Воскресенье, 13 января 2013 12:19

ROksi_ - Интересное предложение

Читать онлайн

Глава 1

- Извините, можно узнать, почему я?
Дюш поежился от взгляда, который в ответ бросила на него гостья – высокородная Асмея, сестра нового Первосвященника, только что явившегося в столицу Гарда. 
Уж на что его теперешняя работа приучила Дюша к любым взглядам, а таких он давно не получал. И главное, за что? Неужели и спросить нельзя?
Кстати, любопытство было вполне оправданным. Не каждый день к простому смотрителю смерти приходят с предложениями поступить на службу во дворец. А еще реже это делает столь высокородная дама. 
Тем временем посетительница, насмотревшись на него, улыбнулась. 
- Мой брат предпочитает мужчин, - снисходительно объяснила она.
А?.. Ага! 
Дюш подавил нервный смешок. Откровенно говоря, он был не готов к таким сведеньям о новом Первосвященнике. Дюш бы понял, если бы до него через годик-другой дошли смутные слухи, но чтобы вот так, в лоб. Да еще после неожиданного предложения поступить на службу во дворец.
Поинтересоваться, кого предпочитает Дюш, высокородная Асмея, конечно же, забыла. Но это и понятно. Обратная ситуация была бы более удивительна.
Да и спроси она его, Дюш не смог бы однозначно ответить на подобный вопрос. Кто подвернется, того и предпочитает. Вернее, кто не откажется. С вечным дефицитом денег ситуация с отказами была почти катастрофичной. Ну и профессия, конечно, тоже регулярно подгаживала. 
Но не говорить же об этом. Чужая жалость Дюшу была без надобности. Да и не дождешься ее от спесивой дамы, а под насмешки только дурак полезет. Дураком Дюш себя не считал.
- Я не единственный мужчина в этом городе, - решил уточнить он на всякий случай, если его гостья умудрилась как-то упустить эту маленькую деталь.
Большая часть мужского населения Гарда, исключая Дюша, который был в этих краях чужеземцем, носила наряды, похожие на женские, - просторные рубахи до пят. Разница была только в вороте. Мужской всегда скрывал шею. Дамы же, как правило, стремились оголить ее. Несмотря на схожесть в одежде и длинные волосы у обоих полов, перепутать мужчину с женщиной было трудно. Но на свете все бывает.
- Я знаю, - кивнула незваная гостья.
- Тогда вернемся к вопросу – почему я?
Сестра первосвященника окинула его внимательным взглядом.
- Ты… красивый? 
Дюш приподнял бровь. Как раз ту, которую пересекал один из шрамов. Красавцем Дюш себя и в юности не считал, а годы оставили на его лице и теле множество шрамов. 
- Веселый? – сделала еще одну попытку гостья.
Интересно, как это она заметила? Улыбаться Дюш разучился давно. Решив показать, степень своей веселости, он одарил высокородную даму мрачным взглядом, заставившим ее поежиться. Вся спесь вдруг слетела с нее, оставив на лице только неуверенность.
- Сам придумай, - устало махнула рукой Асмея. – Разве это важно?
- Для меня важно, - процедил Дюш, из его голоса окончательно пропало даже то подобие уважение, которое было прежде.
Сводников он, мягко говоря, не любил, гостью свою совершенно не боялся, так что ничего не мешало ему просто выгнать ее.
Ничего, кроме возможности потерять работу, грозившей ему обострением действия проклятия. Вот и выбирай, что лучше шило или мыло…
- Хорошо, открою секрет – ты рыжий! 
Какой же это секрет? Любой, у кого есть глаза, мог подтвердить это. Но цвет волос - не повод становиться крайним!
- А еще мой брат тобой заинтересовался.
Вот такая радостная новость. Но Дюшу так не казалось, не говоря уж о том, что с этого и следовало начинать, а не заставлять его полчаса выпытывать правду.
Осталось только решить: стоит работа этой жертвы или нет.
Но почему же ему так не везет?
- Вы уверены? – спросил Дюш, чтобы потянуть время, нужное ему на размышления.
- Уверена, - гостья прошлась из стороны в сторону по его холостяцкой берлоге, служившей одновременно спальней, гостиной и столовой. От длинного широкого подола ее иноземного платья взметнулась пыль, и Дюш рассеянно подумал, что подметать нужно все-таки чаще, чем раз в полгода.
Дюш вдруг понял, что все решил. Пусть работу, подобную той, что была у него сейчас, найти легко - у нормальных людей она по понятным причинам популярностью не пользовалась, - но этот город был самым удобным для того, чтобы затеряться. Ну и главное, в нем было много нищих, которые ежедневно исправно умирали, становясь невольными помощниками в усмирении проклятья.
Если уж Дюш смог опуститься до того, чтобы стать смотрителем смерти, то определенный интерес Первосвященника к своей особе он как-нибудь переживет. Опыт у него был. Правда, добровольный и не слишком удачный, но это мелочи. Главное, Дюш знал, что все не так уж и страшно.
- Где он мог меня видеть? 
- На церемонии въезда в город мой брат заметил тебя среди толпы. Твои волосы так ярко блестели на солнце… Впервые за долгое время он просто так заинтересовался кем-то.
- Счастье-то какое, - немного язвительно заметил Дюш. Он не стал говорить, что согласен. Слова не шли с губ. Да и зачем? Его незваная гостья все равно была уверена, что отказа не будет.
Эх, что же ему дома-то не сиделось?! Надо было хотя бы шляпу надеть. Или побриться на лысо. Правда, тогда на солнце могла блеснуть лысина. Нет, шляпа лучший вариант. 
И как в такой толпе можно было кого-то разглядеть? Глазастый им попался Первосвященник.
Дюш, например, не смог бы с уверенностью сказать, как выглядит его будущий «наниматель». Он стоял далеко, вокруг толпился народ, а внимание больше привлекали пышное убранство повозки и одежды членов небольшой процессии, во главе которой ехали Первосвященник и его сестра.
- У меня много работы, - сделал Дюш последнюю попытку отвертеться.
- Помощники справятся.
Помощники? Откуда бы им взяться? Дюш специально не нанимал их, хотя количество работы превышало его потребности. Ему не нужны были свидетели.
- У меня их нет.
- Теперь есть.
Вот так. Может, все-таки сбежать пока не поздно? Хуже будет, если все раскроется. Оставалась надежда, что интерес Первосвященника не продлится долго. Больше недели Дюш без «работы» не выдержит, и тогда кое-кто может сильно пожалеть, что связался с ним. 
- Собирайся! – нетерпеливо прикрикнула на него Асмея.
- Вы уверены?
- Уверена. 
Демоны бы взяли этого нового Первосвященника и его сестрицу.
Дюш вздохнул и поплелся переодеваться. Сборы много времени не заняли. Несмотря на то, что в последние годы он вел оседлый образ жизни, «обрастать хозяйством» Дюш так и не научился.
Он уже почти собрал свою старую походную сумку, когда ему в голову пришел еще один вопрос.
- А что мне нужно будет делать?
- Ничего, - презрительно фыркнула гостья и нетерпеливо постучала кончиками пальцев по столешнице. - Он сам все сделает.
Да, действительно. Что это он как маленький?
Вот счастье-то привалило. Если уж «везет», то «везет» по-крупному.
- И что, я вот так прямо приду и скажу «ебите меня, ебите»?
Гостья поморщилась. То ли от прямолинейности, то ли от грубых слов.
- Конечно, нет. Для начала мы назначим тебя его охранником. Ты же был наемником, если я не ошибаюсь?
- Не ошибаетесь, - вздохнул Дюш. – Но это не значит, что я смогу стать хорошим охранником.
- Это не обязательно. К тому же, ты будешь не один.
Неужели там целый гарем? Вот это новость. Кстати, радостная – больше вероятность, что Первосвященнику быстро надоест «новый охранник».
Ладно, пусть хоть демоном называют, лишь бы работы не лишали.

Глава 2

Дюш мог бы удивиться, как быстро все изменилось в его жизни, но не стал. Желания власть имущих всегда выполнялись практически мгновенно, даже в Гарде, где поспешность считалась почти неприличной, а взятки на полном серьезе составляли отдельную статью дохода населения.
В течение получаса откуда-то пригнали кучку «желающих» поработать его помощниками. Дюшу было предложено выбрать из них парочку, но он отказался. Очень уж неудобно он себя ощущал, глядя в их испуганные глаза. Наверное, каждый из «добровольцев» молился, чтобы выбрали кого-нибудь другого. Хорошего человека Дюшу было жалко, а плохой ему в качестве помощника был не нужен. Представители его профессии часто умирали от болезни, подхваченной в процессе выяснения причины смерти очередного бедняги. 
Дюш поначалу тоже думал, что долго не протянет, но его, наверное, хранило проклятье. Или это была его странная удача, больше похожая на занозу в заднице? Когда Дюш устраивался на эту работу, ему хотелось только одного - прожить последние месяцы без безумства и убийств, но месяцы превратились в годы. Спокойные и даже скучные.
Может, не стоило так часто жаловаться на скуку?
Кто-то наверху услышал его и заготовил развлечение.
Дюш вздохнул. Поздно рвать на себе волосы, теперь придется жить с чем есть. Он бросил мрачный взгляд на спину своей провожатой.
За это утро она успела провернуть массу дел: найти помощников, выбить назначение на должность начальника охраны, а так же отмыть и приодеть свою жертву.
Последнее вызывало больше всего недовольства у Дюша, уж больно разными оказались их представления о приличном внешнем виде.
Дюш плелся за своей «благодетельницей», стараясь хоть чуть-чуть расслабиться. 
Это всего лишь одежда. Не может же она быть настолько неудобной!
Кольчуга, выданная ему в оружейной, немного жала в плечах, но дышать не мешала.
А это главное, не так ли? 
Нормально сражаться в ней, конечно, не получится, но меч, который ему вручили в той же оружейной, не был предназначен для этого. Зато завитушек и «красивостей» на кольчуге было даже чересчур много, почти как на женской одежде. 
Дюша мучил вопрос, что он будет делать, если исполнять обязанности охранника все-таки придется?
От этой «сбруи» нужно было избавляться и как можно скорее, но на первый раз Дюш решил промолчать. Все-таки ему предстояло первое знакомство с будущим любовником. Парадная форма будет кстати.
От этой мысли у него заныли все зубы разом, пришлось сжать их покрепче и напомнить себе, что это было его решение. Никто его за язык не тянул, можно было отказаться и уехать из города. Но раз уж согласился, нужно приспосабливаться.
Дюш подозревал, что ему придется изрядно потрудиться, чтобы выбить для себя повседневный вариант облачения. Не было бы необходимости, он бы даже задумываться об этом не стал. Вот только Дюш прекрасно знал, что случись нападение, ему нужно будет и спасать свою жизнь и жизнь Первосвященника. Иначе его потом казнят за невыполнение прямых обязанностей, и никто не посмотрит, что должность охранника была только прикрытием. Да и убийцы не будут спрашивать его о настоящих обязанностях. Так что хорошо бы иметь хотя бы один шанс отбиться.
Асмея некоторое время водила его по двору. Дюш был готов поклясться, что они ходили кругами. Причем залы, по которым пролегал их путь, были как-то чересчур роскошны.
Но Дюш не впечатлился, как это, наверняка, ожидалось. Пусть ему никогда раньше не доводилось находиться в подобной обстановке, сильно констатировавшей с его собственным жилищем, но он не нашел в себе ни капли переживаний по этому поводу. Изображать же их у него не было ни желания, ни настроения.
Поняв, что ничего не добьется, Асмея скривила губы в подобии улыбки и, наконец, вывела его к цели путешествия – высокой двустворчатой двери. Зачем-то сделав глубокий вдох, она решительно толкнула одну из створок, которая беззвучно поддалась внутрь.
Огромный зал встретил их тишиной и прохладой. В нем, несмотря на солнечный день, царил полумрак. Вернее, только в дальней его половине. Окна там были плотно занавешены тяжелыми шторами, не пропускавшими лучей солнца. В зале было бы совсем темно, но в передней его части, которая была ближе всего к двери, на окнах вообще не было штор.
Солнечные лучи били в них щедрым потоком. Осветить все уголки помещения они не могли, зато замечательно справлялись с задачей временного ослепления входящих.
Дюш прищурился, как только шагнул внутрь, но у него все равно заслезились глаза.
- Это дневная приемная.
Дюш усмехнулся. Да уж, в другое время суток такого эффекта здесь наверняка не было.
Он немного замешкался на пороге и шагнул внутрь.
Дюш представил, как заблестели на солнце его волосы, и еле сдержал гримасу.
Асмея явно предвидела это, потому что бой за то, чтобы надеть шлем, который вроде бы был положен ему по должности, Дюш проиграл. 
В чем-то он понимал высокородную даму. Товар нужно было показать лицом.
На светлой половине зала никого не было. Дюш попытался получше рассмотреть дальнюю его часть, но не преуспел. Солнце было слишком ярким и слепило глаза после долгого путешествия по полутемным коридорам. От того, что на это и рассчитывалось создателями зала, легче не становилось. 
Вдруг послышался легкий шорох, и из темноты выступил хозяин дворца.
В первый момент он показался Дюшу почти мальчишкой. Стройный, можно даже сказать щуплый. Высокий и за счет этого кажущийся еще более тощим, он рождал безотчетное желание хорошенько накормить. Дюш на его фоне, наверное, казался верзилой.
У нового Первосвященника оказались длинные, ниже плеч волосы. Почти белоснежные. Впрочем, женственным его ни то, ни другое не делало. Его переносицу пересекал ритуальный узор. Слишком яркий для этого лица.
Стоило Дюшу заглянуть в глаза Первосвященнику, и все мысли о его молодости улетучились сами собой, прихватив заодно и нелепое желание покормить. Так смотрят змеи перед броском. 
У Дюша появились сомнения, сможет ли он возбудиться под этим взглядом.
Впрочем, главное, чтобы это хладнокровное возбудилось, а то конфуз будет.
Забавно, конечно, но Дюш в этом случае рискует укоротиться на голову. Слишком уж не любят сильные мира сего своих неудач, а еще больше их свидетелей.
Дюш, контролируя каждое свое движение, убрал руку от меча. 
Змей он не любил. Не то чтобы он их ненавидел или боялся, но и обычной неприязнью его отношение нельзя было назвать. Дело в том, что в его наемничьем прошлом была вылазка в пустыню, кишевшую этими тварями. Многие из их отряда тогда пострадали от укусов. С тех пор Дюшу при виде змеи первым делом хотелось взять палку потяжелее и размозжить гадине голову.
Сейчас это желание вдруг снова вспыхнуло, и ему пришлось приложить массу усилий, чтобы не выдать себя. Кажется, у него получилось. Во всяком случае, стражу никто не кликнул.
Дюш разжал сведенные судорогой челюсти.
Все хорошо. Все просто замечательно! Стоит ли принимать всерьез обычную игру воображения?
Пока Дюш пытался успокоиться, Первосвященник, наконец, оторвал от него взгляд – дышать сразу стало легче - и перевел его на сестру. Асмея чуть заметно вздрогнула.
- Господин брат мой, спешу представить тебе нового начальника охраны. Он местный.
- Неужели?
Первосвященник усмехнулся, бросив взгляд на Дюша, который мало походил на коренного Гардовца.
- Он жил и работал в этом городе последние пять лет.
Дюшу на миг показалось, что между бледных губ мелькнул раздвоенный язык.
- Допустим.
Некоторое время Первосвященник молчал. Дюш перенес это философски, а вот Асмея почему-то начала нервничать.
Первосвященник снова впился взглядом в Дюша. Наибольшего внимания удостоилась его шевелюра.
- Приятно видеть, дорогая сестра, как ты обо мне заботишься.
- Спасибо, - Асмея поспешно поклонилась.
Дюша немного удивило ее преображение. Куда подевались уверенность в себе и аристократические замашки?
- Как его зовут?
- Дюш Эмар.
Брат и сестра обсуждали его, будто коня на торгу выбирали. Или быка. Производителя.
- Хорошо. Можешь идти.
Облегченно вздохнув, Асмея поспешно развернулась к выходу. Дюш дернулся было за ней, но был остановлен приказом.
- А ты останься. Теперь ты всегда будешь со мной. 
Интересно, это обещание или угроза? Может, еще не поздно сбежать?
- Мое имя Камир. 
Дюш заметил, что это было просто сообщением. Называть его по имени Первосвященник не предложил. Хотя даже это было уже большим доверием. Простой народ не баловали такими знаниями. 

Глава 3

Дюш зябко повел плечами. Взгляд его нового работодателя нервировал. При этом оставалось совершенно непонятно, что нужно сделать, чтобы избежать такого внимания. И ладно бы Камир просто молча смотрел, тогда бедному Дюшу не приходилось бы лихорадочно придумывать подходящий ответ.
Больше всего на язык просилось: «А не пошел бы ты, светозарный?». 
Будь Дюш поглупее или помоложе, он, может быть, так и ответил бы, а потом с честью дождался заслуженного наказания. Не виси на нем проклятье, дело тоже могло кончиться чем-то подобным - раньше Дюш был весьма порывист. 
Впрочем, если бы проклятья не было, то он бы вообще не оказался в подобной ситуации. Просто отказал бы Асмее и уехал из города. 
Первосвященник все смотрел на него, и Дюшу пришлось нервно кивнуть. Ничего другого у него придумать не получилось. 
Удовлетворившись таким ответом, Камир наконец-то отвел взгляд.
Дышать сразу стало намного легче. Осталось понять, что за обязанности должен будет теперь выполнять Дюш, и узнать распорядок дня. Последнее было особенно важно - основную работу ведь тоже нужно когда-то выполнять. Для Дюша она была первостепенна, можно сказать, жизненно важна.
Одно плохо - он не знал, как об этом спросить. Вариант «прямо» даже не рассматривался.
Камир подошел еще ближе, и Дюш с трудом подавил в себе желание отшатнуться. Теперь можно было рассмотреть каждую ресничку у собеседника, каждый завиток узора на его лице. Оказалось, что «пятна» не были однородными, а представляли собой сложный неповторимый узор из тонких линий. 
Дюш не стал пользоваться случаем, чтобы рассмотреть это поподробнее. Вместо этого он уставился Первосвященнику в переносицу и состроил верноподданническое выражение на лице, в народе именуемое «тупой рожей».
Камир не обратил внимания на его старания. 
- Откуда шрам? – спросил он, кивнув на борозду, которая рассекала бровь и половину левой щеки Дюша.
Откуда такое любопытство? 
- У меня была бурная молодость, - коротко ответил Дюш, надеясь, что от него не потребуют более развернутого ответа.
- Его можно свести.
- Не с моими доходами, светозарный.
Дюш поклонился, умудрившись немного отступить назад.
Первосвященник отрывисто кивнул. Его пальцы осторожно обвели метку, оставленную когда-то кинжалом. Дюш в тот раз чуть не лишился глаза, зато приобрел ценное умение разбираться в людях. Вспоминать эти события он не любил.
- А еще шрамы у тебя есть? – с надеждой спросил Камир, заворожено следя за собственной рукой, все еще гладившей щеку Дюша.
- Есть, - кивнул тот. - Под одеждой. 
На язык так и просилось провокационное «показать?», но он решил так не шутить. Не было уверенности, что его поймут правильно. Если вообще поймут. Змееныш не выглядел, как человек наделенный чувством юмора. 
Дюшу оставалось надеяться, что его не заставят раздеваться прямо здесь и сейчас. С этой змеюки станется отдать такой приказ.
- Много? – заинтересовался Камир. Кажется, ему очень понравилась мысль о шрамах. 
- Крупных четыре и по мелочи... не сосчитать, - осторожно ответил Дюш. Ему оставалось уповать только на то, что Первосвященника притягивает результат, а не процесс получения шрамов. Камир кивнул и направился к двери, бросив через плечо:
- Следуй за мной.
Как будто Дюш мог заняться чем-то другим. Но хоть раздеваться в этот раз не пришлось. Можно сказать, повезло.
День прошел скучно. Даже слишком.
Дюш вынужден был повсюду следовать за своим новым работодателем и молчать, посматривая по сторонам.
К вечеру у него болели ноги и спина. Очень уж тяжелым и неудобным оказалось его обмундирование. Дюш старательно гнал от себя мысль, что к утру болеть будет еще и задница. 
За все время Камир не сказал ему ни слова, только изредка оборачивался, чтобы еще раз удостовериться, что его охранник следует за ним.
Надо сказать, что скучно было только Дюшу. Сам Первосвященник развлекался, как мог. Его собеседники тоже не скучали. 
Дюшу эти развлечения не нравились. Все встречи Камира сегодня заканчивались ссорами. Все до одной! И гаденыш явно делал это специально. 
Может, конечно, это была какая-то хитроумная стратегия, но Дюш ее не понимал. Она казалась ему донельзя глупой. Подобные действия не могли не кончиться покушением, а это было плохо.
За весь день Дюш так и не увидел ни одного человека из того десятка личной охраны Первосвященника, начальником которой он вроде бы стал. Конечно, во дворце была своя стража, но доверять им можно было далеко не во всем и очень осторожно. Их целью было сохранить дворец от разорения, а не защитить Первосвященника. В конце концов, убьют этого - пришлют другого.
Дюшу оставалось надеяться, что его полумифические подчиненные, о которых так уверенно говорила Асмея, все-таки объявятся. Нашла же эта гадючья сестричка заместителей в Смертельник.
Но его надежды не оправдывались. Ни одна. Впрочем, как всегда. Стоило ли сомневаться?
Дюш не успел ни переодеться во что-нибудь более подходящее для боя, ни организовать оборону. Ничего он не успел. Так что, похоже, предстояло ему избавляться от проклятья самым радикальным способом. На перешедших последнюю грань уже не действуют никакие чары.
Тело начало действовать еще до того, как разум, обработав эту информацию, решил, что он против такой развязки. Сдаться можно было и намного раньше.
Первым делом Дюш отдернул от убийцы подзащитного. Сил, правда, не рассчитал, и змееныш с коротким вяком встретился со стеной, по который потом и сполз вниз.
Дюш в тот момент этого не заметил, все его внимание было сосредоточено на убийце. Что удивительно, тот оказался один, без сообщников. 
Как он во дворец-то умудрился пробраться? 
Тем более особыми умениями в выбранном ремесле злоумышленник похвастаться не мог. Дюшу даже не пришлось его убивать. Он с легкостью скрутил убийцу и стянул с его лица традиционную темную маску, на которой был нарисован не менее традиционный рот, оскаленный в безумной улыбке.
Первое, что бросилось в глаза, - молодость нападавшего, причем скорее эмоциональная, чем физическая.
Дюш мог поклясться, что убийца выглядел обиженным! Как же так – его и вдруг поймали!
Видимо, раньше он был весьма высокого мнения о своих боевых качествах, не часто получая щелчки по носу от судьбы.
Пару раз трепыхнувшись, убийца и затих. Его короткий меч еще вначале этой так называемой схватки оказался отброшен в дальний конец коридора, а больше оружия у него не было. Какой-то уж слишком нарочитой была эта непредусмотрительность. Бывают, конечно, идиоты, но Дюшу не верилось, что ему может так повезти с противником. Он даже усомнился - не был ли этот дилетант приманкой. 
Дюш бросил обеспокоенный взгляд по сторонам, но сообщники, если они и были, не спешили переходить в наступление. Даже странно. Нелепица какая-то.
Дюш почувствовал себя обманутым. 
Не логично, но что поделаешь? Он-то надеялся на настоящую схватку.
На фоне одного единственного недоделанного убийцы швыряние подзащитного об стену выглядело, мягко говоря, неправильным. Несмотря на это, Дюш с удовольствием еще раз вспомнил этот момент. 
Должны же и у него быть хоть какие-то радости в жизни?
Убийца не дергался, только смотрел на Дюша немного дерзко. Он подозрительно походил на одного из сегодняшних собеседников Первосвященника. Того, который не кричал, а холодно цедил слова, глядя на Камира с превосходством. Его молодая версия, напавшая на них, выглядела более оживленной, но такой же самоуверенной.
Если нападавший действительно окажется родственником того сановника, занимавшего в Совете далеко не последнее место, то на каторге он явно не задержится. А уж казнить его точно не позволят.
Убийства ведь не произошло, даже ранения не было. За что тут казнить? 
Первосвященник еще не достаточно силен, чтобы продавить в Совете такой приговор. Тут нужны сторонники. А откуда их взять, если Камир только приехал? Тем более новый Первосвященник успел разругаться его половиной влиятельных людей Гарда. Вторую половину он, видимо, приберег на завтра.
Вот и кривил насмешливо губы незадачливый убийца, зная, что выйдет сухим из воды. 
Первосвященник имел право сам определить ему в наказание только общественные работы или каторгу по малому кругу. Это его не пугало.
Надо думать, в следующий раз он подготовиться получше.
Дюш с тоской подумал, получится ли у него отразить нападение в этот следующий раз? Гарантию-то никто не даст. 
Он услышал позади себя шуршание одежды. Видимо, Камир все-таки решил подняться с пола. Оборачиваться Дюшу не хотелось. Вряд ли Первосвященник скажет ему что-то хорошее. Люди почему-то очень не любят, когда ими кидают об стену. Даже если это было сделано для их собственной безопасности. 
Но мало ли кому чего не хочется. Есть такое слово «надо».
Дюш медленно обернулся и встретился взглядом с слегка растрепанным Камиром. Первосвященник шмыгнул носом и, проведя пальцами над верхней губой, размазал по коже кровь. Он удивленно уставился на свою испачканную руку, словно видел ее в первый раз. Не удовлетворившись визуальным осмотром, Камир понюхал пальцы, а потом еще и лизнул их.
- Кровь, - вынес он вердикт. - Тебе нужно научиться быть мягче. 
Дюш с незадачливым убийцей переглянулись, на их лицах проступило одинаковое недоумение.
- Как вам будет угодно, светозарный.
С сумасшедшими лучше не спорить. С сумасшедшими змеями тем более.
Дюш склонил голову, готовясь принять наказание за свои маленькие удовольствия.
- Но я тобой доволен, - неожиданно заключил Камир.
«Не только садист, но и мазохист», - ошарашено подумал Дюш и поспешил выкинуть эту мысль из головы. Жизнь становилась все более веселой и удивительной. Настолько, что хотелось хоть немного поскучать.
Вспомнив о своих обязанностях, Дюш слегка встряхнул злоумышленника и поинтересовался:
- С этим, что делать?
- Что хочешь, - равнодушно ответил Камир, словно это не его не так давно пытались зарезать. - В пределах закона я дозволяю принять решение тебе.
- В пределах закона?
- Год каторги или общественно полезные работы.
- Спасибо, светозарный, - Дюш низко поклонился. 
У него была почти гениальная идея. Занятый ее смакованием, он пропустил момент, когда его подзащитный вдруг развернулся и ушел в свои покои.
Все-таки Дюш не был профессиональным охранником. Надо же было допустить подобный промах! В комнате могла быть засада или ловушка.
Ладно, Первосвященник, ему простительно. Он, кажется, вообще ничего не боялся. Оставалось только гадать почему. Главной версией было то, что змееныш не верит в собственную уязвимость. Наверное, его еще никогда по-настоящему не хотели убить.
На этот раз, как ни странно, тоже обошлось. 
За дверью было тихо, и Дюш решил закончить с убийцей. Тем более что тот тоже начал проявлять нетерпение.
- Какое решение примет ручной солдатик? - немного нагло поинтересовался пленник. - Я бы посоветовал отпустить прямо сейчас.
- Ну, зачем же так сразу? – Дюш оскалился. – Думаю, ты не откажешься немного потрудиться на благо общества. Например, помощником смотрителя смерти. Сегодня на эту должность нашли нескольких человек, но одного из них можно заменить тобой. Зачем утруждать добрых людей, которые ни в чем не виноваты?
Убийца побледнел и начал вырываться. Безрезультатно.
- Нет! Это же верная смерть! Нельзя, такие опасные нельзя!..
- Где же тут опасность? - картинно удивился Дюш. - Только неделю назад Совет в очередной раз практически единогласно постановил, что работа смотрителя смерти, а уж тем более его помощников не представляет никакой опасности. Иначе пришлось бы жалование повышать. Кому это надо? А теперь, благодаря тебе, город сэкономит еще больше. Ты-то будешь работать бесплатно. На пользу общества. Видишь, как хорошо? Кругом одна польза.
У убийцы ослабели колени, и он обвис на руке у Дюша.
- А?..
- Не волнуйся, есть заверенная бумага, что все безопасно. Не переживай. Кстати, в уложении об общественно-полезных работах так и написано - «отправить на любую, не представляющую опасность должность».
- Но...
- Желаю удачи. И крепкого здоровья. Кстати, больше нападений не будет? А то у меня еще парочка вакансий есть.

Глава 4

Дюш передал преступника наитам – в их обязанности входило следить за исполнением наказаний. Узнав приговор, один из них - тот, что помоложе, - весело хмыкнул. Его старший товарищ покачал головой, но без особого неодобрения. Просто подивился чужой смелости. Ну, или глупости, это как посмотреть.
- Грядет внеочередное собрание Совета. А может и нет. Канубов в этом городе мало кто любит.
- Зато деньги любят все, - поспешил озвучить свое мнение молодой наит.
Его напарник снисходительно улыбнулся.
- Так тратиться имеет смысл только ради наследника.
Убийца на их слова не отреагировал. Казалось, поняв, что ему предстоит, он перестал обращать внимание на окружающих, занятый какими-то своими мыслями.
Строил планы по избавлению себя любимого от наказания? Впрочем, судя по нерадостному виду, особых идей на этот счет у него не было.
Дюша немного беспокоило то, что он был вынужден оставить Первосвященника одного. Перед ним встала дилемма — возвращаться немедленно или пробежаться по дворцу и поискать своих подчиненных.
Поколебавшись некоторое время, Дюш склонился ко второму решению. Без смены ему было не обойтись. 
Змееныша, судя по всему, нельзя было оставлять ни на минуту, а Дюшу в любом случае потребуется иногда отлучаться на некоторое время. С проклятьем шутить нельзя.
Поиски ничего не дали. 
В ответ на его вопросы слуги и дворцовая стража только удивленно пучили глаза и разводили руками. Постепенно удалось выпытать у них, что после страшной смерти предыдущего Первосвященника его личная охрана была распущена. 
Да и кому нужны охранники, не уберегшие хозяина? Пусть скажут спасибо, что их не повесили. Впрочем, двое из них к сегодняшнему дню уже были найдены зарезанными.
Дюш вспомнил, что только вчера в Смертельник привезли очередное неопознанное тело, лицо которого уже успели попортить крысы. В боку у трупа был нож, похожий на те, что описывали досужие сплетники. 
Получается, из десятка бывших охранников за последнюю неделю погибли даже не двое, а трое. Хотя, может, и больше, просто нашли еще не всех.
Тень от этого происшествия легла на должность. Вот и не рвался народ наниматься в охрану к Первосвященнику. Не раньше, чем найдут убийцу, а его, похоже, не особенно-то и искали.
Дюш почувствовал, как у него заныли все зубы разом. Оказывается, и вторая должность ему досталась не самая популярная. Видно, судьба такая.
Но все равно хотя бы пара охранников на смену была нужна. О полном десятке он уже и не мечтал.
Кипя от бешенства, Дюш устремился обратно к комнате своего подопечного.
На Асмею он наткнулся совершенно случайно – заблудился, решив сократить путь и не подумав о запутанности дворцовых переходов.
Сестра Первосвященника, увидев его, побледнела, а ее спутник будто нарочно отступил в тень. Рассмотреть можно было только высокий рост, представительную фигуру с широким разворотом плеч, да то, что одет незнакомец был по местной моде, в отличие от собеседницы.
Будь у Дюша что-то кроме подозрений и интуиции, которая уже охрипла вопить за сегодняшний день и сейчас столько тихо материлась, он бы, наверное, выволок «скромника» на свет, чтобы хорошенько рассмотреть его.
- Что ты тут делаешь? – перешла в наступление Асмея, справившись с удивлением и испугом.
- Гуляю.
- Как ты мог оставить моего брата в одиночестве?!
- Действительно, как? – Дюш сделал вид, что задумался. - Наверное, так получилось оттого, что мне нужно было куда-то деть злоумышленника, попытавшегося убить Светозарного? Я бы с удовольствием отдал его одному из своих подчиненных, а сам остался на страже, но вот незадача - подчиненных-то у меня и нет. Можно, конечно, было оставить убийцу подле нас, но тогда нам пришлось бы провести ночь в теплой компании.
- Моего брата пытались убить?! - воскликнула Асмея, не обратив внимания на его язвительность. 
Мужчина за ее спиной тоже непроизвольно дернулся, а потом еще немного отступил в тень.
Дюш проследил за этим маневром краем глаза. Большая часть его внимания досталась Асмее, глаза которой казались огромными на побледневшем лице.
- Что с ним?
- С кем? С убийцей? – переспросил Дюш, сделав вид, что не понял вопроса.
- С моим братом! 
Кажется, ее беспокойство не было наигранным. Впрочем, люди подчас бывали прекрасными лицедеями, даже если ни разу в жизни не приближались к сцене.
- Он был жив, когда я уходил. Теперь не поручусь, - коротко ответил Дюш, решив все-таки поверить ей. – У меня только один вопрос - я всегда должен буду его охранять в одиночестве? Не говоря уже о том...
«…что брали меня для других услуг», - хотел закончить он, но поостерегся. Кто знает, насколько посвящен в детали незнакомец? Слухи и так появятся, не стоит провоцировать их раньше времени.
Тут Дюш понял, что незнакомец их покинул. Не прощаясь. То, что Дюш этого не заметил, служило плохим признаком. Раньше он такого себе не позволял.
Асмея, обеспокоенная судьбой брата, вызвалась проводить Дюша к месту его службы. 
- Завтра охрана будет укомплектована в полном составе.
Дюш не то чтобы не поверил ей... просто укомплектовать можно разными людьми. Как говорится, поживем — увидим, кого она там найдет. Дюш решил по возможности поучаствовать в отборе претендентов. Лучше пусть их будет всего двое или трое, но хороших, чем десяток, но плохих.
Как ни странно, оказалось, что Дюш все-таки шел в правильном направлении. Еще пара поворотов и он вышел бы в знакомый коридор, в котором произошла встреча с убийцей.
Остановившись перед дверью в личные покои Первосвященника, Асмея сделала глубокий вдох и нажала на ручку.
На миг Дюш испугался, что в комнате их ждет труп, но его страхи оказались напрасными. Хотя, взглянув на Камира, Дюш на долю секунды пожалел об этом. Первосвященник был очень зол. Его глаза были прищурены и полны такого холодного бешенства, что мороз шел по коже.
Интересно, кто успел покусать за хвост эту змеюку? При последней их встрече Первосвященник был настроен вполне мирно, что удивительно для человека, только что пережившего покушение на свою жизнь.
- Дорогая сестра, - склонил голову в приветствии Камир. - Что заставило тебя посетить меня в столь поздний час?
Асмея явственно вздрогнула и непроизвольно сделала небольшой шажок в сторону Дюша.
- Я волновалась за тебя, господин брат мой. До меня дошли слухи...
- Дошли слухи? Неужели? Я бы хотел, чтобы эти «слухи» в следующий раз не бродили неизвестно где, а занимались выполнением своих прямых обязанностей.
Заявление, с учетом настоящей причины появления Дюша во дворце, звучало слегка двусмысленно. Зато стала понятна причина злости Первосвященника - Дюш слишком долго отсутствовал, а когда появился, то сделал это в компании Асмеи. И это вместо того, чтобы выполнять свои «прямые обязанности»! 
Маленький гаденыш!
Асмея, видимо, тоже поняла это, потому что довольно быстро свернула разговор и, мазнув по брату испытующим взглядом, откланялась.
Оставшись один на один с Первосвященником, Дюш с тоской посмотрел на дверь, за которой скрылась Асмея. В этот момент, он ей завидовал. Его до утра вряд ли выпустят, а настроение Камира сулило предельно жестокий секс.
До этого момента Дюш рассчитывал на приличное обращение. Нет, конечно, о нежности и заботе речь не шла, но необходимый минимум подготовки, чтобы не испытывать боль, ему хотелось бы получить.
- Где ты был?
Дюш снова нацепил «тупую рожу» и заставил себя перевести взгляд на Камира.
Нужно было что-то ответить, чтобы не разозлить Первосвященника еще больше.
- Пытался выяснить про подчиненных, которых мне обещала ваша сестра.
- Мог бы спросить у меня, - небрежно бросил Камир. 
Дюш с удивлением увидел, что злость уходит из него, как песок сквозь пальцы. Он как завороженный следил за этим процессом. Вскоре не осталось и следа от раздражения. Первосвященник снова был спокоен, словно и не было этой вспышки.
Камир встал с места и, зябко поведя плечами, направился к кровати.
У Дюша внутри все похолодело. Вот он момент истины! Сейчас начнется его настоящая служба.
Камир освободился от домашнего одеяния, оставшись в тонкой рубахе до середины бедра.
Расположившись поверх покрывала, он взглянул на Дюша.
- Тебе нужно помыться.
Дюш кивнул. За день таскания на себе всего этого бесполезного железа, называемого обмундированием, он успел изрядно вспотеть и, наверняка, казался Первосвященнику не готовым для употребления «по прямому назначению».
Коротко поклонившись, Дюш отправился к двери, за которой скрывалась ванная. Вместо небольшой бадьи там оказался бассейн. Это было вполне ожидаемо. Первосвященнику нет нужды экономить ни деньги, ни воду даже в засушливом в летний период Гарде.
Дюш тоже решил себя не ограничивать. Вода уже почти остыла, но он не возражал. 
К горячей воде Дюш был непривычен, слишком много времени провел в походах. Там ее взять было попросту негде. За годы жизни в Гарде Дюш так и не привык ходить в популярные среди горожан бани. Там ему казалось слишком жарко.
Но сейчас было неплохо. Он был готов признать пользу подобных излишеств.
Несколько раз окунувшись и смыв себя пот и грязь, Дюш задумался, в каком виде его ждут в спальне.
Понятно, что без доспехов, а остальное?
Волосы, наверное, стоит распустить... раз уж именно они привлекли внимание Камира. Он, наверняка, оценит этот жест. 
Дюш понимал, что, сделав так, покажет, что не имеет ничего против планов на свою персону. 
Он хоть и не горел восторгом от своих «прямых обязанностей», но считал инфантильным и недостойным, дав согласие, корчить из себя недотрогу, оскорбленного в лучших чувствах. Отступать поздно.
По этой же причине Дюш решил самостоятельно подготовиться к «ночи любви». 
Кто поручиться, что Камир не посчитает ниже своего достоинства заниматься этим? Так что Дюш, можно сказать, заботился о собственной заднице, которая при этой мысли непроизвольно сжалась и покрылась мурашками. 
Изыскания в ванной прошли успешно. Результатом стали несколько баночек, содержимое которых могло заменить смазку. 
Дюш выставил их перед собой и задумался. В принципе, для его нужд подходило содержимое любой из них. На первый взгляд у них отличались только цвет и запах. Но это на первый взгляд! У каждой из них могли быть и другие свойства, которые так сразу и не заметишь. 
Особенно плохо было то, что любая их них могла обладать еще и рядом магических свойств. Например, стимулировать рост волос. Получить бороду на заднице, а главное, внутри нее Дюшу не хотелось. Первосвященник тоже вряд ли обрадуется внезапно обросшему члену. 
А ведь это было одно из самых невинных предположений. Если в дело вступали маги, воображение буксовало перед бесконечностью разных гадостей, которые они могли воплотить в жизнь. 
Наконец, решившись, Дюш потянулся к небольшому кувшинчику, в котором предположительно было массажное масло.
Потерев скользкую жидкость между пальцами и для верности подождав пару минут, Дюш решился нанести ее на более интимную часть тела.
От волнения он немного переборщил и сильно испачкался. Пришлось мыть руки и бедра. Удовлетворившись результатом, Дюш накинул на себя домашнюю рубаху, такую же тонкую, как у Первосвященника, и рывком открыл дверь в спальню.
Камир не спал, но Дюш на это и не надеялся. 
Первосвященник лежал на кровати. Стоило двери открыться, как его взгляд оторвался от книги и метнулся к вошедшему. 
Дюш, неуверенно замерев на пороге, постарался улыбнуться. Он никогда не оказывался в настолько глупой ситуации.
Что делать теперь?
Камир не спешил помочь своему охраннику, просто рассматривал, лениво скользя взглядом по его телу.
Дюш, чувствуя, как остатки масла потекли по бедрам, нетерпеливо кашлянул. 
Поскорей бы это все закончилось.
Губы Камира едва заметно дрогнули. Еще раз смерив Дюша взглядом, он постучал ладонью по кровати рядом с собой. Будто собаку подзывал.
Играть дальше в непонимание не было смысла. Дюш стянул с себя рубаху и кинул ее на пол. Возражений не последовало, да их никто и не ждал.
Оставалось только лечь, что Дюш и сделал, не тратя больше времени на сомнения.
Стоило ему занять свое место, как Камир подкатился ему под бок. Обняв свою жертву руками и ногами, он счастливо вздохнул и затих.
- Спать, - пробормотал Камир и тут же принялся выполнять свое указание. 
Причем о притворстве речь не шла, он действительно уснул! 
Ну не наглость ли?
Не то, что бы Дюш хотел чего-то другого... но как же быть с подготовкой? Зря он, что ли весь испачкался в масле? 
Что за день сегодня такой? Собрался подраться - не удалось. Хотел... то есть не хотел, а готовился потрахаться тоже сорвалось. Обидно.
Дюш вздохнул и, подтянув к себе легкое одеяло, укрыл себя и Камира.
Некоторое время он маялся, не в силах уснуть. Змееныш держал его крепко, не давая сменить позу. Это раздражало, наравне с неприятно склизкой задницей.
Неужели трудно было сразу объяснить, что сегодня ничего не будет? Хотя обратного ведь никто не говорил. Дюш сам сделал такой вывод и просчитался. Но как его было не сделать, если его для этого и нанимали. 
Хотя Асмея могла и соврать… На этой интересной мысли Дюш наконец уснул.
Ему приснились змеи. Самая большая из них душила его в объятьях, щекоча за ухом раздвоенным языком и шипя что-то ласковое.

Глава 5

Обещанного три года ждут. Дюшу еще повезло - ждать пришлось всего три дня, но каждый из них показался ему длиннее года.
Он так и не нашел никого, кому можно было бы доверить безопасность Первосвященника. Дюш возможно и решился бы ненадолго бросить подопечного в одиночестве, но неудачное покушение, которое произошло в первый же день, не оставило ему сомнений, что будет еще одна попытка. Покинуть Камира в такой ситуации было фактически равно соучастию в убийстве.
Несмотря на то, что Первосвященник продолжал дразнить «отцов города», покушений больше не было. Даже странно. 
Дюш, узнав своего работодателя получше, считал это чудом, так же как и то, что Камир вообще смог дожить до этого возраста. Он раздражал всех.
К исходу третьего дня Дюш понял, что скоро сам будет готов убить Камира. Ему даже платить не придется. Может, в этом и состоял коварный план заговорщиков во главе с сестрицей Первосвященника?
Надо сказать, что Асмея вела себя странно и весьма подозрительно. Одно затягивание с поиском охраны чего стоило! Дюш даже попытался намекнуть на это Первосвященнику, но тот просто отмахнулся от него.
К неофициальной части своих обязанностей Дюш привык на удивление быстро. Смазку он перестал наносить после второй ночи. Все равно ничего не происходило! Правда, его терзало предчувствие, что стоит ему расслабиться... В общем, у Дюша оставались опасения, что в нужный момент он может оказаться не готов. Вряд ли змееныш всегда будет ограничиваться только совместным сном, да и заблаговременного предупреждения об изменении планов от него вряд ли дождешься.
Эти сомнения вкупе с увеличивающимся не по дням, а по часам давлением проклятья, изрядно вымотали Дюша духовно и физически. Он практически перестал спать, часами лежал, смотря в потолок и слушая дыхание Камира. Этот звук его успокаивал, принося небольшое облегчение.
В одно совсем не прекрасное утро, выбравшись из крепких объятий Первосвященника, Дюш заметил, что у него дрожат руки, и тихо выругался. 
На сегодня был назначен отбор в охрану. Если, конечно, его в очередной раз не перенесут, но в этом случае Дюш решил, что просто прибьет Асмею. И проклятье успокоит и от вредительницы избавится.
Заметив на лице своего телохранителя предвкушающую улыбку, Камир удивленно приподнял брови, но ничего не сказал.
Отбор все-таки состоялся. Дюш был горд собой, когда не дал ему сорваться. 
Как ни странно, в этот раз причиной едва не стал сам Первосвященник. 
Камир внезапно закапризничал, хотя больше всех это было нужно именно ему. Скучно ему было, видите ли! Дюш изрядно перенервничал. Он с удовольствием отпустил бы Камира, но его нельзя было оставлять без присмотра на такое долгое время. 
Когда Первосвященника все-таки удалось заманить на смотр кандидатов, Дюш расслабился, а зря.
На этом хорошие новости закончились, зато плохих было хоть отбавляй.
Камир наотрез отказался спокойно сидеть на месте. Он бродил по комнате, и Дюш был вынужден отвлекаться на него. Периодически Первосвященник порывался ускользнуть из комнаты. Дюш чувствовал себя нянькой при своенравном избалованном ребенке.
Смотр шел уже час, но никого выбрать так и не удалось. И это из двух дюжин претендентов! 
Среди них не оказалось ни одного человека, который не являлся бы родственником или вассалом одного из тех, кого Первосвященник успел раздразнить с момента своего появления в городе. 
Улыбка Асмеи навевала на Дюша желание плюнуть на все и, выйдя в город, предложить работу первому встречному. Выбор бы наверняка оказался удачнее.
- Долго еще? - шепотом спросил Камир.
Он подошел к Дюшу сзади. Слишком близко, так что его губы почти прижались к уху собеседника. После первой ночи, проведенной в одной постели, он стал часто проделывать этот фокус, но Дюш все никак не мог привыкнуть к нему.
- Не знаю, Светозарный, - Дюшу пришлось сделать усилие, чтобы не отодвинуться. По опыту он знал, что в этом случае станет только хуже.
- Бери любого.
Дюш покосился на своего нанимателя. Самоубийца или дурак?
- Боюсь, что ни один их этих людей не подходит на роль вашего охранника.
- А ты не бойся, - посоветовал Камир и нагло лизнул мочку уха Дюша.
Соискатель, который стоял в этот момент перед ними, от удивления выпучил глаза и попятился.
Дюш прикрыл веки. Ему что, здесь больше всех нужно? Скорая смерть Первосвященника уже не казалась большой трагедией.
В конце концов, Дюш в момент покушения будет находиться в другом месте, и никто не сможет вменить ему в вину смерть подзащитного.
- Хорошо, берем этого, - согласился он и поспешил отстраниться от Первосвященника. - Остальных выберем позже.
Кандидат почему-то не выглядел особенно радостным. Дюш злорадно усмехнулся и решил, что обязательно включит в инструктаж пункт о смазке.
Дюш разогнулся и потер спину. Уже наступило утро, а он большую часть ночи провел за работой. За своей настоящей работой.
Проклятье перестало давить. Дюшу даже казалось, что оно свернулось внутри него и удовлетворенно урчит, как сытый котенок.
Дюш в который раз порадовался, что его проклятье оказалось таким «сговорчивым». Предполагалось, что оно должно толкать своего носителя на вырывание сердец у врагов, даря взамен улучшенную реакцию, увеличение запаса сил, возможность сражаться с серьезными ранами и еще массу приятных мелочей. Жаль только, что «счастливчика», которому не повезло оказаться под ним, обязательно убивали свои же, потому что, когда кончались враги, проклятый переключался на тех, кто был поблизости.
Дюшу удалось выжить только потому, что кроме него никто из его отряда это сделать не смог. Его товарищи полегли все, а ему пришлось придумывать, как жить дальше. Дюшу очень не хотелось умирать, но и превращение в серийного убийцу с последующим скорым упокоением его не устраивало.
У него промелькнула мысль пойти в солдаты, но вопреки распространенному мнению, тем приходилось убивать не так уж часто. Дюш рассмотрел и профессию палача, но смертные казни тоже проводились не каждый день. Судьи обычно предпочитали более «мягкие» приговоры: порку, клеймление и отрубание конечностей. 
В любом случае вряд ли окружающие пришли бы в восторг, если бы солдат или палач начал вырывать сердца своим жертвам.
Дюш был почти на грани безумия. Больше недели он боролся с проклятием, и это не прошло для него даром. Тело какого-то невезучего человека, ограбленного и убитого разбойниками, стало для него подарком небес.
Внезапно оказалось, что проклятью совершенно все равно, когда и кем был убит обладатель сердца, которое Дюш сжал в кулаке. Недовольно рыкнув, оно отступило.
Идея обустройства дальнейшей жизни сложилась довольно быстро. До последнего времени Дюш не отступал от нее и жил, в общем-то, не так уж и плохо. Лучше иметь неприятную работу, чем в один прекрасный момент быть растерзанным возмущенной толпой.
Странно было подумать, но когда-то Дюш сам проголосовал за использование этого проклятья на одном из членов отряда и не стал спорить, когда жребий пал на него. Это казалось единственным шансом на успех.
Ничего хорошего, конечно же, не получилось. По иронии судьбы из отряда почти в полсотни человек остался один Дюш. Он уберегся только из-за проклятья, подарившего ему отменную реакцию. Боя не было, только ловушки. Море ловушек. Последнего из своих товарищей Дюш довел почти до конца, но все-таки не уберег.
Все последующие годы он старался избегать прямой ответственности за жизни людей. 
Нет, его работа в Смертельнике, тоже была важной. Просмотри он хоть раз признаки приближающейся эпидемии, и болезнь выкосила бы половину города. Несколько раз Дюшу приходилось звать магов, когда к нему попадали тела с явными признаками заразных болезней. Маги неохотно отрывались от своих важных дел и проводили рейд по бедным кварталам — зараза в девяти случаях из десяти появлялась оттуда. Больных находили, и у Дюша добавлялось работы. Как правило, дело ограничивалось дюжиной-другой жертв.
И вот Дюшу снова пришлось взять на себя прямую ответственность за жизнь другого человека. Было очень неприятно сознавать, что он вновь не справился. 
Вчера вечером ему пришлось оставить Первосвященника на попечение нового охранника. Уходя, Дюш не сомневался, что до утра его работодатель не доживет. 
Но разве Камир не сам виноват? В телохранителе нужно ценить не только внешние данные.
Дюш вчера был достаточно зол, чтобы, сославшись на то, что у него теперь есть замена, уйти из дворца. Его даже немного грела мысль, что больше не придется терпеть постоянные провокации и чувствовать себя дураком. И в ухо по ночам никто сопеть не будет.
Сегодня же чем ближе он подходил к дворцу, тем больше портилось у него настроение. Откуда-то выползло чувство вины, мысль «сам виноват» больше не помогала.
Во дворце почему-то не было заметно суеты, которая должна была царить тут, по мнению Дюша. Не могло же покушение на Первосвященника совсем не встревожить здешних обитателей? Даже если змеенышу каким-то образом удалось выжить, все равно должен был подняться изрядный шум. 
Дюша посетили нехорошие подозрения, которые не замедлили сбыться, стоило ему переступить порог апартаментов Первосвященника.
Камир был жив, здоров и весьма активен. Только раздражен немного, как автоматически отметил Дюш, за эти дни научившийся угадывать настроение своего начальника.
Поймав ехидную улыбку Пятина — нового телохранителя, — Дюш понял, что ночь прошла спокойно, а покушение если и будет, то в его, Дюша, смену. 
Кротко поклонившись и еще раз насмешливо сверкнув глазами, Пятин удалился. Чистеньким хочет остаться гад.
Дюш покосился на еще не убранную постель. Интересно, Пятин заменял его во всем? 
У Камира, который перехватил его взгляд, чуть дрогнули губы. Он близко подошел к Дюшу и заглянул ему в глаза
- Отдохнул? Что-то ты не выглядишь выспавшимся.
Дюш насторожился, зная, что подобная забота не может довести до добра. Только не в случае с Камиром.
- Я работал.
- Рядом с собой я тебя не видел. Всю ночь.
- У меня есть и другая работа, - неохотно сказал Дюш.
- Неужели? - в голосе Камира явственно прозвучало недовольство.
Дюш ничего не ответил. Стало ясно, что Асмея не поделилась с братом подробностями, где она нашла ему телохранителя и на каких условиях наняла. 
- Есть, - Дюш решил ковать железо, пока горячо. - Мне нужно появляться на ней не реже, чем через день.
- Неужели? - холода в голосе Камира прибавилось. - И все время по ночам?
- Не обязательно, - дипломатично ответил Дюш, почувствовав себя не слишком удобно под пристальным взглядом. – Но ведь в другое время я должен находиться при вас.
Оставив без комментариев последнее замечание, Камир обошел вокруг своего охранника, задев его руку широким рукавом. Прохладный шелк скользнул по запястью, заставив Дюша поежиться.
- От тебя пахнет кровью, - вдруг сказал Первосвященник.
Странно, Дюшу казалось, что он хорошо вымылся. Неужели действительно пахнет? Дюш еле удержался от того, чтобы поднести пальцы к носу и понюхать их.
- Работа такая, - ответил он и пожал плечами, стараясь при этом выглядеть естественно.
- Пахнуть кровью? Интересная работа.
Дюш скрипнул зубами, ему все меньше нравился этот допрос. Хотя, по сути, волноваться ему было не о чем – работа официальная и нужная. А что некоторые бледнеют и морщат нос при одной мысли о ней - их трудности.
- Какая есть.
- Может, пора от нее оказаться? Или ты не можешь?
Дюш резко обернулся и заглянул в глаза Первосвященнику. Откуда он узнал? Или еще ничего не известно?
- На тебе проклятье, - небрежно заметил Камир и, бросив на Дюша быстрый взгляд через плечо, отошел в другой конец комнаты. Будто предполагал, что после такого заявления его телохранитель вцепится ему в горло. Надо сказать, он был недалек от истины.
- Откуда вы знаете?
- Вижу.
Камир разместился на подоконнике. В спину ему било солнце, обрисовывая темный силуэт, выражения на лице было не разглядеть. 
Маг? Увидеть проклятье мог только маг, причем без подготовки – определенных зелий и инструментов – сильный маг. Не чета тем, с которыми Дюшу приходилось сталкиваться раньше.
Но как Камир мог оказаться магом?
Дюш никогда не слышал, чтобы священником, а тем более Первосвященником становился маг. Для проведения ритуалов требовались совсем другие силы. Развивая одно, губишь другое. 
Дюш решил отложить решение этой загадки на потом. Он допускал возможность переквалификации мага в священника, но маг должен был быть слабеньким, да и священник получился бы таким же, и уж точно не смог бы увидеть проклятье.
Все эти размышления пронеслись в голове Дюша, но в действительности его волновало только одно — что теперь с ним будет? Его проклятье предполагало убийство носителя. Может, его упокоят прямо сейчас? Рука будто сама собой потянулась к мечу.
- Почему ты не обратился к магу, чтобы снять его?
Дюш усмехнулся. Он, конечно, обдумывал такой вариант, но был вынужден отбросить его из-за малых шансов на успех.
- Любой из них решил бы, что меня проще и выгоднее убить, чем возиться. Даже если бы у меня набралась достаточная сумма, чтобы оплатить работу мага. Моя болезнь...
Дюш предпочитал даже мысленно называть свою проблему именно так, чтобы нечаянно не сболтнуть лишнего. «Не заразная смертельная болезнь» звучит гораздо лучше.
- Проклятье, - поправил его Камир.
- Какая разница? 
- Проклятье я могу снять.
Дюш ошарашено уставился на Первосвященника, который вдруг снова оказался очень близко. Когда он успел пересечь в комнату?
- Снять? Совсем? – растерянно переспросил Дюш.
- Совсем, - кивнул Камир. - Если будешь хорошим мальчиком. Моим хорошим мальчиком.
Дюш нервно облизал губы. Как это понимать? Хотя нет, как это понимать как раз понятно, но зачем требовать в оплату то, что и так можешь взять.
- Договорились,- быстро сказал он, боясь, что собеседник передумает. Цена… снятие проклятия того стоило. - Когда?
Камир широко улыбнулся. По спине Дюша прошла дрожь. Ему на миг показалось, что между зубов Первосвященника мелькнул раздвоенный язык.
- Скоро, а пока можешь ходить на свою работу. По утрам.

Глава 6

Через несколько часов Дюш почувствовал странную слабость. Первая мысль была том, что он все-таки подхватил какую-то болезнь в Смертельнике, но проклятье до этого момента защищало его от самой страшной заразы. А сейчас вдруг дало сбой? Гораздо вероятнее было, что его отравили.
Дюша начало покачивать. У него ничего не болело, но желание прилечь грозило вскоре затмить все остальное. Симптомы были похожи на действие сонки - яда, который сначала усыплял жертву, а потом убивал ее во сне. Ну, или просто на снотворное. Но на подобную удачу Дюш даже не надеялся.
Нет, скорей всего это сонка. Смерть от нее выглядела естественной, а противоядия не было.
Осталось понять, кто его отравил. На завтрак у Дюша получилось перехватить только яблоко, обеда еще не было… Зато всего полчаса назад Первосвященник попотчевал его кофе, сопроводив угощение ехидным комментарием: «Тебе необходимо прогнать усталость от бессонной ночи». 
Не мог же Камир отравить собственного телохранителя накануне важной встречи?
Мысль была абсурдной, но чем хуже становилось Дюшу, тем настойчивее она преследовала его.
Отравил все-таки, змеиное племя!
Дюш постарался скрыть свое состояние, впрочем, неудачно. Казалось, что к каждой его ноге прикрепили по гире, тяжелевшей с каждой секундой.
- Бессонная ночь все-таки дает о себе знать? - поинтересовалась бессовестная сволочь.
Дюш не удостоил ее ответом. Все его силы уходили на то, чтобы стоять вертикально.
- Можешь остаться здесь и поспать.
- Перебьюсь, - коротко ответил Дюш, экономя энергию. Чтобы не задумал этот змей, он сорвет его планы!
Камир обошел вокруг Дюша, как будто тот был какой-то диковинкой.
- Не хочешь прилечь?
- А кто будет вас охранять? – в ответ поинтересовался Дюш, больше всего мечтая о подушке.
Почему он должен вести светские беседы? Помнится, это в его обязанности не входило.
- Ну, хорошо, пойдем.
И они пошли. Дюш тащился позади, старательно переставляя ноги и пытаясь хотя бы выглядеть грозно. Он прекрасно понимал, что боец из него сейчас, мягко говоря, не важный. Все что Дюш реально мог — это заслонить Первосвященника своим телом. Оставалось надеяться, что покушения не будет. О том, что обычно с этой мысли и начинаются неприятности, он старался не думать.
Передвигались они медленно. Дюш быстрее не мог, а Камир почему-то решил подстроиться под его шаг. 
Наконец, они оказались перед дверьми зала, Дюш вздохнул с облегчением. Еще немного и он бы просто упал.
- Может, все-таки передумаешь?
Дюш молча шагнул вперед, открыл дверь и, проверив отсутствие засады, пропустил своего нанимателя вперед.
В зале собралось примерно полторы дюжины человек - «отцы города» с охраной и доверенными людьми. Заждавшиеся посетители обернулись, и Дюш почувствовал себя немного нервно под их взглядами. Камиру же чужое внимание не доставляло ни малейшего беспокойства. 
Видно было, что собравшимся не понравилось опоздание Первосвященника, но комментариев не последовало. Воспитанные. Или осторожные?
Камир не стал утруждать себя приветствием, сразу перешел к делу.
- Вы подумали?
- Светозарный настаивает? - с легким нажимом спросил один из «отцов города».
По губам Камира скользнула легкая улыбка.
- Настаивает.
- Мы просим вас еще раз обдумать и...
- Обдумать должны были вы! Где результат?
Дюш с удовольствием на что-нибудь оперся бы. Он перестал вникать в пререкания спорщиков и теперь просто скользил взглядом по раскрасневшимся от гнева лицам собравшихся. 
Камир оставался спокойным и только изредка повторял, что не передумает. Посетители горячились, что-то требовали, кричали. 
Это не могло кончиться хорошо.
Легкий кивок Дюш заметил чудом. Последующий стремительный рывок, который вдруг предпринял один из гостей, не стал для него полной неожиданностью, но Дюш все равно катастрофически не успевал.
Нападающий был быстрее, но главное – он не был отравлен. Клинка в руке убийцы не наблюдалось, зато был амулет. Плохо, хуже некуда. 
Будь у него меч, а еще лучше кинжал, и убийце пришлось бы приблизиться хотя бы на расстояние удара. Для амулета этого не требовалось. Наоборот, это Дюшу, чтобы обезвредить угрозу, нужно было преодолеть половину зала, а он сейчас мог этот путь только проползти.
Тем временем убийца занял положение перед своими нанимателями и приготовился активировать амулет.
Краем глаза Дюш заметил, как дрогнуло лицо Первосвященника, который тоже заметил маневр. Но никакой попытки укрыться от опасности не последовало. Дюш еле удержался от крика «Идиот. Все равно пользы от него не было бы никакой.
Оставался один вариант. Тот, который Дюш прокручивал в голове, пока шел сюда. Вот только тогда он не думал, что все повернется именно так.
Хотя какая разница, если он все равно скоро сдохнет от яда?
Стараясь не обращать внимания на слабость, Дюш, как сквозь воду начал двигаться наперерез убийце. 
Он никому не позволит убить Камира. Он сам его убьет!
Дюш представил, как он сожмет руки на шее гаденыша и начнет его душить, душить, ДУШИТЬ!!!
Эти мысли дали ему сил добраться до Первосвященника. Он уже почти исполнил свой долг и заслонил Камира своим телом, но тот вдруг извернулся и подставил подножку своему спасителю.
В голове Дюша мелькнуло короткое, но емкое слово. Телохранитель едва успел подставить руку, чтобы не расквасить нос об пол при падении. 
Над головой что-то грохнуло. Раздался многоголосый крик и снова грохот. Запахло озоном и еще чем-то паленым, и настала тишина.
Дюш слышал только свое дыхание. Сделав усилие, он оттолкнулся руками от пола и перевернулся на спину.
Разрушения оказались впечатляющими. Тела «отцов города» в разной степени подпаленности валялись по всему залу, а от незадачливого убийцы осталась только кучка пепла.
На змееныше не было даже царапины. Дюш скрипнул зубами, на большее его не хватило. Он покосился на другой конец зала, где в дверях застыла Асмея. На ее лице не было и тени удивления или паники, хотя на Камира она поглядывала с опаской. 
С легкой улыбкой на губах Асмея пересекла зал. За ее спиной маячил смутно знакомый Дюшу мужчина. Помниться, именно этого подозрительного субъекта он видел в коридоре вместе с Асмеей.
Рядом раздался шорох, Дюш поспешил обернуться, но движение получилось странно долгим и вымотало его не меньше, чем часовая тренировка.
Звук исходил от Камира, который опустился на корточки рядом со своим охранником и теперь сидел, рассматривая его со странной улыбкой, будто какую-то диковину.
- По идее ты сейчас должен крепко спать, - весело сообщил он, - но я слишком поздно распознал твое проклятье и не успел доработать зелье.
Дюшу было, что сказать на это заявление, но цензурными в этой фразе оказались бы только предлоги.
- Действие снотворного должно закончиться через три часа, но в твоем случае это, наверное, произойдет раньше.
Хоть одна хорошая новость - не сонка. 
- Добивать будешь? - спросила Асмея, кивнув на Дюша. Видимо, ей надоело ждать развития событий.
- Эй, это мой охранник! - вдруг запротестовал ее спутник. - Рыженький…
От того, каким тоном он сказал последнее слово, у Дюша заныла несмазанная задница.
- Нет уж, дорогой брат, он мой! – вдруг прошипел Камир и положил руку Дюшу на грудь.
Это заявление привело в замешательство его собеседника. Асмея тоже не смогла удержаться от удивленного взгляда.
- Но... Тебе-то зачем?!
Камир усмехнулся. Эта гримаса заставила попяться его родственников. Будь у Дюша хоть капля сил, он бы тоже отполз куда-нибудь подальше.
- Затем.
- Не отдам! – вдруг рявкнул тот, кто, видимо, был настоящим Первосвященником. Дюшу не часто доводилось видеть таких отчаянных людей. 
Асмея сжала плечо своего спутника, но тот не пожелал сдаться, только упрямо выставил подбородок вперед. Впрочем, вполне возможно, что он понимал ситуацию гораздо лучше – ничего непоправимого с ним так и не случилось. Камир окинул его долгим взглядом и поинтересовался:
- Ты, кажется, забыл, что за тобой должок?
- Ладно, забирай, - буркнул настоящий Первосвященник, помолчав немного. В его голосе явственно слышалась обида и покорность судьбе. 
Дюш, наблюдавший за тем, как его делят, был далек от того, чтобы возгордиться таким вниманием высоких особ к собственной персоне. Он вполне обошелся бы и без этого балагана.
- Вам нужно еще успеть поменяться одеждой — нетерпеливо напомнила Асмея. - Сюда вот-вот может кто-нибудь прийти.
Результат оказался поразительным. 
Пышные официальные одежды Первосвященника, не давали рассмотреть ни цвета волос, ни особенностей фигуры. Теперь же, когда этот балахон оказался на его законном владельце, даже Дюш, за последние дни до тошноты насмотревшийся на Первосвященника, не смог бы с уверенностью сказать, что произошла подмена. Ну, цвет глаз немного различался. Кто на них смотрит, когда на одежде столько золотого шитья?
Самое удивительное, что без официального наряда братья не казались Дюшу похожими. В настоящем Первосвященнике не было ничего змеиного. 
Камир провел рукой по лицу, и с него исчезла вся «раскраска». Непривычно было видеть его таким, словно неодетым. 
Потом Камир сделал такое же движение у лица брата, и кожа того украсилась ритуальным рисунком.
Дюш вяло удивился подобному обмену. Ладно, одежда, но он раньше искренне верил, что все эти линии и пятна что-то значат и наносятся раз и навсегда. А так получается, любой может нарисовать метки и выдать себя за священника, да еще и высокопоставленного.
Асмея подала Камиру одеяние мага. По крайней мере, теперь стало окончательно ясно, как змееныш смог увидеть проклятье. 
Камир вытащил из рукава повязку и обвязал ей голову. Синяя.
Дюш прикрыл глаза. Много ли в мире лазоревых магов? И десятка не наберется. 
Что же ему везет-то так?
Закончив переодеваться, Камир снова склонился над Дюшем.
- Перестань сопротивляться зелью. Сейчас тебе лучше уснуть, потом проснешься полным сил.
Дюш сделал усилие и слабо мотнул головой. Последние события доказали, что ситуацию нельзя выпускать из-под контроля.
Камир вздохнул и, приложив палец между бровей Дюша, шепнул что-то. Проклятье, сколь бы не сильно оно было, не смогло защитить своего носителя от прямого воздействия, и Дюш погрузился в глубокий сон.
Проснувшись, Дюш некоторое время просто лежал с закрытыми глазами. Сделка с Камиром перестала казаться ему такой уж удачной идеей. Она и раньше представлялась ему весьма сомнительной, а теперь потеряла последнюю привлекательность. С магией лучше не связываться.
Внезапно проклятье показалось ему почти родным. Дюш уже успел научиться жить с ним. Вряд ли Камир предъявит меньше требований, да и срок, на который Дюш должен будет стать «хорошим мальчиком», не был обговорен. Фактически, это было рабством. На этом фоне ежедневная работа с покойниками начинала выглядеть весьма привлекательно.
Осталось только придумать, как отказаться.
Предсказать реакцию Камира на отказ Дюш бы не решился.
Может, просто удрать?
Но от мага-то так просто не сбежишь. Тем более Дюш в любом месте будет вынужден искать весьма специфическую работу. При таких условиях не больно-то и спрячешься.
О том, что сделает с ним Камир, когда настигнет, Дюш даже думать не стал. Зачем представлять себя всякие ужасы?
Утешало одно — судя по реакции настоящего Первосвященника, постельные предпочтения Камира все-таки были не так уж далеки от нормы.
Правда, утешением это было слабым. Зачем-то же он Камиру понадобился?
- Я знаю, что ты проснулся.
Знает он… Пришлось открывать глаза, а ведь план действий еще не был даже намечен.
Дюш не любил неожиданностей, но жизнь раз за разом заставляла его принимать решения впопыхах. И когда злодеи успевают составлять свои коварные планы? 
- Как самочувствие?
- Нормально, ваше магичество, - ответил Дюш, стараясь контролировать свой голос. На магов нельзя орать, опасно для жизни.
- Замечательно,- Камир широко улыбнулся, заставив его насторожиться. - Завтра можно будет покинуть дворец.
- Покинуть? 
- Хочешь остаться рядом с моим братом?
Дюш помотал головой. Ему и одного ненормального хватит. Находиться рядом с Камиром опасно, даже если никто не посягает на то, что тот считает «своим».
- Зачем я вам нужен?
- Не знаю. Потом разберусь, - ответил Камир и, поймав удивленный взгляд Дюша, беспечно добавил. – Ты забавный… И рыжий.
Ну, кто бы сомневался? Желание отказаться от снятия проклятья еще больше усилилось. 
- Приступим к снятию проклятия? – будто подслушав его мысли, спросил Камир.
- Так сразу?
- Зачем ждать?
Дюш облизал губы. Сейчас нужно было дать твердый ответ, чтобы сразу обозначить свою позицию по этому вопросу. Главное, дать понять, что менять ее он не собирается.
- Может, не надо? - жалобно спросил Дюш.
- Надо-надо. Раздевайся.
- Зачем? – с подозрением уточнил он. О таком условии для снятия проклятия ему раньше слышать не приходилось. С другой стороны, что он понимает в магии?
- Разве при наложении проклятия тебя об этом не просили?
На лице Камира появилось озадаченное выражение, яснее ясного показавшее, что что-то не так. Дюш непроизвольно забеспокоился. Проклятье – это плохо само по себе, а неправильно наложенное проклятье может преподнести такие сюрпризы, что самому жить не захочется.
- Нет,- осторожно сказал он, следя за реакцией на свой ответ. - Не до этого как-то было.
Камир неодобрительно покачал головой.
- Плохо. Классический вариант всегда предпочтительнее. Впрочем, с этим можно справиться. Лучше поведай мне, чем же вы таким занимались, что не оказалось времени для соблюдения простейших условий.
Дюш не любил говорить об этом и старался обходить эту тему стороной. Но эта же змеюка, как вцепится… Он уже успел понять, что Камир всегда добивается своего. Так или иначе. Причем «иначе» часто выходило его оппонентам боком.
- Пытались выжить, - осторожно сказал Дюш, надеясь, что Камиру хватит столь обтекаемого объяснения, но его надеждам не суждено было сбыться.
- Где?
Прошлось признаться.
- В ущелье Галлоса.
- Где?! - с Камира в миг слетела вся вальяжность, и он сделался похожим на подобравшуюся для броска кобру.
- Что вы там делали?
Хороший вопрос. Жаль только, что об ответе на него Дюшу оставалось только догадываться. Их предводитель был скрытным человеком. Он считал достаточным назвать сумму, которая должна была достаться каждому по окончании похода, и заверить, что ради нее не придется делать ничего особенно противозаконного. Еще в том разговоре была упомянута «секретная карта» и загадочный «груз». Дюш тогда решил, что разберется на месте. Вот только до пресловутого «места» они тогда так и не дошли…
- Что-что... – проворчал он. - Заказ у нас был.
- И что за заказ? - спросила помесь змеи и пиявки. 
Трудно было не заметить, что Дюшу эта тема неприятна, но Камиру, видимо, было все равно.
- Вынести одну вещицу.
- Что за вещица?
- Откуда мне знать?
- Ты шел, не зная зачем?
Удивление, изображенное Камиром, было настолько картинным и показным, что не могло не злить. Не будь змееныш магом, Дюш бы его послал, а так пришлось отвечать:
- Командир знал, но он умер.
- Так вы ее вынесли?
- Нет, - заинтересованность Камира слегка уменьшилась, но тут же снова вспыхнула с новой силой, стоило Дюшу добавить: - Мы успели только войти в ущелье и дойти до руин какой-то крепости.
- Значит, ты знаешь туда дорогу.
Это не было вопросом, и Дюш поежился под напряженным взглядом Камира. Кажется, он только что совершил большую ошибку.
Дюш кивнул, соврать он не посмел. Кто знает, что в действительности доступно магу? Особенно такому сильному. Может, Камир умеет читать мысли или просто чувствовать ложь.
- Ты должен отвести меня туда.
Услышав такое предложение, больше похожее на приказ, Дюш даже отшатнулся. Разговор пошел по самому нежелательному сценарию. Чувствуя, как внутри шевелится давно подзабытый страх, Дюш твердо ответил:
- Нет!
- Я хочу попасть туда!
- Да на здоровье, но без меня.
Мешать идиотам не его призвание. Если змеенышу так хочется погибнуть во цвете лет, это его право и его решение.
- Уверен? – протянул Камир. Дюш задницей почувствовал, что ему сейчас начнут угрожать. - 
А если я откажусь снимать твое проклятье? 
Ладно, не угрожать, а шантажировать, но хрен редьки не слаще. 
- И хорошо, я к нему уже успел привыкнуть. 
Дюш даже обрадовался такому выходу из положения. Разве он сам не хотел отказаться? Хотел.
Дюш даже был готов нарисовать карту для своего ненормального нанимателя, чтобы только больше никогда не видеть это жуткое ущелье.
- А ведь я могу научить твое проклятье отличить труп от живого человека... - сообщил Камир с любезной улыбкой, будто одолжение сделал. Его тон не имел ничего общего с угрозой, но Дюша пробрал озноб. 
- Гаденыш! 
- Будь хорошим мальчиком.
Теперь Дюшу стало понятно, что значит эта фраза. Лучше бы этой змеюке была нужна его задница!
- А со снятием проклятья пока подождем, - задумчиво добавил Камир. – Вот когда вернемся…

Глава 7

Сборы в дорогу прошли очень споро, удивив своей резвостью даже Дюша, еще не успевшего окончательно забыть свое наемничье прошлое. Могло показаться, что припасы, снаряжение и оружие появляются в комнате сами собой. Вот что значит быть родственником Первосвященника! Впрочем, Дюш был далек от зависти. Проблем такое родство сулило не меньше, чем преимуществ.
Скорость сборов навевала на Дюша тоску. На благополучное возвращение он не рассчитывал. 
Сам Дюш едва успел передать дела в Смертельнике. Его подчиненные совсем не обрадовались открывшимся карьерным перспективам - увольнение начальства грозило каждому из них увеличением объема работ.
Глядя на пасмурные лица и читая на них неприкрытую зависть, Дюш не мог удержаться от усмешки. Он и сам завидовал. Завидовал тому, что, в отличие от него, они остаются в относительной безопасности. Шансов выжить у них было больше. 
Дюш провел в Смертельнике всю ночь, успев урвать два часа сна, а утром его уже ждала дорога. Кроме Камира в их небольшом отряде оказалось еще три человека. В двоих из них Дюш без труда угадал наемников, третий был учеником Камира. 
В повозке мест на всех не хватило. Судя по количеству лошадей, предпологалось, что все, кроме колдуна, поедут верхом. Дюша это полностью устраивало, а вот Вилин - тот самый ученик - был недоволен.
Не успел Дюш вскочить на своего коня, как его остановил окрик Камира:
- Дюш, мне нужно с тобой поговорить.
Пришлось ему лезть в повозку. Некоторое время Камир молчал, просто внимательно разглядывая Дюша и заставляя его нервничать.
- Где ты был ночью?
- Работал. Нужно было сдать дела. 
- Все сдал?
- Большую часть.
- Хочешь спать?
Дюш насторожился. С чего бы змеенышу заботится о его отдыхе?
- Не очень, - осторожно ответил он.
- Точно?
- Точно, я неделями могу не спать.
Камир взглянул на него так пристально, что Дюш почувствовал себя крайне неудобно. Не сболтнул ли он чего лишнего?
- Тебе нужно отдохнуть.
- Но я не хочу...
Что было дальше, Дюш не помнил. Неожиданно для себя он крепко уснул.
Проснулся Дюш уже после полудня. Его поза за время сна перетерпела огромные изменения. Начать хотя бы с того, что он больше не сидел, а лежал, поджав под себя ноги. Самое же возмутительное было в том, что его голова удобно устроилась на коленях у Камира.
А ведь когда Дюш засыпал, эта змеюка сидела напротив! И когда только успела переползти?
Камир читал книгу, зависшую без видимой опоры прямо перед ним, и лениво перебирал волосы своего "охранника". Дюш резко сел, и книга шлепнулась на пол. Видимо, колдун от неожиданности утратил власть над ней.
- Выспался?
- Можно и так сказать,- осторожно отозвался Дюш. Он по-прежнему не очень понимал, чего ожидать от Камира, и с удовольствием оказался бы сейчас за тридевять земель от него. - Я бы проехался верхом...
Камир пожал плечами, будто его мало интересовали планы спутника. А как же "очень важный разговор"? Или он заключался в усыплении Дюша?
В любом случае Дюш решил воспользоваться разрешением и улизнул из повозки. Пробуждение ему не понравилось. Оно навевало на грустные мысли о том, что совместные ночевки все-таки сделали свое черное дело. Надо было с ними срочно кончать.
Да и к чему они теперь? Камиру больше незачем было притворяться, а ориентация у него была вполне обычной. Вряд ли колдун и сейчас станет настаивать на совместной ночевке. Во всяком случае, Дюш на это очень рассчитывал.
Вечером отряд достиг небольшого селения, которое, как ни странно, имело собственный постоялый двор. Большой и удобный.
Дюш, кинув взгляд на Камира, попросил пять комнат. Маг ничего не сказал, не проявив к этому факту никакого интереса, чем развеял последние сомнения в своей ориентации.
Жизнь начинала налаживаться. Теперь бы еще цель путешествия как-нибудь сменить, чтобы эта жизнь стала хоть немного длиннее.
Заперев дверь на засов, Дюш развалился на кровати, которая, пусть даже всего на одну ночь, принадлежала только ему, и издал довольный вздох.
Отдельная кровать, тишина, покой - как ему всего этого не хватало! Но несмотря на усталость, накопившуюся за день, Дюш так и не смог уснуть. 
Он вертелся всю ночь. Ему становилось то жарко, то холодно, в голову лезли разные мысли. Дюш даже поймал себя на беспокойстве о змееныше. Он ведь там совсем один без охраны. С таким характером у Камира должна быть масса врагов, которые, наверняка, не упустят шанса разделаться с ним. 
Сказав себе, что маг сможет за себя постоять, Дюш постарался выкинуть из головы эти глупости, но они не желали уходить.
Дюш принялся считать, потом просто лежал, глядя в потолок, и старался думать о чем-нибудь приятном. Вместо "приятного" перед глазами Дюша как живое встало лицо Камира. Этот способ пришлось бросить. 
Глаза отказывались закрываться дольше, чем на минуту, и Дюш пришел к мысли, что его околдовали. В жизни, конечно, все бывает, но эта бессонница была слишком подозрительной.
Наверняка ведь гаденыш постарался! Эта мысль прогнала последние намеки на сон.
Дюш скрипнул зубами, ощутив, как растет в нем жажда убийства.
Утром Дюш мрачно пронаблюдал за тем, как Камир выпорхнул из своей комнаты. Возмутительно цветущий выспавшийся вид мага заставил Дюша снова вспомнить все свои обиды. Сдаваться он не собирался, ведь такое заклятье нельзя держать вечно, иначе жертва просто свалится от переутомления.
Весь следующий день Дюш ловил на себе взгляды Камира. Ему очень хотелось бы назвать их злорадными, но они были скорее изучающими и чуточку нетерпеливыми.
В повозку Дюш так и не вернулся, предпочел ехать верхом. Препятствий ему в этом начинании никто не чинил, но Дюш, наученный горьким опытом, постоянно ждал какой-нибудь пакости исподтишка. 
В этот раз отряду тоже повезло. Как по заказу вечером они выехали к городку, в котором имелся небольшой, но чистый постоялый двор. Свободных комнат оказалось только четыре, и Дюш, посомневавшись немного, поселил вместе наемников. Пусть привыкают к трудностям.
Это была мелкая месть. Наемники, будто сговорившись, старались держаться от Дюша на расстоянии. Он устал гадать о причинах такого поведения. Наверняка, опять гаденыш постарался.
Вилин тоже поначалу дичился, бросая на Дюша любопытные взгляды, но через некоторое время обнаглел и полез с разговорами. Не выспавшийся Дюш был мало склонен к беседам. Он вяло кивал в нужных местах, просто игнорируя большую часть вопросов. Впрочем, Вилина такое отношение ничуть не расстраивало.
Спать хотелось дико. Увидев перед собой лестницу, на другом конце которой ждала его комната с вожделенной кроватью, Дюш не стал дожидаться ужина. Главное было не спугнуть сон.
- Спокойной ночи, - догнал его на середине лестницы голос Камира.
Дюш застыл. Это намек или угроза? А может, предупреждение? Как понимать это "спокойной ночи"?
- Я пошел спать... - не оборачиваясь, немного неуверенно то ли спросил, то ли сообщил он.
- Почему бы и нет?
Плечи Дюша слегка расслабились. Это же можно считать разрешением?
Дюш уснул, едва его голова коснулась подушки, но через некоторое время был вынужден проснуться. Не по доброй воле. Дело в том, что во сне он успел расчесать кожу на плече почти до крови. Не меньше чесалась и правая нога. Да и спина, кстати, тоже.
Зуд нарастал, то и дело появлялись новые очаги.
- Блохи, - с отвращением процедил Дюш, мигом поняв, в чем дело. За годы, которые он провел наемником, ему не раз приходилось сталкиваться с этой напастью.
А ведь постоялый двор не выглядел запущенным. Уж амулет от блох могли бы приобрести!
Дюш поднялся с кровати и пристроился на полу у противоположной стены комнаты. Кормить насекомых и дальше он не собирался. Укушенные места продолжали зудеть, но ему все-таки удалось задремать.
После ночевки на холодном полу тело нещадно ломило. Староват он уже стал для таких фокусов. Рассвет Дюш встретил почти с радостью – больше не нужно было делать попыток уснуть.
Как ни странно, ни один из его спутников не выглядел не выспавшимся. Все были на удивление бодры и деятельны. Камир своим цветущим видом будил в Дюше зверя.
Снова проигнорировав возможность продолжать путешествие в относительном комфорте повозки, Дюш взобрался на коня. На зуд он старался не обращать внимания. Ситуация требовала обдумывания и принятия решения. Вот бы от него еще был какой-нибудь толк. 
Когда их маленький отряд тронулся в путь, Дюш подъехал к ученику змееныша и задал мучивший его все утро вопрос.
- Вилин, тебя блохи не беспокоили?
- У меня блох нет! – отрезал тот, обиженно покосившись на Дюша.
- Причем здесь ты? Постельные блохи.
- Нет. Не было никаких блох. Амулет у них, видно, новый.
- Ну да, ну да, - проворчал Дюш, и тут его озарила догадка. - Наградил же бог хозяином,- проворчал он себе под нос, но Вилин его расслышал и возмутился.
- А ты думал, мастер Камир будет от тебя еще и блох отгонять?
Дюш промолчал, мрачно подумав, что ему хватило, если бы «мастер Камир» их на него не насылал. Дюш подозревал, что минувший ночью к нему переползли блохи со всего постоялого двора, а может, и из соседних зданий наведались. 
Еще Дюш заметил, что, несмотря на прошедшее время, его проклятье никак себя не проявляло. А ведь пора бы уже! Не будь двух предыдущих ночей, и Дюш несомненно ощутил бы благодарность к Камиру, но из-за невозможности нормально выспаться любые добрые чувства к колдуну гибли, не успевая родиться.
На следующую ночевку пришлось остаться в лесу. Дюш не стал жалеть об этом, у него не было сомнений, что иначе он бы снова провел ночь в обществе кусачих насекомых. Уж лучше так – без удобной кровати, зато и без укусов. В лесу блохи точно не водятся. Если их, конечно, не привезти с собой. Но Дюш надеялся, что до такого Камир все-таки не дойдет.
Не ожидая подвоха, он завернулся в плащ и улегся у костра. Дежурить сегодня ночью ему не предложили. Кажется, наемники рассматривали его не как командира или хотя бы напарника, а как еще один охраняемый объект. Непривычно, но Дюш не возражал. Незадолго до этого – сразу после ужина - Камир весьма прозрачно намекнул, что повозка рассчитана на двоих и ночевать в ней гораздо удобнее, чем в лесу.
Дюш проигнорировал его, а вот Вилин не удержался и попытался ухватить удачу за хвост.
- А можно мне?.. – начал он было, но, поймав взгляд Камира, осекся. – Хотя нет, пожалуй, я лучше останусь у костра. Свежий воздух...
Дюш тогда усмехнулся, предпочтя забыть, что минуту назад прожигал бедного Вилина полным бешенства взглядом.
В эту ночь блох не было. Ни одной, но Дюш все равно не выспался. Блох сменили муравьи, которые почему-то решили возвести муравейник прямо под боком у Дюша. Его же они, судя по всему, воспринимали, как конкурента и активно боролись с ним всеми доступными средствами.
А вот повозку облетали даже комары.
Свежепокусанный Дюш вынужден был перелечь на другое место. Он мрачно покосился на пристанище мага. 
За ночь ему пришлось пересаживаться еще два раза.
На следующий день у Дюша было отвратительное настроение, которое он и не подумал скрывать. Видя это, к нему не лез с разговорами даже Вилин.
Дюш ехал верхом, вперив вперед взгляд, полный бешенства. Он так просто не сдастся! Подумаешь, насекомые. Подумаешь, все тело чешется. Мелочи какие!
Занятый этими переживаниями, Дюш только сейчас заметил, что успел совершенно забыть о цели их путешествия. И это несмотря на то, что большая часть пути уже была пройдена.
С каждой минутой дорога становилась все более заросшей и неухоженной. Видимо, они заехали в какую-то редкую глушь. Впрочем, эта глушь была Дюшу хорошо знакома. По настойчивой просьбе Камира он сам еще до отъезда наметил путь на карте. Но уж больно быстро они добрались до сюда, будто умудрились где-то срезать половину пути. Так они через пару дней доберутся до ущелья.
Следующая ночевка грозила тоже оказаться в лесу, полном озверевших муравьев.
И действительно, за день путешественникам встретилась только одна деревушка, где они пополнили запас припасов, но гостеприимных крестьян пришлось покинуть еще до обеда.
Оказалось, что муравьиные укусы чешутся гораздо сильнее блошиных. Или это было из-за того, что они были более свежими?
У Дюша стали появляться предательские мысли о капитуляции. В конце концов, змееныш же к нему ни разу не приставал. Так зачем отказываться от комфорта? Да если бы и приставал, тоже небольшая беда.
Дюш продолжал держаться только на упрямстве. На нанимателя он старался смотреть пореже — руки так и тянулись придушить поганца!
День прошел беспокойно. Прежняя тревога наконец начала пробиваться сквозь усталость.
Камир тоже заставил понервничать, когда вдруг потрепал его по волосам. Дюш, который в этот момент спокойно обедал, едва не подавился.
Последние годы, наполненные скукой и трупами, вдруг показались ему бесконечно счастливыми, а главное, спокойными. Как ему могло наскучить счастье? Наверное, он ненормальный! Неблагодарный так уж точно. Вот судьба и послала ему Камира в наказание за эту неблагодарность.
Следующей ночи Дюш ждал с опаской и некоторым любопытством. Что на этот раз продумает змееныш? До этого момента Камир не повторялся.
В очередной раз проигнорировав гостеприимно открытую дверь повозки, Дюш устроился на земле. Желание сдаться еще не переломило в нем остатки упрямства.
Перед сном он специально проверил — муравейников в окрестностях не было. Ни одного, но и блох вчера поблизости не наблюдалось. Разве это остановило колдуна?
Уснул Дюш легко. Ему даже начал сниться сон, главным действующим лицом, в котором был, конечно же, Камир. Подробностей он не запомнил, слишком сильно на него подействовало внезапное пробуждение.
Проснулся Дюш от того, что ему чем-то ткнули в ухо. Это что-то было мокрым и странно фыркающим.
Дюш приоткрыл один глаз, да так и замер. Над ним стоял матерый волк и, сверкая желтыми глазами, с интересом рассматривал его. Изредка волк порыкивал, скаля желтые зубы.
Поняв, что его сейчас начнут кусать, Дюш начал судорожно нащупывать меч, но тот будто провалился. 
Тем временем волк, еще раз принюхавшись к Дюшу, отвернулся. Казалось, он потерял интерес к своей жертве. Дюшу даже стало немного обидно. Не ядовитый же он! Но сильнее всего было облегчение, смешанное с недоумением. Неужели он сможет отделаться так легко?
Дюш немного расслабился, но меч искать не перестал - хищник пока еще был рядом. И вдруг он услышал тихое журчание. Плащ с одного бока начал стремительно намокать, а специфический запах не дал ошибиться в природе жидкости.
Проклятый волк его пометил! 
Сделав свое мокрое дело, довольный жизнью волк повернулся и потрусил обратно в лес.
Дюш сел и с отвращением содрал с себя вонючий плащ. От остальной одежды тоже попахивало. Или ему так только казалось? 
В любом случае, Дюшу пришлось идти к ручью, из которого брали воду для приготовления ужина. Попытка отмыть одежду прямо на себе ничего не дала, Дюш только еще больше вымок и продрог. Пришлось возвращаться. 
Дюш присел у костра и нахохлился. Так он до полудня не высохнет. Дюш покосился на повозку. Интересно, змееныш спит или наблюдает за ним и мерзко хихикает?
Кажется, пора идти сдаваться. Только обрадуется ли Камир такому пахучему соседу?
Дюш решил выяснить это на практике. Забравшись в повозку, он разделся и уложил влажную вонючую кучу поближе к окну. 
Камир недовольно завозился во сне на лежанке, в которую на ночь раскладывались сидения. Она была достаточно широка для двух человек. Дюш примостился с краю, стараясь не дотрагиваться до Камира. Он все еще был вонючим, мокрым и холодным и не хотел, чтобы змееныш выкинул его из повозки.
Камир, не просыпаясь, что-то пробормотал, и запах исчез, а воздух в повозке заметно посвежел. Хорошо быть магом.
Дюш укрылся краешком одеяла и уже приготовился уснуть, как его вдруг крепко обхватили горячие руки и притиснули к не менее горячему телу. Камир потерся носом о его плечо и счастливо вздохнул. При этом мучитель даже не проснулся.
Постепенно тепло и размеренное дыхание над ухом заставили Дюша расслабиться и забыться сном. Проснулся он со странным ощущением правильности. У него ничего не болело, ничего не чесалось, и он выспался! Разве не повод для счастья?

Глава 8

Дюш оказался не готов к странным поглаживаниям, ожидавшим его после пробуждения. Гладили в разных — порой даже самых неожиданных — местах. Агрессора долго искать не пришлось, он обнаружился прямо под боком.
Камир явно был увлечен своим... изучением. Причем изучал он, судя по всему, что-то невидимое. Иначе зачем ему было водить руками над кожей Дюша, прикасаясь к ней только в отдельных местах? Так были ощупаны мочка уха, подбородок, правая коленка, запястье и еще куча непримечательных местечек, не претендующих на звание "главной эрогенной зоны". Змееныш даже подмышку Дюшу зачем-то залез. На ласки его прикосновения никак не походили. В них не было ни капли желания. Дюшу даже стало немного обидно.
- Интересно, - прокомментировал Камир, заметив, что его подопытный проснулся. Его взгляд рассеяно скользнул по паху Дюша, но потом снова вернулся туда. Камир удивленно приподнял брови. - Я бы даже сказал - оригинально.
- Ничего оригинального, - заявил Дюш, поспешно прикрывшись ладонью. - Все, как у всех.
Камир не счел нужным ответить, вместо этого он отвел руку Дюша и продолжил свои изыскания.
- Надо же! Затейник какой!
Дюш покосился вниз. Вроде все как всегда. Лежит. Вернее лежал, пока Камир его не схватил и не начал вертеть, что-то рассматривая и нещадно наминая. Член такого отношения не стерпел и встал.
Камир удивленно посмотрел на него. Потом до мага, видимо, начало доходить, как его действия могут выглядеть со стороны, и он выронил почти полностью готовый к употреблению член из рук. 
- Извини. Я увлекся, - прошептал Камир и слегка порозовел, что для него, скорей всего, было признаком крайнего смущения. - Ну, не буду тебе мешать.
И ушел.
Дюш непонимающе моргнул. И это все? "Не буду мешать"? Увлекся он, видите ли! 
А Дюшу теперь, как быть?
Пришлось брать дело в свои руки.
Разобравшись с делами, Дюш вылез из повозки. 
Утро уже почти успело превратиться в день, а стоянку никто еще и не думал собирать. А ведь до этого момента Камир все время торопил их. С чего бы такие перемены?
Дюш настороженно обвел взглядом попутчиков. Наемники расположились в стороне и демонстративно не обращали внимания на неприятную сцену, развернувшуюся неподалеку.
Камир навис над своим учеником, который был бледен до синевы. Только уши у Валина горели ярко красным, да на лбу выступили крупные капли пота.
Камир бросил взгляд на Дюша, и тот чуть не отшатнулся - столько бешенства было в этом взгляде. Что случилось-то? Разве не Дюш должен злиться?
Камир моргнул, будто только сейчас осознал, кто перед ним. Его взгляд немного потеплел. Дюш понял, что раньше ему дарили только теплые, можно даже сказать - горячие взгляды.
- Что-то случилось? - все-таки рискнул поинтересоваться он.
- Случилось, - ответил Камир и, снова посмотрев на Валина, кивнул ему в сторону Дюша.
Дюш оказался не готов к тому, что последовало далее. Мальчишка вдруг сорвался с места и бросился к нему. Потом Валин проделал что-то уж совсем непонятное. Добежав, он рухнул перед Дюшем на колени и практически уткнулся лицом ему в пах.
- Эй, ты чего?!
Дюш попытался отстраниться, но куда там! Валин мертвой хваткой вцепился ему в бедра, не давая двинуться с места. При этом он что-то лихорадочно шептал, но у Дюша не получалось разобрать в этой скороговорке ни слова.
Еще пару раз безрезультатно дернувшись, Дюш сделал попытку силой разжать руки Валина, но тот держался крепко. Скорей всего ему добавляло сил недовольство, которое почти зримо распространялось от Камира.
На змееныша Дюш старался не смотреть. Ясно же, что в этом постыдном представлении виноват он.
Наконец, Валин выдохся. Некоторое время он молчал, будто вслушиваясь во что-то.
- Не получается, - не оборачиваясь, крикнул он и содрогнулся всем телом.
- Неужели? - Камир не спеша направился к ним. На его губах играла легкая улыбка, от которой даже Дюша бросило в дрожь. 
Валин, почувствовав его приближение, снова оживился. Он схватился за пояс штанов Дюша и потянул их вниз. 
- Наверняка, если снять...
Камир схватил Валина за волосы и оттянул его голову назад.
- Не вздумай!
- Но я...
- Уйди! - Камир отпустил его волосы и легонько толкнул в спину. - И лучше не показывайся мне не глаза до вечера! 
Валин не стал затевать спор. У Дюша создалось впечатление, что он даже обрадовался такому повороту событий. То ли действительно чувствовал за собой вину, то ли просто боялся Камира.
Поняв, что представление окончено, Дюш развернулся было к своему коню, но был остановлен приказом.
- В повозку!
Его ноги сами собой направились по указанному адресу. Проклятый колдун! Опомнился Дюш только в повозке. Усевшись на не разобранную лежанку, он смог наконец перевести дух. Впрочем, много времени на то, чтобы прийти в себя, ему не дали. Следом за ним в повозку забрался Камир.
- Раздевайся!
Дюш бросил на него недовольный взгляд, но так и не возразил. Спорить было бесполезно, а раздеваться под действием очередного заклятья еще и унизительно. 
- Ложись! - последовал очередной приказ.
Дюша посетило подозрение, что его сегодня будут иметь. Причем без смазки.
Но время шло, а Камир все не приступал к делу. Вместо этого он снова сосредоточил свое внимание на члене Дюша. Ему там что, медом намазано?
- Почему к тебе так и тянет проклятья всяких недоучек? - задумчиво протянул Камир.
Дюш озадаченно посмотрел на свой член. Вроде ни в форме, ни в цвете, ни в размерах изменений не было. Член, как член. Сегодняшнее утро, кстати, показало, что он в вполне рабочем состоянии. В чем проблема-то?!
- Проклятья?
- А этот неуч еще и закрепил его на таком месте. «Чтобы вы не заметили», - передразнил Камир Валина. Кстати, весьма узнаваемо. - Еще и снять сам не смог.
Дюшу стало дурно. Неужели еще одна гадость на его голову? Хотя в этом случае правильнее было бы сказать "на головку". Но от этого не легче. А вдруг проклятье можно снять только отрубив "носитель"?
- Какое проклятье?! - спросил он слабым голосом.
- Проклятье неудач. На самом деле оно не слишком страшное. Скорее пакость, а не проклятье. Закрепить можно на любой части тела, чем мой идиот и воспользовался. 
Кажется, сейчас одним учеником у змееныша станет меньше! Может, Дюшу вообще переквалифицироваться в истребителя магов?
- И в чем эта пакость заключается? - решил уточнить он, хотя определенные подозрения у него были. Реальность, как всегда, с легкостью обошла их.
- Чем сильнее желание, тем больше неприятностей будут поджидать заколдованного на пути к его исполнению. Но без фатальных последствий. 
Пока Дюш переваривал ответ, Камир с интересом следил за его лицом.
Дюш скрипнул зубами. Конечно, без фатальных. Бессонница, блохи, муравьи, волк. Все это, как он и подозревал, было колдовством. Только вот с личностью колдуна Дюш ошибся.
- Как это работает?
- Если какая-то гадость может произойти, она произойдет. Даже если вероятность ее была мала. Чего ты желал?
- Выспаться, - буркнул Дюш. Ему нелегко было смириться со своей ошибкой. Уже в который раз он оказывался не прав в своих предположениях насчет Камира. Впрочем, муки совести можно было пока оставить в стороне. Еще один очень важный вопрос требовал немедленного прояснения. - А чего он на меня взъелся-то?
На лице Камира появилась ехидная улыбка, и Дюшу тут же захотелось хорошенько врезать своему "нанимателю".
- Валин приревновал.
- Приревновал?!
Неужели ориентация Камира, а заодно и Валина, не такая уж традиционная?
- Валин подумал, что я взял еще одного ученика.
Давая разъяснения, Камир опять начал мять многострадальный орган. Его действия очень отвлекали Дюша от разговора. 
- Идиот! - процедил он, кое-как собрав мысли в кучку.
- Я? 
- Ты тоже. Надо было все ему объяснить!
Камир не оценил совета и, гневно глянув на Дюша, непроизвольно - хотя кто знает? - сжал руку в кулак. Дюш взвыл, мигом пожалев о своей смелости и длинном языке. Змеенышу даже колдовать не пришлось.
Камир поспешно разжал руку и даже погладил пострадавший орган.
- Больно?
- Что же я везучий-то такой?!
- Валин его снял?
- Этот неуч? Нет, конечно, - не очень лестно отозвался Камир о своем ученике. Непонятно было, зачем ему вообще такой нужен. Дюшу очень захотелось сказать: «Каков учитель, таков и ученик», но в последний момент он не дал сорваться этой фразе с языка. Удовольствие позлить змееныша не стоило того, чтобы рисковать самым важным органом.
- А ты можешь снять?
Камир наградил его долгим взглядом, и Дюшу стало неудобно за свои сомнения.
- Постараюсь.
Дюш представил себе, что Камир сейчас тоже начнет шептать, уткнувшись ему в пах, и ему стало жарко. Но маг обманул его ожидания. Еще немного помяв многострадальный орган, отчего тот снова воодушевился, Камир наклонился и со всей дури дунул на него. Затем змееныш отстранился, чтобы полюбовался на свою работу, но присмотревшись вдруг помрачнел.
- Не получилось? - заволновался Дюш.
- Получилось, - буркнул Камир, - почти.
- Что значит «почти»?!
- То и значит. Проклятья наложились друг на друга, и теперь часть последнего осталась на месте.
- Может, тогда и первое снять? - спросил Дюш с замиранием сердца. А вдруг чудеса действительно бывают?
- Рано.
- Чтоб ты провалился! - не выдержал Дюш, уже успевший мысленно нарисовать себе картину будущего побега. - И вся ваша колдовская братия тоже!
Он освободился от захвата и, закутавшись в одеяло, отвернулся к стене. Вопреки опасениям, Камир не стал жестоко мстить за такое нелестное пожелание. 
Маг некоторое время молчал, а потом вздохнул и покинул повозку, которая вскоре тронулась в путь. Выходить из нее Дюш и не подумал. Ему требовалось выработать новую стратегию. Больше всего обнадеживало, что рядом с Камиром проклятье Валина то ли теряло силу, то ли «ложилось на дно». Удалось же Дюшу выспаться под боком у змееныша. Получается, нужно держаться поближе к Камиру. Ну, или ничего не желать. Вот только Дюш справедливо подозревал, что второе у него вряд ли получится.
Определившись со своим ближайшим будущим, Дюш уснул под мирное покачивание повозки.
Однако следовать принятому решению оказалось не так-то просто. Дюш выяснил это сразу после обеда. Камир, казалось, вознамерился всеми силами избегать его. Впрочем, ночевать маг все равно пришел. Дюш закатился к нему под бок и облегченно вздохнул. Как он и предполагал, не желать чего-либо было практически невозможно. 
Проклятье Валина должно было мешать исполнениям желаний, но это до того, как его частично сняли. Вряд ли после этого оно просто стало слабее. Не верилось Дюшу, что ему может так повезти. Скорее у проклятья просто пропало ограничение на фатальность.
Дюш подозревал, что поведение Камира тоже было результатом действия проклятья. 
Ну, не странно ли - только Дюш решил начать усиленно общаться со змеенышем, как тот принялся от него бегать? 
Остальные члены отряда тоже старались обходить Дюша стороной. Наемники угрюмо молчали, пытаясь сойти за элементы ландшафта, а Валин ехал так, чтобы его не было видно из повозки. 
Утром Камир снова занял лошадь Дюша, тот не стал возражать, хотя особого желания поспать больше не чувствовал. 
Все-таки маги самые вредные существа на земле. Теперь Дюш это знал точно. Даже змеям до них далеко.
По расчетам Дюша ехать им было еще как минимум два дня, но уже к следующему вечеру проклятое ущелье показалось в стороне от дороги. Вернее это дорога свернула в обход. Раньше-то она проходила как раз по ущелью, пока в округе не стали твориться всякие ужасы. Сейчас же старый путь окончательно зарос и почти не угадывался в густой траве.
Дюша передернуло от непрошенных воспоминаний.
Путешественники спешились и разбили лагерь. Соваться в ущелье ночью никто не собирался.
Камир в очередной раз, обойдя Дюша по дуге, приблизился к своему ученику, которого игнорировал с их последней ссоры.
- Видишь?
Тот вздрогнул и, прищурившись, уставился на ущелье.
- Ну да, только... мастер, ничего ведь особенного там нет. Фон не очень активный и...
Камир усмехнулся.
- Это потому что она спит.
Дюша даже передернуло. Раз спит, зачем будить? Разбуженный, как правило, бывает очень зол. И почему «она»?
Валин, видимо, придерживался тех же взглядов.
- Может, не будем будить? Тихонечко войдем, заберем и...
- Вряд ли у нас получится.
Не став дожидаться окончания разговора - и так все ясно, - Дюш забрался в повозку. 
Завтра он умрет. Не слишком утешительная мысль.

Глава 9

Поняв, что смерти никак не избежать, Дюш начал активно готовиться к ней с самого утра.
Выскользнув из объятий Камира, он еще засветло выбрался из повозки. Остальные еще спали. Даже часовой, выставленный на ночь, уже перестал мерно клевать носом и тихо посапывал. Впрочем, уловив движение, он поднял голову, но, поняв, что опасности нет, снова уснул.
Дюш вздохнул свежий утренний воздух. Нужно было многое успеть. Дюшу не хотелось умирать так бестолково, невзначай. Но куда деваться? Хорошо, что завещать ему было нечего, и хотя бы об этом можно было не беспокоиться. 
Для начала он решил переодеться в чистое. К сожалению из чистого к концу путешествия остались только запасные штаны. Пришлось ограничиться ими. Не судьба ему умереть в приличном виде. С другой стороны, не нужно бояться испачкаться. 
Про оружие Дюш тоже не забыл и хорошенько начистил его. Умирать так с музыкой.
К концу этих хлопот, Дюш уже гораздо спокойнее думал о скорой смерти. Не так уж это и плохо. Особенно, если учесть, что в последнее время проклятья плодятся на нем как блохи. А чего стоит одна возможность навсегда избавиться от змееныша? Сплошные плюсы. И как он раньше этого не понимал?
К моменту пробуждения остальных членов отряда Дюш уже практически горел желанием поскорее расстаться с жизнью. Чего тянуть-то, раз все решено? И все же что-то его еще царапало. Видимо, осталось какое-то незаконченное дело, и подсознание всеми силами хотело напомнить о нем.
Дюш сосредоточился, пытаясь понять, что его беспокоит. Работы у него уже нет. Светозарная семейка постаралась. Друзей он новых так и не завел. Любовницы и той нет! Тут взгляд Дюша уперся в Камира, который только что покинул повозку и, судя по выражению лица, сейчас пытался зевнуть с закрытым ртом. 
Немного заспанный вид Камира наконец натолкнул Дюша на верную мысль.
Ну, конечно! Разве можно спокойно умереть, не заставив змееныша расплатиться с долгами? Бояться его теперь не имело смысла - отомстить Камир просто не успеет.
Это его вчерашнее «не буду тебе мешать» просто требовало ответа! Да и вообще... Дюш не раз за время знакомства мысленно и не только готовился к интиму с этим гадом ползучим, и все зря? На что-то серьезное, конечно, времени уже не оставалось, но хоть чуть-чуть попортить кровь Камиру можно.
Дюш, не спуская глаз с занервничавшего мага, приблизился к нему и, дернув свое персональное наказание на себя, впился ему в рот жарким поцелуем.
Камир от такой наглости окаменел, перестав даже дышать. Дюш, не дождавшись возражений, впрочем, как и любой другой реакции, продолжил наступление.
А вот не нужно было над ним издеваться! 
Дюшу было, что припомнить - взять хотя бы зря смазанную задницу!
После очередной атаки языка, Камир неуверенно разомкнул губы, и Дюш смог углубить поцелуй. Еще через мгновение Камир начал отвечать. Холодным в этот момент его никак нельзя было назвать.
Дюш на мгновение пожалел о своем порыве. Кажется, он снова во что-то вляпался, поддавшись своим желаниям.
Впрочем, смерть все спишет, а значит, сейчас можно было не думать об этом и творить любые безумства.
Дюш слегка прикусил нижнюю губу Камира и тут же зализал ее. Кстати, язык у змееныша оказался вполне человеческим, очень горячим и настойчивым.
Безумства безумствами, но нужно и меру знать. Дюш отпустил слегка растрепанного и ошеломленного мага, который не сразу понял, что все кончилось, и попытался еще раз ткнуться в губы Дюша, но тот был тверд в своем решении. 
На удивленные лица попутчиков Дюш постарался не смотреть.
Как же хорошо, что осталось недолго, иначе он бы умер прямо сейчас от стыда.
Но зато внутренний голос был удовлетворен. Все дела закончены, все долги розданы.
Валину бы еще по шее дать, но это уже мелочи. Ущелье всех уравняет.
- Ну, когда пойдем? - бодро спросил Дюш и окинул спутников нетерпеливым взглядом. Один из наемников, до этого момента мрачно рассматривавший свой пояс с множеством кармашков, выронил его из рук.
Валин, кинув полный паники взгляд на Камира, поспешил сообщить:
- Я ничего не делал!
Маг не удостоил его ответим. Вместо этого он подошел к Дюшу и, положив ладонь ему на лоб, немного опасливо спросил:
- С тобой все в порядке?
- Лучше не бывает, - уверил его Дюш, немного удивившись внезапной заботе. - Так мы идем или нет?
- Идем, идем. Уже совсем скоро. Но с тобой точно все хорошо?
- Конечно, хорошо. А что со мной может быть не так?
Вместо ответа Камир погладил Дюша по волосам будто перед ним был ребенок или скорбный умом человек.
Несмотря на обещание, сборы были долгими. Дюш успел известись в ожидании. Теперь когда он не только убедил себя в желательности скорой гибели, но и отрезал пути к отступлению, сделав фатальную глупость, промедление выводило его из себя.
- Мы идем или нет?! – наконец, не выдержал он и получил в ответ сочувственные взгляды.
Камир, только что присевший около уже потушенного костра, вскочил и решительно ответил:
- Идем. Ты первый.
Ну, кто бы сомневался? Дюш даже удивляться или возмущаться не стал.
Насвистывая что-то веселое, чтобы приободриться, он двинулся в сторону ущелья. Отступать поздно, позади зацелованный змееныш.
Едва ступив на практически заросшие остатки дороги к ущелью, Дюш почувствовал, что его потянули сзади за пояс.
Вот только не нужно говорить, что все отменяется! С этой мыслью Дюш обернулся и увидел Камира, который двумя руками вцепился в его пояс.
- Все нормально? – спросил маг, будто это не он вел себя странно.
Дюш выразительно посмотрел на руки Камира, но тот не подумал их убрать. Вместо этого, проигнорировав недовольное сопение, маг распорядился:
- Тогда вперед!
Дюш пожал плечами. В конце концов, кто их увидит, кроме таких же смертников? Плохо только, что Камир ограничил ему свободу маневра.
- Если хочешь, я могу отдать тебе пояс, - все же попытался договориться Дюш.
- Не говори глупостей.
Пришлось идти так. Наверное их «связка» смотрелась весьма живописно. Дюшу было неудобно, но кто его спрашивал?
Валин попытался было пристроиться третьим позади Камира, но тот рассерженно зашипел на него. Дюшу в который раз пришлось отгонять подозрения в его происхождении от ползучих гадов. Очень уж убедительным было шипение.
Дюш вздохнул поглубже, призвал все свое терпение и, напомнив себе, что назад пути нет, пошел к ущелью. 
Камир посеменил следом за ним. По-другому у него идти в таком положении просто не получалось. Дюшу тоже приходилось притормаживать. А куда денешься? 
Вдруг почва под ногами Дюша дернулась и поползла в появившуюся словно ниоткуда воронку. Камир не растерялся и дернул своего телохранителя за пояс, вытащив его на безопасное место.
Дюш остановившимся взглядом уставился во все углубляющуюся воронку. 
Знакомая картина. Ловушка. Причем даже не самая страшная. Он и сам бы успел отпрыгнуть. С его-то улучшенной реакцией! Особенно, если бы больше внимания обращал на окружающую обстановку, а не на мага у себя за спиной.
Ловушка, достигнув максимальной глубины, резко схлопнулась. Окажись в ней в этот момент человек, от него не осталось бы и следа. В прошлый раз в подобных ямах погибло несколько товарищей Дюша. Ловушки открывались совершенно неожиданно. Не всегда в них попадали те, кто шел в первых рядах, яма могла появиться даже там, где только что свободно промаршировала половина отряда.
Значит, они приблизились к Периметру. Дюш вспомнил, как буквально переползал его в прошлый раз, торопясь поскорей оказаться подальше от проклятого места. 
Кто бы мог подумать, что он когда-нибудь вернется сюда?
Камир повернулся к наемникам.
- Ждите нас здесь! – распорядился он.
Наемники молча кивнули, опасливо покосившись на то место, где была яма. Было видно, что они целиком и полностью поддерживают такое решение. 
- А я? - влез Валин, по его взгляду было понятно, что ловушка произвела впечатление и на него.
- Ты можешь делать, что хочешь. Я тебя не звал, - Камир пожал плечами и отвернулся.
Валин упрямо выпятил подбородок.
- Тогда я тоже пойду!
Он снова сделал попытку прицепиться к поясу Камира. Маг на первый взгляд не обратил на это внимания, ничего не сказав и не сделав, но Валин вдруг сам с невнятным восклицанием отдернул руки, будто обжегшись.
Дюш обернулся и краем глаза уловил легкую улыбку на лице Камира. 
Комментировать случившееся Дюш не стал. Не хватало еще влезть в разборки магов. Двух проклятий ему было более чем достаточно.

Глава 10

Чем дальше, тем сильнее злился Дюш, от его благодушного настроения не осталось и следа. Главным раздражителем был, конечно же, Камир, который буквально дышал ему в затылок.
Как прикажите отбиваться, в случае нападения? В том, что нападение будет, Дюш не сомневался. Они не на увеселительную прогулку вышли! 
Из травы вдруг вынырнула дорожка, уложенная из разноцветных камушков. Ее узор составляли круги и плавно изгибавшиеся линии. Вид ее не мог не радовать… наивных личностей.
Камир резко остановился, заставив замереть и Дюша. Тот недовольно дернул плечом и возвел глаза к небу. Его что, тут считают глупее всех? Разве кто-то может соблазниться столь явной приманкой? Это каким идиотом надо быть?!
- Да не собирался я на нее наступать!
Камир, отцепившись от его пояса, порывисто обнял Дюша за талию, и ткнулся чем-то твердым ему в плечо. Рога у него там, что ли? Да нет, рога бы кололись…Дюш специально повернул голову, чтобы посмотреть, чем же надумал бодаться змееныш. Оказалось, лбом. 
- Почему? - задал нелепый вопрос Валин.
Дюш и Камир уставились на него с одинаковым выражением на лицах, яснее ясного говорившем насколько низко пало их мнение о Валине.
- Нет, а что такого? – возмутился тот, так и не дав себе труда подумать.
- Дорожка выглядит слишком безопасной.
- Разве это плохо?
Дюш даже растерялся. Ему не так уж часто приходилось объяснять очевидные вещи. Пока он подбирал слова для ответа, Камир нашел решение получше:
- Можешь пройтись по ней, если хочешь, - предложил он и опять вцепился в пояс Дюша, яснее ясного давая понять, что на него предложение не распространяется.
Валин с сомнением посмотрел на дорожку. Видимо, своего учителя он знал достаточно хорошо и хотя бы раз, наверняка, испытал на своей шкуре последствия подобного предложения, но дорожка выглядела такой соблазнительно безопасной…
- Но ведь на ней нет никакого магического фона!
- Вот я и говорю — попробуй.
Валин облизал нижнюю губу и посмотрел на Дюша, который старательно делал вид, что его здесь нет. Лезть с советами и умными мыслями он не собирался. И не только потому что ничего не понимал в магии. Основная причина была в том, что нельзя вставать между учителем и учеником. Если, конечно, не собираешься побороться за место этого самого учителя.
Валин еще раз смерил взглядом дорожку. Было видно, что ему очень хочется пойти этим путем. Тем более в других местах подстерегали коварные ямы.
Камир хмыкнул и подтолкнул Дюша идти дальше. Стоило им сделать десяток шагов, как сзади послышалось сопение догоняющего Валина.
Хорошо, что Дюш успел вовремя заметить овраг. В высокой густой траве не мудрено было свалиться в него. Особой шириной овраг не отличался. При первом взгляде на него казалось, что его можно без труда перепрыгнуть. Но это только на первый взгляд. 
Поганое место! 
Камир, не ожидавший резкой остановки, ткнулся Дюшу в спину и сам же удержал пошатнувшегося телохранителя на краю оврага.
Дюш может быть и испытал бы благодарность за спасение, если бы змееныш сам не спровоцировал опасную ситуацию. Дюш уже успел перебрать все возможные причины странного способа перемещения и все больше склонялся к мысли, что ему просто таким оригинальным образом отрезают пути к отступлению.
Камир выглянул из-за его плеча, чтобы понять причину внезапной остановки. Овраг его не особенно впечатлил, но в то же время и равнодушным не оставил.
- В обход?..
- В обход, - согласился Дюш, тихо порадовавшись, что не придется спорить.
- Почему мы не можем перепрыгнуть? - влез неугомонный Валин. Как он до этих лет дожил с таким чувством самосохранения?
- Я бы не советовал, - Дюш передернул плечами. - Не допрыгнешь.
- Да ладно!
- Он сделается шире в самый последний момент.
Валин опасливо посмотрел на овраг и сделал шаг назад.
- А внизу что?
- Те, кто упал в такой, на окрики так ни разу и не ответили. Так что вряд ли что-то хорошее.
Дюш нерешительно оглянулся. С какой стороны обходить-то?
Тут овраг начал стремительно расти вправо, увеличиваясь и в длину, и в ширину. Стало понятно, что идти нужно именно туда, но земля так быстро уходила из-под ног стоило сделать шаг в нужную сторону, что путники вынуждены были повернуть налево. Осыпь тут же прекратилась как по волшебству. Хотя почему как?
- Пока ловушки стандартные, - пробормотал Камир. 
Дюш поежился. Это стандартные, да? Тогда что считать оригинальными? Представить страшно!
- Наш маг так не считал, - пробормотал он. Дюш еще помнил, какой ужас поселился в глазах их колдуна, когда он понял, что ловушкам нет конца.
- Дилетант, - припечатал Камир, не впечатлившись чужим мнением.
Они продолжили свой путь вдоль оврага. Стоило им остановиться, как тот снова начинал осыпаться прямо под ногами.
Приходилось идти. Дюшу все больше не нравилось происходящее. Ох, будет им подарочек!
Больше всего вызывала подозрения группа деревьев.
Дюш, приглядевшись к деревьям, тихо выругался. «Подарочек» не заставил себя ждать.
В листве Дюш заметил острые шипы.
- Дальше нельзя.
Валин, уже понявший, что ловушкой здесь может быть все что угодно, смерил деревья пристальным взглядом. Ему они тоже не понравились. Особенно шипы в ладонь длиной, такие редко вызывают доверие.
- А если спалить?..
Предложение можно было бы считать приемлемым, если бы не одно но, которое Дюш поспешил озвучить:
- Наш маг тоже пытался это сделать, но они почему-то отказались гореть и очень разозлились.
- Ветви? - понимающе спросил Камир.
- И корни. Они длиннее и их не видно, пока из-под земли не выползут.
Позади снова начал осыпаться овраг.
- Вперед,- решил Камир и подтолкнул Дюша в спину.
Дюшу ничего не осталось делать, как двигаться в сторону деревьев.
Жаль. Он-то надеялся на более легкую смерть. Интересно, в этот раз проклятье Валина постаралось или его обычное невезение?
Через пару шагов маг переместил руки с ремня на талию Дюша, прижав его плотнее к себе. Дюш теперь мог почувствовать каждое движение Камира. Идти стало еще неудобнее. Это уже слишком!
- Тебе не кажется, что сейчас не время?..
- Молчи! – прошипел ему на ухо Камир. От его жаркого дыхания на Дюша напала толпа мурашек, истоптав его спину вдоль и поперек. 
Дюш решил последовать совету. С магами ни в чем нельзя быть уверенным. Вот как понять, домогается его сейчас Камир или колдует?
Тем временем они приблизились к деревьям на критическое расстояние, но те и не думали нападать. Затаились? Хотят подпустить поближе, чтобы уж наверняка?
А Дюш с «грузом» за спиной даже убежать не сможет. О каком-либо сопротивлении речь уже не шла.
Но ни сопротивляться, ни убегать не пришлось. Дюш с Камиром уже были под кронами, а деревья все не двигались. Увидев это, Валин, который замер на подступах к опасной зоне, двинулся следом, но стоило ему сделать всего пару шагов, как из-под земли взметнулся корень и едва не ухватил его за ногу. Валин успел отдернуть ее буквально чудом.
Камир тихо выругался и крикнул, едва не оглушив Дюша:
- Полог! Натягивай Полог!
Но Валину – даже если он знал о таинственном «Пологе» - было не до этого, он уворачивался от корней, которые стремились загнать его в овраг.
- Полог, идиот!!
- Он что, действительно идиот? – почти невольно удивился Дюш. Он-то считал, что это его личное пристрастное мнение. В конце концов, маг не имеет права быть идиотом. Сволочью, эгоистом, мстительным поганцем, но только не идиотом. Иначе, чем он будет отличаться от обычных людей? А если отличий нет, то становится очень страшно. У любого из магов гораздо больше возможностей наделать фатальных глупостей.
- Ты это только сейчас заметил? - простонал Камир. 
- Как же он попал к тебе в ученики?
- При первом знакомстве он сумел притвориться умным!
Последний окрик все-таки достиг цели, и Валин, что-то сделал. Во всяком случае, атаковать его перестали. Дюш вздохнул чуть свободнее. Нет, дыхание от волнения за Валина у него не перехватывало. Просто Камир ослабил хватку.
- Почему же вы раньше этот ваш Полог не использовали?!
- Он требует много сил. Валин больше четверти часа его просто не удержит.
Дюш сглотнул. Жаль, неплохая была идея. Но была и приятная новость - маги все-таки не всемогущи.
- А ты?
- Я больше.
Дюш, который не отказался бы от более подробного ответа, снова почувствовал глухое раздражение, но ничего не сказал.
Радовало одно - теперь хотя бы стало понятно, зачем Камир полез обниматься. Хотя Дюш и раньше не питал иллюзий на этот счет.
Насчет «прожорливости» Полога Камир не соврал. Валин, преодолевший опасный участок практически бегом, все равно к концу выглядел бледным подобием себя самого и еле держался на ногах. 
Для Камира и Дюша пробежка была непозволительной роскошью. Они «ползли» больше получаса. Маленькими шажками. Дюш прекрасно понимал, что от близости к телу Камира сейчас напрямую зависит сохранность его шкуры, и сам старался прижаться покрепче. Впрочем, даже это не добавляло ему уверенности. Да, он знал о Пологе, но не видел его, не мог пощупать или еще как-то ощутить его присутствие. Это не давало расслабиться ни на секунду. Вдруг Полог уже исчез, а Дюш не готов к нападению. Его рука то и дело тянулась к рукояти меча.
Наконец, они догнали Валина, который сидел на земле и терпеливо ждал их. Камир с тихим облегченным вздохом отстранился от Дюша и потряс запястьями, будто стряхивал с них воду.
Дюш потянулся. От постоянного напряжения у него затекла спина. Ему хотелось лечь и больше не двигаться.
- Долго еще? - спросил Валин, поднимаясь и отряхивая штаны. 
- Ты уверен, что она не ядовитая? - вместо ответа поинтересовался Камир, кивнув на травинку, которая была зажата в уголке губ его ученика.
Валин быстро выплюнул травинку и зачем-то ощупал свой живот.
Дюш с тоской посмотрел на вход в ущелье. До него уже было рукой подать. Большая часть пути осталась позади. Удивительно, что все они еще живы!
- Кажется, дымом пахнет... - Валин, отвлекшись от выискивания у себя признаков смертельного отравления, потянул носом. Ему никто не ответил. - Горит что-то!
Камир вздохнул и поднял на него усталый взгляд.
- Пусть горит. На охлаждающие чары нам должно хватить сил.
Запах дыма как отрезало. Воздух стал свеж и чист. Значит, еще один морок, который должен был загнать их в ловушку.
После отдыха они продолжили путь. Некоторое время им везло, но Дюшу не нравилось отсутствие ловушек. До входа в ущелье осталась пара десятков шагов, а они идут как у себя дома!
В траве все чаще стали попадаться крупные камни, а невысокие скалы, в которых находилось ущелье, приблизились и, кажется, нависли над головой. Дюша не оставляло впечатление, что за ним кто-то пристально наблюдает.
Камир снова пристроился к его ремню. Впрочем, Дюш и не подумал возражать.
Задумавшись он уже почти занес ногу, чтобы перешагнуть небольшой ручеек, но едва слышный угрожающий всплеск заставил его буквально замереть на месте.
- Внутренняя граница, - прошептал Дюш охрипшим голосом и почувствовал, как мгновенно заледенели пальцы на руках, будто он окунул их в холодную воду.
Камир дернул его на себя, заключив в крепкие объятья. Не вырваться, не шевельнуться.
- Что за ней?
- Ловушки и... стражи.
Дюш и сам поддался назад, чтобы еще больше вжаться в Камира. Как ни странно маг стал ассоциироваться у него с безопасностью. 
- Стражи?
- Да вот они, - Дюш махнул рукой в сторону камней на другом берегу ручья. 
- А чем они отличаются от этих? - вмешался в разговор Валин, указав на точно такие же камни на их берегу.
- Вот когда один из них на тебя нападет, поймешь.
Дюш почувствовал, что Камир начал активно наглаживать его живот. Вопрос о том, колдует сейчас змееныш или домогается, снова обрел актуальность.
Дюш накрыл ладонью руку Камира и чуть сжал ее. 
- Потом, - пообещал он, прекрасно зная, что никакого "потом" у него не будет. Легко давать такие обещания, если знаешь, что не придется их выполнять.
Маг, похоже, поверил, но руку отдернуть и не подумал. Дюш тоже не спешил его отпускать. 
- Что делать будем? - не выдержал Валин, которому надоело ждать, когда же его спутники отомрут и начнут действовать. 
- Натаскаем камней, засыплем русло и перебежим его, пока вода не поднялась.
- А если не успеем? 
- Поверь, ты не хочешь этого знать, - мрачно ответил Дюш и содрогнулся от особенного неприятного воспоминания.
- Значит, должны успеть, - решил Камир и неохотно отпустил Дюша.

Глава 11

Дюшу это не понравилось, что им подозрительно легко удалось построить переправу через ручей. Не улучшало настроение и то, что Камир, занятый перетаскиванием камней с помощью магии, бродил неподалеку, не делая попыток вновь прицепиться к ремню.
Неужели Дюш исчерпал свою полезность? 
С другой стороны, он же сам хотел умереть, а, если его и впредь будут так беречь, то так и выжить недолго! А это уже было нежелательно, ведь тогда придется отвечать за все глупости, что он успел натворить.
Дюш воровато оглянулся, самоубиваться нужно было, пока никто не видит. Но погибать в ручье ему не хотелось - не самая легкая смерть, - оставался вариант со стражами. Они, помнится, убивали быстро. Главное, чтобы змееныш снова не вцепился в него после переправы.
Первым оказавшись на другом берегу, Дюш еще раз обернулся. Камир был занят своим учеником, который нерешительно топтался у импровизированного "моста". Другой возможности могло и не представиться! Дюш кинулся к одному из стражей. Тот сначала замер, будто действительно был всего лишь камнем, а потом вдруг метнулся в сторону. 
Может, заманивает?
Дюш последовал за ним, но страж упорно не шел на контакт. Его товарищ, оказавшийся неподалеку, повел себя не менее странно. Он отрастил маленькие "паучьи" лапки и бросился наутек, быстро перебирая ими и цепляясь за все вокруг. Дюш побежал следом, решив во что бы то ни стало окончить жизнь именно этим способом, но далеко уйти не успел, его снова схватили за ремень, который больно врезался в живот.
- Ты что, смерти ищешь?!
Услышав это жуткое шипение, Дюш раздумал оборачиваться, а тем более отвечать правду. И так понятно, что умереть легко у него не вышло. Наверняка, проклятье Валина постаралось!
Дюш быстро замотал головой. Камир, не поверив, обнял его и притянул к себе.
- Придурок! Меня окружают одни придурки! - горячо выдохнул он в шею Дюша.
Тот хотел было съязвить, но передумал, вспомнив недавнее шипение. Покусает еще от избытка чувств.
Ущелье встретило их тишиной и прохладным ветерком, который немного остудил Дюша. А может, подождать со смертью?...
Будто в ответ на эту мысль, из глубины ущелья вдруг вырвалась струя огня. Дюш даже моргнуть не успел, как оказался прижатым лицом к шершавому камню. Причем, настолько неаккуратно, что чуть не расплющил нос. Спину Дюша прикрыло тело Камира.
Когда опасность миновала, стало понятно, что маг, снова натянул на себя Полог - или что там у них предусмотрено на этот случай? — и не пострадал, а вот у Валина обгорели кончики волос.
Дюш, оказавшийся совершенно бесполезным в этой ситуации, выругался сквозь зубы. В прошлый раз таких ловушек не было. Или они до них просто не дошли?
- Далеко еще?
- Шагов сто, - хрипло ответил Дюш, решив не уточнять, что знает об этом с чужих слов. 
Дюш потер щеку. Кожа на ней оказалась содрана, и кончики пальцев окрасились кровью. Хорошо, что здесь только ловушки и нет никаких тварей, которых мог бы привлечь запах свежей крови.
Небольшая сторожевая крепость когда-то была построена для обороны дороги, проходившей по дну ущелья. Тогда невдалеке пролегала граница государства. Постепенно она значительно отодвинулась, и крепость, потеряв свое значение, начала ветшать. А лет двести или триста назад с ней что-то случилось. 
Несколько караванов и отдельных путников пропали. Попытки разобраться ничего не дали, только увеличили количество жертв. Дорогу пустили в обход. Постепенно место стало пользоваться дурной славой. О том, что там когда-то были ущелье и крепость, будто позабыли. Дюш считал это частью колдовства.
В ущелье иногда пропадали путники, желавшие срезать путь. Особенных поисков не велось. Дюш и это причислял последствиям колдовства. Кто-то очень хотел, чтобы об этом месте забыли. Найти его мог только тот, кто знал сюда дорогу или имел подробную карту.
Тут-то и сработало в очередной раз невезение Дюша. Зря он тогда порадовался отсутствию кровожадных тварей. Стоило им подойти к крепости, как Дюш убедился, что думать -особенно ему и особенно на такие темы — нужно осторожно.
Перед входом их встретила толпа жутко вонючих мертвецов. Дюш никогда на боялся мертвых и то, что кто-то наделил их способностью двигаться, это изменить не могло. Но при взгляде на этих мертвецов у него внутри все похолодело.
В этой толпе был почти весь его отряд. Не хватало только пятерых, тела которых, видимо, были повреждены ловушками слишком сильно. Мертвецы хоть и были порядком подпорчены - гнилая плоть висела с них лоскутами, - но все еще оставались узнаваемыми. Особенно, для того, кто знал их при жизни больше десяти лет.
Дюш судорожно втянул воздух, и его взгляд метнулся к одному из мертвецов.
- Командир...
Это слово будто послужило спусковым механизмом — мертвецы, до этого момента двигавшиеся довольно вяло, вдруг рванули вперед, выбрав своей целью Дюша. Валин их не заинтересовал, а Камир оказался на "острие удара" только потому что стоял позади Дюша. 
Можно было конечно, тешить себя мыслью, что у мертвецов остались остатки памяти или даже разума, но Дюш не был наивен. Тварей, скорей всего привлек запах крови от его разодранной щеки. Или все-таки звук голоса?
Дюш потянул меч из ножен и попытался высвободиться из объятий Камира, но тот только крепче сжал его.
Быть съеденным под гарнир из змееныша Дюшу не хотелось, и он начал сопротивляться активнее. 
- Отдайте его им! - вдруг взвизгнул Валин. И чего полез, его-то никто не трогал!
Камир, не обратив внимания на провокационное предложение, медленно вытянул вперед руку. Воздух перед ней вздрогнул и поплыл как в жару, будто из ниоткуда вдруг образовалась волна пламени и покатилась прямо на мертвецов, которые даже не замедлили бег. Они сгорели безмолвно, явно не чувствуя ни боли, ни страданий.
Опустив мелко подрагивающую руку, Камир перевел тяжелый взгляд на Валина, который втянул голову в плечи и постарался стать максимально незаметным.
Ветерок бросил в лицо Дюша горсть пепла, заставив закашляться.
Стоило Камиру оказаться внутри крепости, как у него будто появилось шило в заднице. Он, казалось не мог и секунду спокойно стоять на месте, то и дело тянул носом, вертел головой и что-то бормотал себе под нос. Дюш из этой скороговорки улавливал только «стандартно... стандартно».
Видимо, той гадости, что поселилась в крепости, не хватало фантазии. Об "оригинальных" ловушках Дюш старался даже не думать. Хорошо, что он не рассчитывал выжить, иначе без кошмаров бы не обошлось.
Кончилось все тем, что Дюш внезапно оказался на свободе. Его больше не держали ни за талию, ни за пояс. Спине стало зябко. Дюш повел плечами. И когда он успел так привыкнуть к захребетнику?
Внезапно Камир замер, а потом рванул вперед к двухэтажному зданию, в котором когда-то размещался комендант крепости.
Яму, которая вдруг раскрылась посреди двора, маг просто перепрыгнул, не удостоив ее вниманием, а вот Дюшу пришлось оббегать ловушку. В дверях Камир вполне мог обзавестись украшением посреди лба в виде арбалетного болта, но Дюш успел вовремя отдернуть змееныша, и болт прошел стороной, срезав только одну светлую прядку.
Благодарности Дюш не услышал. Камир пер вперед, как взбесившийся кабан — не разбирая дороги и не обращая внимания на окружающих. Казалось, его мир вдруг сузился до неведомой цели, ради которой он и отправился в путь. Теперь она была близка и заслонила собой все остальное.
- Его нужно остановить, - пропыхтел Валин, сумевший как-то не отстать в этой безумной гонке.
- Как ты себе это представляешь?!
Дюш последовал за Камиром по лестнице на второй этаж. Некоторые ступени успели обвалиться за годы запустения и ему приходилось перескакивать их. Камир же этих провалов вообще не замечал. Он спокойно наступал на воздух, будто там была ступенька. Дюш даже приостановился проверить. Нет, пустота. Колдун, поганый! 
Дюш догнал Камира только на втором этаже, когда тот остановился, чтобы взломать замок на двери, преградившей ему путь. Цель, которая тянула его к себе, явно находилось за ней.
Не тратя времени на раздумья, Дюш схватил Камира и, повернув к себе лицом, впился ему в губы поцелуем.
Утром это прекрасно сработало. Может, и сейчас поможет?
Камир дернулся было, но тут же замер. Дюш притянул его поближе, на случай если спасаемый вздумает начать сопротивляться. Но Камир, казалось, и не думал об этом. Он сам обхватил руками Дюша и начал отвечать так, что у "спасателя" закружилась голова.
Дюш решил, что это безумие пора заканчивать. Не место и не время для таких занятий. Вдруг сейчас кто-нибудь выскочит и укусит Камира - например, за задницу, - пока Дюш с увлечением исследует его рот. Так и без языка остаться недолго. Мычи потом всю оставшуюся жизнь.
Да и мало ли что еще произойти может!
Дюш в последний раз нежно лизнул нижнюю губу Камира и начал отстраняться, но у змееныша было свое мнение на этот счет. Он с силой надавил Дюшу на затылок и снова приник к его губам, перехватывая инициативу.
Некоторое время Дюш не сопротивлялся, получая от процесса немалое удовольствие, но потом прежние опасения вернулись. Да и о деле надо было подумать.
Он решительно схватил Камира за плечи, отстранил его от себя и отвел глаза. На бледном лице змееныша зацелованные красные губы смотрелись слишком соблазнительно. Хорошо, что Дюшу осталось недолго жить, иначе он мог бы пасть до совращения Камира. Уже сейчас ему дико хотелось трахнуть свое личное наказание, а такая возможность вряд ли представится, даже если Дюш выживет. Впрочем, против другой роли он тоже не возражал.
Поняв, куда завели его мысли, Дюш поспешил отпустить плечи Камира и спросить:
- Пришел в себя?
- В каком смысле? - настороженно спросил тот.
- Ну, твой ученик заявил, что тебя нужно срочно спасать...
Камир, кинув на губы Дюша быстрый взгляд, осторожно уточнил.
- От чего спасать? И почему таким способом?
- От того, что тянуло тебя в комнату, - на второй вопрос Дюш предусмотрительно решил не отвечать.
- Меня не тянуло!
Дюш смерил его скептическим взглядом, ни на миг не поверив этому заявлению.
- Отчего же ты так бежал туда?
- Ну... - Камир немного смутился. - Я так долго мечтал найти ее... И теперь, когда она так близко...
Дюш все же остался при своем мнении, что нетерпение Камира было кем-то искусственно усилено, но спорить не стал. Вместо этого он обернулся, чтобы высказать Валину все, что о нем думает, но нерадивого ученика на прежнем месте не оказалось.
Поворачиваясь к двери, которую Камир успел так непредусмотрительно открыть, Дюш уже знал, что увидит, но реальность привычно переплюнула самые смелые ожидания.
Валин действительно был уже в комнате, в которой царили полумрак и запустение. Грязные окна с трудом пропускали свет. 
Вот только содержимое этой комнаты...
Конечно, у Дюша были варианты, что могло быть спрятано в проклятом ущелье. Самым вероятным из них был тот, в котором фигурировал артефакт небывалой мощи. Хотя сам Дюш предпочел бы гору золота и драгоценных камней. Она безопаснее и полезней. Но ни горы, ни даже маленькой кучки золота в комнате не оказалось, артефакта там тоже не было. 
Комната была практически пуста. Только в середине стояло странное возвышение, на котором лежала молодая девушка в старомодном наряде.
Или вернее, труп молодой девушки, если судить по тому, сколько лет она здесь находилась. Странно только, что тело не истлело до состояния скелета. Оно, кстати, выглядело на удивление свежим. Пыльным только, как и все остальное в комнате.
Стоило Дюшу подумать об этом, как Валин, добравшийся до возвышения, дотронулся до тела.
Не было ни грома, ни молнии, но девушка вдруг распахнула глаза. Валин с воплем отшатнулся и начал пятиться, не замечая, что у него за спиной стена.
Девушка медленно повернула голову в его сторону. Застывших у дверей Дюша и Камира, она пока не замечала.
Еще один восставший покойник? Или вернее покойница, но сути это не меняет. 
Дюш почти уверившись в этом, начал осторожно вынимать меч из ножен, но тут девушка вдруг чихнула. А ведь покойники, как известно, не дышат, даже те, что подняты колдовством.
Девушка тем временем решила действовать. Она потянулась к Валину, который тут же увеличил скорость отступления, и упала со своего ложа, подняв облако пыли. Тут уж расчихались и все остальные.

Глава 12

Как ни странно, даже после долгого чихания девушка так и не обратила внимания на то, что рядом находится еще кто-то, кроме Валина. Ее интересовал только он. Между тем, сам ученик мага не оценил оказанного ему доверия. Его не впечатлило ни то, что девушка, судя по всему, не имела отношения к ходячим мертвецам, ни ее безоружность, ни влюбленный взгляд.
А незнакомка действительно не отрывала от Валина весьма пылкого взгляда, но ее жертва упрямо продолжала вжиматься в стену и выть на одной ноте.
Девушка, наконец, совладала с подгибающимися ногами и, встав на их, направилась к Валину. Тот было дернулся, но вдруг замер. Подозрительный Дюш успел заметить странное движение Камира. Звук, кстати, тоже пропал. Валин теперь открывал рот молча.
Дюш ничего не понимал. Живая девушка не вписывалась в ситуацию. Может, она принцесса с большим приданым, которое за прошедшие годы только увеличилось? Хотя его давно бы растащили. На принцессу незнакомка была не похожа, но зачем охранять обычную с виду девушку, Дюш понять не мог. Зачем за ней идти через кучу ловушек, кстати, тоже. Не прибавлял ясности и ужас, сковавший Валина. Обычных девушек так не боятся. 
Дюш решил уточнить, зачем Камиру понадобилась эта особа. Он повернулся к змеенышу и обнаружил, что тот успел пробраться в комнату и сейчас направляется к покинутому незнакомкой ложу.
Девушка тем временем добралась до Валина и, опустившись рядом с ним на пол, нежно водила пальцами по его лицу. Отсутствие энтузиазма у партнера ее нисколько не смущало.
Дюш не стал отвлекаться на них. В конце концов, Валин сам виноват. Не надо было тянуть загребущие руки, куда не просят. Беспокоило только то, что на его месте мог оказаться Камир, не останови его Дюш в последний момент. Змееныш вряд ли бы стал жаться к стенке, но другой вариант развития событий нравился Дюшу еще меньше.
А сейчас Камир тянулся к постаменту! Кто знает, вдруг прикосновение к нему способно переключить внимание девицы на другой объект.
Дюш быстро пересек комнату и схватил Камира за локоть.
- Не так быстро. Может, сначала объяснишься?
- А? - рассеянно отозвался Камир, пожирая взглядом свою цель.
Дюш схватил его и за другую руку, которая, пока ее хозяин смотрел на собеседника "невинными" глазами, будто сама по себе, потянулась к ложу.
- Неужели мы пришли сюда за ней?
Камир блаженно улыбнулся, глядя в одну точку мечтательным взглядом. 
- Конечно, за ней. За чем же еще?
Он, ловко вывернувшись из захвата, любовно погладил постамент, будто не заметив, что девушки на нем уже давно нет. Она, судя по звукам, активно домогалась Валина.
- Да что в ней такого?! - не выдержал Дюш и обернулся, чтобы еще раз оценить внешний вид обитательницы комнаты. Ну, не была та сногсшибательной красавицей! Особенно в пыльном платье.
- Она древняя, - ответил Камир, не обратив внимания на ревнивые взгляды Дюша.
- Я всегда считал, что в девушках больше ценится свежесть, а не древность.
- В девушках? Причем здесь они? Я про библиотеку, - он еще раз погладил покинутое незнакомкой ложе и внезапно добавил. - И здесь нет ни одной девушки.
Дюш почувствовал, как волосы на голове начали вставать дыбом, а по телу прокатился приливной волной холод, смывая остатки спокойствия. Получается, Валин не зря воет.
- Как нет? А это кто?!
Дюш обернулся, чтобы убедиться, что девушка ему не привиделась. Та и не думала исчезать.
- Это? Это - сплюша, - махнул рукой Камир. - Она, конечно, была девушкой, но, если так посмотреть, мертвецы, которых мы встретили по дороге сюда, тоже когда-то были мужчинами. 
- Но она-то жива!
- Относительно, - рассеяно отозвался Камир. - Весьма относительно.
У Дюша закружилась голова. Как он мог так ошибиться? С чего он решил, что обычная девушка может проспать столько лет? Она бы умерла во сне! А если ее изменили, чтобы представить такую возможность, то она вряд ли могла и дальше считаться человеком. Или все-таки?.. Проклятья ведь обычно обратимы.
- Ее можно расколдовать?
Камир внимательно посмотрел на него. Лицо его не миг окаменело, но потом снова расслабилось.
- Нет, слишком много лет прошло. Убивать ее я бы тоже не советовал. Сплюши после смерти вырождаются в такое... Вон даже Валин не стал рисковать, хотя ему-то как раз есть, что терять. Сплюши питаются магией. Она теперь, пока его до суха не высосет, не отцепится. И не заснет. Нет у меня больше ученика.
Последнее заявление Дюшу совсем не понравилось. Как бы он не относился к Валину, присутствовать при его убийстве, ему не хотелось. 
- Так она его совсем съест?
- Не совсем, только магию. Восстановиться после такого еще ни у кого не получалось, так что магом ему больше не быть. 
Дюш облегченно вздохнул, но потом снова забеспокоился.
- Она после этого за тебя не примется?
- С чего бы это? Она фиксируется на том маге, который ее разбудил, выпивает его и снова засыпает.
- А если бы ее попробовал разбудить не маг?
- Она бы не проснулась, а этого «не мага» хорошенько приложило бы чем-нибудь убийственным. Валину сейчас главное успеть, после того как она его отпустит, выскочить за пределы ловушек. Их количество и разнообразие вполне может увеличиться. Но сплюши засыпают не сразу, полчаса у него в запасе должно быть. Успеет.
Дюш вдруг обнаружил, что Камир уже практически заполз на покинутое сплюшей ложе.
Медом ему там, что ли намазано? 
Вдруг сейчас змееныш тоже станет сплюшей? Кто знает, как они появляются. Вдруг для этого достаточно улечься на специальное ложе? 
Нужно было срочно принимать меры. К сожалению, самый эффективный способ - поцелуй - сейчас был неуместен, потому что не менее успешно он отвлекал и самого Дюша. Оставалось заговаривать зубы. Дюш дернул Камира на себя и, поставив рядом, с деланным интересом поинтересовался:
- Так почему мы не занимаемся поисками этой библиотеки, пока сплюша занята?
- Зачем ее искать? Вот же она!
Камир снова вцепился в ложе и, поднапрягшись, откинул его верхнюю часть, оказавшуюся под слоем пыли крышкой огромного сундука. "Ложе" состояло из четырех таких сундуков, заполненных книгами и свитками. У Дюша даже зарябило в глазах. Да, наверное, жестко было на них спать.
- Мы все это не унесем.
- Да, - грустно согласился Камир. - Силой сейчас лучше пользоваться как можно меньше. Придется вручную.
Дюш застонал, представив себя в роли тяглового животного. Судя по опасениям Камира, снюша была не такой уж безопасной.
- Не переживай. Охранники нам помогут.
- До них еще дойти нужно, - буркнул Дюш, которого нисколько не утешило это сообщение.
- Пока снюша бодрствует, ловушки не действуют.
А вот это была действительно хорошая новость. Преодолеть их с грузом за плечом было просто невозможно.
- Ну хоть одна радость.
Камир вынул из своей сумки четыре холщевых мешка и развернул их. Оценив размер тары, Дюш еще раз застонал. Он в герои не нанимался.
Изредка поглядывая на обреченно затихшего Валина, Дюш торопливо набивал мешки книгами. Желание Камира выбрать лучшие экземпляры пришлось сразу же пресечь из-за отсутствия свободного времени. Кто знает, сколько снюша еще будет обедать? Валин не казался Дюшу сильным магом, а значит, и есть в нем было особо нечего. 
Камир ни разу не высказал желания помочь своему бывшему ученику. Впрочем, жить-то Валин будет. Без магии жизнь не кончается.
Когда мешки стали практически неподъемными, Дюш взвалил один из них на спину, а второй решил тащить за собой волоком. Камир, повторивший его подвиг, качнулся сначала в одну сторону, потом в другую, но на ногах устоял.
Дюш еще раз взглянул на сундуки, которые не сильно опустели после их набега, на Валина, который уже не пытался кричать, а просто морщился, глядя в потолок. Кажется, пора было собираться в путь.
- У нас мало времени, - поторопил Камир, будто это не он только что отчаянно пытался впихнуть в переполненный мешок еще пару свитков.
И они пошли в обратно. Идти было действительно легче - ни одной ловушки. Просто прогулка, если бы не груз, который приходилось тащить.
Камир тяжело переставлял ноги. Его пошатывало из стороны в сторону, хотя мешки для него Дюш постарался нагрузить поменьше. Нет, ему не хотелось облегчать жизнь змеенышу, но Дюш подозревал, что если Камир свалится, его ноша увеличится еще на два мешка и одного упрямого мага. 
Обратный путь занял почти час. Что было не таким уж плохим показателем. Наконец, они вышли к небольшому костерку, у которого расположились их охранники. Дюш облегченно бросил мешки на землю и упал рядом. Пусть его режут, но больше он в ближайший час не сделает ни шагу.
Камир опустился неподалеку. Он подполз к Дюшу и, прислонившись его к боку, закрыл глаза.
Если бы Дюш думал, что окончательно избавился от мешков, то его постигло бы большое разочарование. Но он не был так наивен. Ноша всего лишь уменьшилась в половину, когда в качестве носильщиков были задействованы охранники. Почему Камир по-прежнему предпочитал не пользоваться своей силой, Дюш спрашивать не стал. Магу виднее. 
Несмотря на то, что этот участок пути был короче, а ноша легче, Дюш вымотался не меньше, чем в прошлый раз. У него начали жутко ныть руки и спина.
Камир после недолгого отдыха порхал, как пташка, успевая не только тащить мешок, но и контролировать, как это делают его спутники. Правильно говорят, своя ноша не тянет.
Дюш только сейчас осознал, что со смертью у него в этот раз как-то не сложилось. Близилась расплата. Дюш надеялся, что ему повезет, и она настигнет его в городе, но судьба решила иначе.
В один из вечеров, стоило им расположиться на ночевку, из кустов вывалился голодный и какой-то пришибленный Валин. Пряча глаза, он попросил взять его с собой до ближайшего поселения. О своем ученичестве Валин ни разу не заикнулся, а Камира величал не иначе как "господин маг".
Этот случай заставил змееныша отвлечься от изучения честно украденной библиотеки. Дюш понял, что передышка закончилась, когда Камир, вместо того, чтобы весь вечер просидеть уткнувшись в очередную книгу, начал разглядывать его украдкой, бросая быстрые взгляды из-под ресниц.
Кажется, пора было искать смазку или ее заменитель. Вряд ли в ближайшей деревне найдется столь экзотический для селян товар.
Дюш с ворчанием забрался в повозку и приготовил себе постель. Вчера он тоже ночевал здесь. В одиночестве, Камир пришел только под утро и сразу уснул. Наверное, всю ночь читал при свете костра. Не явись Валин, сегодняшняя ночь могла пройти не хуже. Но в этот раз выспаться не удалось. Камир залез в повозку сразу за Дюшем, расположился рядом с ним и начал шарить руками по его телу, перед этим заставив исчезнуть всю одежду. Дюш не возражал. Он даже приветствовал бы такое начинание, если бы не одно "но" - смазки у него по прежнему не было.
- Я слишком устал, - попробовал увильнуть от расплаты Дюш.
- Это даже хорошо.
Кому как... Но подобное заявление было чем-то новеньким в практике Дюша. Он поднял бровь, выражая свое удивление вкусами змееныша.
Камир удовлетворенно улыбнулся и вдруг хлопнул в ладоши.
Дюша прошила сильнейшая боль. Она жаркой волной прокатилась по всему телу. Дюшу показалось, что у него плавятся кости, изнутри спекая плоть, которая была на них.
Дюш закричал. Потом волна, став ледяной, пошла обратно. Облегчения она не принесла, только еще больше страданий.
Дюш заскулил, не в силах терпеть.
Так же внезапно, как началась, боль отступила, оставив Дюша слабым, как котенок; мокрым, будто мама-кошка только что хорошенько вылизала его, и дрожащим от пережитого напряжения.
Силы вместе со способностью думать вернулись на удивление быстро. Уже через пару минут Дюш смог приподняться, чтобы заглянуть в глаза своему мучителю.
Он ведь и так был согласен на все! Зачем было его пытать?
Камир, поймав этот взгляд, погладил Дюша по влажным волосам, попутно очистив и высушив их.
- Все,- прошептал он. - Все прошло. Теперь все будет хорошо.
- Что прошло? - прохрипел Дюш сорванным голосом и зажмурился. Прикосновения были приятны, особенно по сравнению с недавними ощущениями.
- Я снял с тебя оба проклятья. Хотелось сделать все за раз и побыстрее, поэтому болевые ощущения должны были увеличиться. Я просто не рассчитал, что настолько. Извини.
Извинения Дюш пропустил мимо ушей, как он мог злиться или обижаться после таких новостей?
Сняты?
Дюш прислушался к себе, но особых изменений не уловил. Правда, первое проклятье, благодаря Камиру, не беспокоило его с начала путешествия, а второе он вообще никогда не ощущал.
- Спасибо.
Ему даже жить захотелось. Тем более, что проклятье Валина теперь не действовало и можно было не бояться такого, в общем-то, вполне естественного желания.
Пока Дюш осознавал радужные перспективы, Камир переместился поближе к нему и, облизав губы, тихо сказал:
- Ты... Я бы хотел, чтобы ты... в общем, со мной.
- С тобой? - рассеянно переспросил Дюш, еще не полностью отойдя от эйфории.
- Остался со мной.
Дюш покосился на порозовевшее лицо собеседника. А ведь при таком развитии событий ему, может, и верхняя позиция когда-нибудь перепадет... Чем не плюс от сложившейся ситуации? Но кое-что требовало уточнения.
- Интересное предложение, - протянул Дюш. - Я так понимаю, отказ на него не предусмотрен?
- Предусмотрен, - коротко ответил Камир и отвернулся. Его белобрысый затылок показался Дюшу крайне беззащитным.
А еще не верилось, что ему действительно предоставили выбор. Причем предоставил его тот, от кого Дюш ждал подобных порывов меньше всего. Что-то крупное в окрестностях сдохло, не иначе.
Нужно было ловить удачу за хвост и, пользуясь предоставленной свободой, бежать как можно дальше, но Дюш вдруг растерялся. Дело в том, что свободы было как-то слишком много, и появилась она слишком неожиданно. Из его жизни внезапно исчезли все ориентиры - не осталось ни долгов, ни привязанностей. Проклятье больше не принуждало вести определенный образ жизни, дома Дюша никто не ждал - ни жены, ни любовницы у него не было. Вина перед погибшими товарищами тоже куда-то подевалась. А теперь оказывается, что и Камир готов отпустить его.
Эту растерянность практически перебивали радость, облегчение и легкая опустошенность, как после окончания долгой и сложной работы. Охваченный столь противоречивыми чувствами, Дюш почувствовал, что тонет в своей внезапной свободе, как лягушка в молоке. Ему нужна была хоть какая-то опора. 
В этот момент Камир, словно нарочно, передернул плечами, и взгляд Дюша прикипел к нему.
Чем не опора? Именно Камир подарил ему эту свободу, вот пусть и помогает разобраться со своим подарком. Инициатива наказуема. 
Змееныш - это все, что осталось у Дюша, и отпускать его он не собирался. Хорошо, что не нужно было придумывать, как навязать свою персону Камиру. Сам предложил.
- Так ты отказываешься? - не выдержал долгого молчания маг.
Дюш развернул его к себе лицом и, заглянув в лихорадочно блестящие глаза, наградил поцелуем. Ему хотелось проверить пределы представленных возможностей, но в процессе он немного увлекся.
Дюш быстро, пока его не остановили, ощупал все интересные места у Камира, но тот и не думал начинать сопротивляться, а через некоторое время даже попытался перехватить инициативу. Дюш не стал ему отказывать, и проверка перешла на качественно новый уровень.
- От таких интересных предложений, - Дюш еще раз быстро чмокнул в губы своего змееныша, - отказываются только идиоты, а я - умный.
- Умный?
- Сомневаешься?
Дюш провел ладонями по его спине и почувствовал, как по телу Камира прошла волна дрожи.
- Нет, никаких сомнений, - маг прикрыл на миг глаза, но тут же напрягся и смущенно прикусил губу. - Знаешь, я должен тебе признаться...
Дюш насторожился, чувствуя, что судьба в очередной раз готовится его удивить.
- Моя мать была из нагов.
Он поперхнулся. Оказывается, все это время, сам не зная того, Дюш именовал змееныша правильно, а значит, был подсознательно готов... или не был?
Впрочем, главный вопрос не в этом.
- Как это на тебе отразилось? - озвучил Дюш то, что волновало его в этот момент больше всего.
- Ну... я ядовитый... - признался Камир и вцепился в него мертвой хваткой, не давая отстраниться. Хотя Дюш не смог бы этого сделать, даже если бы хотел. Он буквально окаменел от удивления.
- Ядовитый?! - глупо переспросил Дюш, перебирая в голове все время их знакомства и ища подтверждения этому заявлению.
- Чуть-чуть.
- Чуть-чуть?!
Камир опустил взгляд и уставился куда-то в подбородок Дюшу.
- У меня ядовитая слюна...
- Как слюна? Мы же целовались!
Может, яд медленнодействующий, и Дюшу суждено погибнуть в диких корчах через пару дней?
- Я тоже был удивлен,- напряженно заявил Камир. - Мой яд не смертелен, но вызывает оцепенение на некоторое время. А с тобой ничего не было, - добавил он почти обиженно.
- Раньше ты предупредить, конечно, не мог?
- Я просто не успел. Ты слишком неожиданно на меня... м-м-м... набросился.
- Почему тогда яд на меня не подействовал? Опять проклятье?
Камир отвел глаза и придвинулся еще ближе, хотя казалось, что уже некуда.
- Вряд ли. Ты ведь уже успел целовать меня и после его снятия.
Дюш обдумал сообщение и пришел к выводу, что змееныш прав, но других идей в голову не приходило.
- Ты точно ядовитый?
- Точно, - кивнул Камир. - Поэтому я обычно не целуюсь.
- А со мной, значит?..
- Ты особенный.
- Ага, ошибка природы,- горько пробормотал Дюш.
- Особенный, - упрямо повторил Камир и погладил его по волосам, нежно прихватив пару прядей и легонько потянув за них.
- Кстати, а змеиный хвост у тебя есть? - выдохнул Дюш свой последний вопрос прямо в губы Камиру.
- Есть, в другой форме вместо ног.
- Покажешь потом... - раздался почти беззвучный хлопок, и на месте змееныша оказалась здоровенная змея. Ну почти змея - верхняя половина осталась человеческой. Дюш дернулся было назад, но заставил себя остановиться. - Да не сейчас же! Ну вот, все упало! Давай теперь, возбуждай меня заново. И хвост убери. Я не извращенец! Пока...

Конец!

  • Автор: ROksi_
  • Название: Интересное предложение
  • Пэйринг: Дюш/Камир
  • Жанр: Слэш, Романтика, Юмор
  • Рейтинг: PG-13
  • Размер: Миди
  • Описание:

    От некоторых предложений просто невозможно отказаться. Дюш даже пробовать не стал.

  • Дисклаймер: Все принадлежит автору. Для сайта Yaoi Sanctuary разрешение получено, по всем другим вопросам размещения обращайтесь лично к автору.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

Мэри
# Мэри 10.11.2017 22:07
Мр мр мр милота.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать