. Страх, что Никита просто от меня таким способом отвязался и уже где-то далеко, меня не покидал. 
Что он для меня? Почему я так веду себя? Неужели это больше чем просто дружба? Я влюбился? Но как? 
Не найдя ни одного ответа на свои вопросы я все-таки решился включить заветную машину, которая дарила хоть маломальскую надежду еще хоть раз увидеть такого дорогого мне человека.
Компьютер зажужжал и стал загружаться. Мои нервы были как натянутая тетива лука.
Натяни еще сильнее, и лопнут. Хотелось постоянно куда-то бежать. Я как на иголках и ничего не могу с этим поделать.
Монитор засветился голубым и показал заставку. Пару кликов мышкой и первая страница открылась. ВКонтакте пусто. Сообщения от друзей и коллег, и больше ничего. Тот же результат и в Одноклассниках, и почта пуста.
Эта тишина меня пугала. В голове прочно засела мысль, что он уже не появится, и я больше никогда его не увижу.
От досады я стукнул по столу и видно зацепил пульт от телевизора. Проклятый ящик включился, и оттуда диктор со странной прической и в строгом деловом костюме рассказывала о последних новостях. И чтобы хоть немного отвлечься я стал прислушиваться и пытаться вникнуть в то, что она говорит.
«Сегодня правоохранительные органы, наконец, вышли на след сбежавшего уголовника Никиту Майского. Тщательное расследование дало свои результаты. Майский был обнаружен в Иране. Там была сделана засада. Но Майскому опять удалось уйти от правосудия. Напомним, что восемь лет назад он убил свою семью циничным безжалостным способом…»
Иран? Что Ник делает в Иране? Каждое слово проклятого диктора отражалась в моей голове болью. Пока я тут ною и жалуюсь, какой я несчастный, его чуть не убили! Как же мне тебе помочь? Ник, где ты, дай хоть весточку, я же так с ума сойду!
Больше не в силах ждать и сидеть дома я пошел на улицу. Хотелось курить. И еще чего-то… Голова совсем не соображала. 
Как в трансе я бродил по улицам. Некоторые люди показывали на меня пальцами. И я слышал шепот мне в спину. Я не сомневался, меня знают как заложника Никиты Майского. А мне хотелось каждому из них кричать, что они болваны и не знают какой он на самом деле. И, да, я пленник Майского, только не физически. Он украл мою любовь, жизнь, душу. И пропал не оставив даже адреса куда идти, чтобы спасти то, что он забрал у меня.
В кармане завибрировал телефон. По звуку было ясно, что это сообщение электронной почты.
Может не читать? А если что-то важное?
На экране высветился неизвестный мне адрес. « Планы поменялись, в понедельник будь готов, рейс в двенадцать двадцать на Таиланд. Много вещей не бери. Никому ничего не говори. Если передумал не приходи. Жду тебя возле стола регистрации десять минут, не будет, улетаю один. Ник».
В голове зашумело и я сел прямо на асфальт. Значит, не обманул. Внутри меня все ликовало. Я был счастлив. 
Вскочив на ноги, я побежал домой. Нужно собрать все необходимое и еще что-то придумать, чтобы мама не переживала.
Я несся, чуть ли не на крыльях пока возле собственного подъезда не увидел Жеку. Лицо его было мрачнее тучи. Он курил и что-то читал на планшете.
- Что ты тут опять делаешь? Я же сказал, что с предателями не хочу разговаривать.
- Валентин, прекрати, мы не в детском саду! Он связался с тобой? И не смей мне лгать! Я ради тебя пошел на должностное преступление! Я тебе верю! Похоже, ты прав, и Майского действительно подставили.
- Интересно, с чего такой вывод? Или это очередная ловушка?
- Прекрати! Я вскрыл архивы… По сути на Майского нет не одной улики… Дело сфабриковали. Но я не поэтому тут. Если он с тобой связался, ты должен мне сказать! Сверху дали команду не задерживать его при следующем обнаружение. Сказали, что нет смысла, он будет бегать до бесконечности.
- Его что, просто отпустят?
- Ты придурок! Приказано стрелять на поражение! Его просто убьют. Видно его жизнь все же не выгодна кому-то. 
- Я… так, давай войдем в квартиру… Соседи…
Куда делась моя радость? Почему им просто не забыть про Никиту, как забывают про миллионы преступников, которые просто спокойно живут на просторах нашей большой родины?
Никита, кому же ты перешел дорогу, что, даже уничтожив всю твою семью, тебя не хотят оставить в покое?
Мы с Женей молча доехали до моей квартиры, и зашли внутрь. Не сговариваясь, прошли на кухню. 
- Валь… Я понимаю, для тебя сейчас не друг, а мент, который хочет поймать того, кто тебе дорог… - Женя запнулся, потом подошел к холодильнику и достал бутылку водки. Налил пол чашки и залпом выпил. Не закусывая и не запивая. – Но если его не возьму я… Его просто застрелят! И тебя вместе с ним как соучастника. Ты меня понимаешь? На него не просто охота идет! Это травля! И его найдут! И убьют! Ты меня понимаешь?!
- Не ори… Налей и мне… - дважды просить не пришлось. Мне налили целую чашку и я, не задумываясь о последствиях, выпил ее. 
Что было потом, я не помню. Куда делся Жека, о чем мы договорились и договорились ли вообще, я просто проснулся в своей квартире и понял, что уже завтра я встречусь с Ником. Смысл этой мысли не сразу дошел до меня. Но когда до моего больного сознания дошло, я сорвался с места и весь день бегал по городу и родным, чтобы в последний раз повидаться с ними, а так же собрать все, на мой взгляд, необходимое. Вечером написал письмо маме, и положил его в свой письменный стол, не сомневаюсь, она его там найдет. 
Все на этом, моя миссия закончена. Завтра, в двенадцать тридцать у меня начнется новая жизнь. Жалел ли я об этом? Я не знаю. Единственное, в чем я был уверен, что жить без моего похитителя больше не смогу… И если для того, чтобы просто быть рядом с ним мне придется стать другим человеком всю жизни прятаться и жить чужой жизнью, я согласен. 
И что бы там не говорил Жека, я своего решения не изменю…
Как я уснул, не помню, меня разбудил писк будильника. На часах десять утра. До встречи два часа. Умывшись, одевшись в самую простую и не примечательную одежду, я вышел из дома.
До аэропорта мне ехать почти полтора часа, так что времени достаточно.
Маршрутка, дорога, все как в тумане. В голове одна мысль: «быстрее». Сердце никак не могло успокоиться, на душе была необъяснимая тревога. Такое чувство, что я что-то забыл, очень важно, что непременно должен был знать.
До вылета почти тридцать минут. Хочу кофе. Зайдя в здание аэропорта, я огляделся по сторонам и на втором этаже увидел кафе.
Вот то, что мне нужно. Быстро поднявшись по лестнице, я сел за маленький круглый столик стоящий ближе всех к перилам. Сидя за ним, можно было видеть весь первый этаж и бурлящий муравейник людей. Они все куда-то спешили, разговаривали и смеялись. Все куда-то ехали, кого-то встречали.
Один я точно знал, что через двадцать пять минут Валентин Егоров исчезнет. Сейчас последний раз выпьет свой любимый кофе и просто растворится в этом море из живых людей. 
Девушка принесла меню. Я заказал черный кофе без сахара с молоком. И отложил книжечку в красном кожаном переплете. Пока выполняли мой заказ, я смотрел на людскую массу внизу. Иногда мой взгляд задерживался на ком-то конкретно. Вот как на этом мужчине в черной футболке и такого же цвета брюках. Из всего багажа у него был только небольшой кейс в руках и все. Он явно кого-то ждал. У него была прекрасная фигура, как у Никиты… Никита? Не может быть. Внизу прямо под балконом, на котором я сидел, стоял он! Мой Никита был прекрасен… И он ждал меня…
- Он действительно за тобой приехал, – от этой фразы я подпрыгнул и резко повернулся в сторону говорящего. Напротив меня сидел Женя. А сзади с двух сторон стояли два огромных парня. – Прости друг… Но я не могу допустить, чтобы тебя убили. Даю слово, я разберусь, что к чему в деле твоего Никиты. И если он не виновен, я приложу все усилия, чтобы его отпустили, а пока он будет задержан…
Что дальше говорил и обещал этот Иуда, я не услышал, вскочив со стула, я переклонился через перила и собирался кричать, чтоб Ник убегал… Но было поздно, два человека в форме и с пистолетами подошли к нему вплотную и схватили за руки. Он попытался вырваться, но не удачно. Крик застрял у меня в горле, и все, что я мог, просто открывать рот как рыба, выброшенная волной на берег. Я наблюдал, как Ника ведут под руки к выходу. Он оглядывается по сторонам в поисках меня. 
Я еще раз открыл рот и, набрав в легкие побольше воздуха хотел крикнуть, что я тут, наверху…
Он как почувствовал меня. Резко остановился и, вырвав руки из цепких пальцев держащих его людей, развернулся и посмотрел мне в глаза. 
Два ледяных кинжала пронзили мою душу. Только сейчас я понял, что случилось и кто я теперь для него.
В карих глазах читалось разочарование и обреченность. Он усмехнулся и, развернувшись, пошел к выходу. Двое верзил побежали следом.
Я стал задыхаться. Легкие жгло от нехватки воздуха. Но у меня никак не получалось вдохнуть воздух. Глаза ничего не видели, а воспаленный мозг отказывался воспринимать происходящее.
Медленно сползая на стул, который стоял сзади меня я, наконец, смог большим трудом вдохнуть в себя с воздух. Постепенно ко мне возвращалось сознание. И только теперь я понял, что произошло. Я собственными руками только что посадил в тюрьму того, кто дороже самой жизни.
Я его предал. Я доверил его тайну, а поплатился за это он.
В душе стало пусто и холодно. На всю свою сознательную жизнь я запомню этот взгляд. Острый, как бритва, и хлесткий, как кнут. Он мне сказал больше, чем я хотел бы знать. Я предал его, как когда-то его напарник.
Он доверил мне себя, а я предал. Пусть не сознательно. Но я предатель. Я сам потерял то, к чему так стремился.
- Валентин! Валя, приди в себя! Нет ничего страшного. Ты спас его! Слышишь, я даю слово я, все раскопаю, я его вытащу оттуда. Ты…
Я не слушал… Смысла нет слушать… Я его предал, и меня не простят.
Больше не слушая, что говорит Женя, я встал и молча, как под наркозом, пошел к выходу. 
На меня все смотрели и перешептывались, но это уже больше не имело значения.
Ничего в этом мире больше не имело значение, пять минут назад Валентин Егоров, как и обещал, умер. Осталась оболочка. Просто пустая оболочка, которая со временем тоже умрет…


~*~*~*~*~
- Валечка, так нельзя! Нужно же что-то есть! Прекрати так сидеть и смотреть в одну точку!
Мама уже третий день крутилась возле меня. Дважды приходил Женя, что-то рассказывал. Но что именно, я не помню. Да и все равно. Ничего не хочу. Не есть, не пить, не дышать.
Просто тишины. Дайте мне тишины.
- Валя, послушай меня, давай поговорим. Я хочу услышать твою версию того, что случилось.
Мама, я не хочу говорить. Нет, не не хочу, не могу. Голос меня не слушается. 
- Никогда бы не подумала, что мой сын такой слабак. Мне стыдно за тебя сынок. Мы с отцом растили тебя и столько в тебя вкладывали не для того, чтоб ты от малейшей неудачи впадал в штопор…
Не знаю почему, но последние мамины слова произвели эффект выстрела в полной тишине.
- Малейшей неудачи… – мой голос был еле слышен, – Малейшей неудачи? Мама, да ты хоть представляешь, о чем ты говоришь?
- Нет, сын мой, не представляю, поэтому и прошу тебя уже третий день, разъяснить мне, что происходит. Но ты молчишь, и я в полном неведении, – мама говорила спокойным голосом. Как будто бы она сейчас стояла не перед слегка рехнувшимся сыном, а у себя в классе перед учениками, и спокойно выясняла, кто мелом на доске написал бранное слово. – Как только ты соизволишь мне все рассказать, я буду иметь возможность тебе помочь или, если не помочь, то хотя бы дать совет…
И тут меня прорвало. Было такое чувство, что в душе был огромный гнойник, и сейчас мама его вскрыла и дала возможность всей гадости находящейся внутри выйти наружу.
Я, сбиваясь и глотая слезы, как в детстве, рассказывал все маме. От момента как встретил Ника на дороге и до встречи глазами в аэропорту. Она слушала молча и только периодически кивала, давая мне понять, что слушает. Когда я закончил свой рассказ, слезы катились из глаз сами по себе, не произвольно и мама, подойдя ко мне, прижала меня к своей груди. Давая возможность выплакаться и успокоиться.
- Да, ситуация… И что ты собираешься делать теперь?
- Делать? А что я могу сделать? Я ПРЕДАТЕЛЬ ДЛЯ НЕГО! Что я могу сделать мама?! 
- Перестать орать на мать и включить мозги, для начала. Ты только что почти час убеждал меня, что он не виновен. Так?
- Так…
- Так докажи это в суде. Собери доказательства, что его подставили, и сможешь оправдать себя. И да, Женя поступил правильно, он лишил убийцу, что охотится за твоим Никитой, возможности убить его. Пока он под охраной людей Жени, ему ничего не грозит. А тебе не мешало бы у него попросить прощения. Он уже весь извелся. Вон посмотри, сидит во дворе на лавке как приклеенный.
Я подошел к окну, Жека как побитая дворняга сидел на лавочке и жевал пирожок, который, судя по всему, ему дала моя мама.
Глядя на всю эту картину, я не выдержал, смех сам собой прорвался наружу. Ужас трех дневной давности, который сковал мое сердце, отступал. И у меня появлялась надежда спасти Никиту. А для этого мне нужна поддержка, а чувствующий свою вину следователь прокуратуры именно то, что мне нужно.
- Мама, а где мой телефон?
Женщина пожала плечами. И тут меня осенила еще одна мысль.
- Ма, а ничего что твой сын, судя по всему гей? Ну, просто я хочу уточнить, может ты не поняла?
- Интересно, какого ответа ты от меня ждешь?
- Просто нормальные родители не так реагируют на такие новости. Ты понимаешь, что внуков у тебя не будет?
- Почему не буде?
- Мам, ты издеваешься?
- Нет. Усыновите, в приютах миллионы детей, которые хотят иметь родителей.
- А как же папа?
- А что папа? Сынок нам все равно с кем ты спишь. Главное, что ты жив и здоров. Любишь и любим. А все остальное мелочи жизни, поверь моему опыту. А теперь иди в ванную, а то от тебя, мягко говоря, несет. А я пока приглашу в дом твоего друга.



~*~*~*~*~
Уже вторую неделю мы с Жекой носимся по городу как ненормальные в поисках хоть какой-то зацепки по делу Никиты. Сотня опрошенных соседей и людей, работающих в доме, не дали нам ни крупицу новой информации. Куча перелопаченных документов и фактов, которые не совпадали друг с другом. Какой-то замкнутый круг.
Как выяснилось Стас – партнер, которого Ник подозревал, умер через месяц, после вынесения приговора Никите. Просто взорвался в машине. Официальная версия: возгорание в бензобаке, несчастный случай. Но почему-то мне в это не верится. У Жени тоже сплошные дыры. Никита на контакт идти не хочет, молчит как рыба. Мои попытки с ним встретиться и все объяснить не увенчались успехом. Он просто отказался со мной видеться. Такое поведение Ника приводило меня в отчаяние. Я метался от одного человека к другому, подолгу просиживал в архиве, вчитываясь в документы, в надежде найти хоть что-то, что помогло бы спасти любимого человека. Да, я больше никак по-другому не называл. Только любимый человек, и пусть ему я не нужен, я всеми силами буду доказывать его не виновность, пока не докажу и ему и всем, что я не предатель, что верил каждому его слову. И пусть все видят, он честный человек, которого оболгали.
Я смирился с тем, что влюбился в него. Все что меня интересовало на данный момент – это доказательство его невиновности. Я даже ходил к его погибшей семье. По документам их похоронили на центральном кладбище. У работников кладбища я узнал место и номер могил. Но найти таковых так и не смог. Как мне сказали, за восемь лет могилки без ухода и креста, скорее всего, просто сравнялись с землей и заросли бурьяном. Я никак не мог прийти в себя после увиденного. Никите даже на могилу прийти некуда, чтобы оплакать своих детей и любимую жену. Эта мысль не давала мне покоя. И подталкивала копать глубже. Интуиция мне подсказывала, что все не так просто. Мы чего-то не видим, ходим вокруг да около, но никак не поймем что не так…
И вот, в конце второй недели все, что мне оставалось это найти родственников этого Стаса. Узнав в офисе, который раньше принадлежал Никите, адрес погибшего, предварительно представившись социальным работником, который ищет одинокую мать. Я отправился в гости к несчастной женщине. Что я буду ей говорить, я не знал. Да и готовиться особо не было времени. Единственное, что меня беспокоило, чтобы она хоть что-то знала.
Долго бродя по кварталам я, наконец, нашел нужный дом и подъезд. Поднявшись на указанный этаж, я нажал на звонок. Минут через десять дверь открыла маленькая седая старушка и очень внимательно на меня посмотрела, не произнося не слова. 
- Простите. Я Валентин Егоров. Я к вам по вопросу…
- Я знаю, кто ты, – скрипучим голосом перебила меня бабулька. – Входи, я ждала тебя милок. Долго же ты думал, прежде чем попал ко мне. Ты тот, которого похитил Никусик? Бедный мой мальчик. А я ему говорила, эта шалава сведет его в могилу. Не поверил… Не послушал меня. Так она и моего сына на тот свет отправила. И ты будь осторожен, эта дрянь ни перед чем не остановится.
- Вы о ком? Простите, а как я…
- Агафья я. А говорю я о жене моего Никусика. О змее этой подколодной. 
- Так она была убита восемь лет назад…
- Да что ты милок. Жива эта ведьма, живехонька, никакая проказа ее не берет. Мой Стасичек, после того как мальчика моего посадили, якобы за убийство, нашел ее. Она с любовником своим. Кстати, судьей, что Никусика судил, на острова отдыхать укатила. А малюток своих в приют определила как беспризорных. Сы́ночка их сразу домой забрал, а сам компромат на эту шлюху искал и нашел, только предъявить никому не успел, убила она его…
- Как жива? И дети? – я сидел в полном шоке. Мое воображение рисовало все, но чтоб такое!.. – Но за что она так с Никитой? Он же люби ее!
- Нет, он никогда ее не любил. И дети не его. Эта проститутка нагуляла их. Никусик с ней в одном интернате был. Потом, закончив учебу, бизнес свой открыл, начал расти, сынулю моего к себе взял в помощники. И тут, откуда не возьмись Эта появляется: «Спаси Никита, я беременна и никому не нужна». И этот дурень на ней женится. Детей очень любил, души в них, не чаял…
Я слушал и не верил своим ушам. Земля ушла у меня из-под ног. Вот теперь все части мозаики, наконец, сложились в одну картинку. Вот почему Никита никогда не говорил о погибшей жене. Вот почему в его деле так много дыр. Этот судья любовник его жены. И вот почему я не смог найти могилы. Их просто не существует. Теперь понятно, почему через столько лет Никиту до сих пор пытаются убить. Если откроется правда, то наказание понесут многие люди.
- А все состояние, которое заработал Ник, кому оно досталось?
- Глупый вопрос. Ну, так и быть отвечу. Шалаве этой, кому же еще. Да ее любовнику. Он теперь большой пост занимает, судья конституционного суда.
Вот теперь все понятно. Деньги – это все в чем был виноват Ник. У него было много денег. Из-за этого он пострадал.
- А где девочки сейчас? Вы сказали Стас их забрал к Вам?
- Да, восемь лет они жили со мной. Но неделю назад сюда ворвалась это тварь и забрала их… А знаешь зачем они ей?
- Нет…
- Никусичек мой еще до ареста и всей этой интриги на их счета в банке положил огромные суммы, но распоряжаться они ими смогут только с одиннадцати лет, так он захотел. Вот их мамаше и нужны эти деньги. Без девчушек она их не получит…
- Где я могу ее найти. И девочек конечно?
- Да ты что, тебя там растопчут как таракана. Один что ль в логово гиены идти хочешь?
- Не переживайте, не один пойду, с подкреплением, только скажите куда. Да, и еще, у Вашего сына, не осталось никаких документов, записей по этому делу, мне нужны будут доказательства…
- Как же, милок, осталось, еще как осталось… – бабка быстрым шагом скрылась, куда-то вглубь квартиры и через некоторое время выволокла ноутбук и целую коробку с фотографиями, папками и записями.
- Тут все.
- А почему вы все это не отнесли сразу в полицию?
- Если бы я хоть шаг сделал по направлению к милиции со всем этим, эта змеюка убила бы и меня и девочек, разве я могла такое допустить?
- Нет, конечно, не могли. Так что там с адресом?
- Сейчас, напишу, – старушка опять скрылась в недрах своей квартиры. Я, чтобы не терять зря время, достал телефон и стал звонить Жеке. Но как назло он не отвечал. После третьей попытки дозвониться я послал ему смс с кратким описанием того, что узнал и куда собираюсь направиться. Через минуту появилась бабулька с бумажкой в руке. На котором был каллиграфическим почерком выведен адрес.
- У меня только один вопрос остался. Жена Никиты что, поменяла фамилию и имя?
- Представляешь, нет. У этой дряни хватило наглости первые два года жить под фамилией мужа. А теперь она вышла вторично замуж и естественно живет под новой фамилией.
Еще раз, поблагодарив старушку, я отправился по указанному адресочку. Предварительно не забыв отправить послание с ним же Жеке.
Дом жены Ника находился в самом престижном районе нашего города. Я прекрасно понимал, что просто так на территорию этого особняка не попаду, нужно что-то придумать, но что?
И тут решение пришло само собой в лице двух дамочек, которые, проходя мимо меня, жаловались, что их хозяйка совсем с ума сошла. Разогнала почти всех учителей девчонок. Мол, сволочи, столько денег гребут. Сама в роскоши купается, а на собственных детях экономит. И вот теперь им поручили найти дешевого преподавателя. Ну и задачка.
Этой информации было вполне достаточно, чтобы дать мне шанс на проникновение во внутрь этого дома и спасение девочек. А так же на приобретение нужных улик. Одно пугало. Меня могли узнать как заложника Ника. Но как говорили наши предки, кто не рискует, тот не пьет шампанского и не побеждает в войнах.
Я догнал женщин и окликнул их:
- Милые дамы, простите, я стал невольным свидетелем Вашего разговора. И кажется, я Вам могу помочь. Меня зовут Валентин Егоров, и я преподаватель. Так же на данный момент ищу работу и не требую за нее большой оплаты. Так что буду очень счастлив, если Вам пригодятся мои услуги. 
Женщины переглянулись между собой, как будто что-то решая, и помолчав еще несколько минут, все же решили снизойти и ответить мне.
- Валентин… А как вас по отчеству?
- Аркадьевич.
- Валентин Аркадьевич, мы очень рады, что встретили Вас. Но Жанна Сергеевна – это наша хозяйка, предлагает очень маленький заработок. Прожиточный минимум, без каких-либо надбавок и премий. Ни один учитель не согласился. Вы уверенны, что хотите такую работу? Да и вся забота о девочках кроме готовки и стирки будет лежать на Вас. Дети мать вообще не интересуют.
- Я согласен на все. Работы сейчас нет, лето.
- В таком случае добро пожаловать в наш дурдом.
Дамы подхватили меня, как говорится, под белые рученьки и повели за собой.
Дом был огромен, напичкан всевозможной охранной техникой. Да и самой охраны человек тридцать не меньше удалось насчитать.
Жанна оказалась шикарной шатенкой. С огромными зелеными миндалевидными глазами. Но всю ее красоту портили надменность и холодность. На все наше знакомство и передачу детей мне, ушло немного-немало десять минут. Мамаша представила девочек, а затем встала и ушла. Через пол часа девушка, служившая в доме горничной, сообщила, что хозяйка уехала и вернется только через три дня. И на все это время за главного оставлен я.
Меня это поразило. Она настолько уверена в себе, что не боится оставлять абсолютно незнакомого человека у себя в доме. Так же, к моему удивлению, меня никто не узнал. Никто, кроме девочек.
С первых секунд знакомства было ясно, что они, как и Агафья, меня не только узнали, но и были уверены, что я пришел именно за ними.
- Ты Валя, да? – рыженькая зеленоглазая девчушка смотрела на меня с такой надеждой, что мое сердце сжалось. – Тебя ведь папа прислал? Он ведь нас заберет? Он же не оставит нас тут? Правда?
- Конечно. Мы сейчас возьмем все необходимое и положим…– я начал крутиться на месте в поисках чего-то, что не вызвало бы подозрений у охраны. И в то же время в него можно было бы положить хоть какие-то вещи девочек. Долго искать не пришлось. Два зеленых рюкзачка весели на спинках кроватей.
- Вот сюда! – я схватил рюкзак и протянул его одной из близняшек. – Возьмите немного сменного белья, по запасной кофте и по паре джинсов. Все остальное купим потом. У Вас пара минут на сборы. Успеете? – Синхронный кивок голов, и через секунду Зоя и Герда забегали по комнате, собирая то, что я им сказал. 
Мне было страшно. Я рисковал не только своей жизнью, но и жизнью детей. Что будет, если меня поймают? Такие мысли заставляли меня усомниться в правильности моего решения, но другого выхода у меня нет.
- Девочки, пока вы собираетесь, я выйду, поговорю с охраной.
Интересно, где у этой дамочки могут храниться ее тайны? Больше такого шанса достать улики прямо с дома самой «умершей» жены у меня не будет. Но где искать, и что? Я спустился по лестнице вниз. Нигде никого не было. Пройдя на кухню, я обнаружил там полную женщину в переднике и у плиты. Из чего сделал вывод, что она повар в этом доме.
- А где все?
- Вы новый учитель? Добро пожаловать. Хозяйка, когда уезжала, отпустила всех кроме меня и троих охранников, так же разрешила Вам спокойно ходить и передвигаться вместе с девочками куда захотите.
Я не верил в свою удачу. Но мне еще нужны были улики.
- Это очень хорошо, мы как раз собрались идти гулять в город. Но мне нужен интернет, где я могу его тут найти?
- Насколько мне известно, компьютер есть только в кабинете хозяина и в комнате хозяйки, это на втором этаже в конце коридора, обе двери друг напротив друга.
- А будет нормально, если я войду в комнату хозяйки?
- А почему нет? Ее нет, да и в доме нет никого кроме меня, так что делайте что хотите.
После этих слов женщина отвернулась и стала что-то мешать на плите. 
Незаметно для хозяйки кухни я с полки стащил несколько прозрачных пакетиков на всякий случай. И пошел искать комнату Жанны.
Спальня была вся напичкана дорогими картинами и всякими не менее дорогими безделушками. Что сразу говорило о полном безвкусии ее владелицы.
Порывшись в ее вещах и ничего, не обнаружив, я пришел к выводу, что мне нужны ее отпечатки. Я схватил пакетик, натянул его на руку и взял первую попавшуюся бутылочку со столика с зеркалом. Аккуратно завязав пакет и подумав, все же во второй запихнул одну из шелковых блуз, лежащих на полу, а вдруг пригодится. Так же, чтобы не терять время, я схватил ноутбук, валявшийся на кровати, и быстро со всем своим украденным добром побежал в детскую.
Девочки уже были готовы и ждали меня возле двери. Открыв их рюкзачки, я всунул туда свою добычу и приказал малышкам спускаться вниз.
Сам же я попробовал еще раз дозвониться Жене. И, о боги, он, наконец, ответил.
- Где тебя носит! Целый день тебя звоню? – но меня не слышали!.. – Ты совсем с ума сошел, ты сейчас где? Что за адрес ты мне прислал? Немедленно отвечай на вопрос?
- У меня нет времени. Ежей сейчас же домой, я буду у тебя через час. И да, купи, что-то поесть нормальное, я буду не один, – не дожидаясь дальнейших расспросов, я отключил телефон и помчался за девочками.
На удивление, но нам никто не препятствовал. И никто не собирался сопровождать.
Работницы мне тогда сказали правду. Жанне дети вообще не важны.
Мы благополучно добрались до жилища Жеки. Близняшки всю дорогу молчали. Я не пытался их разговорить, так как понимал, насколько им тяжело осознавать, что родная мать ими не интересуется.
Женя уже ждал нас. Когда я вошел с девчушками, он остолбенел. Я сразу понял, что он догадался кто перед ним. Но разговаривать при детях в мои планы не входило. Отдав коробку с уликами «от Стаса» и туда же поместив все, что удалось найти в доме жены Ника Евгению, я повел девочек в их временное жилище.
Он был от моих действий не в восторге. Сильный и смелый следователь прокуратуры до зеленых чертиков боялся детей. Он терялся в их присутствии и выполнял все их капризы и приказы. Меня это забавляло. Но другого выхода у меня не было. Кому еще я мог доверить их жизни?
Разместив близнецов, мы перебрались на кухню. Нас ждала большая работа над собранными Стасом уликами.
С прочтением каждого документа картина происходящего становилась ясней. Эта сука не пожалела собственных детей, она выстрелила в них нейролептиками. Вот почему Ник придя домой решил, что они мертвы. Так же эта тварь подкупила полицию, экспертов и прессу. Она сделала все, чтобы жестокого убийцу своей семьи посадили. Вот только убить в тюрьме не смогла. Уж слишком сильным человеком оказался Ник. За первый год пребывания он стал приближенным к местному авторитету. Именно это спасло ему жизнь. 
Надо же, она даже в себя стреляла…
Перебрав все документы и придя к выводу, что у нас достаточно доказательств невиновности Никиты, чтоб предъявить их на суде, я отправился домой.
Все, что мне оставалось, это ждать понедельника. Именно в этот день состоится суд. Больше я ничем не смогу помочь Нику. Все что мог, я сделал. Теперь только придется ждать результата.



~*~*~*~*~
На суд попасть мне не удалось. Как оказалось, будет закрытое судебное заседание. Еще бы! Но не сегодня, милая Жанна. Сегодня Никита выйдет из зала суда свободным человеком.
Я сидел перед телевизором и ждал новостей. Женя не звонил. Да и в новостях, словом о суде не обмолвились.
Почти двенадцать ночи. И никаких известий. Больше ждать нет сил. Я набрал номер телефона друга. После десятого гудка Жека, наконец, ответил.
- Привет, как дела? Ты мне ничего сказать не хочешь? – на заднем плане была слышна музыка и смех. Кто-то кричал и поздравлял кого-то с освобождением.
- О, Валя! Прости, я совсем забыл тебе позвонить. Никиту оправдали. Все улики, что мы нашли, сработали! Вот, отмечаем! Кстати, девчонок я передал законному владельцу.
Пьяный голос друга и общее веселье на заднем плане сказало мне о многом. 
- Они люди, а не машины чтоб их предавать владельцу. Я рад, что у Вас все вышло…
- Валь, ты чего….
Я не стал его слушать. Выключив телефон, я не знал что делать. Никита меня не простил. Чего в принципе и следовало ожидать. На что я надеялся? Что он выйдя на свободу и бросится ко мне с благодарностью? Кто я для него, чтобы он тратил на меня свое теперь уже свободное время.
Да и черт с ним! Вернусь в школу, буду жить как раньше. Все, каникулы закончены. Завтра на работу. Да и есть у меня ради кого быть сильным. Мама, отец. Я не могу предать их надежды. И может когда-то и я встречу того, кто полюбит меня.



~*~*~*~*~
- Кто звонил? Просто у тебя следак такое лицо, будто из самой преисподние тебе позвонили.
- Хуже, Никита Майский. Намного хуже. Мне позвонил человек по имени Валентин Аркадьевич Егоров. Это тот самый человек, которого мне пришлось обмануть, чтобы тебя поймать. И тот самый, который вытащил тебя из тюрьмы. Нашел все доказательства твоей невиновности и спас твоих дочерей. И знаешь, что самое страшное? Не ты, не я, даже не подумали ему позвонить.
Каждое слово этого мента вгрызалось в мое сознание. Я уже приучил себя к мысли, что Валечка меня предал. А тут такое!
- Так почему ты до сих пор молчал? И почему его не было на суде? 
- Заседание закрытое и…
- А ты? Почему ты не позаботился, чтобы его впустили… А, знаю… Ты у нас честная ищейка. Все по правилам, так?
- Благодаря этой ищейке твоя шкура цела. Я забыл. Да, я сволочь. Но он меня простит, я с ним с детства. А простит ли он тебя. Ты втянул его во все это. Ты отказывался с ним встречаться. И ты про него не вспомнил…
- Хватит. Собирайся!
- Куда?..
- Как куда, мы едим к Вале. 
- Ты время видел? Да и пьяные мы. И Валя, скорее всего, зол как черт, поедим завтра на трезвую голову…
- Я сказал, собирайся! Не намерен больше и часа жить без него. Ты меня понял, и часа! И ты не смей на него распускать руки.
- Как ты?..
- Вот так. Я вижу, ты его любишь… Но запомни, он мой и я его никому не отдам.
- Ник, ты спятил? Да я люблю его, но не так… Он мой брат… И ты правильно сказал, я честная ищейка, но если ты его обидишь я сам тебя пристрелю. А теперь поехали.
Весь путь к дому Валика занял у нас около часа. Сказав мне этаж и номер квартиры Женя остался на улице. Аргументируя это тем, что не намерен получать тумаки от лучшего друга за свою глупость. Пусть все достанется мне. Я ему безумно за это благодарен. Не знаю, что буду говорить, как просить прощения, но и просто сидеть ждать у моря погоды, нет сил. Только услышав подробный рассказ Жеки о том, сколько сил Валя положил на мое спасение, я понял, что вся свою жизнь искал именно такого человека. И сейчас готов на все, чтобы он меня простил и принял.
Нажав кнопку звонка, я стал ждать. Минута, вторая, третья еще один звонок и опять тишина. Волна ужаса поднималась внутри меня и я уже готов был ломать дверь… Но, о чудо, она открылась сама и на пороге стоял заспанный и ничего не понимающий парень. Он похудел, его кожа была бледной, а под глазами залегли синяки. Но это по-прежнему был мой Валя.
- Привет, – не знаю, что такого было в моем голосе, но он вздрогнул. – Прости меня. Я… Должен был первым делом к тебе… Но был очень злой… Жека, только сейчас объяснил все… Но ты его не ругай… Он просто замотался… Суд был тяжелый… ЕМУ ПРИШЛОСЬ НЕ СЛАДКО… Валь… Не смотри на меня так. Я… Я…
Мой словарный запас кончился… Эмоции переполняли меня. Все что я мог это вымаливать прощение за то, что поверил в его предательство… Все что мне оставалось, это умолять не бросать меня.
Я упал пред ним на колени и лбом уткнулся в живот. Он молчал.
- Валь… Я прошел такой долгий путь… пока таки нашел тебя… Я всего лишь человек.… И меня так много предавали… Ошибся… Но я люблю тебя… Тогда на острове сказать это я себе не позволил… Кем я был сбежавшим уголовником? Но и отказаться от тебя я не мог. А потом там, в аэропорту, я увидел тебя на балконе и понял, что ты меня предал. Как Стас когда-то. И жизнь закончилась. На острове, когда ты имитировал свое утопление, я хотел умереть вместе с тобой. Как и почему я влюбился, я не знаю, но ты стал смыслом моего существования. Моей жизнью. Ты вернул мне жизнь и вернул в мою жизнь тех, кого я любил. Прошу, прости мене мою глупость и впусти в свою жизнь. Даю слово я приложу…
Я запнулся, Валя отстранился от меня и… Встал рядом со мной на колени.
- Ник… Не нужно… Прекрати… Все, что мне необходимо в этой жизни – это ты, и я готов простить тебе все что угодно, лишь бы видеть тебя рядом... 
- Валя… – я больше не соображал что делаю. Схватив своего любимого за руки, я потянул его на себя и прижался к его губам. Это был не просто поцелуй. Это было соединение двух душ, которые когда-то очень давно были разлучены. И, наконец, нашли дорогу друг к другу, смогли пройти долгий путь испытаний, чтобы в конце пути прижаться губами и соединиться телами.



~*~*~*~*~
- Ник, смори, на улице рассвет. 
- Угу.
- Слушай, а что будет с Жанной? И с судьей? 
- Их посадят, наверное. Мне все равно.
- Никит, а можно я познакомлю тебя и девочек со своей семьей? Моя мама будет счастлива. Двое прекрасных внучек. Это ее мечта.
- Странный вопрос. Ты – моя семья, моя жизнь, и смысл этой жизни. И естественно твои родители – это неотъемлемая часть тебя. Так что не задавай глупых вопросов.
- Знаешь, еще я подумал и пришел к выводу, что нам нужно забрать к себе Агафью. Ей должно быть не плохо в обществе моих родителей.
- Если они будут не против, я только за. Кстати, а ты что, рассказывал им про меня?!
- Да… 
- Послушай, ты уверен, что они перенесут такой стресс? Все же не каждый может смериться, что их сын гей.
- Да нормальные родители бы переживали, а мои сказали, что главное, что ты меня любишь…
- Я уже люблю твоих родителей. Но знаешь, чего мне хочется именно сейчас?
- Чего?
- Чтобы ты заткнулся и поцеловал меня. А все остальное подождет…
Я рассмеялся и подчинился приказам моего похитителя. Ведь я добровольный пленник!



Конец.

  • Автор: Глория Клим
  • Название: Ты Жизнь Моя
  • Бета: Фадо
  • Пэйринг: Никита, Валентин
  • Жанр: Слэш, Романтика, Ангст, Драма, Детектив
  • Рейтинг: NC-17
  • Размер: Миди
  • Описание:

    "- Я тебе не верю! Слышишь, не верю! Да, тюрьма тебя научила многому. Да, ты хочешь смерти того, кто убил твоих девочек! Да, ты жестокий и эгоистичный. Но это маска! И не нужно доказывать мне обратное. Сегодня два часа назад я видел тебя настоящего. И говорю тебе со всей серьезностью, на которую только способен, если ты и правда найдешь того кто убил твою семью, я первый буду помогать тебе снимать с него шкуру! Я буду рядом до конца! И если нужно будет, буду прикрывать тебя."

  • Дисклаймер: Все принадлежит автору. Для сайта Yaoi Sanctuary разрешение получено, по всем другим вопросам размещения обращайтесь лично к автору.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

Кирилл
# Кирилл 24.01.2019 14:39
Женщине писать о чувствах и ощущениях геев, тоже самое, что мужчине писать о чувствах и ощущениях лесбиянок. :sigh:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать